Мудрый Юрист

Квалификация незаконного сбыта наркотических средств: практика, порождающая проблемы

Кочои Самвел Мамадович, профессор кафедры уголовного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина, доктор юридических наук, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, почетный работник юстиции Российской Федерации.

Денисов Леонид Викторович, старший преподаватель кафедры предварительного расследования Нижегородской академии Министерства внутренних дел Российской Федерации, генерал-майор юстиции в отставке.

В настоящей статье рассматриваются вопросы квалификации незаконного сбыта наркотических средств (ст. 228.1 УК РФ). Проанализированы соответствующие нормы УК РФ и разъяснения Пленума Верховного Суда РФ. На примере конкретного уголовного дела продемонстрирована такая противоречащая закону практика квалификации незаконного приобретения наркотических средств, как их сбыт. Высказано мнение о необходимости изменения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" в той части, в какой оно содержит разъяснение о квалификации незаконного сбыта наркотиков.

По мнению авторов статьи, существующая практика не решает проблем, но порождает новые, в том числе связанные с законностью квалификации такого преступления, как незаконный сбыт наркотиков. Представляется, что покушение на незаконный сбыт наркотических средств может иметь место только тогда, когда лицо пытается их сбывать. В остальных случаях (тем более когда они образуют самостоятельные составы преступлений: незаконное приобретение наркотиков, их незаконное хранение и т.д.) квалификация как сбыт должна исключаться.

Ключевые слова: наркотики, наркотические средства, незаконное приобретение, незаконный сбыт, квалификация преступления.

Qualification of Illicit Drug Trafficking: Practice Causing Problems

S.M. Kochoi, L.V. Denisov

Kochoi Samvel M., Professor of the Department of Criminal Law of the Kutafin Moscow State Law University (MSAL), Doctor of Law, Honored Worker of the Higher School of the Russian Federation, Honored Worker of Justice of the Russian Federation.

Denisov Leonid V., Senior Lecturer of the Department of Preliminary Investigation of the Nizhny Novgorod Academy of the Ministry of the Interior of the Russian Federation, Retired Major General of Justice.

The article examines the qualification of illegal Sale of narcotics (Art. 228.1 of the Criminal code of the Russian Federation). Analyzed the relevant norms of the Criminal code and explanations of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation. On the example of the particular criminal case is demonstrated contrary to the law practice of qualification of illegal acquisition of narcotics as their Sale. Suggested the necessity of changing the resolution of the Plenum of the Supreme Court (15.06.2006) N 14 "About court practice on Affairs about the crimes connected with narcotics, psychotropic, strong and poisonous substances" to the extent it provides clarification on the classification of illegal narcotics.

According to the authors of the article attempted illegal Sale of narcotics can have only when a person is trying to sell them. In other cases, especially when they constitute separate offences, qualification as Sell should be excluded.

Key words: narcotics, narcotic drugs, illegal acquisition, illegal sale, qualification of crime.

Квалификация отдельных преступлений, связанных с наркотиками <1>, в судебно-следственной практике вызывает немалые споры. Соответствующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, к сожалению, не только не решают имеющиеся проблемы, но и создают новые.

<1> Под обобщенным понятием "наркотики" мы понимаем предмет преступлений, предусмотренных антинаркотическими статьями УК РФ. См. об этом: Кромова А.Я. Контрабанда наркотиков (статья 229.1 УК РФ): Монография / Под ред. С.М. Кочои. М., 2014. С. 67 - 68.

УК РФ, предусматривая в ст. 228.1 ответственность за сбыт наркотиков, не раскрывает ее содержание. Что следует понимать в таком случае под понятием "сбыт", разъясняет Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 15.06.2006 N 14 (в ред. от 16.05.2017) "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами":

"Под незаконным сбытом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует понимать незаконную деятельность лица, направленную на их возмездную либо безвозмездную реализацию (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.) другому лицу...".

Поскольку ст. 228.1 УК РФ не называет среди признаков состава незаконного сбыта также его последствия, стало быть, рассматриваемое преступление содержит формальный состав. Как разъясняет Пленум Верховного Суда РФ, "незаконный сбыт следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю указанных средств, веществ, растений независимо от их фактического получения приобретателем".

Таким образом, незаконный сбыт перечисленных в ст. 228.1 УК РФ предметов окончен с момента их передачи потребителю (потребителям). При этом, как свидетельствует судебная практика, сбыт является оконченным преступлением "с момента передачи наркотических средств, независимо от того, сколько времени они находились у покупателя" <2>.

<2> Определение Верховного Суда РФ от 04.03.2010 по делу N 8-О10-4 // СПС "КонсультантПлюс".

