Мудрый Юрист

Теоретические подходы к классификации государственных законных интересов в международных правовых отношениях

Григорьев Алексей Григорьевич, специалист ООО "Центр экспертизы и правовой защиты", кандидат юридических наук.

В статье на основе анализа научных подходов к категории "законный интерес" в цивилистике проведена их систематизация. Через сравнительный анализ категорий "право" и "законный интерес" выявлены формы существования законных интересов. Расширительным толкованием полученных результатов на сферу международно-правовых отношений определен критерий классификации государственных законных интересов в международных правовых отношениях.

Ключевые слова: права и законные интересы, государственные интересы, формы законных интересов, формализация законных интересов.

THEORETICAL APPROACHES TO CLASSIFICATION OF STATE LEGITIMATE INTERESTS IN INTERNATIONAL LEGAL RELATIONS

A.G. Grigoryev

Grigoryev Aleksey G., Specialist at Center of Expertise and Legal Protection, LLC Candidate of Legal Sciences.

In the article, based on the analysis of scientific approaches to the category of "legitimate interest" in civilizations, their systematization has been carried out. Through comparative analysis of the categories "right" and "legitimate interest", forms of existence of legitimate interests are revealed. An expansive interpretation of the results obtained on the sphere of international legal relations determines the criterion for classifying state legitimate interests in international legal relations.

Key words: rights and legitimate interests, state interests, forms of legitimate interests, formalization of legitimate interests.

В современных условиях, характеризующихся острой конкуренцией в сфере использования ресурсной базы исключительной экономической зоны и континентального шельфа, находящихся за пределами государственной территории отдельных стран, создаются условия для конфликта их государственных интересов <1>. Возможность столкновения интересов государств рассматривается в международном праве как спорная ситуация или спор, разрешение которого происходит не только посредством мирного урегулирования, но и зачастую приводит к вооруженному конфликту. Так, ст. 31, 69, 73, 74 Устава ООН <2> посвящены различным аспектам удовлетворения общих интересов для содействия экономическому и социальному прогрессу всех народов.

<1> См. подр.: Холопова Е.Н., Григорьев А.Г. Правовая характеристика охраны окружающей среды при осуществлении пограничной деятельности // Юридический мир. 2014. N 10. С. 40 - 44; Их же. Направления совершенствования правового регулирования охраны окружающей среды при осуществлении пограничной деятельности // Юридический мир. 2016. N 1. С. 25 - 32.
<2> Ратифицирован Указом Президиума ВС СССР от 20 августа 1945 г.: вступ. в силу 24 октября 1945 г. // СПС "Гарант".

Указанные обстоятельства требуют оценки государственных интересов с учетом интересов других государств в отношении общего объекта устремлений. Данным условиям удовлетворяет такая правовая категория, как "законный интерес". Ее принципиальное отличие от категории "интерес" заключается в том, что формально интерес может иметь правовой характер, но быть противоправным по своей сути <3>.

<3> В истории таких примеров достаточно. Например, правительство фашистской Германии ради достижения своих национальных интересов развязало Вторую мировую войну.

Категория "законный интерес" используется в международных договорах для закрепления законных интересов субъекта правовых отношений, в то же время А.В. Малько отмечается отсутствие как нормативного, так и казуального толкования категории "законный интерес в законодательстве Российской Федерации" <4>.

<4> Малько А.В., Субочев В.В. Категория "законный интерес" и анализ ее исследования в юриспруденции // Право и образование. 2006. N 4. С. 70.

Тем не менее в цивилистике данная правовая категория достаточно хорошо изучена. Конкретно-историческим анализом, проведенным Е.А. Цветковой, в развитии правовой категории "законный интерес" выявлены научные подходы к толкованию данной категории на трех исторических этапах. В исследованиях ученых досоветского периода она отмечает следующее понимание данной правовой категории: интерес, не противоречащий целям и духу права; цель, к достижению которой стремится субъект; средство к достижению цели; критерий оценки правомерности; аналог права. В советский период: интерес, который не отражен в нормах права, но пользуется его защитой; интерес как цель в праве; как содержание права; как любой непротивоправный интерес (в широком значении) и как правовое средство (в узком значении); интерес как простая правовая возможность (дозволенность), имеющая характер стремлений. В постсоветский период: как охраняемый законом интерес <5>.

