Мудрый Юрист

Основы внеконкурсного оспаривания в немецком и австрийском праве

<1> Статья подготовлена в рамках реализации научного проекта Российского гуманитарного научного фонда (Российский фонд гуманитарных исследований, отделение гуманитарных и общественных наук), посвященного исследованию института внеконкурсного оспаривания и вопросам его имплементации в российское право (N 17-03-50003, а(ф)).

Усачева Ксения Александровна, аспирант кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, магистр юриспруденции (РШЧП).

Известный дореволюционному российскому праву, но надолго забытый институт внеконкурсного оспаривания вызывает вопросы, на которые законодатель и сложившаяся доктрина сегодня не дают никакого ответа. Тем временем судебная практика все чаще практически вслепую обращается к разным деталям его применения (см., например, после практики ВАС РФ Определения ВС РФ от 01.12.2015 N 4-КГ15-54, от 08.12.2015 N 5-КГ15-179 и N 34-КГ15-16, от 20.09.2016 N 49-КГ16-18, от 28.02.2017 N 32-КГ16-30 и др.). В связи с этим активное обсуждение внеконкурсного оспаривания в ряде других правопорядков, состоявшееся в долгий период забвения его российским правом, может представлять некоторый интерес и для российских юристов. Особенно любопытным в данном контексте является немецкое и австрийское право, где разработаны специальные законы о внеконкурсном оспаривании, действующие в разных редакциях уже более ста лет и собравшие вокруг себя внушительную правоприменительную практику с обосновывающими ее доктринальными концепциями.

Ключевые слова: банкротство, оспаривание сделок должника, внеконкурсное оспаривание.

Transactions Concluded to Creditors' Prejudice: Their Avoidance in Germany and Austria

K. Usacheva

Usacheva Ksenia, PhD Student at the Department of Civil Law of the Law Faculty of Moscow State University, Master of Laws (Russian School of Private Law).

The long-forgotten challenge against transactions concluded to creditors' prejudice, which operated under imperial Russian law, raises questions that find no answers with lawmakers or in the existing doctrine. At the same time, judicial decisions increasingly involve certain elements of its application on an almost random basis (e.g. the RF Supreme Arbitrazh Court case law followed by the RF Supreme Court Rulings dated 1 December 2015 (No. 4-KG15-54), 8 December 2015 (No. 5-KG15-179 and No. 34-KG15-16), 20 September 2016 (No. 49-KG16-18), 28 February 2017 (No. 32-KG16-30) etc.). Therefore the intensive discussion of this mechanism, which has developed in other jurisdictions during its oblivion in domestic law, may bring interesting insights to Russian lawyers. Of special interest are the German and Austrian laws containing century-old special provisions on challenges of transactions prejudical to creditors that have been widely applied and supported by doctrinal concepts.

Key words: bankruptcy, challenge against debtors transactions, challenge of transactions concluded to creditors' prejudice.

Отозванный в 2015 г. законопроект, посвященный имплементации в российское законодательство института внеконкурсного оспаривания <2>, и сложившаяся вокруг него дискуссия показали, что в российском праве отсутствует определенность по целому ряду различных вопросов внеконкурсного оспаривания. И во многом это не позволяет ему сегодня занять свое заслуженное место в ряду других способов защиты интересов кредиторов должника.

<2> См.: проект Федерального закона N 711269-6 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об исполнительном производстве".

Среди таких спорных вопросов по результатам обсуждения законопроекта особую актуальность приобрел концептуальный вопрос о том, является ли внеконкурсное оспаривание своеобразным дублером, аналогом конкурсного, с тем лишь главным отличием, что оспаривание происходит до того, как должник признан банкротом, т.е. до того, как признана невозможность удовлетворения должником требований всех его кредиторов и вытекающая отсюда необходимость наполнения конкурсной массы недобросовестно выведенными активами.

При различных решениях данного вопроса, очевидно, выстраиваются две во многом не совпадающие концепции внеконкурсного оспаривания. При признании внеконкурсного оспаривания своеобразным аналогом конкурсного сегодня иногда предлагается: урегулирование и осуществление такого оспаривания в рамках исполнительного производства; наделение правом на оспаривание специального субъекта - пристава; перечисление среди оснований оспаривания "действий с предпочтением", оспаривание которых, вообще говоря, обычно служит устранению нарушения принципа равенства кредиторов, т.е. принципа, пронизывающего именно конкурсное оспаривание; необходимость обеспечения другим кредиторам возможности присоединиться к процессу, начатому одним из кредиторов, и др. Напротив, при признании внеконкурсного оспаривания самостоятельным институтом, т.е. лишь еще одним из общих гражданско-правовых оснований оспаривания сделок, решения этих же самых вопросов оказываются совершенно другими: внеконкурсное оспаривание осуществляется в рамках самостоятельного искового производства; правом на оспаривание наделен кредитор, возможность удовлетворить требования которого пострадала в результате совершения оспариваемого акта; среди оснований оспаривания отсутствует оспоримость "действий с предпочтением", поскольку до признания должника банкротом и, соответственно, до признания невозможности удовлетворить требования нескольких кредиторов действует не принцип равенства кредиторов, а, скорее, принцип приоритета <3>, и др.

<3> Разумеется, с возможностью затем оспорить преимущественное удовлетворение требований оспаривающего кредитора, если все же окажется, что оставшегося имущества должника не хватает для удовлетворения требований других кредиторов. Такое оспаривание происходит уже в деле о банкротстве и направлено на реализацию принципа равенства всех кредиторов должника.

Первой концепции во многом соответствуют решения, предложенные разработчиками отозванного законопроекта, второй - решения, предложенные, например, континентально-правовой традицией. Хотя, увы, вряд ли оказывается возможным говорить о последовательности в выборе первой или второй группы решений. И в частности, для российского права такая непоследовательность оказалась характерной не только для самого проекта, но и для различных его обсуждений, т.е. для заключений, отзывов, публикаций, посвященных обсуждению проекта, и проч.

Помимо общего вопроса о возможной аналогии с правилами конкурсного оспаривания, также и некоторые другие проблемы внеконкурсного оспаривания, носящие более прикладной характер, во многом остаются сегодня без решения или вообще пока не попадают в поле зрения. Например, это достаточно объемные и нередко сложные вопросы о предпосылках внеконкурсного оспаривания, деталях различных составов оспаривания, последствиях внеконкурсного оспаривания, соотношении внеконкурсного оспаривания с конкурсным, применимом праве и проч.

В связи с этим рекомендация, представленная на указанный законопроект Советом по кодификации <4>, во многом отражает современные тенденции понимания внеконкурсного оспаривания в России. В последнее время стало традиционным говорить о том, что внеконкурсное оспаривание в российском праве нужно развивать, однако то, как это развитие должно осуществляться, следует еще обсуждать. Точно так же и в заключении отмечалось, что проект заслуживает поддержки концептуально (т.е. заслуживает поддержки сама необходимость урегулирования такого средства кредиторской защиты), но вызывает сомнения в деталях, поскольку они требуют существенной доработки.

<4> См.: экспертное заключение на проект Федерального закона N 711269-6 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об исполнительном производстве" (принято на заседании Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 30.03.2015 N 140-3/2015).

Одновременно, по сути, с этой же сложностью - с необходимостью проработки деталей - сегодня сталкиваются и суды. Ведь законодательно внеконкурсное оспаривание как специальный институт так и не урегулировано, практика его применения еще не сформировалась, а серьезные доктринальные работы по его проблемам практически отсутствуют. Поэтому суды видят потребность в применении института, применяют его тогда, когда эта потребность объективно существует, но сталкиваются с трудностями в деталях применения.

При таких обстоятельствах интересным может показаться изучение опыта применения внеконкурсного оспаривания там, где специально посвященные ему акты - разумеется, с учетом их реформирования - действуют уже более ста лет <5>. Хорошим примером в связи с этим является прежде всего немецкое <6> и австрийское право.

<5> Их переводы на русский язык находятся в Приложении к данной статье.
<6> Обзор подходов по немецкому праву приводится во многом по результатам специального исследования, осуществленного М. Цойнером (см.: Zeuner M. Die Anfechtung in der Insolvenz. Munchen, 2007), с некоторыми дополнениями и корректировками.

Основные вопросы, которые возникают, пожалуй, первыми при обсуждении внеконкурсного оспаривания в немецком и австрийском праве, касаются целей оспаривания (раздел 1), правовой природы внеконкурсного оспаривания (раздел 2), общих предпосылок внеконкурсного оспаривания (раздел 3), определения деталей составов оспаривания (раздел 4), проблем соотношения внеконкурсного и конкурсного оспаривания (раздел 5), порядка и последствий внеконкурсного оспаривания (раздел 6).

1. Цель внеконкурсного оспаривания

Внеконкурсное оспаривание служит защите права отдельного кредитора на удовлетворение его требований из имущества должника, оказавшегося у противоположной стороны (противника по оспариванию). Оно позволяет отдельному кредитору вне банкротного процесса получить доступ к таким активам <7>.

<7> См.: Hamburger Kommentar zum Insolvenzrecht. 3. Aufl. ZAP-Verlag, 2009. S. 1216; Zeuner M. Op. cit. S. 259; Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания действий должника, совершенных во вред его кредиторам (начало) // Вестник гражданского права. 2017. N 3. С. 205 - 294.

Как отмечает Х. Коциоль, право кредитора на удовлетворение требований представляет собой требование к имущественным ценностям должника, а не - как притязание о предоставлении - к его личности. В то же время по общему правилу кредитору принадлежит доступ только к имеющемуся в момент доступа, непостоянному имуществу должника, и возможность доступа ослабевает с отчуждением данного имущества; поэтому право на удовлетворение требований не состоит и - как вещные обеспечительные права - в определенных имущественных ценностях, независимо от того, переданы ли они другому лицу. С этой точки зрения право на удовлетворение требований характеризуется своей быстротечностью.

Тем не менее в некоторых случаях данное право на удовлетворение требований действует не только против должника, но также и против третьих лиц. Против третьих лиц защита данного права на удовлетворение требований допускается только при особенной угрозе такому праву <8>.

<8> Подробнее см.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы... (начало).

2. Правовая природа внеконкурсного оспаривания

По меньшей мере с начала XX в. в немецком и австрийском праве активно обсуждается вопрос о том, что по своей сути представляет внеконкурсное оспаривание: реакцию на совершенный деликт, на вмешательство (для целей квалификации иска как кондикции из вмешательства), на расщепление распорядительной власти должника и проч. <9>. Данный вопрос тесно связывается одновременно и с проблемой квалификации реституционных требований как вещных, кондикционных, деликтных и др. При этом нередко указывается, что речь ни в коем случае не идет о чисто понятийной и в конечном счете безрезультатной постановке вопроса. Ведь если считать, что право на оспаривание не является полностью изолированным и самостоятельным, а относится к какой-либо группе прав, которым знакомо подробное законодательное регулирование, то кажется возможным применять оценки и правила, законодательно признанные в других правовых областях, также и для права оспаривания. Это имеет большое практическое значение из-за того, что регулирование правил оспаривания оказалось чрезвычайно узким и пробельным <10>.

<9> См., в частности: Gerhardt W. Die systematische Einordnung der Glaubigeranfechtung. Guttingen, 1969; Коциоль Х. Основы и спорные вопросы. (начало); Nunner-Krautgasser B. Haftungsrechtliche Unwirksamkeit infolge Insolvenzanfechtung und ihre Tragweite in der Insolvenz des Anfechtungsgegners // Insolvenzrecht und Kreditschutz 2015. 22 Beitrage fuhrender Insolvenzrechtsexpert/-innen. Hrsg. von A. Konecny (Lexis Nexis); Paulus G. Sinn und Formen der Glaubigeranfechtung // Archiv fur die civilistische Praxis, 155. Bd., H. 4/5 (1956). S. 277 - 374; Schmidt K. Zwangsvollstreckung in anfechtbar verausserte Gegenstande - Eine Untersuchung zur Funktionsweise der Glaubigeranfechtung // JuristenZeitung, 42. Jahrg., Nr. 19 (2. Oktober 1987). S. 889 - 895; Wacke A. Zur Geschichte und Dogmatik der Glaubigeranfechtung // ZZP. 83. Band. Heft 4. 1970. S. 418 - 435 и др.
<10> См.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало).

Наибольшее распространение получили три группы теорий: теория "вещного действия", обязательственная теория и так называемая теория гарантирующей [интересы кредиторов] недействительности, каждая из которых в разные периоды играла разную роль <11>.

<11> См. обзор в работах: Nunner-Krautgasser B. Op. cit.; Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало); Wacke A. Op. cit. S. 418 и др.

Согласно теории "вещного эффекта" приобретение права противоположной стороной (противником по оспариванию) является недействительным, т.е. такая сторона вообще не получает никакой собственности на приобретенный от должника предмет. Против данной теории говорит в особенности то, что она выходит за пределы преследуемой правилами оспаривания цели: для защиты прав оспаривающих кредиторов на удовлетворение их требований не требуется отрицать приобретение права собственности противоположной стороной (противником по оспариванию); достаточно лишь того, что таким кредиторам предоставляется возможность доступа к вещи. Помимо прочего, теория вещного эффекта ведет к расщепленной, относительной собственности: по ее логике в отношении управомоченных на оспаривание кредиторов собственником оспоримо отчужденной вещи является должник, но в отношении всех остальных - приобретатель. Против понимания оспаривания как аналогичного вещному праву на удовлетворение своих требований (например, залоговому) говорит - по меньшей мере в австрийском праве - также еще, к примеру, довольно ясно и то, что праву на оспаривание недостает публичности, необходимой для вещных прав на удовлетворение требований <12>.

<12> См.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало).