В цитируемом разъяснении Пленума Верховного Суда РФ хотим обратить внимание на определение сбыта не как действия (одноактного), а как деятельности, то есть системы действий. Как отмечается в литературе, если во всех нормах УК РФ сбыт понимается как единичное действие, состоящее в передаче или отчуждении предметов, то в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 N 14 он понимается как "деятельность", не знающая каких-либо четких границ <3>.

<3> Кирюшкин М.В. Проблемы применения новых правил квалификации действий, совершенных в целях сбыта наркотических средств // Уголовное право. 2016. N 1 // СПС "КонсультантПлюс".

Случайно ли это? Скорее всего, нет. Ведь в данном случае в понятие "деятельность" теоретически можно включить все, что угодно, а не только сам сбыт. В подтверждение наших сомнений приведем следующий текст из цитируемого Постановления.

"Если лицо в целях осуществления умысла на незаконный сбыт наркотических средств... незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает эти средства, вещества, растения, тем самым совершает действия, направленные на их последующую реализацию и составляющие часть объективной стороны сбыта, однако по независящим от него обстоятельствам не передает указанные средства, вещества, растения приобретателю, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на незаконный сбыт этих средств, веществ, растений" (п. 13.2).

Таким образом, по логике Пленума Верховного Суда РФ, приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку этих средств, веществ и растений можно квалифицировать как покушение на их незаконный сбыт - по ст. 228.1 УК. Однако как быть с тем, что каждое из перечисленных деяний само по себе уже наказуемо - по ст. 228 УК?

Кроме того, при квалификации действий обвиняемого лица как покушения на преступление необходимо иметь в виду положения ч. 3 ст. 30 УК РФ, согласно которым покушением признаются "умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам". Соответственно, органы предварительного расследования должны описывать те конкретные действия обвиняемого, которые, по их мнению, непосредственно направлены на незаконный сбыт ранее приобретенного им наркотика. Однако органы предварительного расследования, как показывает практика, основываясь на разъяснении Пленума Верховного Суда РФ, непосредственно направленными на незаконный сбыт действиями называют приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку наркотиков.

Представляется, что критика в литературе данного разъяснения является справедливой. Ведь "факт приобретения, хранения, перевозки, изготовления, переработки предмета преступления не свидетельствует о начале выполнения объективной стороны преступления (незаконного сбыта. - С.К., В.Д.). В данной части рекомендации Верховного Суда РФ представляются противоречащими принципу законности, вины и справедливости, так как возможные уголовно-правовые последствия не будут соответствовать закону и явно несоразмерны совершенным деяниям и опасности лица, в действиях которого только усматривается намерение совершить сбыт" <4>.

<4> Классен А.Н., Кириенко М.С. Трансформация позиции Верховного Суда РФ по вопросу квалификации сбыта наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов // Законодательство и экономика. 2015. N 8 // СПС "КонсультантПлюс".

Полагаем, что критикуемое разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, помимо всего прочего, стирает границы между составами преступлений, предусмотренных разными статьями УК РФ - 228 и 228.1. Оно в этом смысле противоречит закону.

Конечно, можно утверждать, что указанное разъяснение лишь означает, что приобретение или хранение наркотиков должно быть осуществлено специально с целью их сбыта. Однако вместо ответа на вопрос, что может свидетельствовать о наличии такой цели, Пленум Верховного Суда РФ рассуждает об умысле на незаконный сбыт.

"Об умысле на сбыт указанных средств, веществ, растений, - разъясняет Пленум Верховного Суда РФ, - могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, количество (объем), размещение в удобной для передачи расфасовке, наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п." (п. 13 Постановления от 15.06.2006 N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами").

Как в практике понимают вышеприведенные положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ, можно иллюстрировать на материалах следующего уголовного дела.

Б. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Согласно обвинительному заключению он "совершил покушение, то есть умышленные действия, непосредственно направленные на совершение незаконного сбыта наркотических средств, совершенного в крупном размере, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам".

Как следует из материалов дела, Б. приобрел "вещества общей массой 6,76 г, содержащие в своем составе наркотическое средство - кокаин, общий вес которого составляет крупный размер". Вышеуказанное наркотическое средство он незаконно хранил при себе, с чем был задержан сотрудниками полиции в ходе личного досмотра. Тем самым, по утверждению органов обвинения, он совершил покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенный в крупном размере.

