Мудрый Юрист

Разграничение случая и непреодолимой силы в гражданском праве по признаку риска

Идрисов Х.В., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Чеченского государственного университета.

Статья посвящена исследованию юридических критериев разграничения случая и непреодолимой силы в гражданском праве. Помимо этого, в статье приводятся мнения ученых-цивилистов относительно подходов к определению случая и непреодолимой силы, предлагаются новые дефиниции применительно к такой правовой категории, как риск. Статья представляет собой дальнейшее научное развитие отдельных аспектов диссертационного исследования автора "Вина как условие ответственности в российском гражданском праве".

Ключевые слова: случай, непреодолимая сила, риск, вина, гражданско-правовая ответственность.

The distinction between event and force majeure in civil law on the basis of risk

H.V. Idrisov

Article is devoted to a research of legal criteria differentiation of a case and force majeure in civil law. In addition, in article opinions of erudite civilians concerning approaches to definition of a case and force majeure are given, new definitions in relation to such legal category as risk are offered. Article represents further scientific development of separate aspects of a dissertation research of the author "Guilt as a responsibility condition in the Russian civil law".

Key words: case, force majeure, risk, guilt, civil responsibility.

В гражданско-правовой науке вопросы разграничения непреодолимой силы и случая (казуса) на сегодняшний день носят актуальный характер. В Гражданском кодексе Российской Федерации (далее - ГК РФ) о случае речь идет в ст. ст. 79, 211, 344, 405; о непреодолимой силе - в ст. ст. 48, 149, 202, 358 и 401 ГК РФ. Хотя обе эти правовые категории имеют, как следствие, общий результат (негативный), однако, во-первых, их носителями выступают разные процессы, во-вторых, юридические последствия, в установленных законом случаях, тоже различны. Сам по себе факт присутствия в конкретном рассматриваемом деле непреодолимой силы являлся по закону всегда основанием освобождения от возмещения вреда. Было одно исключение, когда даже факт непреодолимой силы не освобождал от ответственности <1>, но с принятием в 1997 году нового Воздушного кодекса Российской Федерации (далее - ВК РФ) императивное правило о возмещении вреда, причиненного пассажиру, даже при действии непреодолимой силы, которое содержалось в утратившем свою силу ВК СССР, приобрело диспозитивный характер. Действующий ВК РФ в вопросах ответственности за причиненный вред пассажиру отсылает к правилам главы 59 ГК РФ <2>. Таким образом, закономерным будет утверждение о том, что непреодолимая сила абсолютно во всех случаях "освобождает" от возмещения вреда, другими словами, является универсальным основанием освобождения от возмещения причиненного вреда.

<1> Статья 96 Воздушного кодекса СССР // СПС "КонсультантПлюс".
<2> См.: ст. ст. 116 - 117 Воздушного кодекса РФ от 19 марта 1997 г. N 60-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".

Правило универсальности не распространяется на факты случайного причинения вреда, когда в таких случаях предусмотрена ответственность без вины. Таковыми являются случаи причинения вреда источником повышенной опасности, факты возмещения случайного вреда должником, находящимся в просрочке, ответственность профессионального хранителя за случай. Рассмотрим эти обстоятельства подробнее.

Часть 1 ст. 1079 ГК РФ устанавливает, что "юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего..." <3>. Из чего вытекает, что границей ответственности лиц, деятельность которых связана с повышенной опасностью, является непреодолимая сила или умысел потерпевшего, наличие (умысла) или присутствие (непреодолимой силы) которых должен доказать сам ответчик. Следовательно, если вред произошел из-за случая, он компенсируется потерпевшему, хотя при этом вины причинителя не имеется. Размер возмещаемого вреда может быть разным. Влияние на определение размера возмещаемого вреда оказывают формы вины согласно правилам ст. 1083 ГК РФ. Приведем пример. Водитель грузового автомобиля гражданин В., возвращаясь глубоко за полночь с рейса, угодил под сильный ливень. По пути следования им на дороге был замечен некий предмет, напоминающий большой черный целлофановый мешок, предназначенный для мусора. Не придавая этому значения, водитель переехал данный предмет, не снижая скорости, не изменяя траекторию движения. На самом деле на дороге лежал человек, который был укутан в целлофановый плащ-мешок, спасающий от дождя. При этом находился он в состоянии сильного алкогольного опьянения. Учитывая грубую неосторожность потерпевшего (нахождение его в нетрезвом состоянии), суд признал степень вины причинителя (гражданина В.) - 70%, а степень вины потерпевшего, который утратил способность самостоятельно передвигаться из-за увечья ног, причиненного переездом машины, - 30%.