Обязательственная теория позволяет избежать подобных выводов и поэтому более распространена. Так, согласно описанию М. Цойнера данная теория обосновывает наличие обязательственного отношения, основывающегося непосредственно на законе и направленного на восстановление утраченной возможности доступа кредитора к имуществу должника. Кредитор имеет обязательственное требование о том, чтобы противоположная сторона (противник по оспариванию) по отношению к нему рассматривалась так, как если бы оспоримо отчужденный предмет еще относился к имуществу должника. Внеконкурсное оспаривание в таком случае не имеет сходства ни с оспариванием согласно § 119 ГГУ (и следующим параграфам), ни с виндикацией, кондикцией или деликтной ответственностью. Оно обосновывает, скорее, обязанность противоположной стороны (противника по оспариванию) претерпевать принудительное исполнение в отношении полученного ею от должника имущественного объекта, как если бы он еще находился в составе имущества должника <13>. Тем не менее такого рода позиции, которые довольствуются установлением того, что право на оспаривание обосновывает обязательство ex lege, как отмечается, не могут объяснить ни основание, ни эффект, ни соответствующее объему оформление права на оспаривание, поскольку оставляют абсолютно открытым вопрос о месте в общей системе правопорядка. Деликтная теория, напротив, хотя и заботится о прояснении природы права на оспаривание, но редко встречается, поскольку любое право на оспаривание ни в коем случае не обосновывается совершением противоположной стороной (противником по оспариванию) недозволенного действия. Интерес сохраняют, напротив, те теории, которые предлагают понимать право на оспаривание как кондикционное притязание <14>.

<13> См.: Zeuner M. Op. cit. S. 260.
<14> См.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало).

Тем не менее и обязательственно-правовое понимание кредиторского оспаривания наталкивается на некоторые сложности общего характера: в частности, если право на оспаривание служит защите права кредитора на удовлетворение его требований, остается необъяснимым, каким образом кредитор должен наделяться обязательственным притязанием против противоположной стороны (противника по оспариванию), несмотря на то что самому ему правом на удовлетворение требований обеспечивается лишь возможность доступа к имуществу должника в результате принудительного исполнения <15>.

<15> Подробнее об этих и других доводах см.: Там же.

Обе концепции - теория "вещного эффекта" и обязательственная теория - во многом пересекаются в так называемой теории гарантирующей [интересы кредиторов] недействительности, которая пытается объяснить право на оспаривание исходя из смысла и целей оспаривания. Наиболее развернуто обеим этим указанным концепциям ее противопоставил Г. Паулус <16>, а затем данная теория в том или ином виде воспроизводилась в работах В. Герхардта <17> и др. <18>. В том виде, в котором ее описывает уже А. Ваке, она предполагает, что из широкой имущественной власти должника могут быть мысленно выведены отдельные функции, к примеру распорядительная, пользовательская, гарантирующая или обеспечительная. В той мере, в которой они не причисляются другим лицам, как, например, распорядительная функция - законному представителю, пользовательская или обеспечительная - обладателю вещного права пользования или права на удовлетворение требований из поступлений от реализации имущества (узуфрукт, залоговое право), они принадлежат исключительно обладателю имущества. Гарантирующая функция не может одновременно причисляться кредиторам тогда, когда должник может свободно распоряжаться своим имуществом. Но в некоторых случаях она становится необходимым рефлекторным воздействием обязательства на имущество должника (хотя речь и не идет о вещно-правовом причислении предмета кредитору) <19>.

<16> См.: Paulus G. Op. cit. S. 277 - 374. См. о его концепции также: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало).
<17> С надстройкой в виде "кондикции из вмешательства". См.: Gerhardt W. Op. cit. (см. также критический анализ данной работы: Wacke A. Op. cit. S. 418 - 435).
<18> См., в частности, помимо самих указанных работ: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало); Nunner-Krautgasser B. Op. cit.; Wacke A. Op. cit. S. 418 ff. и др.
<19> См.: Wacke A. Op. cit. S. 426 - 427.

Данная концепция учитывает, что право на оспаривание касается лишь гарантирующей [интересы кредиторов] стороны. Поэтому по ее логике справедливо рассматривать как действительное само по себе распоряжение должника относительно его имущества, т.е. изменение принадлежности прав и распорядительных полномочий, и в отношении такого распоряжения отрицать лишь гарантирующую [интересы кредиторов] действительность. Тем самым устанавливается созвучие между целью и средством. Иными словами, распорядительная власть должника - в случаях, когда из-за оспоримого правового акта гарантийный фонд должника сужается за пределы необходимого минимума, - ограничивается только в той мере, в которой приобретателю (при наличии предпосылок оспаривания) больше не может предоставляться свобода от прав кредитора должника на удовлетворение им своих требований <20>.

<20> Более подробное описание и обоснование см.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало).

В австрийском праве отражение теории гарантирующей [интересы кредиторов] недействительности нередко усматривается в правилах самого Положения об оспаривании. Например, § 1 Положения указывает на то, что правовые акты провозглашаются недействительными "по отношению к кредитору" <21>.

<21> См. об этом и о толковании других правил австрийского Положения в русле теории гарантирующей [интересы кредиторов] недействительности: Там же.

В конечном счете спор между этими тремя концепциями нередко рассматривается как значимый для решения некоторых прикладных проблем, например для вопросов о судьбе обременений возвращаемого предмета вещными правами, для распределения риска случайной гибели полученного, для установления действия требования об оспаривании против кредиторов противоположной стороны ("противника по оспариванию") в конкурсе и при индивидуальном принудительном исполнении и др. <22>.

<22> См., напр.: Wacke A. Op. cit. S. 419. См. также: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало).

3. Общие предпосылки оспаривания

Как справедливо отмечает Х. Коциоль, в той мере, в которой отдельными кредиторами не обоснованы вещные обеспечения, имеющееся у должника имущество, гарантирующее интересы кредиторов, открыто для доступа всех таких кредиторов в равном размере. Между равными по рангу кредиторами решающее значение по общему правилу имеет приоритет. Если кредитор, получивший полное удовлетворение своих требований, подвергается оспариванию и вынужден вернуть полученное, то тем самым очевидным образом нарушаются его интересы как противоположной стороны ("противника по оспариванию"). В связи с этим возможность оспаривания в принципе может обеспечиваться только тогда, когда кредитор, не полностью удовлетворивший свои требования, кажется более заслуживающим защиты, чем противоположная сторона ("противник по оспариванию") <23>.

<23> См.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало).

Подобная потребность во взвешивании интересов и ценностей возникает еще и потому, что внеконкурсное оспаривание является не просто способом в некоторой мере автоматического увеличения активов, за счет которых кредиторы могут получить удовлетворение своих требований, но еще и, по сути, вмешательством в чужие договорные отношения или, говоря более абстрактно, вмешательством в частную автономию. В связи с этим, к примеру, Х. Паулус, обсуждая схожий вопрос для конкурсного оспаривания, пишет о взвешивании, с одной стороны, интересов кредиторов, а с другой стороны, интересов оборота <24>.

<24> См.: Paulus Chr. Aktuelle Probleme des Anfechtungsrechts nach der Insolvenzordnung, in: Chr. Berger (Hg.), 1. Leipziger Insolvenzrechtstag, 2000. S. 89.

Такое вмешательство в частную автономию не является чем-то специфичным именно для внеконкурсного оспаривания, поскольку оно происходит, по-видимому, и во всех других случаях, когда правом на оспаривание сделки наделена не ее сторона, а иное лицо. Тем не менее сам факт такого вмешательства требует тщательной проработки предпосылок для него, показывающих во многом вынужденный характер вмешательства, а также, вероятно, предполагающих упречность поведения противоположной стороны, позволяющую считать ее интерес менее заслуживающим защиты, чем интерес оспаривающего кредитора. Первое во многом повлияло на предпосылки оспаривания, о которых пойдет речь в настоящем разделе, второе - на составы оспаривания, которые описываются в следующем разделе (см. раздел 4).

Среди предпосылок обычно указывается на некоторые общие требования (подраздел 3.1), т.е. требования к самому оспариваемому правовому акту (п. 3.1.1), причинение его совершением вреда кредиторам (п. 3.1.2), причинную связь между первым и вторым (п. 3.1.3). Также среди общих предпосылок рассматриваются требования, предъявляемые к сторонам процесса об оспаривании (подраздел 3.2), т.е. к управомоченной на оспаривание стороне (п. 3.2.1) и противоположной (п. 3.2.2).

3.1. Общие требования

В немецком праве предпосылки внеконкурсного оспаривания урегулированы в § 1 и 2 Закона об оспаривании. В соответствии с ними вне конкурсного производства отдельный кредитор может оспаривать в свою пользу правовые акты должника в той мере, в которой они ведут к ущемлению его интересов и делают бесперспективным принудительное исполнение. В противоположность конкурсному оспариванию внеконкурсное может охватывать лишь акты самого должника, правовые акты третьих лиц, как правило, не являются оспоримыми <25>.

<25> См.: Zeuner M. Op. cit. S. 261.

Во многом аналогичные требования предусматривает и австрийское Положение об оспаривании (§ 1, 8 и др.).

Итак, среди общих требований к оспариванию определенные характеристики касаются самого оспариваемого правового акта (п. 3.1.1), причинения его совершением вреда кредиторам (п. 3.1.2), причинной связи между первым и вторым (п. 3.1.3).

3.1.1. Правовой акт

Понятие правового акта. Под правовым актом понимается любое волевое поведение с правовым эффектом и получением имущества: в частности, сделки любого вида, действия, правовые последствия которых наступают независимо от воли действующего лица, сделкоподобные и процессуальные действия. Позитивным правом сегодня к правовым актам отнесено также и бездействие (абз. 2 § 1 немецкого Закона об оспаривании; § 7 австрийского Положения об оспаривании). Основной предпосылкой для его оспаривания является умышленное несовершение правового акта, в результате чего должник утрачивает право или по отношению к нему устанавливаются, сохраняются или обеспечиваются имущественные притязания. При этом оспаривание бездействия происходит согласно тем же составам оспаривания, которые предусмотрены для оспаривания позитивных действий <26>.

<26> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Kommentar zur Insolvenzordnung mit EGInsO. 2. Aufl. Bd. 2. Heidelberg, 2001. S. 124 - 125; Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания действий должника, совершенных во вред его кредиторам (окончание) // Вестник гражданского права. 2017. N 4. С. 199 - 261; Zeuner M. Op. cit. S. 261.

Оспариваться могут лишь такие правовые акты, посредством которых должник лишается имущественных ценностей из состава своего имущества. Данный принцип происходит, в частности, из § 11 немецкого Закона об оспаривании (или аналогичного § 13 австрийского Положения). Если должник не совершает правовые акты, которые привели бы к увеличению его имущества, то данное бездействие не может оспариваться, поскольку в подобных случаях из имущества должника ничего не выбывает. Правовые акты, которые состоят, например, в отклонении оферты на заключение договора, несмотря на связанность оферента согласно § 145 ГГУ; а также отказ от предложения дарения, от наследства и проч., не являются оспоримыми по правилам внеконкурсного оспаривания <27>.

<27> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 125; Zeuner M. Op. cit. S. 261 - 262. Для австрийского права оспаривание бездействия во вступлении в наследство является дискуссионным (см.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (окончание)).

Несколько сделок могут образовывать своей совокупностью единый оспариваемый правовой акт - в той мере, в которой они служат согласно воле управомоченного лица достижению единой цели и в своей совокупности вызывают изъятие активов из имущества должника. Частичное оспаривание такой совокупности сделок возможно, когда она может быть разделена на отдельные, не зависящие друг от друга части <28>.

<28> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 155; Zeuner M. Op. cit. S. 262.

Правовые акты должника. Правовые акты должника, в особенной мере связанные лишь с изменением его личного статуса, не подлежат оспариванию (например, вступление в брак). Изменения в личном статусе, включая их имущественные последствия, таким образом, не являются оспариваемыми правовыми актами. И напротив, отдельные самостоятельные сделки, предпосылкой которых выступают изменения в личном статусе, например брачный договор, являются оспоримыми <29>.

<29> Ibid.

Точно так же являются неоспоримыми правовые акты, которые основываются на применении работоспособности должника, хотя к ним не относятся правовые акты, которые касаются результата работы, а именно зарплаты. Если должник уступает ее часть, то этот акт может подлежать внеконкурсному оспариванию. И напротив, если должник согласует с работодателем, что зарплата должна перечисляться непосредственно третьему лицу, то кредитор не может оспаривать это перечисление, поскольку из имущества должника ничего не выбывает, а притязание о вознаграждении принадлежит непосредственно третьему лицу (подлинный договор в пользу третьего лица). Если должник что-либо безвозмездно делает в пользу другого лица (оказывает услуги, проводит работы и проч.), то эта деятельность не может оспариваться <30>.

<30> Ibid.

Если должник передает имущественные ценности противоположной стороне ("противнику по оспариванию") при помощи посредников, то такие правовые акты являются оспоримыми как опосредованное причисление, когда соответствующие отдельные акты экономически должны оцениваться как единый акт должника, т.е. когда воля должника изначально была направлена на то, чтобы в конечном счете причислить свое имущество с помощью посредника противоположной стороне ("противнику по оспариванию"). Представления посредника при этом не имеют значения <31>.

<31> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 126; Zeuner M. Op. cit. S. 263.

Подлежащий исполнению документ. Согласно § 10 немецкого Закона об оспаривании внеконкурсному оспариванию подлежат также и такие правовые акты должника, для которых имеется подлежащий исполнению документ или совершение которых вызвано осуществлением принудительного исполнения. То есть если наличествует состав для внеконкурсного оспаривания, предусмотренный Законом об оспаривании, то оспаривание не исключается тем, что должник совершил правовой акт, ущемляющий интересы кредитора, из-за подлежащего исполнению документа. Сам по себе такой документ при этом не затрагивается внеконкурсным оспариванием <32>.

