Мудрый Юрист

Возможности использования адвокатом специальных психологических познаний в международных спорах родителей о детях

Скабелина Лариса Александровна, доцент кафедры адвокатуры и нотариата Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина, кандидат психологических наук.

В статье рассматриваются возможности использования судебно-психологической экспертизы и заключения специалиста-психолога в международных спорах родителей о детях. Особое внимание уделяется формулировке вопросов, которые можно ставить перед экспертами-психологами. Приводится пример проведения подобной экспертизы с анализом допущенных в ней ошибок.

Ключевые слова: специальные психологические познания, судебно-психологическая экспертиза, заключение специалиста-психолога, международные споры родителей о детях, использование адвокатом специальных познаний.

Opportunities of Special Psychological Knowledge Application by an Attorney in International Disputes between Parents over Children

L.A. Skabelina

Skabelina Larisa A., Assistant Professor of the Department of Advocacy and Notaries of the Kutafin Moscow State Law University (MSAL), Candidate of Psychological Sciences.

Application of judicial-psychological expertise and special psychological conclusions for the conflict between parents regarding children under international law has been studied in the article. Special attention is paid to the formulation of questions to experts-psychologists. An example of such expertise and analysis of flaws is demonstrated.

Key words: special psychological knowledge, judicial-psychological expertise, special psychological conclusions, conflict between parents regarding children under international law, use of special knowledge by the lawyer.

По данным Федеральной службы государственной статистики, примерно каждый второй брак в России заканчивается разводом <1>. Ежегодно более 600 тысяч детей переживают развод родителей. При этом все чаще дети становятся объектом судебных споров между родителями, не пришедшими к соглашению по вопросу определения места жительства ребенка.

<1> Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/B14_14p/IssWWW.exe/Stg/d01/02-11.htm.

Соответственно, и количество судебных разбирательств по делам о детско-родительских отношениях неизменно растет. По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, только за последние 8 лет количество исков о порядке воспитания детей родителями выросло в 1,8 раза (с 17 014 в 2008 г. до 30 806 в 2016 г.).

В условиях глобализации и либерализации миграционного законодательства увеличивается количество международных браков в России. По данным Управления ЗАГС г. Москвы, уже в 2011 г. каждый десятый брак был международным.

А это значит, появляются дела о праве на воспитание детей, в которых родители - граждане разных государств и проживают раздельно.

По данным, размещенным на аналитическом портале "Отрасли права", на май 2015 г. в Министерстве образования и науки находилось около 50 заявлений родителей, детей которых без их согласия вывезли за границу. В основном речь идет об Израиле, Армении, Чехии и Украине <2>.

<2> Сухаренко А.Н. Международное похищение российских детей: правовые аспекты их возвращения // Аналитический портал "Отрасли права". URL: http://отрасли-права.рф/article/2265.

В ряде таких случаев суды при разрешении споров родителей о месте проживания ребенка назначают проведение судебно-психологической экспертизы (далее - СПЭ) для решения вопросов, требующих специальных психологических познаний. Анализ практики назначения и проведения подобных СПЭ показывает, что перед экспертами-психологами обычно ставятся следующие вопросы:

Перечисленные вопросы, на наш взгляд, не в полной мере соответствуют современному уровню применения в ходе судебного разбирательства специальных психологических познаний, точнее - не исчерпывают их возможностей, а некоторые сформулированы некорректно.

Типовые вопросы СПЭ детско-родительских отношений перечислены на сайте Российского федерального центра судебных экспертиз при Минюсте РФ <3>. Однако дела о детско-родительских отношениях, в которых родители являются гражданами разных государств, имеют свою специфику. Поэтому вопросы, которые ставятся на разрешение экспертов-психологов, могут отличаться от типовых вопросов СПЭ детско-родительских отношений.

<3> Официальный сайт Российского федерального центра судебных экспертиз при Минюсте РФ. URL: http://www.sudexpert.ru/possib/psych.php.

СПЭ детско-родительских отношений в международных браках является частным случаем СПЭ детско-родительских отношений и регламентируется теми же нормативно-правовыми актами: ГПК РФ, Федеральным законом от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"; очевидно, что при их проведении следует руководствоваться общими для СПЭ методическими рекомендациями.

