Мудрый Юрист

От наказания к примирению: наступление на индустрию борьбы с преступностью

Брылева Елена Александровна, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Пермского института ФСИН России, кандидат юридических наук.

В данной статье автор указывает, что в действующем Уголовном кодексе РФ законодателем определена такая цель, как восстановление социальной справедливости, что является принципиальным отличием от предыдущих Уголовных кодексов. С точки зрения уголовно-правовой социальная справедливость соотносится с таким понятием, как наказание. Автор констатирует, что, несмотря на исчерпывающий перечень наказаний, все же превалирующими у нас являются наказания, связанные с лишением свободы, что экономически не целесообразно. Зарубежный опыт показывает, что в настоящее время во многих зарубежных странах мира применяются различные альтернативные способы разрешения уголовно-правовых конфликтов. Автор на основе анализа имеющихся точек зрения приходит к выводу о необходимости более широкого использования института медиации, что, с одной стороны, соответствует политическим и экономическим реалиям современного Российского государства, а с другой стороны, применение данного института вполне логично повлечет за собой наступление на индустрию борьбы с преступностью и может вызвать неприятие определенных социальных кругов.

Ключевые слова: Уголовный кодекс, наказание, социальная справедливость, медиация, меры наказания, связанные с лишением свободы, уголовный процесс, индустрия борьбы с преступностью.

From Punishment to Conciliation: Attack at the Crime Combating Industry

E.A. Bryleva

Bryleva Elena A., Assistant Professor of the Department of State and Legal Disciplines of the Perm Institute of the Federal Penitentiary Service of Russia, Candidate of Legal Sciences.

In this article the author points out that in the current Criminal Code the legislator has defined such a goal as the restoration of social justice, which is a fundamental difference from previous Criminal Codes. From the point of view of criminal legal social justice is correlated with such a notion as punishment. The author states that despite the exhaustive list of punishments, punishments related to deprivation of liberty are prevailing among us, which is not economically expedient. Foreign experience shows that at present in many foreign countries of the world various alternative methods of resolving criminally-legal conflicts are applied. The author, on the basis of an analysis of the available points of view, comes to the conclusion that it is necessary to make wider use of the institution of mediation, which, on the one hand, corresponds to the political and economic realities of the modern Russian state, and on the other hand the application of this institution will logically lead to an offensive against the "crime control industry" and can cause rejection of certain social circles.

Key words: Criminal code, punishment, social justice, mediation, penalties involving deprivation of liberty, criminal procedure, industry of fight against crime.

В условиях поиска Россией своего пути развития и интеграции в мировое сообщество дискуссионными, требующими своего внимательного изучения остаются вопросы целей уголовного наказания.

Безусловно, на развитие уголовно-правовых отношений влияет как исторический этап развития, так и сложившаяся в данный период одобряемая государством концепция развития уголовной и уголовно-исполнительной политики. Так, сравнительный анализ Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. и Уголовного кодекса РФ 1996 г. (далее - УК РФ) показывает, что цель исправления осужденных присутствует в обоих Кодексах, но основным принципиальным отличием Уголовного кодекса РФ 1996 г. является включение такой цели, как восстановление социальной справедливости.

С точки зрения уголовно-правовой социальная справедливость, очевидно, соотносится с понятием наказания и выражается, во-первых, в обязательном реагировании на преступление уголовно-правовыми средствами, во-вторых, в обеспечении соразмеренного между преступлением и мерой уголовно-правового воздействия (наказания). Словарь Даля трактует возмездие как кару за преступление <1>. Мы понимаем наказание как возмездие за деяние, как удовлетворение нравственного требования всех членов общества, удовлетворение чувства справедливости. Соразмерность санкции и экономия репрессии являются одними из черт проявления справедливости в уголовном праве.

<1> Толковый словарь Владимира Даля. URL: http://www.onlinedics.ru/ (дата обращения: 09.11.2017).

В то же время практическая реализация данного принципа, к сожалению, далека от совершенства.

На 1 августа 2017 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержалось 615 257 человек, в том числе в исправительных заведениях отбывали наказание 504 810 человек, в 126 колониях-поселениях 34 540 человек, и только к 460 618 применены меры, не связанные с изоляцией от общества, т.е. в первую очередь превалирующим у нас все же является применение мер наказания, связанных с лишением свободы, несмотря на то что Уголовный кодекс РФ предусматривает порядка 13 видов наказаний.

Из общего количества взрослых лиц, содержащихся в местах лишения свободы, основная часть - 80,5% - это лица работоспособного возраста (от 25 до 55 лет), 2/3 от общего числа осуждены на сроки от 1 года до 5 лет, соответственно, это преступления небольшой и средней тяжести. Остается высоким и уровень числа лиц, впервые совершивших преступление, - 192 421 <2>.