<32> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 149; Zeuner M. Op. cit. S. 263.

Отчасти аналогичную норму предусматривает и австрийское Положение об оспаривании. В его § 6 указывается: "Оспаривание не исключается тем, что для [совершения] подлежащего оспариванию правового акта получен исполнительный документ, или тем, что его совершение вызвано осуществлением принудительного исполнения. Если правовой акт провозглашается недействительным, то по отношению к [оспаривающему] кредитору также и действительность исполнительного документа теряет силу".

Время совершения правового акта. В § 8 немецкого Закона об оспаривании определяется момент совершения правового акта. Так, правовой акт рассматривается как совершенный в момент, в который наступили его правовые последствия. Если для вступления в силу сделки необходима регистрация в поземельной книге, судовом реестре, судостроительном реестре или реестре для залоговых прав на воздушные средства сообщения, то сделка рассматривается как совершенная сразу же, как только выполнены остальные предпосылки для вступления ее в силу, имеется связывающее должника волеизъявление должника и другая сторона подала заявление о регистрации изменения права. Если было подано заявление о внесении в реестр отметки (предварительной записи) для обеспечения притязания на изменение права, то указанные правила действуют с оговоркой, что данное заявление замещает заявление о регистрации изменения права <33>.

<33> В литературе об этом подробнее см.: Zeuner M. Op. cit. S. 264. См. также: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 147.

Аналогичный подход среди прочих подробно обсуждается и в австрийском праве <34>.

<34> См., напр.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (окончание).

3.1.2. Причинение вреда кредиторам

Правовой акт должника подлежит оспариванию лишь тогда, когда вследствие него объективно ущемляются интересы кредиторов. Такое причинение вреда кредиторам всегда является предпосылкой внеконкурсного оспаривания <35>.

<35> В литературе об этом подробнее см.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 127; Zeuner M. Op. cit. S. 264.

Ущемление интересов кредиторов происходит, как правило, в случаях, если сужается их возможность получить доступ к имуществу должника и тем самым добиться удовлетворения своих требований из данного имущества. Решающее значение для оценки объективного ущемления интересов является восприятие кредитора. Объективное ущемление интересов как предпосылка оспаривания должно устанавливаться к моменту последнего устного разбирательства в суде, устанавливающем фактические обстоятельства дела <36>.

<36> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 127; Zeuner M. Op. cit. S. 264.

При этом учитывается, что возможность кредитора получить доступ распространяется лишь на такие имущественные ценности, в отношении которых также возможно и принудительное исполнение, поскольку в противном случае кредитор и без оспариваемого действия не смог бы удовлетворить требования из соответствующей имущественной ценности <37>.

<37> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 127; Zeuner M. Op. cit. S. 264 - 265.

Из буквального текста абз. 1 § 1 немецкого Закона следует, что внеконкурсному оспариванию подлежат только такие правовые акты должника, которые напрямую касаются имущества должника. Если должник действует, например, как представитель, то отсутствует правовой акт, затрагивающий его имущество <38>. Аналогичное содержание имеет и § 1 австрийского Положения об оспаривании.

<38> См.: Zeuner M. Op. cit. S. 264 - 265.

Если должник отчуждает настолько обремененный предмет, что его стоимость практически равна нулю, то такое распоряжение не представляет собой объективного ущемления интересов кредиторов, поскольку оспаривающий кредитор не добился бы никакого эффекта даже при возможности осуществления им принудительного исполнения. Но при этом тем не менее принимаются во внимание сами требования, обосновывающие обременение, - т.е. то, насколько их еще обеспечивает обременение <39>.

<39> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 127; Zeuner M. Op. cit. S. 264 - 265.

Если должник получает за утраченную вещь эквивалентное встречное возмещение, то внеконкурсное оспаривание не может связываться с утратой данного предмета, поскольку экономически имущество должника не уменьшилось. Иной подход предлагается применять лишь тогда, когда должник хотя и получил экономически равноценное встречное предоставление, но оно подлежит принудительному доступу кредитора не в той же мере, что и утраченная имущественная ценность <40>.

<40> Ibid.

Объективное ущемление интересов кредиторов отсутствует, если даже после утраты из состава имущества должника некоторых предметов оставшихся активов еще достаточно для своевременного и полного удовлетворения требований всех кредиторов <41>.

<41> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 128; Zeuner M. Op. cit. S. 264 - 265.

3.1.3. Причинная связь

Правовой акт должника должен являться причиной ущемления интересов кредитора <42>.

<42> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 128.

При обсуждении причинной связи, к примеру, в немецком праве указывается, что в рамках урегулированных в абз. 1 - 3 § 3 и § 4 немецкого Закона составов оспаривания считается достаточным, если интересы кредитора в результате совершения правового акта ущемляются по меньшей мере косвенно. Такое косвенное ущемление интересов кредиторов всегда признается, если вообще акт не должен был бы причинить вред интересам кредиторов, но наступление каких-то экстраординарных обстоятельств вызвало его причинение <43>.

<43> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 128; Zeuner M. Op. cit. S. 266.

Напротив, оспаривание, в соответствии с абз. 4 § 3 немецкого Закона (до реформы это был абз. 2), требует непосредственного причинения вреда интересам кредиторов. Правовой акт должника должен, таким образом, в момент его совершения непосредственно и без наступления иных обстоятельств привести к осложнению возможности кредиторов по получению доступа к имуществу должника <44>.

<44> Ibid.

3.2. Стороны

Отношения по оспариванию возникают исключительно между управомоченным на оспаривание кредитором и получателем оспоримого предоставления или его наследниками либо другими универсальными правопреемниками. Должник, как правило, не является противоположной стороной ("противником по оспариванию") <45>.

<45> Хотя должник может стать ею как сингулярный правопреемник первоначального приобретателя. См.: Zeuner M. Op. cit. S. 267.

3.2.1. Управомоченное на оспаривание лицо

По немецкому праву управомоченным на оспаривание является любой кредитор по требованию с наступившим сроком исполнения, получивший подлежащий исполнению документ <46> и не удовлетворивший полностью свои требования в рамках принудительного исполнения <47>, или когда было признано, что принудительное исполнение в отношении имущества должника не приведет к полному удовлетворению требований. Это прямо следует из § 2 Закона <48>.

<46> Тем самым уменьшается риск того, что от противоположной стороны ("противника по оспариванию") может ожидаться спор о наличии требования. См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 131; Zeuner M. Op. cit. S. 268.
<47> С одной стороны, недостаточность имущества должника доказывает объективное ущемление интересов кредиторов, а с другой стороны, эта предпосылка оспаривания представляет собой также защитный механизм в пользу противоположной стороны ("противника по оспариванию"). В отличие от неплатежеспособности в смысле Положения о несостоятельности, под недостаточностью имущества должника по смыслу Закона об оспаривании понимается неспособность должника удовлетворить требования кредиторов к моменту последнего устного разбирательства в суде, рассматривающем фактические обстоятельства дела, - даже тогда, когда существует вероятность, что в дальнейшем имущества должника станет хватать для удовлетворения требования кредитора. См.: Zeuner M. Op. cit. S. 268.
<48> Подробнее см.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 129 - 130; Zeuner M. Op. cit. S. 267 - 269.

Австрийское Положение об оспаривании в абз. 1 § 8 во многом предусматривает схожие условия: на оспаривание уполномочен любой кредитор, требование которого подлежит исполнению, без учета времени возникновения требования - в той мере, в которой принудительное исполнение в отношении имущества должника не привело к полному удовлетворению требования [данного] кредитора, или в той мере, в которой должно признаваться, что оно не привело бы к этому. При этом в § 18 Положения одновременно обсуждается возможность оспаривания сразу несколькими кредиторами и ее последствия: "Обстоятельство, что один и тот же правовой акт оспаривается несколькими кредиторами, ни в коем случае не может вести к тому последствию, что обязанности противоположной стороны ("противника по оспариванию") превышают определенный в § 13 и 14 стандарт".

При обсуждении управомоченности на оспаривание иногда дополнительно еще специально указывается на то, что если, с одной стороны, оспаривание зависит от того, что приобретение противоположной стороны ("противника по оспариванию") недостаточно заслуживает защиты из-за безвозмездности приобретения или из-за возможности знания о намерении должника причинить вред кредиторам, то, с другой стороны, оспаривание также должно зависеть от того, что и сами кредиторы, получающие выгоды от оспаривания, заслуживают защиты в сравнении с интересами противоположной стороны ("противника по оспариванию") <49>.

<49> См.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало).

В связи с этим, например, Х. Коциоль указывает, что если противоположная сторона ("противник по оспариванию") рассматривается как не заслуживающая защиты вследствие безвозмездности своего приобретения, то другому безвозмездному приобретателю по справедливости не может принадлежать особая защита правом оспаривания. Это ограничение реализуется в конкурсе: кредитору, требование которого вытекает из дарения, не принадлежит никакое конкурсное требование (п. 3 § 58 австрийского Положения о конкурсном производстве, п. 4 § 63 немецкого Положения о конкурсном производстве), поэтому он не получает от оспаривания никакой выгоды. Напротив, § 8 австрийского Положения об оспаривании не ориентирует при обсуждении предпосылок [оспаривания] на возмездность требования оспаривающего кредитора <50>.

<50> См.: Там же.

Равным образом, по мнению автора, право на оспаривание не должно приносить никакой выгоды кредитору, который заключил сделку с должником, хотя он знал или должен был знать о намерении должника причинить вред его кредиторам; такой кредитор должен лишаться права на индивидуальное оспаривание, поскольку он заслуживает защиты не больше, чем противоположная сторона ("противник по оспариванию"). В пользу этого решения говорит еще и то, что в отношении сокредитора также имеются основания оспаривания и удовлетворение его требований, полученное с оспариванием, вновь должно было бы возвращаться, поскольку основная сделка подлежит оспариванию <51>.

<51> См.: Там же.

Помимо этого вопроса, в австрийском и немецком праве также достаточно долго активно обсуждался вопрос о том, должно ли управомоченное на оспаривание лицо являться кредитором уже к моменту совершения оспариваемого акта <52>.

<52> См., напр., о дискуссии: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало); Wacke A. Op. cit. S. 428.

Некоторое время господствовала позиция о том, что управомоченное на оспаривание лицо не обязательно должно уже было являться кредитором к моменту совершения оспариваемого акта, во многом достаточно того, что оно приобрело статус кредитора лишь впоследствии. К примеру, в австрийском праве она основывалась во многом на § 8 Положения об оспаривании, где до сих пор выраженно подчеркивается, что каждый кредитор, требование которого исполнимо, уполномочен на оспаривание без учета момента возникновения [его требования]. Такой подход полностью соответствовал при этом еще § 32 австрийского Положения об оспаривании 1884 г. <53>.

<53> См., напр., о дискуссии: Там же.

Против такого подхода, в свою очередь, указывалось, в частности, на то, что ценности, выбывшие из имущества должника до установления обязательства, не могут подвергаться доступу кредитора, ответственность до установления обязательства абсурдна, немыслимо нарушение будущего, еще не имеющегося права на удовлетворение требований (Ф. Шульц). Или на то, что более раннее приобретение противоположной стороны ("противника по оспариванию") еще не представляет собой вмешательство в гарантию для возникших впоследствии прав кредиторов (В. Герхардт). Или на то, что очень сомнительна необходимость защиты кредитора, ставшего кредитором лишь после совершения оспариваемого действия: заключая договор с должником, кредитор полагался на имеющееся его имущество, только оно обычно известно кредитору. Если кредитору разрешается доступ к имущественным ценностям, которых уже больше не имелось к моменту обоснования его права на удовлетворение требований (Befriedigungsrecht), то кредитору тем самым предоставляется имущественный фонд, гарантирующий его интересы, на который он, как правило, не рассчитывал и не мог рассчитывать. Резюмируя эти позиции, можно отметить, что общим для них является рассуждение о том, что само право на удовлетворение своих требований, которое приобретает более поздний кредитор, не нарушается впоследствии - оно возникает во многом уже в дефектном состоянии <54>.

<54> См., напр., о дискуссии: Там же.

3.2.2. Противоположная сторона ("противник по оспариванию")

Смысл и цель внеконкурсного оспаривания состоят в восстановлении утраченной возможности кредитора получить доступ к имуществу должника. Противоположной стороной ("противником по оспариванию") является в связи с этим приобретатель имущественной ценности, которая выбыла из активов должника в результате действий противоположной стороны ("противника по оспариванию"), объективно причиняющих вред кредиторам <55>.

<55> Подробнее см.: Zeuner M. Op. cit. S. 270 ff.

Согласно § 15 немецкого Закона об оспаривании кредитор может предъявить требование об оспаривании также и против правопреемников первоначальной противоположной стороны ("противника по оспариванию"). При этом проводится разграничение между универсальными правопреемниками (абз. 1 § 15, вторая альтернатива) и сингулярными правопреемниками (абз. 2 § 15) <56>.

<56> Подробнее см.: Ibid.

Аналогичные нормы содержит и § 13 австрийского Положения об оспаривании.

4. Составы внеконкурсного оспаривания

Кредитору предоставляется возможность внеконкурсного оспаривания только тогда, когда наряду с общими предпосылками исполнены составы § 3 - 6a немецкого Закона или § 2 - 3 австрийского Положения. Данные составы частично соответствуют аналогичным составам конкурсного оспаривания. Но некоторые особенные составы конкурсного оспаривания все же не находят отражения в правилах внеконкурсного оспаривания <57>.

<57> Ibid. S. 274.

Сравнивая эти составы, Х. Коциоль - применительно к австрийскому праву - пишет, что как австрийскому Положению об оспаривании, так и австрийскому Положению о конкурсном производстве знакомы оспаривание из-за безвозмездности (оспаривание дарения) и оспаривание из-за намерения причинить вред кредиторам (оспаривание поведения с намерением причинить вред кредиторам); напротив, только в рамках конкурсного производства возможно оспаривание из-за оказания предпочтения [одному или нескольким из кредиторов] и из-за знания о неплатежеспособности <58>. Разница в составах внеконкурсного и конкурсного оспаривания характерна и для немецкого права.