Современная теория судебной экспертизы выделяет в качестве предмета экспертного исследования так называемые экспертные понятия <4>. Это понятия, занимающие промежуточное положение между психологическими понятиями и правовыми понятиями, носят междисциплинарный характер. Экспертные понятия - это такие психологические понятия, установление факта наличия которых имеет правовое значение. Включение экспертных понятий в вопрос СПЭ обеспечивает правовую значимость ответа, данного экспертами.

<4> Секераж Т.Н., Сафуанов Ф.С. О развитии судебно-психологической экспертизы в России и перспективах межведомственного взаимодействия // Теория и практика судебной экспертизы. 2008. N 4(12). С. 65 - 66.

Приведенные выше вопросы составлены без учета этого важнейшего принципа. Однако формулировка вопросов имеет принципиальное значение для проведения СПЭ. Если вопросы составлены неточно и вместо экспертных понятий в них использованы термины, не относящиеся к психологической науке, то:

Кроме того, при составлении вопросов СПЭ следует учитывать некоторые ограничения (методические, в частности). Так, например, в течение продолжительного времени предполагалось, что к компетенции СПЭ относится и решение вопроса о психологической целесообразности проживания ребенка с конкретным родителем либо об общении ребенка с тем или иным родителем. В настоящее время ведущие специалисты считают, что этот вопрос выходит за пределы компетенции СПЭ, так как: 1) этот вопрос ориентирует суд на принятие конкретного решения; 2) вопрос о неких перспективах, динамике состояния при проживании у определенного родителя не имеет экспертного решения; не существует и не может существовать методики, позволяющей учесть все возможные факторы. То есть имеются методические ограничения по его разрешению экспертами <5>.

<5> Енгалычев В.Ф., Шипшин С.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном и гражданском процессах: вопросы теории и практики. Практикум для студентов факультетов психологии высших учебных заведений (специалитет, бакалавриат, магистратура). М.-Воронеж: Изд-во Московского психолого-социального университета; Воронеж: МОДЭК, 2015. С. 252.

Для того чтобы точнее сформулировать вопросы СПЭ по детско-родительским отношениям, в которых супруги - граждане разных государств и проживают раздельно, обратимся к законодательству, регулирующему их правоотношения. Вопросы, связанные с возвращением детей, которых без их согласия вывезли за границу, регулируются Конвенцией о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей (подписана Россией в г. Гааге 25.10.1980). В частности, в ст. 12 указывается:

Далее в ст. 13 говорится, что:

А)...

Б) имеется очень серьезный риск того, что возвращение ребенка создаст угрозу причинения ему физического или психологического вреда или иным способом поставит в невыносимые условия;

<6> Выделено Скабелиной Л.А.

Таким образом, данная Конвенция содержит указание на необходимость учета некоторых психологических аспектов при решении вопроса о возвращении незаконно перемещенного ребенка. А именно:

Это указание на необходимость учета ряда психологических факторов при решении судом вопроса о возвращении/невозвращении ребенка. Опираясь на формулировки Конвенции, можно сформулировать вопросы СПЭ, ответы на которые будут иметь правовое значение:

  1. Имеются ли у подэкспертного (указать Ф.И.О., год рождения) какие-либо психологические признаки адаптации/дезадаптации к условиям проживания в данной стране (указать какой)?
  2. Оказывают ли особенности психического состояния, индивидуально-психологические особенности отца/матери негативное влияние на психическое состояние и психическое развитие ребенка?
  3. Способен ли подэкспертный (указать Ф.И.О., год рождения) к выработке и принятию самостоятельного решения по вопросу своего проживания в стране проживания отца/матери?
  4. Каково действительное отношение ребенка (указать Ф.И.О., год рождения) к возвращению в страну пребывания одного из родителей (указать какую)?
  5. Является ли отвергающее (конфликтное) отношение подэкспертного (указать Ф.И.О., год рождения) к вопросу о возвращении в страну пребывания одного из родителей (указать какую) результатом вовлечения ребенка в конфликт между матерью и отцом (или влияния матери/отца, или негативного опыта взаимодействия с ним)?