<2> Данные с сайта Федеральной службы исполнения наказаний. URL: http://фсин.рф/ (дата обращения: 09.11.2017).

Криминолог с мировым именем Нильс Кристи указывал, что допустимым является порядка 60 - 70 человек заключенных на 100 000 населения, в России - 431 на 100 000 человек. Содержание одного лица в местах лишения свободы обходится государству порядка 4 000 руб. в день <3>, т.е. из бюджета государства мы тратим порядка 2 000 000 - 2 500 000 руб. ежедневно.

<3> Данные оперативные. Официальной информации нет.

Как известно, в настоящее время во многих зарубежных странах мира применяются самые различные альтернативные способы разрешения уголовно-правовых конфликтов, лежащие в основе так называемого восстановительного правосудия. К их числу относятся: полицейское предупреждение, штраф по соглашению, условный отказ от уголовного преследования, трансакция, институт отказа от уголовного преследования под условием и т.д., внимание к которым проявляют и российские ученые <4>.

<4> Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. СПб., 2002. С. 52 - 178.

Наибольшее же распространение практически во всех странах получил институт медиации (посредничества) по уголовным делам. Суть данного института, независимо от того, применяется ли он по решению суда, прокурора или полиции, одинакова. Согласно Рекомендации Комитета министров Совета Европы N R(99)19 "О посредничестве по уголовным делам" под посредничеством понимается "любой процесс, где жертве и правонарушителю предоставляется возможность, в случае их согласия, с помощью беспристрастной третьей стороны (ведущего) принимать активное участие в разрешении вопросов, связанных с произошедшим преступлением" <5>. В Рекомендациях также обозначены основные принципы медиации по уголовным делам, такие, как: принцип добровольности; принцип конфиденциальности; принцип общедоступности посреднических услуг при проведении медиации на любой стадии уголовного судопроизводства, а также принцип достаточной самостоятельности службы медиации в рамках системы уголовной юстиции.

<5> Рекомендация Комитета министров Совета Европы N R(99)19 Комитета министров государствам - членам Совета Европы, посвященная медиации в уголовных делах (принята Комитетом министров 15 сентября 1999 г. на 679-й встрече представителей Комитета). URL: http://mediators.ru/ (дата обращения: 09.11.2017).

Посредничество как примирительная процедура прошло длительную эволюцию и по-разному применялось в различных условиях, а также разными народами, но всегда играло значительную стабилизирующую роль в обществе <6>. Такую же роль может сыграть данный институт и в наше время. Тем более если вспомнить, что в основе менталитета российского народа лежат такие качества человеческой души, как покаяние, прощение, милосердие, сострадание, толерантность, великодушие и т.д.

<6> Апостолова Н.Н. Медиация (посредничество) по уголовным делам. URL: http://www.justicemaker.ru/ (дата обращения: 09.11.2017).

В российском законодательстве на настоящий момент проведение процедуры медиации по уголовным делам должным образом не урегулировано. В уголовно-процессуальном законодательстве понятие медиации отсутствует, а Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" <7> не содержит нормы, позволяющей применять медиацию в уголовном судопроизводстве.

<7> Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" с изм. и доп. от 27.07.2010 N 193-ФЗ; от 02.07.2013 N 185-ФЗ; от 23.07.2013 N 233-ФЗ. URL: www.pravo.gov.ru/ (дата обращения: 09.11.2017).

В апреле 2016 г. Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека и Совет судей Российской Федерации одной из приоритетных тем для совместного обсуждения в 2016 г. определили институт медиации (в том числе по уголовным делам) и назвали причины низкой популярности примирительных процедур: отсутствие медиаторов; отсутствие распространенной практики использования медиации; высокая стоимость услуг профессиональных медиаторов; отсутствие стремления у судебных представителей к примирению сторон, поскольку это существенно снижает размер оплаты их услуг <8>.

<8> Справка о практике применения судами Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" за период с 2013 по 2014 год (дата обращения: 09.11.2017).

В целях изменения ситуации В.Н. Тарасов, предлагает закрепить на законодательном уровне возможность применения процедуры медиации для разрешения конфликтов, вытекающих из факта совершения лицом преступления <9>.

<9> Тарасов В.Н. Проблемы медиации как альтернативного способа разрешения гражданских и иных споров // Прецеденты и позиции. 2016. N 5. С. 16. URL: www.president-sovet.ru/ (дата обращения: 09.11.2017).