<58> См.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало).

Анализируя возможные причины таких различий, автор указывает, что вообще в случаях конкурса не существует никакой более опасной ситуации, которая могла бы оправдать расширенную защиту права на удовлетворение требований: как при конкурсном, так и при индивидуальном оспаривании должник больше не находится в состоянии исполнить обязательственные требования. Можно даже сказать, что для отдельных кредиторов ситуация при оспаривании вне конкурса вызывает большие опасения, поскольку предполагает, что должник больше не обладает никаким пригодным для реализации имуществом, и поэтому исполнительное производство становится безрезультатным. В случаях конкурса, напротив, остается вполне возможным, что отдельный кредитор сможет опередить других и получить полное удовлетворение своих требований из еще имеющегося имущества должника, которого не хватает только для того, чтобы удовлетворить требования всех кредиторов <59>.

<59> См.: Там же.

В связи с этим автор задается вопросом: может быть, конкурсное оспаривание служит целям конкурсного производства, а не защите права на удовлетворение требований? Соответственно, может быть, при конкурсном оспаривании также играют роль специальные цели конкурсного производства, в особенности то, что оспаривание должно способствовать реализации действующего в конкурсном производстве принципа равенства всех кредиторов, препятствуя уклонению от него в связи с удовлетворением требований отдельных кредиторов до открытия конкурсного производства? Отвечая на данный вопрос, Х. Коциоль пишет, что принцип par conditio creditorum, без сомнения, играет существенную роль при взвешивании интересов в целях определения того, когда должно допускаться оспаривание. В то же время, поскольку банкротный процесс в конечном счете служит удовлетворению требований кредиторов и смысл конкурсного оспаривания также состоит в том, чтобы наполнить конкурсную массу имущественными ценностями, способствуя удовлетворению требований конкурсных кредиторов в максимально полном объеме, тем самым он ориентируется одновременно и на защиту права конкурсных кредиторов на получение удовлетворения требований <60>.

<60> См.: Там же.

Истинную же причину различий в составах для оспаривания, т.е. в существенном расширении возможностей оспаривания в конкурсе в сравнении с внеконкурсным оспариванием, автор связывает со взвешиванием интересов оспаривающего лица и противоположной стороны ("противника по оспариванию").

В этой связи Х. Коциоль пишет, что вообще оспаривание происходит за счет другого кредитора - противоположной стороны ("противника по оспариванию"), который уже получил полное удовлетворение своих требований. Тем самым покрытие одного кредитора служит удовлетворению требований всех остальных. При этом худшее положение противоположной стороны ("противника по оспариванию") не является особенностью конкурсного оспаривания, а еще сильнее представлено при индивидуальном оспаривании, где оспаривающий кредитор получает полное удовлетворение требований, а противоположная сторона ("противник по оспариванию") остается полностью не удовлетворившей свои требования; в конкурсе это смягчается по крайней мере тем, что также и противоположная сторона ("противник по оспариванию") со своим требованием участвует в удовлетворении требований по правилам конкурсного производства. Иными словами, индивидуальное оспаривание в соответствии с сегодняшним его оформлением всегда приводит к тому, что успешно оспаривающий получает полное удовлетворение своих требований, а проигравшая противоположная сторона ("противник по оспариванию") не получает ничего; она будет ссылаться на неисполнимые притязания к должнику. Поэтому индивидуальное оспаривание ведет лишь к тому, что меняются роли между уже получившим и еще не получившим удовлетворение своих требований кредитором, и тем самым порождает неравенство в другом направлении. Но оно может быть оправданным только тогда, когда оспаривающий ("противник по оспариванию") должен рассматриваться как безоговорочно лучше управомоченный по сравнению с противоположной стороной <61>.

<61> См.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало). Но автор одновременно допускает возможность решения обозначенной проблемы худшего положения противоположной стороны ("противника по оспариванию") при индивидуальном оспаривании в сравнении с конкурсным оспариванием. Он пишет, что справедливое решение достижимо лишь с предоставлением противоположной стороне ("противнику по оспариванию") при индивидуальном оспаривании поведения должника с намерением причинить вред [кредиторам], о котором ей должно было быть известно, возможности заявить об открытии конкурсного производства и тем самым добиться равного рассмотрения с оспаривающим. В конкурсе притязание об оспаривании может далее осуществляться лишь управляющим массой (абз. 2 § 37 Положения о конкурсном производстве), так что поступления от оспаривания пополняют массу и это приводит к равномерному удовлетворению требований всех кредиторов, т.е. как кредитора, требовавшего индивидуального оспаривания, так и противоположной стороны ("противника по оспариванию") (см. абз. 2 § 41 Положения о конкурсном производстве). Кажется, этому препятствует то, что заявление об открытии конкурсного производства предполагает множество кредиторов (абз. 1 § 70 Положения о конкурсном производстве). Само по себе это совершенно справедливо, поскольку конкурсное производство имеет целью равное рассмотрение требований кредиторов и эта идея, очевидно, реализуется лишь при множестве кредиторов. Но предпосылка наличия множества кредиторов нужна именно в тех случаях, в которых происходит индивидуальное оспаривание. По смыслу и целям здесь нет препятствий для открытия конкурсного производства, поскольку имеются по меньшей мере два кредитора должника, справедливое удовлетворение требований которых за счет имеющихся имущественных ценностей находится на обсуждении. Если без открытия конкурсного производства один кредитор получает полное удовлетворение своих требований, а другой вообще не получает удовлетворения, то наличествует именно та ситуация, решение которой достижимо лишь посредством распределительной процедуры в рамках конкурсного производства. См. об этом решении, его критической оценке и сложностях: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (окончание).

В конечном счете Х. Коциоль делает вывод, что индивидуальное оспаривание служит защите более сильного права на удовлетворение требований и оно актуализируется, когда притязания оспаривающего и противоположной стороны ("противника по оспариванию") неравноценны: притязание оспаривающего более заслуживает защиты, чем притязание противоположной стороны ("противника по оспариванию"). Конкурсное оспаривание, напротив, ориентируется, кроме того, на справедливый баланс между равноценными правами на удовлетворение требований, если удовлетворение уже фактически было произведено непропорционально <62>. Конкурсное оспаривание во многом среди прочего реализует еще и принцип равенства кредиторов, нарушение которого не может служить основой для индивидуального (т.е. внеконкурсного) оспаривания, поскольку до признания должника банкротом кредиторы не обязаны принимать друг друга во внимание и удовлетворяют свои требования независимо от того, смогут ли другие кредиторы получить полное удовлетворение их требований (среди кредиторов действует принцип приоритета) <63>.

<62> См.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало).
<63> См.: Там же.

Итак, среди составов внеконкурсного оспаривания с некоторыми различиями в деталях обычно выделяются: оспаривание поведения с намерением причинить вред кредиторам (подраздел 4.1), оспаривание безвозмездных предоставлений (подраздел 4.2), а также иногда некоторые специальные случаи - оспаривание правовых актов наследников (подраздел 4.3), ситуация капиталовозмещающих займов (подраздел 4.4).

4.1. Умышленное причинение вреда Немецкое право

Параграф 3 немецкого Закона содержит состав внеконкурсного оспаривания, которое соответствует конкурсному (§ 133 немецкого Положения о несостоятельности) и имеет во многом идентичные с ним предпосылки. Цель нормы состоит в том, чтобы развернуть обратно такое перемещение активов, которое было осуществлено с намерением причинить вред другим кредиторам (в последние 10 лет до оспаривания) <64>.

<64> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 134, 136; Zeuner M. Op. cit. S. 274.

Объективные предпосылки. Оспоримыми согласно абз. 1 § 3 немецкого Закона являются правовые акты должника. Этой нормой охватываются все акты, имеющие правовой эффект (и причиняющие вред кредиторам), - материально-правовые и процессуальные, односторонние и двусторонние, возмездные и безвозмездные <65>.

<65> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 134; Zeuner M. Op. cit. S. 275.

При этом Закон предусматривает некоторые коррективы для особенных случаев. Например, дополнительные объективные предпосылки описывает обновленный абз. 4 § 3 немецкого Закона (ранее - абз. 2). Если речь идет о возмездном договоре, заключенном в последние два года до оспаривания, и получатель предоставления является близким (связанным) должнику, то из абз. 4 § 3 данного Закона вытекает особое распределение бремени доказывания <66>. При этом понятие договора толкуется широко и под него подпадают все двусторонние сделки - как обязательственные, так и вещные. Вследствие данного договора объективно должны ущемляться интересы кредиторов <67>.

<66> Кредитор доказывает, что противоположная сторона ("противник по оспариванию") является близким должнику лицом, и то, что безвозмездный договор заключен в течение двух лет до оспаривания. Намерение должника причинить вред кредиторам предполагается. Противоположная сторона ("противник по оспариванию") тем самым должна обосновать, что должник действовал без намерения причинить вред кредиторам либо что ей это намерение не было известно. См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 138.
<67> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 137 - 138; Zeuner M. Op. cit. S. 275.

Субъективные предпосылки. Важнейшей субъективной предпосылкой выступает намерение должника причинить вред своим кредиторам (первое предложение абз. 1 § 3 немецкого Закона), для обоснования которого не требуется, чтобы причинение вреда кредиторам выступало мотивом или главной целью должника. Решающее значение имеет осознание и воля причинить вред кредиторам <68>.

<68> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 135; Zeuner M. Op. cit. S. 276.


На стороне получателя предоставления при этом должна иметься еще одна субъективная предпосылка - знание о намерении должника причинить вред своим кредиторам. Только когда имеется такое знание, кажется справедливым истребовать у него обратно полученное. Необходимо именно его позитивное знание, но, как отмечается, проблемным является вопрос о том, как его доказать. В связи с этим указывается, что признаком такого знания может служить, например, отчуждение ценных имущественных объектов без встречного предоставления. Хотя этот признак отпадает, когда должник при совершении акта, без сомнений, имел достаточное количество имущества или исходил из того, что точно сможет удовлетворить требования своих кредиторов <69>.

<69> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 135 - 136; Zeuner M. Op. cit. S. 276.

В обновленной редакции Закона при этом вводятся некоторые презумпции, которые, по сути, приближают требование о наличии позитивного знания к признанию достаточности того, что противоположная сторона должна была знать о намерении должника. Например, знание о намерении должника причинить вред кредиторам иногда презюмируется при знании об объективной убыточности. Так, в обновленной редакции § 3 немецкого Закона, в абз. 1, указывается, что знание противоположной стороны ("противника по оспариванию") о намерении должника причинить вред кредиторам презюмируется, если она знала, что предстоит наступление неплатежеспособности должника и что действие причинит вред его кредиторам.

Последнее должно учитывать еще оговорку обновленного абз. 3 § 3 немецкого Закона: "...если действие предоставляет или делает возможным для другой стороны обеспечение или удовлетворение требований, которые она могла потребовать в данном порядке и в данное время, то вместо знания о предстоящей неплатежеспособности должника согласно второму предложению первого абзаца учитывается знание о наступившей [его неплатежеспособности]. Если другая сторона прибегла к платежному соглашению с должником или иным образом предоставила ему льготы по платежу, презюмируется, что ко времени [совершения] действия она не знала о неплатежеспособности должника". Речь идет о так называемом конгруэнтном покрытии, при котором оспаривание допускается лишь в более узких границах, чем при неконгруэнтности <70>.

<70> См.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (окончание).

Правовые последствия. С оспариванием правового акта возникает реституционное требование к противоположной стороне ("противнику по оспариванию"), т.е. к получателю предоставления <71>.

<71> См.: Zeuner M. Op. cit. S. 276.

Австрийское право

В австрийском Положении об оспаривании содержатся во многом схожие правила, но с некоторыми корректировками. Параграф 2 Положения предусматривает, что оспоримыми являются акты должника с намерением причинить вред кредиторам, а именно:

Тем самым австрийское Положение, в отличие от немецкого Закона об оспаривании, предусматривает другой период подозрительности, разграничивая соответствующие сроки для случаев, когда противоположная сторона ("противник по оспариванию") знала о намерении должника (10 лет) и должна была знать о таком намерении (2 года). Но во многом оно повторяет те же субъективные и объективные предпосылки, которые предусматривает немецкий Закон об оспаривании.

Например, так же, как и в немецком праве, здесь предполагается намерение должника причинить вред своим кредиторам. При этом учитывается, что само по себе намерение должника причинить вред не может обосновывать оспоримость приобретения третьего лица, поскольку третьему лицу не может вменяться поведение должника. В связи с этим со ссылками на законодательное регулирование указывается, что противоположная сторона ("противник по оспариванию") не заслуживает защиты только тогда, когда она знала или должна была знать о намерении должника причинить вред своим кредиторам или когда ей было известно о том, что осуществляется продажа за бесценок, причиняющая вред кредиторам, т.е. когда ей было известно об объективной убыточности (§ 2 австрийского Положения об оспаривании, § 28 австрийского Положения о конкурсном производстве). То обстоятельство, что противоположная сторона ("противник по оспариванию") страдает от оспаривания, находит свое обоснование в том, что должник противоправно нарушил право своих кредиторов на получение удовлетворения их требований и противоположная сторона ("противник по оспариванию") участвовала в этом, вследствие чего ей недостает добросовестности <72>.

<72> См.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало). Там же см. критическое обсуждение представленного подхода.


Все три альтернативы - позитивное знание противоположной стороны ("противника по оспариванию") о намерении должника, в некоторой мере ее небрежное незнание, а также ее знание об объективной убыточности - во многом схожи с теми предпосылками, которые предлагает сегодня немецкий закон.

