Мудрый Юрист

Судебное реагирование на заявление стороны защиты о заказном характере уголовного дела

Селина Елена Викторовна, доктор юридических наук.

В статье рассмотрены проблемы уголовного судопроизводства, относящиеся к доказыванию, осуществлению принципа презумпции невиновности, судебному реагированию на заявление стороны защиты о заказном характере уголовного дела.

Ключевые слова: презумпция невиновности, суд, следователь, обвиняемый, сторона защиты, доказательства, заказной характер уголовного дела.

Judicial Reaction to a Statement of the Defense about the "Special-Order" Nature of Criminal Case

E.V. Selina

Selina Elena V., Doctor of Law.

The article examines the problems of criminal procedure relating to evidence implementation of the principle of presumption of innocence, judicial response to the statement of the defense about custom-made character of criminal case.

Key words: presumption of innocence, court, investigator, accused, defense, evidence, custom-made character of criminal case.

Что находится на весах Фемиды? Можно предположить ответ: все ясно, взвешиваются аргументы сторон в судебном споре, одна чаша весов - одной стороне, вторая - другой. Однако аргументы бывают разными. Одни из них могут перевесить лишь в небольшой части, тогда, например, делается вывод, что обвиняемый, хотя и заслуживает наказания, заслуживает и снисхождения. Иные аргументы могут победить, лишь притянув свою чашу к земле, исключив все противоположное. Первые аргументы - "свидетели справедливости", вторые - "свидетели истины", первые способствуют выбору определенного наказания или иных мер воздействия, вторые - выводу о виновности, на основе презумпции невиновности.

Следователь собирает доказательства, представляющиеся ему достаточными для вывода о виновности обвиняемого, но удастся ли убедить в этом также и суд? Так же - и между решениями судов первой и второй инстанций: суд принимает решение по внутреннему убеждению, но у судов первой и второй инстанций убеждение может не совпасть в какой-либо части. Получается, все дело в том, в какой части нет совпадения убеждения? Чтобы это вызвало юридические сомнения, несовпадение должно быть серьезным. Серьезное - это... весомое? Многословное? Или, возможно, односложное? Одна буква, цифра: изменить - и все иначе?

Однажды Верховный Суд РФ указал на подобное противоречие, признав, что из-за замены одной цифры в вопросе, сформулированном для коллегии присяжных заседателей, изменилось существо дела. Событие преступления рассматривалось в судебном заседании как произошедшее в 20 часов, а в вопросном листе оказалось "22". Доказательства алиби были представлены суду на 20 часов (в соответствии с предметом разбирательства), а не 22 <1>. Поделюсь некоторыми сомнениями из собственного профессионального опыта. Приведение в пример данного решения Верховного Суда РФ указывалось мною в сопроводительном тексте к итогу научно-исследовательской работы по заказу одной адвокатской коллегии одной научно-педагогической организации (далее - НИР). От единственного слова из контекста установления события преступления может многое зависеть. Так получилось, как представляется, и в уголовном деле, представленном к НИР, готовящемся тогда к пересмотру Верховным Судом РФ в качестве апелляционной инстанции <2>. Будучи руководителем и при этом единственным исполнителем НИР, я не согласилась с одной правкой, предшествующей утверждению отчета НИР. Сомнения остаются и до сих пор, они носят научный характер, определю их на суд научной дискуссии. Правкой моего отчета было изменено одно слово - слово из цитаты показаний свидетеля, на которые была сделана ссылка в приговоре первой инстанции; слова, которые при цитировании показаний, взятых из приговора, оказались бы в заключении специалиста - это слово "сказал" вместо "передал" (на самом деле в приговоре цитировалось "передал", цитата была точной). Но от такой замены зависел бы вывод о виновности обвиняемого.

<1> Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16.09.2003 N 6-кп003-28сп // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 8.
<2> Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам от 16.06.2016 по делу N 67-АПУ16-5 // Сайт Верховного Суда РФ. URL: http://www.vsrf.ru.