<5> Цветкова Е.А. Категория законного интереса в юридической науке // Журнал российского права. 2016. N 3(231). С. 37 - 46.

Приведенная классификация наглядно демонстрирует последовательный переход от появления потребностей до получения возможностей их реализации посредством воздействия права на социальные отношения. Следует отметить, что ни один из указанных подходов не отрицает существования других и им не противоречит. Выделение и расположение ряда ключевых понятий теории законных интересов в логической последовательности позволяет сравнить схожие с ними элементы в их развитии и установить причинно-следственные связи между ними с учетом их диалектического развития. Выделенные понятия расположены автором в следующей последовательности: потребность - законный интерес при ее формализации в праве - законный интерес как правовые возможности от формализации в праве.

Так, трансформация потребности в законный интерес при ее формализации в праве отнесена к первичной форме законного интереса. В качестве вторичной формы предлагается принять последовательность "законный интерес при ее формализации в праве - законный интерес как правовые возможности от формализации в праве".

Интерес как источник его формализации в праве рассматривался еще учеными, которых представители научной школы профессора А.В. Малько относят к основателям научной категории "законный интерес". А.В. Малько отмечает, что дискуссия о законных интересах проходит под таким исходным методологическим началом, как взаимодействие интереса и права. При этом права и законные интересы находятся в такой тесной диалектической связи, что в некоторых случаях подменяют друг друга <6>.

<6> Малько А.В., Субочев В.В. Указ. соч. С. 69 - 82.

Р.Ф. Иеринг в одном из своих фундаментальных трудов "Борьба за право" само возникновение права обосновывает как результат борьбы за интересы. По его мнению, именно интерес, а не сила исторической устойчивости позволяет существовать учреждениям, получившим общественное осуждение. И там, где существующее право находит эту опору в интересах, новому праву приходится выдерживать борьбу, чтобы пробить себе дорогу <7>. В праве закрепляются лишь те интересы, которые в условиях острой конкуренции подтвердили свою важность для общества. Интерес рассматривается как основная цель и, по мнению автора, может являться критерием контроля достижения правом интересов.

<7> Иеринг Р. Борьба за право. СПб.: Вестник знания, 1912. С. 26.

Г.Ф. Шершеневич также, с одной стороны, указывает на целевую функцию интереса, с другой - рассматривает право как инструмент устранения конфликта интересов <8>. Фактически в развитие теории Иеринга право рассматривается как формализованные интересы, пробившие себе путь в условиях конкуренции и конфликта.

<8> Шершеневич Г.Ф. Философия права. Т. 1: Часть теоретическая. Вып. 2: Общая теория права, 1911. М.: Бр. Башмаковы, 1911. С. 321.

Н.М. Коркунов, анализируя проявление такой крайней формы конфликта интересов, как война, приходит к выводу, что "государство, стремясь войной достичь осуществления интересов, может вместе с тем признавать безусловную неприкосновенность других интересов и уважение свое к неприкосновенности этих интересов простирать до того, что не подступиться к ним даже в видах осуществления интересов, побудивших его начать войну" <9>. Тем самым, с одной стороны, он обозначает регулятивную функцию права, с другой - показывает взаимосвязь целевой функции интереса и регулятивной функции права <10>.

<9> Коркунов Н.М. Международное право. СПб.: Изд. лейт. Шидловский, 1886. С. 208.
<10> Там же. С. 220.

В.В. Субочев показывает связь законных интересов с принципами права: "...правовые принципы "координируют" нормы права в соответствии с единым началом, являются индикатором того, включается ли шаблон правомерного поведения в общее русло позитивных установок либо противоречит массиву нормативных предписаний. Принципами, как, впрочем, и законными интересами, право также страхует себя на случай появления неправовых законов и подзаконных актов" <11>. В данном подходе законные интересы рассматриваются как элемент системы обратной связи между законным интересом и нормой права, который может выражаться как в принципе права, так и являться критерием оценки достижения правовой нормой первоначальной цели.