Тем не менее нередко вызывает сомнения то, что австрийское право (§ 2 Положения об оспаривании, как и § 28 Положения о конкурсном производстве) недвусмысленно позволяет считать достаточным для оспоримости приобретения небрежное незнание о намерении должника причинить вред кредиторам. На такую широкую защиту изначально не решился германский законодатель (п. 1 § 31 немецкого Положения о конкурсном производстве, п. 1 § 3 немецкого Закона об оспаривании), хотя теперь он предусматривает некоторые презумпции знания о намерении причинить вред, фактически приближающие требование о наличии позитивного знания противоположной стороны ("противника по оспариванию") к допустимости оспаривания лишь при небрежном ее незнании <73>.

<73> См.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало).

Как отмечает Х. Коциоль, в пользу общей сдержанности в определении стандарта добросовестности противоположной стороны ("противника по оспариванию") говорят веские причины: против третьих лиц права - в том числе права кредиторов должника на удовлетворение их требований - пользуются защитой вообще только тогда, когда они очевидны; под подобной очевидностью должно пониматься фактическое знание о них. Против учета самой по себе лишь возможности знания говорит то, что, если на каждого будут возлагаться обязанности по наведению справок относительно неочевидных прав, это будет чересчур сильно препятствовать свободе действий третьего лица и слишком дестабилизирует и обременит оборот. Более сбалансированным, по всей видимости, автору кажется другой подход: подобные обязанности по наведению справок должны допускаться только тогда, когда имеются абсолютно очевидные подозрительные факты <74>. Иными словами, чем больше объективная опасность поведения, тем меньшие требования устанавливаются к субъективной упречности, и наоборот: чем меньше объективная опасность поведения, тем большие требования устанавливаются к субъективной упречности <75>.

<74> См.: Там же.
<75> См.: Там же.

4.2. Безвозмездные предоставления

Интересы противоположной стороны ("противника по оспариванию") также считаются менее заслуживающими защиты, чем интересы других кредиторов, права которых (на удовлетворение требований) нарушаются, при безвозмездности приобретения противоположной стороной ("противником по оспариванию"). Это верно как для индивидуального оспаривания, так и при конкурсе должника, признанного несостоятельным. Вывод о том, что безвозмездное приобретение является менее заслуживающим защиты, чем возмездное, признается не только в правилах кредиторского оспаривания, но также, например, и в правилах вещного права. Данный вывод обусловливается тем, что возврат полученного приемлем скорее для того, кто получил что-то без возмещения, чем для того, кто осуществил встречное предоставление, которое, возможно, он больше не сможет получить обратно <76>.

<76> См.: Там же.

Немецкое право

Параграф 4 немецкого Закона, как и аналогичный § 134 немецкого Положения о несостоятельности для конкурсного оспаривания, предоставляет возможность оспаривания безвозмездных предоставлений должника, когда они осуществлены в течение четырех лет до оспаривания. Причиной оспаривания здесь является то, что безвозмездное приобретение меньше заслуживает защиты, чем возмездное. Тем самым, поскольку возможность оспаривания следует лишь из объективных характеристик акта, не требуется дальнейших субъективных предпосылок для обоснования данного состава оспаривания <77>.

<77> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 139, 141; Zeuner M. Op. cit. S. 277.

Предпосылкой данного состава оспаривания согласно абз. 1 § 4 Закона выступает [только] безвозмездность предоставления должника. Под понятие "предоставление" подпадают при этом любые приравненные к распоряжениям воздействия на субъективное право. Безвозмездным предоставление является тогда, когда за него не получен никакой компенсирующий эквивалент. Это касается также и тех случаев, когда без правовой обязанности или эквивалента предоставляется обеспечение требования <78>.

<78> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 139 - 140; Zeuner M. Op. cit. S. 277.

Но согласно абз. 2 § 4 Закона оспаривание исключается, когда речь идет о предоставлении "обычного подарка по случаю, имеющего небольшую стоимость". При этом предлагается ориентироваться на представления получателя как "объективного третьего лица", а именно на то, рассматривало ли бы такое третье лицо при сравнимых обстоятельствах данный подарок как нормальный или необычный и имел ли с точки зрения его представлений данный подарок небольшую стоимость <79>.

<79> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 141; Zeuner M. Op. cit. S. 278.


Если имеются предпосылки, указанные в абз. 1 § 4 Закона, и одновременно нет предпосылок, указанных в абз. 2 этого параграфа, соответствующее предоставление может быть истребовано обратно от получателя <80>.

<80> См.: Zeuner M. Op. cit. S. 278.

Австрийское право

Во многом схожий состав, хотя и с другим периодом подозрительности (не 4, а 2 года) и более развернутыми формулировками, предусматривается в § 3 австрийского Положения об оспаривании, аналогичном § 29 австрийского Положения о конкурсном производстве <81>.

<81> См.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (начало).

Согласно § 3 австрийского Положения об оспаривании оспоримыми являются следующие правовые акты, совершенные в последние два года до оспаривания:

При этом далее следующий параграф Положения подробно раскрывает понятие близких лиц. Так, § 4 предусматривает следующие правила:

  1. в качестве близких лиц рассматриваются супруг и лица, которые состоят с должником или его супругом в отношениях родства - по прямой линии или до четвертой степени боковой линии - или в отношениях свойства; кроме того, в качестве близких лиц рассматриваются приемные дети и дети, взятые на воспитание, а также лица, находящиеся во внебрачном сожительстве с должником. Внебрачное родство приравнивается к брачному;
  2. если должник является юридическим лицом, относится к объединениям лиц, которые не являются юридическими лицами, или если он является иным образованием, способным выступать стороной, то в качестве близких лиц должника рассматриваются:

Кроме того, в качестве близких рассматриваются лица, которые соответствовали перечисленным условиям в последний год до оспариваемого правового акта, а также указанные в абз. 1 близкие лица всех данных лиц.

4.3. Правовые акты наследников

В немецком Законе об оспаривании специально урегулирован случай оспаривания правовых актов наследников.



Так, § 5 Закона соответствует правилам § 322 немецкого Положения о несостоятельности, которые по своему составу восходят к оспариванию безвозмездных предоставлений <82>. Согласно § 5 немецкого Закона об оспаривании если наследник исполнил из наследственной массы притязания на обязательную долю, завещательные отказы или возложения, то кредитор наследственной массы, который в процессе банкротства наследственной массы превосходит приобретателя в ранге или имеет с ним равное положение, может оспорить предоставление таким же образом, что и безвозмездное предоставление наследника.

<82> См.: Zeuner M. Op. cit. S. 278.

Предпосылкой оспаривания выступает то, что наследник предоставляет покрытие по указанным притязаниям (на обязательную долю и проч.) и предоставляет его из наследственного имущества. Управомоченным на оспаривание является кредитор наследственной массы, который согласно § 327 немецкого Положения о несостоятельности в процессе банкротства наследственной массы превосходит приобретателя в ранге или имеет с ним равное положение. Содержание притязания определяется согласно § 11 немецкого Закона об оспаривании. Согласно абз. 2 § 11 немецкого Закона об оспаривании добросовестный приобретатель отвечает лишь в размере фактического обогащения <83>.

<83> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 142; Zeuner M. Op. cit. S. 278.

4.4. Капиталовозмещающие займы

Также в немецком Законе об оспаривании, в § 6 и 6a, специально обсуждаются случаи капиталовозмещающих займов. Состав оспаривания, предусмотренный § 6 и 6a, относится вместе с некоторыми правилами корпоративного и банкротного права к широкой системе норм о займах участников, предоставляемых ими обществу и замещающих собственный капитал общества <84>.

<84> См.: Zeuner M. Op. cit. S. 279. Подробнее о таких займах, в том числе с учетом реформы корпоративного права 2008 г., см.: Егоров А.В., Усачева К.А. Субсидиарная ответственность за доведение до банкротства - неудачный эквивалент западной доктрины снятия корпоративного покрова // Вестник ВАС РФ. 2013. N 12. С. 21 и далее.

Оспоримым согласно § 6 немецкого Закона об оспаривании является предоставление обеспечения или удовлетворения обществом по таким займам участников, которые должны расцениваться как капиталовозмещающие. Понятие займа определяется согласно § 488 и 607 ГГУ. В равной мере § 6 немецкого Закона об оспаривании охватываются и приравненные к займу требования. Из § 6 Закона для кредитора вытекает двойное право на оспаривание. Согласно п. 1 может оспариваться предоставление обществом обеспечения по займу, предоставленному ему участником, согласно п. 2 может оспариваться удовлетворение требования участника <85>.

<85> См.: Zeuner M. Op. cit. S. 280.

Также согласно § 6a немецкого Закона об оспаривании оспоримым является правовой акт, которым общество предоставило удовлетворение требований по займу от третьего лица, если участник общества предоставил обеспечение или отвечает как поручитель <86>.

<86> Ibid. S. 281.

4.5. Исчисление сроков

В немецком праве исчисление сроков регулируется единым образом в § 7 Закона об оспаривании <87>. Согласно абз. 1 § 7 исчисление срока восходит к моменту предъявления требования об оспаривании в суд. Сюда относятся как подача иска или встречного иска согласно § 13 Закона, так и предъявление возражения в соответствии с § 9 Закона. При этом начало срока определяется с окончания совершения оспоримого акта, т.е. с окончания процесса предоставления в смысле § 8 Закона <88>.

<87> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 143.
<88> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 144; Zeuner M. Op. cit. S. 282.

Аналогичные ориентиры предусматриваются и в различных параграфах австрийского Положения об оспаривании (например, § 2 и 3).



Особое правило содержит абз. 2 § 7 немецкого Закона: "Если кредитор до того, как он получил подлежащий исполнению исполнительный лист, или до того, как наступил срок исполнения его требования, письменно сообщил противоположной стороне ("противнику по оспариванию") о своем намерении оспорить действие, то срок исчисляется от момента получения сообщения, если к этому времени должник уже являлся неспособным удовлетворить требования кредитора и если до истечения двух лет с данного момента оспоримость оказалась реализованной в судебном порядке".

Данное правило обосновывается следующим. Предпосылкой реализации права на оспаривание является наличие требования кредитора с наступившим сроком исполнения и наличие подлежащего исполнению документа. Сроки оспаривания, однако, начинают течь независимо от этого - с момента окончания процесса предоставления. В связи с этим кредитор подвергается опасности не соблюсти сроки оспаривания и тем самым потерять свое право на оспаривание. По этой причине абз. 2 § 7 немецкого Закона обеспечивает кредитору возможность соблюсти срок посредством особого уведомления противоположной стороны ("противника по оспариванию") о своем намерении осуществить оспаривание. Такое уведомление должно осуществляться в письменной форме и быть достаточно определенным, т.е. указывать, какой конкретно правовой акт должен будет оспариваться и на основании какого требования должника у кредитора есть право оспаривания <89>.

<89> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 145; Zeuner M. Op. cit. S. 283 - 284.

Аналогичную проблему решает и § 9 австрийского Положения об оспаривании. Оно предусматривает следующие правила приостановления истечения срока на оспаривание:

  1. истечение срока на оспаривание приостанавливается для кредитора по ставшему до истечения данного срока "созревшим" <90>, но еще неисполнимым требованию до окончания шести месяцев с наступления исполнимости требования, если кредитор после того, как он узнал об оспариваемом правовом акте должника:
  1. к принятию и доставке указанного в абз. 1 документа уполномочен любой окружной суд по гражданским делам. Доставка данного документа должна осуществляться в соответствии с правилами о доставке исков.
<90> Имеется в виду, что наступил срок исполнения требования. - Прим. пер.

5. Проблемы соотношения внеконкурсного и конкурсного оспаривания

Вопросы соотношения внеконкурсного и конкурсного оспаривания более подробно урегулированы немецким Законом об оспаривании. Австрийское Положение об оспаривании во многом ограничивается лишь указанием, что то, каким образом требования об оспаривании, заявленные конкурсными кредиторами, могут далее реализовываться после открытия конкурсного производства, определяет § 37 австрийского Положения о конкурсном производстве (абз. 1 § 19 австрийского Положения об оспаривании).

В немецком Законе, напротив, вопросы соотношения внеконкурсного и конкурсного оспаривания раскрываются достаточно широко в § 16 - 18. При комментировании его положений традиционно указывается, что право кредитора на осуществление оспаривания существует лишь в той мере, в которой в отношении имущества должника не открыто конкурсное производство <91>.

<91> См.: Zeuner M. Op. cit. S. 285.

Согласно § 16 немецкого Закона об оспаривании после открытия конкурсного производства на передний план выходит конкурсное оспаривание <92>. Как указывается в Гамбургском комментарии по банкротному праву, притязание отдельного кредитора преобразуется в притязание конкурсной массы. Процесс, начатый по требованию отдельного кредитора, приостанавливается открытием конкурсного производства и может осуществляться конкурсным управляющим. Это происходит даже тогда, когда иск обосновывался одновременно другими основаниями, например совершением недозволенных действий. Если конкурсный кредитор еще до открытия банкротного процесса получил в результате своего оспаривания вступившее в силу, но еще не исполненное решение, то дальнейшее сопровождение [исполнения] требования должен осуществлять конкурсный управляющий. В той мере, в которой кредитор, добившийся решения, не получил компенсации издержек от ответчика, он имеет притязание об их компенсации из возвращаемого в массу <93>.

<92> См.: Hamburger Kommentar zum Insolvenzrecht. 3. Aufl. ZAP-Verlag, 2009. S. 1216. См. также: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 166; Zeuner M. Op. cit. S. 285.
<93> См.: Hamburger Kommentar zum Insolvenzrecht. 3. Aufl. ZAP-Verlag, 2009. S. 1216. См. также: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 166 - 167; Zeuner M. Op. cit. S. 285 - 286.