Был также подготовлен и проект Федерального закона "О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и УПК РФ для обеспечения потерпевшему, подозреваемому, обвиняемому возможности примирения", где также установлен правовой статус медиатора.

В настоящее время примирительные процедуры в первую очередь применяются в отношении дел частного обвинения, отнесенных к компетенции мировых судей (хотя законодатель предусмотрел возможности примирения в отношении впервые совершенных преступлений небольшой и средней тяжести) <10>. Большинство авторов подчеркивают, что будет востребованной медиация и во многих других случаях совершения нетяжких преступлений, когда причиненный ими вред носит главным образом материальный характер и потерпевшие заинтересованы не столько в наказании обвиняемого или подозреваемого, сколько в возмещении причиненного им вреда в результате достигнутого между ними примирения <11>. Почти половину всех зарегистрированных преступлений (43,7%) составляют хищения чужого имущества, и представляется, что потерпевших в первую очередь интересует возмещение материального и морального вреда, чем наказание в виде лишения свободы, с отсроченной "возможной" выплатой.

<10> Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (в ред. от 29.07.2017) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2017). URL: www.pravo.gov.ru/ (дата обращения: 09.11.2017).
<11> Апостолова Н.Н. Медиация (посредничество) по уголовным делам. URL: http://www.justicemaker.ru/ (дата обращения: 09.11.2017).

Думается, что медиацию можно использовать индивидуально, как предлагают авторы Стандартов восстановительной медиации на всех этапах судопроизводства, независимо от тяжести преступления, а также на этапе исполнения наказания, при этом центральным пунктом медиации по уголовным делам является вопрос о заглаживании вреда, причиненного преступлением, включающий в себя более широкий спектр восстановительных действий, чем просто возмещение материального вреда <12>. В этом состоит коренное отличие медиации от нашего традиционного уголовного судопроизводства <13>.

<12> Стандарты восстановительной медиации, разработаны и утверждены Всероссийской ассоциацией восстановительной медиации 17 марта 2009 г. URL: https://docviewer.yandex.ru/ (дата обращения: 09.11.2017).
<13> Апостолова Н.Н. Указ. соч.

Безусловно, дискуссионным является вопрос о преступлении, повлекшем смерть потерпевшего, но представляется, что в случае неумышленного преступления, например ст. 264, ч. 1, ч. 3, возможно, родственникам потерпевшего необходима в первую очередь материальная поддержка на протяжении длительного периода времени, чем удовлетворение от настигшей виновника кары. Думается, что вопрос индивидуализации наказания подлежит тщательной и вдумчивой оценке законодателем.

С другой стороны, поворот к медиации и к применению мер, наказаний, не связанных с изоляцией от общества, логично повлечет за собой и сокращение сотрудников системы Федеральной службы исполнения наказаний (в том числе и образовательных учреждений), государственных гражданских служащих, уменьшение количества государственных контрактов, сокращение гонораров адвокатов и т.д., т.е. все то, что Нильс Кристи называет индустрией борьбы с преступностью. "Внутри института законности произошла тихая революция, обеспечивающая все возрастающие возможности роста индустрии борьбы с преступностью... Индустрия борьбы с преступностью занимает одно из самых привилегированных позиций, здесь нет недостатка сырья, нет конца спроса, предложения, не возникает вопрос загрязнения окружающей среды" <14>. Традиционно как в Российской империи, так и в советской России осужденные к мерам наказания, связанным с лишением свободы, использовались как рабочая сила для нужд государства. Для примера можно привести строительство Амурской железной дороги в начале XX в. Отметим, что положение каторжных, задействованных на строительстве, было значительно лучше по сравнению с теми, кто не работал, в части их материального обеспечения <15>.

<14> Кристи Н. Борьба с преступностью как индустрия. Вперед к ГУЛАГу западного образца / Пер. с англ. А. Петрова, В. Пророковой. 2-е изд. М.: Центр содействия реформам уголовного правосудия, 2001.
<15> Применение арестантского труда при сооружении Амурской железной дороги. СПб., 1911. С. 12 - 14.

Очевидно, что в современной России в условиях мирового экономического кризиса, при уровне безработицы 5,4%, по данным Росстата, и прогнозируемом высвобождении в 2017 г. 4,3 млн человек обеспечить занятость осужденных в местах лишения свободы весьма проблематично, но даже при имеющейся возможности зарабатывать уровень заработной платы не поднимается выше 1,5 - 2 тыс. руб., что не позволяет им погашать гражданские иски.

Думается, более целесообразно в отношении взрослых лиц индивидуально использовать медиацию при согласии сторон, а также меры наказания, не связанные с лишением свободы, тем самым мы обеспечим экономию бюджетных средств, а для осужденного будут созданы условия для возмещения гражданского иска и социальной адаптации.