Эти вопросы могут быть дополнены общими вопросами, входящими в компетенцию экспертов-психологов: каковы индивидуально-психологические особенности ребенка? каковы особенности психического состояния ребенка в настоящее время? каковы индивидуально-психологические особенности отца/матери, их стиль воспитания? каково действительное отношение ребенка к отцу/матери?

Исследование всех этих вопросов предполагает готовность и согласие на проведение СПЭ каждой из конфликтующих сторон. На деле это часто не так. Поэтому не все из представленных вопросов могут быть исследованы в каждом случае.

Сформулированные примерные вопросы для СПЭ по делам о возвращении ребенка в страну пребывания одного из родителей требуют пояснения. Так, например, что касается адаптации, которая произошла или не произошла за время пребывания ребенка после его незаконного перемещения, то необходимо различать адаптацию психологическую, социальную и физическую. К физической адаптации относятся, например, привыкание к климатическим условиям - температуре, влажности воздуха, количеству солнечных дней в году и пр. Выяснение вопросов, касающихся физической адаптации ребенка к условиям проживания в новой стране, не входит в компетенцию психолога. Однако физическая адаптация является важной частью адаптации в целом и ее успех/неуспех влияет на социально-психологическую адаптацию ребенка. В компетенции психолога выяснение признаков физической адаптации не входит, эксперт-психолог может диагностировать признаки успешной социально-психологической адаптации ребенка: наличие новых дружеских связей; удовлетворенность его статусом в новом детском коллективе; эмоциональное (психическое) состояние ребенка в настоящее время и прочее.

Предметом СПЭ по детско-родительским отношениям является выявление имеющего правовое значение вреда психическому развитию ребенка вследствие его проживания (общения) с одним из родителей. В новом Государственном стандарте, вступившем в силу с 01.04.2017, установлены термины и определения, применяемые в СПЭ, раскрывается понятие "негативное влияние индивидуально-психологических особенностей отца, матери на психическое состояние и психическое развитие ребенка: негативное влияние личностных особенностей родителя, его стиля воспитания, отношения к ребенку на психическое состояние и полноценное психическое развитие ребенка" <7>. С этим связан второй из рекомендуемых вопросов.

<7> Приказ Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 12.12.2016 N 2010-СТ "Судебно-психологическая экспертиза. Термины и определения". URL. http://protect.gost.ru.

Ядром правового регулирования семейных споров являются интересы ребенка. В Постановлении от 04.07.1997 N 9 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления" Пленума Верховного Суда РФ п. 14 указывается, что под интересами ребенка "следует понимать обеспечение условий, необходимых для его полноценного физического, психического и духовного развития". Место жительства ребенка при раздельном проживании родителей и отсутствии согласия между ними определяется судом "исходя из интересов ребенка и с учетом мнения детей" (ч. 3 ст. 65 СК РФ).

В то же время при рассмотрении споров между разводящимися супругами должны учитываться интересы матери и интересы отца. Согласно действующему СК РФ родители имеют равные права и равные обязанности в отношении своих детей. При этом право родителя, проживающего отдельно, на "общение с ребенком, участие в его воспитании и решении вопросов получения ребенком образования" может быть реализовано только в том случае, "если такое общение не причиняет вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию" (ч. 1 ст. 66 СК РФ).

Выяснить интересы ребенка суд может четырьмя основными способами:

  1. опросив ребенка в суде;
  2. опросив в суде родителей ребенка и свидетелей;
  3. при помощи заключения органов опеки и попечительства;
  4. при помощи заключения СПЭ или заключения специалиста.

При этом необходимо учитывать некоторые особенности мнения ребенка (старше 10 лет) по поводу его места жительства, которое он озвучивает в суде. Во-первых, опрос ребенка в суде - сама по себе психотравмирующая ситуации, а опрос по поводу выбора места жительства между матерью и отцом - вдвойне. И последствия такой травмы могут быть глубокими и продолжительными (в частности, выросшего во взрослого может преследовать чувство вины перед невыбранным родителем).