<11> Субочев В.В. Законные интересы и принципы права: аспекты взаимосвязи // Философия права. 2007. N 2. С. 27 - 31.

В то же время данные подходы в прямой постановке неприменимы в отношении категории "законные интересы Российской Федерации", поскольку субъективные права личности хотя и конвергированы с интересами Российской Федерации, но законные интересы Российской Федерации проявляются лишь в международных отношениях.

Описывая взаимодействие объективного и субъективного права, Г.Ф. Шершеневич наглядно показал их связь с законными интересами: "...если правонарушение есть действие противоправное, то правонарушения нет там, где действие человека остается в пределах дозволенного объективным правом, хотя при этом были нарушены законные интересы другого человека, обеспеченные предоставленным ему субъективным правом" <12>. Аналогичной позиции придерживается Н.В. Витрук, фактически отождествляя законные интересы и субъективное право.

<12> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 433.

По мнению автора, отождествление прав и законных интересов противоречит логике, поскольку, во-первых, правовая норма обеспечивается правоохранительной нормой, которая защищает не сам интерес или группу интересов, а лишь его формализацию, что в дальнейшем в процессе развития общества может приводить к конфликту правовой нормы с трансформированными интересами общества <13>, во-вторых, законные интересы прямо не обеспечены соответствующими нормами, которые по аналогии можно назвать интересоохранительными. Соответственно, законные интересы не являются правом. Они первичны по отношению к праву и могут являться лишь целью или критерием оценки степени достижения цели посредством ее формализации в правовой норме.

<13> Так, переход страны к формированию рыночной экономики и изменение утопических интересов формирования коммунистического общества на рубеже создания Российской Федерации потребовали декриминализации некоторых статей Уголовного кодекса РСФСР.

Исследования данных ученых не только выявили диалектическую связь законных интересов с правом, но и определили критерии верификации для законных интересов. Указанные подходы к понятию "законный интерес" автором обобщены как первичная форма законных интересов.

Правовые возможности от формализации в праве законных интересов порождают другие законные интересы, отнесенные автором к вторичной форме.

Научная дискуссия относительно правовых возможностей разворачивается в русле исследований законных интересов как элемента правового статуса, правового стимула и нетипичной формы выражения нормы.

В.В. Субочев рассматривает законные интересы как элемент правового статуса. Под правовым статусом он понимает собирательную категорию, отражающую весь комплекс связей человека с обществом, государством, коллективом, окружающими людьми, включая в его структуру: основные права и обязанности; законные интересы; правосубъектность; гражданство; юридическую ответственность; правовые принципы; правовые нормы, устанавливающие данный статус; правоотношения общего (статусного) типа <14>. В то же время В.В. Кожевников ставит под сомнение возможность рассмотрения законных интересов в качестве структурного компонента правового статуса и приходит к выводу, что законные интересы по отношению к правовому статусу личности занимают двоякое место. Во-первых, они предшествуют правовому статусу, так как должны учитываться законодателем, формирующим правовые предписания. Во-вторых, законный интерес должен рассматриваться как компонент социально-правовой психологии правосознания, существующий наряду с волей, целью, мотивами деятельности <15>. Указанный автор дистанцируется от правовых возможностей, которые проявляются в волевой деятельности субъектов, правовые возможности от деятельности которой можно отнести к элементу правового статуса, рассмотренного В.В. Субочевым. Оба этих положения актуализируют необходимость систематизации теоретических подходов к научной категории "законный интерес", не противоречат авторскому подходу к законным интересам как источнику права и законным интересам как правовым последствиям институциализации интересов. Многообразие законных интересов В.В. Субочев объясняет тем, что "объективно существующее право порождает соответствующие его смыслу и началам стремления всех тех, кто, вступая в правоотношения и руководствуясь конкретными правилами, имеет желания, потребности, прямо правом не запрещенные; любой из участников правоотношения, реализуя правовые диспозиции, соотносит характер предписания последних с его собственными интересами, что в случае их непротивоправности и обусловливает наличие охраняемых законом интересов" <16>.