Вышесказанное относится только к категории взрослых осужденных, что же касается несовершеннолетних правонарушителей, то при применении восстановительных технологий следует подходить избирательно, зачастую данная категория лиц только "внешне" осознает свою вину и впоследствии по 5 - 6 раз совершает повторные правонарушения. Что касается в большинстве своем наказания в виде условного осуждения, то оно не является стимулом для исправления несовершеннолетних вследствие отсутствия адекватной самооценки, неразвитости трудовых и учебных навыков, неустойчивости и разбросанности интересов и увлечений, деформации нравственных и правовых воззрений, примитивности целей и потребностей, агрессивности и раздражительности.

В настоящее время в воспитательных колониях для несовершеннолетних создана эффективная система с трудовым, образовательным, нравственным воспитанием, с привитием элементарных социальных норм, большинство из которых данной категорией не были усвоены в ячейке первичной социализации. Положительным примером являются Пермская, Ижевская, Колпинская, Брянская воспитательные колонии и т.д. <16>. Разрушение сложившейся системы через сокращение данного вида исправительных учреждений в сложившихся экономических и политических реалиях не только не целесообразно, но и, очевидно, повлечет за собой рост повторной преступности несовершеннолетних.

<16> Брылева Е.А. Правовой статус несовершеннолетних в уголовной и уголовно-исполнительной сфере: Монография. Пермь: ФКОУ ВО "Пермский институт ФСИН России", 2016. С. 4.

Литература

  1. Рекомендация Комитета министров Совета Европы N R(99)19 Комитета министров государствам - членам Совета Европы, посвященная медиации в уголовных делах (принята Комитетом министров 15 сентября 1999 г. на 679-й встрече представителей Комитета). URL: http://mediators.ru/ (дата обращения: 09.11.2017).
  2. Стандарты восстановительной медиации, разработаны и утверждены Всероссийской ассоциацией восстановительной медиации 17 марта 2009 г. URL: https://docviewer.yandex.ru (дата обращения: 09.11.2017).
  3. Апостолова Н.Н. Медиация (посредничество) по уголовным делам / Н.Н. Апостолова. URL: http://www.justicemaker.ru/ (дата обращения: 09.11.2017).
  4. Баранов В.М. Эффективность уголовно-правовой политики / В.М. Баранов, С.Ф. Милюков, В.П. Сальников // Уголовно-правовые и криминологические проблемы охраны экономической системы. Н. Новгород, 1991. С. 149 - 157.
  5. Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве / Л.В. Головко. СПб., 2002. 544 с.
  6. Брылева Е.А. Правовой статус несовершеннолетних в уголовной и уголовно-исполнительной сфере: Монография / Е.А. Брылева. Пермь: ФКОУ ВО "Пермский институт ФСИН России", 2016. 156 с.
  7. Есаков Г.А. Уголовно-правовое воздействие: Монография / Г.А. Есаков, Т.Г. Понятовская, А.И. Рарог, А.И. Чугаев. М.: Проспект, 2016. 286 с.
  8. Люблинский П.И. Новые идеи в правоведении. Сборник N 1 "Цели наказания" / П.И. Люблинский. СПб.: Изд. "Образование", 1914. С. 330 - 332.
  9. Кристи Н. Борьба с преступностью как индустрия. Вперед к ГУЛАГу западного образца / Пер. с англ. А. Петрова, В. Пророковой. 2-е изд. / Н. Кристи. М.: Центр содействия реформам уголовного правосудия, 2001. 224 с.
  10. Применение арестантского труда при сооружении Амурской железной дороги. СПб., 1911. 18 с.
  11. Справка о практике применения судами Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" за период с 2013 по 2014 г.
  12. Тарасов В.Н. Проблемы медиации как альтернативного способа разрешения гражданских и иных споров / В.Н. Тарасов // Прецеденты и позиции. 2016. N 5. URL: www.president-sovet.ru/ (дата обращения: 09.10.2017).
  13. Толковый словарь Владимира Даля. URL: http://www.onlinedics.ru (дата обращения: 09.11.2017).
  14. Третьяков И.Л. Социальная структура общества и уголовная политика государства / И.Л. Третьяков, П.П. Сальников, П.А. Петров // Мир политики и социологии. 2016. N 7. С. 130 - 135.
  15. Шаргородский М.Д. Наказание, его цели и эффективность / М.Д. Шаргородский. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1973. 115 с.
  16. Щукин М.Д. Прокурор в уголовном процессе Германии: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук / М.Д. Щукин. М., 2004. 24 с.