При этом если оспаривающий кредитор уже получил удовлетворение или обеспечение своих требований вследствие эффекта оспаривания, то согласно абз. 2 § 16 немецкого Закона об оспаривании к этим правовым актам применим § 130 немецкого Положения о несостоятельности. Это означает, что конкурсный управляющий может оспорить такой акт по удовлетворению требований и кредитор будет должен вернуть полученное в массу. Данное правило обосновано идеей равномерного удовлетворения требований кредиторов, которое хотя и не применяется для сферы внеконкурсного оспаривания, но с открытием конкурсного производства может препятствовать отдельному удовлетворению требований какого-либо из кредиторов <94>, <95>.

<94> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 167; Zeuner M. Op. cit. S. 286.
<95> Аналогичные правила предусматривает и австрийское Положение об оспаривании в абз. 2 § 19: "Удовлетворение или обеспечение требований, полученные кредитором вследствие оспаривания, могут - в случаях, если в отношении имущества должника открыто конкурсное производство, - оспариваться в соответствии с правилами Положения о несостоятельности".

Параграф 17 немецкого Закона об оспаривании регулирует детали приостановления процесса внеконкурсного оспаривания, начатого отдельным кредитором до открытия конкурсного процесса, когда он еще не успел получить удовлетворение. С открытием конкурсного производства процесс по внеконкурсному оспариванию отдельного кредитора приостанавливается (первое предложение абз. 1 § 17). В таком случае управляющий приобретает право вступить в процесс или отклонить вступление. При вступлении в процесс просительная часть искового заявления преобразуется в той мере, в которой предъявленное требование направлено больше не на претерпевание принудительного исполнения оспаривающего кредитора в отношении спорного предмета, а на передачу вещи в конкурсную массу. В соответствии с абз. 2 § 17 Закона первоначальное исковое заявление должника может быть дополнено конкурсным управляющим. Отклонение вступления в процесс, согласно § 17 Закона (первое предложение абз. 1), состоит в отказе от сопровождения предъявленного требования. Для него не имеется особенных требований к форме, если отказ выражен ясно и безоговорочно. Отклонение вступления в процесс при этом не означает отказа от реституционного притязания в целом. В силу абз. 3 § 17 управляющий может в любом случае заново предъявить требование об оспаривании, в частности также путем подачи нового иска <96>.

<96> См.: Zeuner M. Op. cit. S. 287 - 288. См. также: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 168 - 170.

Параграф 18 немецкого Закона о оспаривании касается прекращения конкурсного производства и судьбы всех прав на оспаривание, осуществление которых с открытием конкурсного производства согласно § 16 Закона (первое предложение абз. 1) причислялось к конкурсной массе, т.е. которые могли предъявляться лишь конкурсным управляющим. Если конкурсный управляющий отказался от сопровождения предъявленного кредитором требования об оспаривании, то с прекращением конкурсного производства это притязание вновь возвращается отдельному кредитору и может теперь вновь им реализовываться согласно правилам Закона об [внеконкурсном] оспаривании. Если же конкурсный управляющий в соответствии с § 17 Закона (второе предложение абз. 1) все же вступил в процесс, но до прекращения конкурсного производства его не завершил, то теперь его может продолжить тот отдельный кредитор, который его начинал (просительная часть искового заявления должна вновь быть приведена в соответствие с последствиями § 11 Закона). Если спор был начат самим конкурсным управляющим, то ни отдельный кредитор, ни должник не могут вступить в этот процесс и продолжить его, - должен предъявляться новый иск <97>.

<97> См.: Zeuner M. Op. cit. S. 288 - 289. См. также: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 170 - 171.

При этом возражения, предъявленные противоположной стороной ("противником по оспариванию") против конкурсного управляющего, сохраняются после прекращения конкурсного производства согласно абз. 1 § 18 немецкого Закона об оспаривании также и против отдельных кредиторов <98>.

<98> См.: Zeuner M. Op. cit. S. 289. См. также: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 171.

6. Порядок и последствия внеконкурсного оспаривания 6.1. Притязания кредитора

Если имеются предпосылки составов оспаривания, обозначенных в § 3 - 6 немецкого Закона и § 2 - 3 австрийского Положения, то правовые последствия оспаривания определяются согласно § 11 немецкого Закона и § 13 австрийского Положения. Они ориентируют на восстановление доступа кредитора к имуществу должника, которое больше не находится в собственности этого должника. Кредитор должен оказаться в положении, как если бы оспариваемый акт не был принят и соответствующий предмет не выбыл из состава имущества должника. Фактической передачи его должнику не требуется, противоположная сторона ("противник по оспариванию") должна лишь устранить препятствия для доступа кредитора к спорному предмету, т.е. предоставить возможность осуществления в отношении его принудительного исполнения. Требуется лишь предоставить предмет в распоряжение, притом лишь в той мере, в которой это необходимо для удовлетворения требований кредитора (абз. 1 § 11 немецкого Закона (первое предложение), абз. 1 § 13 австрийского Положения) <99>.

<99> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 152; Zeuner M. Op. cit. S. 290 - 291.

При этом для абз. 1 § 11 немецкого Закона и абз. 1 § 13 австрийского Положения значение имеет именно то, что выбыло из имущества должника, а не то, что поступило или еще сохранилось в составе имущества противоположной стороны ("противника по оспариванию"). Но одновременно кредитору не должна причитаться выгода, которую он не получил бы без совершения оспариваемого действия <100>.

<100> Ibid.

Если оспариваемое предоставление еще различимо имеется в составе имущества противоположной стороны ("противника по оспариванию"), то оно должно в натуре представляться кредитору к распоряжению. И только если это невозможно (из-за отчуждения, гибели и проч.), противоположная сторона должна уплачивать компенсацию. Такая компенсация, например в немецком праве, уплачивается в размере объективной рыночной стоимости, рассчитываемой на момент последнего устного разбирательства в процессе по рассмотрению фактических обстоятельств. При этом она там уплачивается, по мнению некоторых авторов, лишь тогда, когда утрата вещи была виновной, - это выводится из отсылки § 11 немецкого Закона к нормам о неосновательном обогащении. В других случаях такая строгая ответственность наступает после принятия иска об оспаривании к рассмотрению или при знании об основаниях для оспаривания <101>.

<101> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 152 - 158; Zeuner M. Op. cit. S. 291 - 292, 297.

Кроме того, если должник вследствие оспоримого действия извлек доходы, то они вместе с переданным предметом должны быть предоставлены в натуре для осуществления принудительного исполнения. Если противоположная сторона ("противник по оспариванию") осуществила расходы на возвращаемый предмет, повышающие его стоимость, то они не должны попадать в сферу доступа кредитора, поскольку ориентир для определения объема требования об оспаривании составляет гипотетическое имущественное положение должника без совершения оспариваемого действия. Если такие расходы не могут быть отделены от спорного предмета (т.е. если речь идет о неотделимых улучшениях), то предмет в целом предоставляется для доступа кредитора, но кредитор должен компенсировать противоположной стороне ("противнику по оспариванию") расходы в той мере, в которой они повышают стоимость предмета в рамках принудительного исполнения. Такие расходы компенсируются из выручки от реализации и преимущественно перед удовлетворением из нее требований других лиц <102>.

<102> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 155; Zeuner M. Op. cit. S. 295 - 296.

6.2. Обратные притязания противоположной стороны ("противника по оспариванию") Немецкое право

Параграф 12 немецкого Закона о внеконкурсном оспаривании соответствует по своему замыслу правилам § 144 немецкого Положения о несостоятельности, поскольку в обоих случаях приобретатель предоставления может предъявить обратные требования к своему контрагенту, т.е. к должнику. Для Положения о несостоятельности это означает, что он получает требование к конкурсной массе. Конкурсное оспаривание кажется более выгодным для противоположной стороны ("противника по оспариванию"), ведь она возвращает полученное не отдельному кредитору, а в массу, и поэтому она в размере квоты получает выгоду для своего обратного требования <103>.

<103> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 158; Zeuner M. Op. cit. S. 298 - 299.

Нормой охватываются два различных притязания противоположной стороны ("противника по оспариванию"): с одной стороны, притязание о возврате встречного предоставления, которое появляется у противоположной стороны ("противника по оспариванию") вследствие оспаривания, с другой - требования, которые были погашены предоставлением должника [предоставленного теперь доступу оспаривающего кредитора], т.е. требования, восстановленные в результате оспаривания <104>.

<104> См.: Zeuner M. Op. cit. S. 299. См. также: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 159.

Ни встречные требования, ни восстановленные требования противоположная сторона ("противник по оспариванию") не может каким-либо образом противопоставить оспаривающему кредитору. Также из этих своих притязаний она не приобретает и право удержания или его функциональные заменители. Согласно ясному тексту нормы эти требования связывают лишь должника. В конечном счете это означает, что противоположная сторона ("противник по оспариванию") остается не удовлетворившей свои требования, поскольку притязание кредитора на оспаривание предполагает, что принудительное исполнение в отношении имущества должника уже оказалось безрезультатным или не обещает никакого успеха <105>.

<105> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 159; Zeuner M. Op. cit. S. 299.

Австрийское право

Аналогичные правила содержатся в § 15 австрийского Положения об оспаривании: "Противоположная сторона ("противник по оспариванию") - из-за [необходимости] возврата встречного предоставления или из-за восстановленного вследствие оспаривания требования - может связывать лишь должника". Параграф 16 австрийского Положения об оспаривании дополнительно категорически устанавливает, что свои требования к должнику противоположная сторона ("противник по оспариванию") не может противопоставить с зачетом против притязания об оспаривании. Такое исключение допустимости зачета соответствует общим правилам о зачете (§ 1438 Всеобщего австрийского гражданского уложения); оно вытекает из отсутствующей встречности <106>.

<106> См.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (окончание).

При этом здесь равным образом указывается, что принцип, согласно которому противоположная сторона ("противник по оспариванию") может предъявлять свое обратное требование только к должнику, порождает риск несправедливых результатов. И эта несправедливость связывается не только с тем, что оспаривающий кредитор и противоположная сторона ("противник по оспариванию") во многом лишь меняются местами: оспаривающий кредитор в конечном счете получает удовлетворение требований, а противоположная сторона ("противник по оспариванию") остается не удовлетворившей свои требования, поскольку притязание кредитора на оспаривание предполагает, что принудительное исполнение в отношении имущества должника уже оказалось безрезультатным или не обещает никакого успеха.

Помимо этого, несправедливость итогового решения связывается еще и со следующим обстоятельством. Предлагается представить, что, к примеру, должник произвел отчуждение недвижимости рыночной стоимостью 2 млн противоположной стороне ("противнику по оспариванию") с намерением лишить своего кредитора, которому он должен 3 млн, выручки от продажи, и если противоположная сторона ("противник по оспариванию") об этом должна была знать, то договор купли-продажи оспорим согласно § 2 австрийского Положения об оспаривании. Если кредитор осуществляет принудительное исполнение против должника к моменту, когда должник еще обладает 1 млн от выручки от продажи, то он удовлетворяет таким способом сначала треть своего требования. Исполнения оставшихся двух третей своего требования он может потребовать посредством оспаривания договора купли-продажи и принудительного исполнения в отношении возвращенного объекта недвижимости. Но тем самым кредитор получает существенно лучшее положение, чем без совершения оспариваемого действия, поскольку без оспариваемого отчуждения он в любом случае мог бы добиться удовлетворения лишь двух третей своего требования от обращения взыскания на объект недвижимости. Такое лучшее положение вызвано тем, что кредитор получает доступ как к отчужденному из имущества должника объекту недвижимости, так и к выручке от его продажи. Но кредиторское оспаривание не может иметь целью создание кредитору или кредиторам лучшего положения, чем то, которое существовало бы без оспариваемого действия. Оспаривание, которое служит защите права на удовлетворение требований, должно вести лишь к предотвращению убытков из-за сокращения имущественного фонда должника, но не к неожиданному увеличению за счет третьих лиц гарантирующего [обязательства должника] имущества <107>.

<107> См.: Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания... (окончание).

Х. Коциоль усматривает возможность решения в следующей идее: согласно абз. 1 § 13 австрийского Положения об оспаривании кредитор может истребовать то, что было в результате оспариваемых действий утрачено, отчуждено или от чего был осуществлен отказ, только в той мере, в которой это необходимо для удовлетворения его требований. Поскольку правила оспаривания должны устранять нарушение права на удовлетворение требований, по их смыслу может вместе с этим предполагаться лишь то, что оспаривающий нуждается в удовлетворении своих требований настолько, чтобы оказаться в положении, которое он имел бы без оспариваемого действия. Это ограничение вытекает из соображения, что все составы оспаривания обосновывает ущемление интересов кредиторов. Но если от ущемления интересов кредиторов зависит вопрос о том, допустимо ли вообще оспаривание, тогда такое ущемление интересов кредиторов должно быть также решающим и для того, в каком размере в конечном счете оспаривающему должен разрешаться доступ к имуществу должника. Было бы очевидно бессмысленным, если оспаривание ставилось бы в зависимость, так сказать, лишь от первого шиллинга, который оказался убыточным, а для определения объема притязания ущерб интересам кредиторов не должен был бы иметь никакого значения. Притязание, возникающее вследствие кредиторского оспаривания, по своему смыслу ограничивается устранением вызванного оспоримым действием ущерба доступу кредиторов к имуществу должника. Поэтому если оспаривающий уже частично от должника получил удовлетворение за счет выручки от продажи, то после этого он может требовать от противоположной стороны ("противника по оспариванию") лишь покрытия разницы между стоимостью недвижимости и удовлетворением, полученным от должника из выручки от продажи <108>.

<108> См.: Там же.