<14> Субочев В.В. Теория законных интересов: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Тамбов, 2009. С. 19.
<15> Кожевников В.В. Правовой статус личности и ее законные интересы // Юридическая наука и практика. 2016. Т. 12. N 1. С. 22 - 29.
<16> Субочев В.В. Теория законных интересов. С. 31.

Принципиально отличается позиция Д.В. Шепелева, который предлагает использовать категорию "необходимость" вместо категории стремлений. В его авторском определении законных интересов этот интерес превращается даже не в право, а в обязанность субъекта воспользоваться предоставленным ему законным интересом: "...законный интерес можно определить как признанную за субъектом нормами позитивного права необходимость пользования определенным социальным благом" <17>. Н.В. Шигина объединяет оба указанных направления и относит к законному интересу "возможность стремиться к удовлетворению признанной обществом потребности, в свою очередь, субъективное право выступает юридической гарантией удовлетворения субъективной потребности, обеспечиваемой юридической обязанностью других лиц принять меры к ее удовлетворению" <18>.

<17> Шепелев Д.В. О понимании категории "законный интерес" // Актуальные проблемы российского права. 2010. N 2А. С. 42 - 51.
<18> Шигина Н.В. Уголовно-правовое значение понятия "законный интерес" (методологический аспект) // Вестник Владимирского юридического института. 2007. N 3. С. 114 - 120.

На производность законных интересов указывает В.В. Субочев, описывая вторичные явления их формирования: "...степень закрепленности в законодательстве законных интересов именно общая, если можно так выразиться; они вытекают из уже объективно существующих "правовых установлений" и позволяют субъекту правоотношений действовать в рамках соответствующих законодательству гарантий, опять-таки общего плана, ради достижения возможности пользования определенными благами" <19>. Этот же автор указывает, что нормы права воплощают, материализуют в себе принципы права, а законные интересы являются следствием действия правовых предписаний в обществе: "...правовая норма вне зависимости от своей направленности, отраслевой принадлежности, императивного либо диспозитивного характера порождает законные интересы, воплощая в себе тот или иной правовой принцип. Именно поэтому любой из принципов права предполагает наличие, продуцирование законных интересов" <20>. Так, созревший законный интерес формализован в правовой норме. С развитием общества изменяются правовые возможности, обусловленные правовой нормой, сформулированной для других целей, формируются условия для реализации дозволений в ее пределах. Эти вторичные дозволения не являлись первичной целью введения правовой нормы, но их реализация гарантирована Основным Законом страны, а в международных соглашениях Российская Федерация допускает их появление и учитывает в текстах международных договоров.

<19> Субочев В.В. Сущность законных интересов // Ленинградский юридический журнал. 2007. N 2. С. 35 - 55.
<20> Субочев В.В. Законные интересы и принципы права: аспекты взаимосвязи. С. 27 - 31.

В то же время М.Н. Марченко рассматривает возникшие дозволения как правовой стимул или правовое побуждение к законопослушному поведению, создающее режим благоприятствования для удовлетворения собственных интересов <21>. По мнению автора, данный подход также вторичен по отношению к праву и является лишь элементом механизма правового регулирования.

<21> Общая теория государства и права: В 2 т. / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2: Теория права. М.: Зерцало, 2000. С. 486.

Анализируя законодательство стран СНГ и сложившиеся научные подходы к данной категории, Н.В. Кийко справедливо указывает на неравнозначность прав и законных интересов. Он считает, что "охраняемые законом интересы обоснованно не включаются в структуру правового статуса гражданина, так как не могут рассматриваться наравне с правами и свободами человека" <22>. По мнению автора, здесь нет противоречия. Так, охраняемые законом интересы - это лишь те интересы, которые, по Р. Иерингу, Г.Ф. Шершеневичу, были формализованы в правовой норме. После этой процедуры интерес становится под охрану нормы права, но, поскольку формализация интереса не может в полной мере соответствовать первоначальному интересу, речь идет об интересе как идее, мериле, критерии достижения цели. Законный интерес - это лишь производное от нормы права. Это те правовые возможности, которые появились в результате формализации интереса, не предусмотренные законодателем при организации охраны первоначального интереса. Тем не менее обе эти формы допустимо объединить категорией "законный интерес".