Я до сих пор остаюсь в убеждении, что от этого слова, если в доказанную модель включить слово "сказал", а не "передал", зависело все обвинение, как от камешка на вершине пирамиды, перевернутой вверх основанием. "Передал" - значит, хотел, чтобы до сведения кого-то довели другие, а "сказал" - означает, что был в гуще события, общался с создателем организованного преступного сообщества, существование которого признано по другому уголовному делу.

Что же с моим заключением специалиста? Оно не состоялось как доказательство. Заключение специалиста изначально задумывалось как интерпретационный информационный источник. Но при этом следует признать, что таковым является и давно привычное в уголовном процессе заключение эксперта, если оно дано по определенным вопросам и материалам (по материалам дела). В этом заключается зерно альтернативности применения специальных знаний по уголовным делам. Казус же с названной правкой моего отчета по НИР был объяснен для меня противоречиво. С одной стороны, одно слово - мелочь, причиной которой была рассеянность при простом редактировании отчета. С другой - несогласие с этой правкой привело к отстранению меня от НИР по аргументу нежелания идти навстречу заказчику.

Несколько слов о понятии "заказчик" в уголовном судопроизводстве. Это слово, вроде бы противоречащее сути уголовного процесса, что называется, режет ухо. Но неурегулированность процедуры получения заключения специалиста защитником оставляет многое за рамками УПК. А значит - это "многое" (предмет заключения, вопросы, поставленные перед специалистом, и проч.) оговаривается в договоре, где адвокат или адвокатское образование является заказчиком, а специалист или организация, в которой он работает, - исполнителем. Присутствуя в судебном заседании Верховного Суда РФ, действовавшего в качестве апелляционной инстанции по названному уголовному делу, я смогла убедиться в том, что цепочка должностных лиц и организаций в таком правоотношении иногда создает эффект "неточного радио". Исходя из того, что прозвучало в суде, моя некомпетентность, она же неготовность подписать отправленную мне правку, не могла оказаться причиной расторжения договора, ведь мой отчет полностью был включен в речь адвоката. Адвокат добавил при этом, произнося данную речь в прениях сторон, что причиной всему стало "перетрясание элит" при приходе к власти Президента Российской Федерации. Этого не хватало в моем отчете?

Притягивать всем известные имена, желательно самой высокой власти, к речам адвокатов в уголовном процессе - тенденция, обозначившаяся еще при введении Устава уголовного судопроизводства 1864 г. Тенденция адвокатской практики привлекать к судебному рассмотрению неотносимые, но резонансные факты отчетливо показана Ф.М. Достоевским <3>. Из не относящегося к делу привлекаются приватно толкуемые факты из жизни потерпевших, общие посылы к бренности основ современной власти. За привлечение к разбирательству уголовных дел приватных фактов из жизни потерпевших ранее высказывались лишь адвокаты. Теперь - многое меняется.

<3> Дневник писателя (дело Кронберга, дело Каировой). Достоевский Ф.М. Дневник писателя за 1876 г. / [Соч.] Ф.М. Достоевского. СПб.: Тип. Ю. Штауфа (И. Фишона), 1879. С. 49 - 50.

Заместитель председателя Верховного Суда РФ В.А. Давыдов, комментируя недавно принятое Постановление Пленума Верховного Суда РФ о судебном приговоре <4>, считает, что обстоятельства, связанные с аморальным или противоправным поведением потерпевшего, которые стали поводом для совершения преступления и имеют важное значение, суд обязательно должен изложить в приговоре <5>.

<4> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 N 55 "О судебном приговоре". URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_207874/.
<5> Давыдов В.А. Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре": краткий обзор правовых позиций // Уголовный процесс. 2017. N 2. С. 21.

В толкуемом В.А. Давыдовым Постановлении говорится о смягчающем наказание обстоятельстве - "противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления" (п. "з" ч. 1 ст. 61 УК РФ). Очевидно, различие между тем, что поводом к преступлению явилось непосредственно это поведение или обстоятельства, связанные с таким поведением. Связанным, хотя бы и весьма отдаленно, может быть любой факт, огласка которого неприятна потерпевшему.