6.3. Детали порядка осуществления внеконкурсного оспаривания

Реализация притязания об оспаривании процессуально может происходить посредством подачи иска об оспаривании (§ 13 немецкого Закона об оспаривании или § 8, 12 австрийского Положения об оспаривании) или посредством заявления возражения (§ 9 немецкого Закона или § 8, 10 австрийского Положения) <109>.

<109> См.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 128; Zeuner M. Op. cit. S. 300.

Согласно немецкому Закону об оспаривании (§ 13) просительная часть искового заявления должна быть достаточно определенной. Прежде всего она должна содержать точную информацию об объеме притязания, а также о виде и способе предоставления полученного противоположной стороной ("противником по оспариванию") к распоряжению [оспаривающего кредитора]. Кроме того, иск должен содержать сведения о предмете и основании притязания <110>. Также и в § 12 австрийского Положения указывается, что если оспаривание осуществляется посредством подачи иска, то в иске должно быть указано, в каком объеме и каким образом ответчик должен что-либо предоставить или претерпевать в целях удовлетворения кредитором своих требований.

<110> См.: Zeuner M. Op. cit. S. 300 - 302. См. также: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 159 - 161.

Наряду с возможностью предъявления иска об оспаривании управомоченный на оспаривание может реализовать свое притязание путем заявления возражения или встречного возражения (§ 9 немецкого Закона или § 8, 10 австрийского Положения). К примеру, по немецкому праву подобное возражение должно заявляться посредством представления письменного документа. И основная сфера применения возражений здесь сводится к защите от исков об исключении имущества из описи согласно § 771 ГПК Германии, поддерживающих оспоримое отчуждение имущества, или от исков, направленных на преимущественное удовлетворение согласно § 805 ГПК Германии. Имеются в виду, например, такие случаи: должник оспоримым образом передал имущество третьему лицу. Если теперь кредитор должника накладывает арест на данное имущество, то третье лицо как собственник может ссылаться на § 771 ГПК и требовать исключения имущества из описи. Но его доводы в связи с оспоримостью приобретения являются необоснованными, в связи с чем кредитор может заявить возражение согласно § 9 немецкого Закона об оспаривании. В результате третьему лицу откажут в иске об исключении имущества из описи <111>.

<111> Подробнее см.: Hess H., Weis M., Wienberg R. Op. cit. S. 147 - 149; Zeuner M. Op. cit. S. 302 - 304.

Приложение 1

Немецкий Закон об оспаривании действий должника вне конкурсного производства (Gesetz uber die Anfechtung von Rechtshandlungen eines Schuldners ausserhalb des Insolvenzverfahrens) <112>

<112> Оригинальный текст доступен в Интернете. URL: http://www.gesetze-im-internet.de/anfg_1999/.

§ 1. Принцип

(1) Действия должника, ущемляющие интересы его кредиторов, могут оспариваться вне конкурсного производства в соответствии со следующими правилами.

(2) Бездействие приравнивается к действию.

§ 2. Лицо, управомоченное на оспаривание

На [осуществление] оспаривания управомочен любой кредитор, который получил исполнимый исполнительный лист и срок исполнения требования которого является наступившим, [в случае] если принудительное исполнение в отношении имущества должника не привело к полному удовлетворению требований [данного] кредитора или если следует предположить, что оно бы к этому не привело.

§ 3. Умышленное причинение вреда [интересам кредиторов]

(1) Оспоримым является действие, которое должник предпринял в последние 10 лет до оспаривания с намерением причинить вред интересам своих кредиторов, если другая сторона к моменту [совершения] действия знала о намерении должника. Такое знание презюмируется, если другая сторона знала, что предстоит наступление неплатежеспособности должника и что действие причинит вред его кредиторам.

(2) Если действие предоставляет или делает возможным для другой стороны обеспечение или удовлетворение требований, то период, обозначенный в первом предложении первого абзаца, составляет четыре года.

(3) Если действие предоставляет или делает возможным для другой стороны обеспечение или удовлетворение требований, которые она могла потребовать в данном порядке и в данное время, то вместо знания о предстоящей неплатежеспособности должника согласно второму предложению первого абзаца учитывается знание о наступившей [его неплатежеспособности]. Если другая сторона прибегла к платежному соглашению с должником или иным образом предоставила ему льготы по платежу, презюмируется, что ко времени [совершения] действия она не знала о неплатежеспособности должника.

(4) Оспоримым является возмездный договор, заключенный должником с близким лицом (§ 138 Положения о несостоятельности), вследствие которого непосредственно причиняется вред его кредиторам. Оспаривание исключается, если договор был заключен ранее чем за два года до оспаривания или если другая сторона к моменту заключения договора не знала о намерении должника причинить вред кредиторам.

§ 4. Безвозмездное предоставление

(1) Оспоримым является безвозмездное предоставление должника, разве что оно было осуществлено ранее чем за четыре года до оспаривания.

(2) Если предоставление состоит в совершении "обычного подарка по случаю, имеющего небольшую стоимость", то оно не подлежит оспариванию.

§ 5. Действия наследника

Если наследник исполнил из наследственной массы притязания на обязательную долю, завещательные отказы или возложения, то кредитор наследственной массы, который в процессе банкротства наследственной массы превосходит приобретателя в ранге или имеет с ним равное положение, может оспорить предоставление равным образом, что и безвозмездное предоставление наследника.

§ 6. Капиталовозмещающие займы у участников юридического лица (kapitalersatzende Darlehen)

(1) Оспоримым является действие, которое для требования участника о возврате займа в смысле п. 5 абз. 5 § 39 Положения о несостоятельности или для аналогичного требования:

  1. предоставило обеспечение, если действие было предпринято в последние 10 лет до получения подлежащего исполнению исполнительного листа или после этого, или
  2. предоставило удовлетворение, если действие было совершено в последние 10 лет до получения подлежащего исполнению исполнительного листа или после этого.

Если заявление об открытии конкурсного процесса? согласно абз. 1 § 26 Положения о несостоятельности? было отклонено до того, как кредитор получил подлежащий исполнению исполнительный лист, то срок на оспаривание начинает течь с заявления об открытии конкурсного процесса.

(2) Оспаривание исключено, если с окончания года, в котором кредитор получил подлежащий исполнению исполнительный лист, прошло три года. Если действие было предпринято позже, оспаривание исключается по истечении трех лет с окончания года, в котором было предпринято действие.

§ 6a. Обеспеченный заем

Оспоримым является действие, которым общество - в течение сроков, обозначенных в абз. 1 § 6 (в п. 2 первого предложения и во втором предложении), - предоставило удовлетворение требования третьего лица о возврате займа, если участник общества в отношении требования установил обеспечение или отвечает как поручитель; это распространяется по своему смыслу на предоставления по требованиям, которые экономически соответствуют займу. Абзацы 4 и 5 § 39 Положения о несостоятельности и абз. 2 § 6 [данного Закона] применяются соответственно.

§ 7. Исчисление сроков

(1) Определенные в § 3 и 4 сроки должны исчисляться от момента, когда оспоримость была реализована в судебном порядке.

(2) Если кредитор до того, как он получил подлежащий исполнению исполнительный лист или до того, как наступил срок исполнения его требования, письменно сообщил противоположной стороне ("противнику по оспариванию") о своем намерении оспорить действие, то срок исчисляется от момента получения сообщения, если к этому времени должник уже являлся неспособным удовлетворить требования кредитора и если до истечения двух лет с данного момента оспоримость оказалась реализованной в судебном порядке.

(3) В эти сроки не засчитывается время, в течение которого были предписаны меры согласно абз. 1 § 46 (второму предложению, п. 4 - 6) Закона о кредитной системе.

§ 8. Время совершения действия

(1) Действие рассматривается как совершенное в тот момент, когда наступили его правовые последствия.

(2) Если для вступления в силу сделки необходима регистрация в поземельной книге, судовом реестре, судостроительном реестре или реестре для залоговых прав на воздушные средства сообщения, то сделка рассматривается как совершенная [сразу же], как только выполнены остальные предпосылки для вступления ее в силу, имеется связывающее [должника] волеизъявление должника и другая сторона подала заявление о регистрации изменения права. Если было подано заявление о внесении в реестр отметки (предварительной записи) для обеспечения притязания на изменение права, то первое предложение действует с оговоркой, что данное заявление замещает заявление о регистрации изменения права.

(3) Для обусловленного или ограниченного сроком действия наступление условия или срока не принимается во внимание.

§ 9. Оспаривание посредством заявления возражения

До того как в отношении требования получен подлежащий исполнению исполнительный лист, оспоримость может реализовываться посредством заявления возражения; кредитор должен, однако, заявлять его до вынесения решения в течение определяемого судом срока.

§ 10. Подлежащий исполнению документ

Оспаривание не исключается тем, что для [совершения оспариваемого] действия получен подлежащий исполнению исполнительный лист, или тем, что [совершения оспариваемого] действия удалось добиться в результате принудительного исполнения.

§ 11. Правовые последствия

(1) Отчужденное или утраченное из имущества должника вследствие оспариваемого действия или то, от чего был осуществлен отказ, должно быть представлено кредитору к распоряжению - в той мере, в которой это необходимо для удовлетворения его требований. Применяются соответственно нормы о правовых последствиях неосновательного обогащения, при котором получатель знал о пороке правового основания. Проценты на денежный долг начисляются только тогда, когда наличествуют предпосылки просрочки должника или предпосылки § 291 Германского гражданского уложения; дополнительное требование о возврате выгод от полученной денежной суммы исключается.

(2) Приобретатель безвозмездного предоставления должен предоставить данное предоставление к распоряжению только в той мере, в которой он посредством него [все еще] обогащается. Это правило не действует тогда, когда он знает или согласно обстоятельствам должен знать, что безвозмездное предоставление причиняет вред кредиторам.

(3) В случае оспаривания согласно § 6a участник, установивший обеспечение или отвечающий как поручитель, должен претерпевать принудительное исполнение в отношении своего имущества в пределах суммы, в которой он отвечает как поручитель, или суммы, которая соответствует стоимости установленного им обеспечения на момент возврата займа или [осуществления] предоставления по приравниваемому требованию. Участник освобождается от обязанности, если он предоставляет предметы, которые служили кредитору в качестве обеспечения, к распоряжению [данного] кредитора.

§ 12. Притязания противоположной стороны ("противника по оспариванию")

Противоположная сторона ("противник по оспариванию") - из-за [необходимости] возврата встречного предоставления или из-за восстановленного вследствие оспаривания требования - может связывать лишь должника.

§ 13. Определенная просительная часть искового заявления

Если притязание об оспаривании реализуется посредством [подачи] иска, то в просительной части искового заявления определенно должно обозначаться, в каком объеме и каким способом противоположная сторона ("противник по оспариванию") должна предоставить полученное к распоряжению [оспаривающего кредитора].

§ 14. Предварительный подлежащий исполнению исполнительный лист. Решение с оговоркой

Если наличествует предварительный подлежащий исполнению исполнительный лист кредитора или решение, вынесенное с оговоркой, то в решении, признающем обоснованным притязание об оспаривании, исполнение должно ставиться в зависимость от того, что вынесенное против должника решение станет вступившим в силу или безоговорочным.

§ 15. Оспаривание против правопреемников

(1) Оспоримость может реализовываться против наследников или иных универсальных правопреемников противоположной стороны ("противника по оспариванию").

(2) Против иных правопреемников оспоримость может реализовываться:

  1. если правопреемнику ко времени его приобретения были известны обстоятельства, которые обосновывают оспоримость приобретения его правопредшественника;
  2. если правопреемник ко времени его приобретения относился к лицам, которые признаются близкими по отношению к должнику (§ 138 Положения о несостоятельности), разве что ему к этому времени не были известны обстоятельства, которые обосновывают оспоримость приобретения его правопредшественника;
  3. если правопреемнику полученное было предоставлено безвозмездно.

(3) Для исчисления срока согласно абз. 2 § 7 достаточно письменного уведомления правопреемника, против которого должно осуществляться оспаривание.

§ 16. Открытие конкурсного процесса

(1) Если над имуществом должника открыт конкурсный процесс, то [теперь] конкурсный управляющий управомочен сопровождать предъявленные конкурсными кредиторами требования об оспаривании. [В той мере, в которой кредитор добился решения и его издержки не были возмещены ответчиком,] из поступающего обратно в массу прежде всего кредитору должны быть возмещены издержки на судебное разбирательство.

(2) Если конкурсный кредитор до открытия конкурсного процесса уже получил - на основании своего заявления об оспаривании - обеспечение или удовлетворение своих требований, то действует, соответственно, § 130 Положения о несостоятельности <113>.

<113> В соответствии с ним в рамках дела о банкротстве такое обеспечение или удовлетворение требований может быть оспорено как нарушающее интересы других кредиторов.

§ 17. Приостановление процесса

(1) Если процесс об оспаривании к моменту открытия конкурсного процесса еще находится в производстве, то он приостанавливается. Он может быть возобновлен конкурсным управляющим. Если управляющий задерживает возобновление, то действует, соответственно, § 239 (абз. 2 - 4) ГПК.

(2) Конкурсный управляющий может расширить исковое заявление согласно § 143, 144, 146 Положения о несостоятельности.

(3) Если конкурсный управляющий отказывается от возобновления [уже начатого] спора, то он может возобновляться в отношении издержек каждой из сторон. Вследствие отказа от возобновления [уже начатого данного] спора не исключается право конкурсного управляющего предъявить притязание об оспаривании по правилам Положения о несостоятельности.

§ 18. Прекращение конкурсного процесса <114>

<114> Корректировка и дополнение текста произведены в соответствии с комментарием, представленным в работе: Zeuner M. Op. cit. S. 289.

(1) После прекращения конкурсного процесса [предъявленные] требования об оспаривании, которые [после открытия конкурсного процесса] мог сопровождать конкурсный управляющий, [вновь] сопровождаются отдельными кредиторами по правилам данного закона - в той мере, в которой против конкурсного управляющего не были получены противопоставляемые требованию возражения.