<22> Кийко Н.В. Соотношение понятий "законный интерес" и "охраняемый законом интерес": проблемы теории и законодательного закрепления // Уголовно-исполнительное право. 2013. N 1. С. 90 - 93.

Таким образом, государственные интересы в международных правовых отношениях следует классифицировать по критерию формализации. Соответственно, выделяются законные интересы, послужившие достаточно убедительной целью формализации социальной потребности, и правовые последствия такой формализации. Следовательно, первичная форма законных интересов порождает вторичную форму их существования.

Полученный научный результат может использоваться при совершенствовании методик правового мониторинга законодательства Российской Федерации.

Литература

  1. Иеринг Р. Борьба за право / Р. Иеринг. СПб.: Вестник знания, 1912. 71 с.
  2. Кожевников В.В. Правовой статус личности и ее законные интересы / В.В. Кожевников // Юридическая наука и практика. 2016. N 1. С. 22 - 29.
  3. Коркунов Н.М. Международное право / Н.М. Коркунов. СПб.: Изд. лейт. Шидловский, 1886. 344 с.
  4. Малько А.В. Категория "законный интерес" и анализ ее исследования в юриспруденции / А.В. Малько, В.В. Субочев // Право и образование. 2006. N 4. С. 69 - 82.
  5. Марченко М.Н. Общая теория государства и права: В 2 т. / М.Н. Марченко. Т. 2: Теория права. М.: Зерцало, 2000. 656 с.
  6. Субочев В.В. Законные интересы и их роль в правовой жизни российского общества / В.В. Субочев // Право и управление. XXI век. 2012. N 1. С. 10 - 17.
  7. Субочев В.В. Законные интересы и принципы права: аспекты взаимосвязи / В.В. Субочев // Философия права. 2007. N 2. С. 27 - 31.
  8. Субочев В.В. Сущность законных интересов / В.В. Субочев // Ленинградский юридический журнал. 2007. N 2. С. 35 - 55.
  9. Субочев В.В. Теория законных интересов: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук / В.В. Субочев. Тамбов, 2009. 58 с.
  10. Холопова Е.Н. Направления совершенствования правового регулирования охраны окружающей среды при осуществлении пограничной деятельности / Е.Н. Холопова, А.Г. Григорьев // Юридический мир. 2016. N 1. С. 25 - 32.
  11. Холопова Е.Н. Правовая характеристика охраны окружающей среды при осуществлении пограничной деятельности / Е.Н. Холопова, А.Г. Григорьев // Юридический мир. 2014. N 10. С. 40 - 44.
  12. Шигина Н.В. Уголовно-правовое значение понятия "законный интерес" (методологический аспект) / Н.В. Шигина // Вестник Владимирского юридического института. 2007. N 3. С. 114 - 120.
  13. Шепелев Д.В. О понимании категории "законный интерес" / Д.В. Шепелев // Актуальные проблемы российского права. 2010. N 2А. С. 42 - 51.
  14. Шершеневич Г.Ф. Философия права / Г.Ф. Шершеневич. Т. 1: Часть теоретическая. Вып. 2: Общая теория права. М.: Бр. Башмаковы, 1911. 512 с.
  15. Цветкова Е.А. Категория законного интереса в юридической науке / Е.А. Цветкова // Журнал российского права. 2016. N 3(231). С. 37 - 46.