В связи с этим, а также в продолжение анализа указанного уголовного дела напрашивается вопрос о включении в сферу рассмотрения судебной власти такой (обычно относимой к устоям общественного договора) основы общественных отношений, как психологический комфорт или дискомфорт, основанный на разграничении одобряемого и порицаемого. Десятилетиями считалось, что это установлено раз и навсегда в УК РФ. Так называемые "сделки о признании", привнесенные в отечественный уголовный процесс из американского права, по идее, имеют одну единственную цель - содействовать установлению истины. Вопреки этому в юридической литературе есть интерпретации, вводящие более психологически комфортное наименования статуса лица, заключившего соглашение, чем "обвиняемый, заключивший досудебное соглашение о сотрудничестве в интересах следствия". В приведенном случае заказ на НИР содержал слово "соглашенцы", объясняющее сложности в оценке показаний свидетелей по данному делу. Дела многих из них, на основе соглашения о сотрудничестве, были выделены в отдельное производство. Но, с точки зрения расширения сферы судебной власти вплоть до пересмотра основ, создающих психологический комфорт добропорядочного человека, "соглашенец" - это недостаточно "почтенное" слово. Иное дело, например, - референт? <6>

<6> К такому термину может привести сравнение с американским понятием суммарного, то есть реферативного (крайне сокращенного) производства. По-английски summary - краткое изложение, обобщение. Одной из основных причин сокращения производства является отсутствие спора между сторонами обвинения и защиты.

Но и подход к понятию "потерпевший" по описанному уголовному делу оказался неожиданным. Тот, кто признал себя виновным в попытке дачи взятки, без оформления юридического факта освобождения от уголовной ответственности, фактически освобождается от уголовной ответственности, по умолчанию он признается "потерпевшим от мошенничества". Ничего не подозревавший человек, принявший денежные средства как спонсорскую помощь развитию отечественного спорта, оказался, таким образом, обвиняемым. Но зачем менять местами обвиняемого и потерпевшего?

В последнее время то и дело говорят о понятии "заказной характер уголовного дела". Есть рекомендации суду проверять такие заявления, а не отметать их <7>. Однако сложность в том, чтобы определить, что же именно следует проверять? Заявления о заказном характере обычно исходят из отчаянного несогласия обвиняемого с предъявленным обвинением, в котором, по убеждению стороны защиты, нет и тени правоты. Это может быть заметно из ряда противоречий, таких как по описанному уголовному делу. Например, в приговоре первой инстанции говорится: "Доводы защиты о том, что установленный факт отсутствия нескольких телефонных соединений между С. и А. подтверждает тот факт, что они редко общались, является неубедительным, поскольку сам факт, что отсутствовали множественные телефонные соединения, не меняет того положения, что по-прежнему нет доказательств того, что С. и А. были лишены возможности общаться между собой, используя SIM-карты, оформленные на других лиц". (Прямое противоречие презумпции невиновности.) Таким образом, заявление о заказном характере означает, что переход на эзопову речь до того исказил обсуждение, что сторонам друг друга не слышно.

<7> Пашин С.А. В 2016 году законодатель работал как "бешеный принтер" // Уголовный процесс. 2017. N 1. С. 50.

Что означает само понятие заказного или политического характера? Уголовная политика имманентна понятию государства как такового. Общественный посыл к установлению ее основ в сфере культуры принято называть социальным заказом. Изменение основ морали, заложенных в общественный договор, искажает общественный заказ на осуществление власти.

Если обвиняемый утверждает, что дело заказное, то он имеет в виду искажение социального заказа и соответствующей ему политики. Кто и зачем искажает, по одному этому или ряду подобных дел, один человек или не один, обвиняемому не известно. Этого и не требуется.

Литература

  1. Давыдов В.А. Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре": краткий обзор правовых позиций / В.А. Давыдов // Уголовный процесс. 2017. N 2. С. 18 - 23.
  2. Пашин С.А. В 2016 году законодатель работал как "бешеный принтер" / С.А. Пашин // Уголовный процесс. 2017. N 1. С. 46 - 51.