Во-вторых, в силу недостаточного опыта ребенок часто не может определить свои подлинные интересы. Так, при экспертизе подэкспертного В. решался вопрос о способности 6-летнего мальчика к выработке и принятию самостоятельного решения по вопросу своего проживания с матерью или отцом. Его родители проживали раздельно два года, мальчик проживал с отцом, периодически виделся с матерью (вышедшей замуж в Германии). Последние три месяца жил в Москве с матерью и отчимом, мать подала иск об определении места жительства с ней. Мальчик заявлял, что любит и отца, и мать, но жить хочет с мамой, так как "с ней можно развлекаться, в Германии есть бассейн, а у папы нет синтезатора и телевизора". Выразил желание поскорее уехать с мамой в Гамбург. При экспериментально-психологическом исследовании было установлено соответствие уровня психического развития ребенка нормам психического развития. При оценке индивидуально-психологических особенностей были выявлены естественные возрастные подчиняемость и ведомость, ориентация на мнение значимых взрослых. Экспертами было принято во внимание, что мотивация своего желания проживания с матерью носила у мальчика исключительно игровой характер. Было дано заключение, что в силу естественного возрастного развития у ребенка обнаруживается недостаточная сформированность способности к самостоятельному и всестороннему анализу и оценке сложившейся семейной ситуации, прогнозу ее дальнейшего развития и возможных последствий, в связи с чем он не способен в сложившейся ситуации к выработке и принятию самостоятельного решения по вопросу своего проживания с матерью и отцом <8>.

<8> Сафуанов Ф.С., Харитонова Н.К., Русаковская О.А. Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. 2-е изд., испр. Генезис, 2012. С. 131 - 132.

И, в-третьих, в силу возрастной внушаемости мнение ребенка, высказываемое в суде, не является полностью самостоятельным. Нередко оно сформировано под влиянием взрослых, с которыми он проживает.

Таким образом, практика показывает, что учет мнения ребенка, даже старше 10 лет, может не всегда отвечать интересам ребенка. Поэтому так важны 3, 4 и 5-й из предложенных вопросов.

Вполне закономерно, что в последние годы отмечается тенденция к увеличению количества СПЭ, выясняющих действительное отношение ребенка к отцу/матери, месту проживания и способность ребенка к выработке и принятию решения о месте проживания (возвращении в страну проживания одного из родителей). При этом качество этих экспертиз оставляет желать лучшего. Такие экспертизы анализируются с точки зрения полноты и научной обоснованности выводов эксперта.

Так, от адвоката С. поступил запрос с просьбой оценить полноту и научную обоснованность проведенной СПЭ по делу, связанному с возвращением незаконно перемещенного ребенка. Мать, без согласия отца, вывезла 6-летнего сына из Испании в Россию и отказалась его возвращать. Адвокат представлял интересы истца, который инициировал процесс возвращения ребенка. К запросу прилагались копии заключения СПЭ, определения суда о назначении СПЭ.

Анализ представленного для оценки заключения позволил констатировать его уязвимость с точки зрения оформления и методологически.

При составлении заключения допущены следующие формальные нарушения: в заключении нет информации об образовании, опыте работы эксперта, что не позволяет дать формальную оценку его компетенции; отсутствует дата, когда у эксперта взята подписка о том, что разъяснены его права и обязанности и он предупрежден об уголовной ответственности, нет информации о том, кто разъяснил эксперту его права и обязанности и предупредил об уголовной ответственности; эксперт переформулирует и сокращает вопросы, указанные в определении суда о назначении судебной психологической экспертизы, неправомерно сужает экспертное задание, проигнорировав поставленные судом вопросы. Данное обстоятельство свидетельствует о неполноте проведенного исследования и выводов.

Кроме того, в заключении нет сведений о том, при каких обстоятельствах эксперт проводила психологическое исследование подэкспертного (в присутствии матери или кого-либо еще); не указано, что предоставлено эксперту для проведения исследования, с целью ответить на поставленные судом вопросы (материалы гражданского дела, возможность общения с И. и его родителями и пр.). Согласно ст. 86 ГПК РФ заключение "должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы". Описание проведенного исследования отсутствует, что не позволяет констатировать научную обоснованность выводов эксперта.