References

  1. Jhering R. Bor'ba za pravo [The Struggle for Law] / R. von Jhering. Sankt-Peterburg: Vestnik znaniya - Saint Petersburg: Knowledge Bulletin, 1912. 71 p.
  2. Kozhevnikov V.V. Pravovoj status lichnosti i ee zakonnye interesy [Legal Status and Legitimate Interests of Individual] / V.V. Kozhevnikov // Yuridicheskaya nauka i praktika - Legal Science and Practice. 2016. N 1. S. 22 - 29.
  3. Korkunov N.M. Mezhdunarodnoe pravo [International Law] / N.M. Korkunov. Sankt-Peterburg: Izd. lejt. Shidlovskij - Saint Petersburg: Publishing house of Lieutenant Shidlovsky, 1886. 344 s.
  4. Malko A.V. Kategoriya zakonnyj interes i analiz ee issledovaniya v yurisprudentsii [Legitimate Interest Category and Analysis of Its Research in Jurisprudence] / A.V. Malko, V.V. Subochev // Pravo i obrazovanie - Law and Education. 2006. N 4. S. 69 - 82.
  5. Marchenko M.N. Obshchaya teoriya gosudarstva i prava: V 2 t. T. 2: Teoriya prava [General Theory of State and Law. Academic course: in 2 vol. Vol. 2: Law Theory] / M.N. Marchenko. Moskva: Zertsalo - Moscow: Mirror, 2000. 656 p.
  6. Subochev V.V. Zakonnye interesy i ikh rol' v pravovoj zhizni rossijskogo obshchestva [Legitimate Interests and Their Role in the Legal Life of the Russian Society] / V.V. Subochev // Pravo i upravlenie. XXI vek - Law and Management. XXI Century. 2012. N 1. P. 10 - 17.
  7. Subochev V.V. Zakonnye interesy i printsipy prava: aspekty vzaimosvyazi [Legitimate Interests and Law Principles: Interrelation Aspects] / V.V. Subochev // Filosofiya prava - Philosophy of Law. 2007. N 2. S. 27 - 31.
  8. Subochev V.V. Sushchnost' zakonnykh interesov [Essence of Legitimate Interests] / V.V. Subochev // Leningradskij yuridicheskij zhurnal - Leningrad Law Journal. 2007. N 2. S. 35 - 55.
  9. Subochev V.V. Teoriya zakonnykh interesov: Avt. dis. ... kand. yurid. nauk. [Theory of Legitimate Interests: Author's abstract of thesis of ... Candidate of Legal Sciences] / V.V. Subochev. Tambov - Tambov, 2009. 58 s.
  10. Kholopova E.N. Pravovaya kharakteristika okhrany okruzhayushchej sredy pri osushchestvlenii pogranichnoj deyatel'nosti [Legal Characteristics of Environmental Protection at Carrying out Border Activities] / E.N. Kholopova, A.G. Grigoryev // Yuridicheskij mir - Legal World. 2014. N 10. S. 40 - 44.
  11. Kholopova E.N. Napravleniya sovershenstvovaniya pravovogo regulirovaniya okhrany okruzhayushchej sredy pri osushchestvlenii pogranichnoj deyatel'nosti [Areas for Improvement of Legal Regulation of Environmental Protection at Carrying out Border Activities] / E.N. Kholopova, A.G. Grigoryev // Yuridicheskij mir - Legal World. 2016. N 1. S. 25 - 32.
  12. Shigina N.V. Ugolovno-pravovoe znachenie ponyatiya "zakonnyj interes" (metodologicheskij aspekt) [Criminal Law Meaning of the Legitimate Interest Notion (Methodological Aspect)] / N.V. Shigina // Vestnik Vladimirskogo yuridicheskogo instituta - Bulletin of the Vladimir Law Institute. 2007. N 3. S. 114 - 120.
  13. Shepelev D.V. O ponimanii kategorii "zakonnyj interes" [On Understanding of Legitimate Interest Category] / D.V. Shepelev // Aktual'nye problemy rossijskogo prava - Relevant Issues of the Russian Law. 2010. N 2A. S. 42 - 51.
  14. Shershenevich G.F. Filosofiya prava. T. 1: Chast' teoreticheskaya. Vyp. 2: Obshchaya teoriya prava [Philosophy of Law. Vol. 1: Theoretical part. Is. 2: General Law Theory] / G.F. Shershenevich. Moskva: Br. Bashmakovy - Moscow: Bashmakovy Brothers, 1911. 512 s.
  15. Tsvetkova E.A. Kategoriya zakonnogo interesa v yuridicheskoj nauke [Legitimate Interest Category in Legal Science] / E.A. Tsvetkova // Zhurnal rossijskogo prava - Russian Law Journal. 2016. N 3(231). S. 37 - 46.