(2) Если [уже существовавшее к моменту открытия конкурсного процесса] требование об оспаривании еще не было предъявлено в судебном порядке в течение конкурсного процесса, то определенные в § 3 и 4 сроки исчисляются начиная с данного <115> момента, если требование предъявляется в судебном порядке в пределах года с момента окончания конкурсного процесса. Первое предложение распространяется на определенные в § 6 и 6a сроки соответственно с оговоркой, что вместо предъявления требования об оспаривании в судебном порядке речь идет о получении подлежащего исполнению исполнительного листа.

<115> По-видимому, имеется в виду момент прекращения конкурсного процесса. - Прим. пер.

§ 19. Правила оспаривания в отношениях с иностранным элементом

В отношениях с иностранным элементом для оспоримости действия решающим является право, которому подчиняются последствия (эффект) действия.

§ 20. Переходные положения

<...>

Приложение 2

Австрийское Положение об оспаривании [правовых актов должника, совершенных во вред его кредиторам] <116>

<116> Оригинальный текст доступен в Интернете. URL: https://www.ris.bka.gv.at/GeltendeFassung.wxe/Abfrage=Bundesnormen&Gesetzesnummer=10001734.

Право на оспаривание

§ 1.

Правовые акты, затрагивающие имущество должника, вне конкурсного производства могут оспариваться согласно следующим положениям в целях удовлетворения требований кредитора и провозглашаться по отношению к нему недействительными.

Оспаривание

А. Из-за намерения причинить вред кредиторам:

§ 2.

оспоримыми являются:

  1. все правовые акты, которые должник совершил с известным другой стороне намерением причинить вред своим кредиторам в течение последних 10 лет до оспаривания;
  2. все правовые акты, вследствие которых причиняется вред кредиторам должника и которые должник совершил в последние два года до оспаривания, если другой стороне должно было быть известно о намерении причинить вред;
  3. все правовые акты, вследствие которых причиняется вред кредиторам должника и которые должник совершил в последние два года до оспаривания в отношении своего супруга (до или во время брака) или в отношении других близких лиц или в пользу названных лиц, разве что другая сторона ко времени совершения правового акта не знала и не должна была знать о намерении должника причинить вред своим кредиторам.

Б. Из-за продажи имущества за бесценок:

  1. совершенные должником в последний год до оспаривания продажа, мена, поставка - в той мере, в которой другая сторона по сделке знала или должна была знать о том, что отчуждение имущества за бесценок причиняет вред кредиторам должника.

Оспаривание безвозмездных и приравненных к ним распоряжений

§ 3.

Оспоримыми являются следующие правовые акты, совершенные в последние два года до оспаривания:

  1. Безвозмездные распоряжения должника - в той мере, в которой речь не идет об исполнении обязанности, основанной на законе, об "обычных подарках по случаю" или о распоряжениях в соответствующем размере, которые были осуществлены на общеполезные цели либо отвечали моральным обязательствам или соображениям приличий.
  2. Приобретение имущества должника согласно административному распоряжению, если компенсация оказывается предоставленной из средств должника. Если данное имущество приобретено близкими лицами должника, то презюмируется, что компенсация предоставлена из средств должника.

Близкие лица

§ 4.

(1) В качестве близких лиц рассматриваются супруг и лица, которые состоят с должником или его супругом в отношениях родства - по прямой линии или до четвертой степени боковой линии - или в отношениях свойства; кроме того, в качестве близких лиц рассматриваются приемные дети и дети, взятые на воспитание, а также лица, находящиеся во внебрачном сожительстве с должником. Внебрачное родство приравнивается к брачному.

(2) Если должник является юридическим лицом, относится к объединениям лиц, которые не являются юридическими лицами, или если он является иным образованием, способным выступать стороной, то в качестве близких лиц должника рассматриваются:

  1. члены органов управления или органов надзора;
  2. участники, несущие неограниченную ответственность, а также
  3. участники в смысле § 5 Закона о замещающих собственный капитал предоставлениях участников.

Кроме того, в качестве близких рассматриваются лица, которые соответствовали перечисленным условиям в последний год до оспариваемого правового акта, а также указанные в абз. 1 близкие лица всех данных лиц.

Розничная продажа

§ 5.

Предоставления, осуществленные на основании розничной продажи движимых вещей в промысловом производстве должника, могут быть оспорены только в соответствии с условиями п. 1 - 2 § 2.

Принудительное исполнение и оспаривание

§ 6.

Оспаривание не исключается тем, что для [совершения] подлежащего оспариванию правового акта получен исполнительный документ или тем, что его совершение вызвано осуществлением принудительного исполнения. Если правовой акт провозглашается недействительным, то по отношению к [оспаривающему] кредитору также и действительность исполнительного документа теряет силу.

Оспаривание бездействия

§ 7.

В качестве правового акта должно рассматриваться также и бездействие должника, в результате которого он утрачивает право или вследствие которого по отношению к нему устанавливаются, сохраняются или обеспечиваются имущественные притязания. То же самое касается и бездействия в принятии наследства.

Полномочие на оспаривание

§ 8.

(1) На оспаривание уполномочен любой кредитор, требование которого подлежит исполнению, без учета времени возникновения требования, - в той мере, в которой принудительное исполнение в отношении имущества должника не привело к полному удовлетворению требования [данного] кредитора, или в той мере, в которой должно признаваться, что оно не привело бы к этому.

(2) Оспаривание может осуществляться посредством предъявления иска или посредством заявления возражения.

Приостановление истечения срока на оспаривание

§ 9.

(1) Истечение срока на оспаривание приостанавливается для кредитора по ставшему до истечения данного срока "созревшим" <117>, но еще неисполнимым требованию до окончания шести месяцев с наступления исполнимости требования, если кредитор после того, как он узнал об оспариваемом правовом акте должника:

  1. надлежащим образом продолжил процесс против должника по уже рассматриваемому иску или
  2. незамедлительно предъявил требование к должнику и надлежащим образом продолжил процесс по иску и
  3. в обоих случаях до истечения срока на оспаривание сообщил - с документом, доставленным через суд или нотариуса, - о своем намерении оспорить тому лицу, в отношении кого совершен правовой акт, или его наследникам.
<117> Имеется в виду, что наступил срок исполнения требования. - Прим. пер.

(2) На принятие и доставку указанного в абз. 1 документа уполномочен любой окружной суд по гражданским делам. Доставка данного документа должна осуществляться в соответствии с правилами о доставке исков.

Оспаривание до исполнимости

§ 10.

Оспаривание может осуществляться посредством заявления возражения, прежде чем требование кредитора станет подлежащим исполнению. Точно так же оспаривание может осуществляться в процедуре распределения поступлений, полученных путем принудительного исполнения, прежде чем требование оспаривающего кредитора станет подлежащим исполнению.

Противоположная сторона ("противник по оспариванию")

§ 11.

(1) Обоснованное против наследодателя оспаривание допустимо также и против наследников.

(2) Против другого правопреемника или получателя права оспаривание, обоснованное против правопредшественника, допустимо лишь тогда:

  1. когда ко времени его приобретения ему были известны или должны были быть известны обстоятельства, которые обосновывают право на оспаривание против правопредшественника;
  2. когда его приобретение основывается на безвозмездном распоряжении правопредшественника;
  3. когда он является близким лицом должника, разве что ко времени приобретения ему не были известны и не должны были быть известны обстоятельства, которые обосновывают право на оспаривание против его предшественника.

(3) Для пролонгации сроков согласно § 9 достаточно доставки документа тому лицу, против кого должно состояться оспаривание.

Иск об оспаривании

§ 12.

Если оспаривание осуществляется посредством подачи иска, то в иске должно быть указано, в каком объеме и каким образом ответчик должен что-либо предоставить или претерпевать в целях удовлетворения кредитором своих требований.

Содержание притязания об оспаривании

§ 13.

(1) Кредитор может потребовать возврата того, что в результате оспариваемого действия было утрачено или отчуждено из имущества должника, или того, от чего был осуществлен отказ, только в той мере, в которой это необходимо для удовлетворения его требования; если возврат является неподходящим, должна уплачиваться компенсация.

(2) Обязанный к [обратному] предоставлению рассматривается как недобросовестный владелец, а его наследники - только тогда, когда им были известны или должны были быть известны обстоятельства, которые обосновывают право на оспаривание против наследодателя.

(3) Добросовестный получатель безвозмездного предоставления обязан его вернуть только в той мере, в которой он [все еще] обогащается посредством него, разве что его приобретение оспоримо так же как и безвозмездное.

§ 14.

Если третьи лица приобрели неоспоримые права на подлежащие возврату вещи, то тот, во время владения которого состоялось обременение, обязан компенсировать кредитору потери, если его приобретение оказалось оспоримым. Применяются правила абз. 3 § 13.

Притязания противоположной стороны ("противника по оспариванию")

§ 15.

Противоположная сторона ("противник по оспариванию") - из-за [необходимости] возврата встречного предоставления или из-за восстановленного вследствие оспаривания требования - может связывать лишь должника.

Недопустимость зачета

§ 16.

Против притязания об оспаривании не может зачитываться обратное требование [противоположной стороны ("противника по оспариванию")] к должнику.

Освобождение противоположной стороны ("противника по оспариванию")

§ 17.

Противоположная сторона ("противник по оспариванию") может освободиться от притязания по оспариванию тем, что она удовлетворит требование, принадлежащее оспаривающему кредитору против должника.

Неоднократное оспаривание

§ 18.

Обстоятельство, что один и тот же правовой акт оспаривается несколькими кредиторами, ни в коем случае не может вести к тому последствию, что обязанности противоположной стороны ("противника по оспариванию") превышают определенный в § 13 и 14 стандарт.

Оспоримость при открытии конкурсного производства

§ 19.

(1) Каким образом требования об оспаривании, заявленные конкурсными кредиторами, могут реализовываться далее после открытия конкурсного производства, определяет § 37 Положения о конкурсном производстве.

(2) Удовлетворение или обеспечение требований, полученные кредитором вследствие оспаривания, могут - в случаях, если в отношении имущества должника открыто конкурсное производство, - оспариваться в соответствии с правилами Положения о несостоятельности.

Отметка относительно иска об оспаривании

§ 20.

(1) Если оспаривание осуществляется посредством предъявления иска, то управомоченное на оспаривание лицо может ходатайствовать в суде, рассматривающем дело, о внесении отметки об иске в отношении регистрируемых объектов, для которых осуществление оспаривания требует внесения изменений в реестр.

(2) Внесение данной отметки ведет к тому, что решение суда по иску об оспаривании действует также и против лиц, которые приобрели подлежащие регистрации права [уже] после внесения отметки.

Переходные положения относительно Закона о реформировании семейного права

§ 21.

<...>

References

Egorov A.V., Usacheva K.A. Secondary Liability for Bankruptcy - An Unfortunate Parallel to the Western Doctrine of Piercing the Corporate Veil [Subsidiarnaya otvetstvennost' za dovedeniye do bankrotstva - neudachnyy ekvivalent zapadnoy doktriny snyatiya korporativnoy vuali]. The Herald of the Supreme Arbitrazh Court of the Russian Federation [Vestnik Vysshego Arbitrazhnogo Suda Rossiiskoi Federatsii]. 2013. No. 12. P. 6 - 61.

Gerhardt W. Die systematische Einordnung der Glaubigeranfechtung. Goettingen, Habil., 1969.

Hess H., Weis M., Wienberg R. Kommentar zur Insolvenzordnung mit EGInsO. 2. Aufl. Bd. 2. Heidelberg, C.F. Mueller Verlag, 2001. 4236 p. Hamburger Kommentar zum Insolvenzrecht. 3. Aufl. Muenchen, ZAP-Verlag, 2009. 2549 p.

Koziol H. Basic Principles and Disputable Points in Challenges against Disadvantages Caused by Debtor's Actions (Part One) [Osnovy i spornyye voprosy osparivaniya deystviy dolzhnika, sovershennykh vo vred yego kreditoram (nachalo)]. Civil Law Review [Vestnik grazhdanskogo prava]. 2017. No. 3. P. 205 - 294.

Koziol H. Basic Principles and Disputable Points in Challenges against Disadvantages Caused by Debtor's Actions (Part Two) [Osnovy i spornyye voprosy osparivaniya deystviy dolzhnika, sovershennykh vo vred yego kreditoram (okonchanie)]. Civil Law Review [Vestnik grazhdanskogo prava]. 2017. No. 4. P. 199 - 261.

Nunner-Krautgasser B. Haftungsrechtliche Unwirksamkeit infolge Insolvenzanfechtung und ihre Tragweite in der Insolvenz des Anfechtungsgegners, in: Konecny A. (Hrsg.) Insolvenzrecht und Kreditschutz 2015. 22 Beitraege fuhrender Insolvenzrechtsexpert/-innen. Oesterreich, LexisNexis, 2015. 288 p.

Paulus Chr. Aktuelle Probleme des Anfechtungsrechts nach der Insolvenzordnung, in: Berger Chr. (Hrsg.), 1. Leipziger Insolvenzrechtstag, 2000.

Paulus G. Sinn und Formen der Glaeubigeranfechtung, in: Archiv fuer die civilistische Praxis, 155. Bd., H. 4/5. Muenchen, Mohr Siebeck, 1956. S. 277 - 374.

Schmidt K. Zwangsvollstreckung in anfechtbar verausserte Gegenstande - Eine Untersuchung zur Funktionsweise der Glaeubigeranfechtung. JuristenZeitung. 1987. 42. Jahrg. Nr. 19.

Wacke A. Zur Geschichte und Dogmatik der Glaeubigeranfechtung. ZZP. 83. Band. Heft 4. 1970. P. 418 - 435.

Zeuner M. Die Anfechtung in der Insolvenz. Muenchen, Verlag C.H. Beck, 2007. 318 s.