Кроме формальных нарушений в заключении, представленном для анализа, допущены существенные методологические ошибки:

  1. Указана только одна методика, использованная при проведении исследования - "Цветовой тест Люшера". Применение только одной методики при проведении психологического исследования не отвечает базовому принципу комплексности и системности психологического исследования <9>, согласно которому однократное исследование не дает полной картины психического состояния ребенка. Поэтому психологическое исследование необходимо проводить последовательно, с использованием различных методов и методик, "при исследовании определенного психического явления (процесса, свойства) нельзя использовать один-единственный метод, но обязательно использовать несколько методов, позволяющих с разных сторон исследовать характеристики данного объекта" <10>. Использование только одной методики не дает возможности экспертам сделать аргументированные выводы и позволяет усомниться в полноте и научной обоснованности представленного заключения.
<9> Официальный сайт Российского федерального центра судебных экспертиз при Министерстве юстиции РФ. URL: http://www.sudexpert.ru/possib/psych.php.
<10> Енгалычев В.Ф., Шипшин С.С. Указ. соч. С. 43.
  1. Цветовой тест Люшера является проективным тестом. Он представляет собой набор цветных карточек, которые предъявляются одновременно на белом фоне, и испытуемому предлагается расположить их в порядке предпочтения. При интерпретации исходят из того, что каждый цвет имеет определенное символическое значение и отражает цели личности, способы достижения целей, подавленные потребности и пр. К использованию теста Люшера специалисты рекомендуют "относиться с большой осторожностью и только в качестве факультативного метода исследования психического состояния" <11>. То есть при проведении психологического исследования рекомендуется сочетать тест Люшера с другими проверенными и рекомендованными к использованию методиками. Таким образом, выводы, сделанные на основе использования только цветового теста Люшера, нельзя считать полными и научно обоснованными.
<11> Там же.
  1. В ходе проведения экспертизы не обследовались родители подэкспертного, что является типичной ошибкой производства подобных экспертиз <12>. Индивидуально-психологические особенности отца и матери, их стили воспитания, особенности существующих между ними (отец - сын, мать - сын, отец - мать) отношений имеют существенное значение при оценке степени привязанности несовершеннолетнего к дому и окружению в Испании и в России. В данном случае эксперт неправомерно сузил экспертное задание, проигнорировав вопрос суда.
<12> Судебная экспертиза: типичные ошибки / Под ред. Е.Р. Россинской. М., 2012. С. 199.
  1. Часть данных, которые эксперт должен был получить из анализа материалов гражданского дела и обследования родителей несовершеннолетнего, не были исследованы и не получили экспертной оценки: конфликтная ситуация между родителями и вовлечение в нее сына, ограничение общения ребенка с отцом, влияние психологического воздействия матери на отношение сына к дому и окружению в Испании в настоящее время.

Таким образом, анализ представленного заключения выявил существенные методологические ошибки и небрежности оформления проведенного исследования. Заключение, представленное для анализа, составлено без учета единого научно-методологического подхода к практике проведения психологических исследований и экспертиз и является неполным, не всесторонним, а выводы недостаточно научно обоснованными.

К сожалению, пример приведенной судебно-психологической экспертизы не является редким. Не все экспертизы соответствуют требованиям, предъявляемым законом к доказательствам. Суд оценивает заключение экспертизы и может признать или не признать его доказательством по делу. Чтобы аргументировать свою позицию в отношении заключения СПЭ, в ряде случаев адвокат обращается за помощью к специалисту с просьбой оценить полноту и научную обоснованность проведенной экспертизы. Надеемся, что приведенный пример рецензии на заключение СПЭ поможет адвокатам, защищающим доверителей по подобным делам.

Литература

  1. Енгалычев В.Ф., Шипшин С.С. Судебная психологическая экспертиза в уголовном и гражданском процессах: вопросы теории и практики / В.Ф. Енгалычев, С.С. Шипшин. 2015. 449 с.
  2. Сафуанов Ф.С., Харитонова Н.К., Русаковская О.А. Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка / Ф.С. Сафуанов, Н.К. Харитонова, О.А. Русаковская. 2012. 192 с.
  3. Секераж Т.Н., Шипшин С.С. Методические рекомендации по производству судебной психологической экспертизы по делам о признании сделок с "пороками воли" / Т.Н. Секераж, С.С. Шипшин. М.: Изд-во ФБУ РФЦСЭ при Минюсте России, 2014. 65 с.
  4. Судебная экспертиза: типичные ошибки / Под ред. Е.Р. Россинской. М., 2012. 544 с.