По этим же утверждениям, приобретая наркотическое средство, Б. уже имел умысел на незаконный их сбыт. Однако в обвинительном заключении не приводится ни одного обстоятельства, подтверждающего наличие такого умысла (в литературе именуемого, как известно, "заранее обдуманным") <5>. Далее органы обвинения утверждают, что вышеуказанное наркотическое средство "для реализации своего преступного умысла, то есть с целью последующего сбыта, он (Б. - С.К., Л.Д.) незаконно хранил при себе".

<5> Кочои С.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). М., 2011. С. 48.

Получается, что умысел на незаконный сбыт у обвиняемого возник после приобретения наркотического средства, когда он уже хранил его при себе. Таким образом, обвинительное заключение содержит противоречие в том, что касается момента формирования у обвиняемого умысла на незаконный сбыт наркотического средства.

В этом деле одним из доказательств наличия умысла на незаконный сбыт наркотического средства органы обвинения посчитали факт расфасовки наркотического средства в пяти пакетах, "упакованных в полимерный пакет, находящийся в левом переднем кармане надетых на задержанном брюк". Действительно, Пленум Верховного Суда РФ также называет среди обстоятельств, свидетельствующих об умысле на незаконный сбыт наркотического средства, его "размещение в удобной для передачи расфасовке" (п. 13 Постановления от 15.06.2006 N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами"). Однако в анализируемом обвинительном заключении нет данных, подтверждающих, что расфасовка кокаина в пяти пакетиках, размещенных в одном полиэтиленовом пакете, делала "удобной передачу", а не, например, его употребление. Данное обстоятельство обвиняемый объяснял именно тем, что он сам просил продавца наркотических средств, в связи с его "большим количеством", расфасовать его в различные пакетики "с целью последующего удобного употребления".

Еще одним обстоятельством, которое, по мнению Пленума Верховного Суда РФ, может свидетельствовать об умысле на незаконный сбыт наркотиков, является "наличие соответствующей договоренности с потребителями" купленного виновным лицом наркотика (п. 13 Постановления от 15.06.2006 N 14). Однако в изученном нами деле ни один из восьми свидетелей (причем шесть из которых - работники полиции) не заявил о том, что задержанный Б. имел такую договоренность. Более того, в деле не установлены ни продавец наркотиков Б., ни обстоятельства, при которых наркотики были приобретены.

Наконец, квалификация действий обвиняемого противоречит рекомендациям Пленума Верховного Суда РФ (п. 13 Постановления от 15.06.2006 N 14) в том, что касается оценки такого обстоятельства, как приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка наркотического средства "лицом, самим их не употребляющим". По мнению высшей судебной инстанции РФ, данное обстоятельство, в совокупности с другими, может свидетельствовать о наличии умысла на его сбыт. Между тем, со слов обвиняемого, он употребляет наркотические средства, что, в свою очередь, подтверждается заключением эксперта N 293-2 от 05.05.2017. Согласно обвинительному заключению у Б. "имеется пагубное употребление нескольких психоактивных веществ F19.1). Об этом свидетельствуют данные анамнеза и настоящего психиатрического обследования об эпизодическом употреблении кокаина и чрезмерной алкоголизации без формирования отчетливых признаков психофизической зависимости".

Ко всему вышесказанному следует добавить, что количество (объем) приобретенного наркотика (на которое ссылается Пленум Верховного Суда РФ) также не может свидетельствовать о покушении на его сбыт, так как размер, в том числе особо крупный, является признаком незаконного приобретения без цели сбыта.

Таким образом, в настоящем деле единственным фактическим основанием для квалификации незаконного приобретения наркотиков как покушение на его сбыт послужил сам факт приобретения.

Очевидно, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами", в той части, в какой оно было здесь рассмотрено, нуждается в изменении. На наш взгляд, покушение на незаконный сбыт наркотиков может иметь место только тогда, когда лицо пытается его сбывать. В остальных случаях (тем более, когда эти случаи образуют самостоятельные составы преступления) квалификация как незаконный сбыт должна исключаться.

Литература

  1. Кирюшкин М.В. Проблемы применения новых правил квалификации действий, совершенных в целях сбыта наркотических средств / М.В. Кирюшкин // Уголовное право. 2016. N 1 // СПС "КонсультантПлюс".
  2. Классен А.Н., Кириенко М.С. Трансформация позиции Верховного Суда РФ по вопросу квалификации сбыта наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов / А.Н. Классен, М.С. Кириенко // Законодательство и экономика. 2015. N 8 // СПС "КонсультантПлюс".
  3. Кочои С.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / С.М. Кочои. М., 2011. 936 с.
  4. Кромова А.Я. Контрабанда наркотиков (статья 229.1 УК РФ): Монография / Под ред. С.М. Кочои. М., 2014. 136 с.