<3> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ; Федеральный закон от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

Часть 1 ст. 405 ГК РФ определяет, что "должник, просрочивший исполнение, отвечает перед кредитором за убытки, причиненные просрочкой, и за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения" <4>. Отметим, что реальная невозможность исполнения обязательства, которая наступила из-за случая, следовательно, при отсутствии вины должника, "породилась" первоначально из-за просрочки исполнения обязательства должником. Другими словами, если бы должник исполнил вовремя обязательство, не было бы места случаю как причине неисполнения обязательства при просрочке. Таким образом, просрочивший исполнение должник не вправе ссылаться на фактор случая как причины неисполнения обязательства, потому что, к примеру, случайной гибели предмета договора предшествовало виновное правонарушение должника, заключающееся в несоблюдении им срока исполнения взятого обязательства <5>. Вместе с тем весьма интересна ситуация с просрочкой исполнения обязательства предпринимателями. Согласно положениям п. 3 ст. 401 ГК РФ единственным основанием освобождения от ответственности предпринимателей является факт действия непреодолимой силы. Следовательно, случай не освобождает от ответственности предпринимателей. Тогда получается, если просрочка исполнения произошла из-за случая, то, несомненно, предприниматель понесет ответственность, даже не учитывая в дальнейшем при просрочке случайную невозможность исполнения обязательства. Мы имеем противоречие закона, когда случайная невозможность исполнения обязательства при просрочке опосредована случайной просрочкой обязательства. То есть предприниматель и без отсутствия вины (кроме непреодолимой силы), и при ее присутствии все равно отвечает за просрочку исполнения обязательства. Другими словами, уже за сам факт просрочки исполнения предприниматель несет ответственность, не говоря о его ответственности за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения.

<4> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 28.12.2016); Федеральный закон от 30.11.1994 N 52-ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".
<5> Павлодский Е.А. Случай и непреодолимая сила в гражданском праве. М.: Юридическая литература, 1978.

По поводу ответственности профессионального хранителя анализ ст. 901 ГК РФ позволяет заключить, что "...хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещи, о которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал и не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя" <6>. Подобная статья содержалась и в ГК РСФСР от 1964 г., а именно ст. 427 указанного кодекса определяла следующее правило: "Организация, для которой хранение является одной из целей деятельности, предусмотренной уставом (положением), освобождается от ответственности за утрату, недостачу или повреждение имущества, вызванные непреодолимой силой" <7>.

<6> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ; Федеральный закон от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".
<7> Гражданский кодекс РСФСР от 1964 г. // СПС "КонсультантПлюс".

Юридический анализ приведенных выше законоположений об ответственности хранителя позволяет заключить, что законодатель несколько сузил границы повышенной ответственности хранителя, вводя в редакцию соответствующей действующей статьи случаи вины самого поклажедателя и свойства самой вещи, которые могут привести к ущербу. Несомненно, редакция утратившей силу ст. 427 ГК РСФСР предусматривала максимально повышенную ответственность хранителя, границей действия которой являлась лишь непреодолимая сила. Сам факт указания на освобождение от ответственности профессионального хранителя за утрату или повреждение вещей, если это произошло по вине поклажедателя, отвечает принципам справедливости и объективности, так как действия поклажедателя, из-за которых наступил ущерб, не могут и не должны являться основанием ответственности хранителя, по логике вещей. Если утрата, недостача или повреждение вещи опосредованы свойствами самой вещи, то речь идет не о вине хранителя, а о непредусмотрительности самого поклажедателя. Ведь именно поклажедатель, сдавая вещь на хранение, не учел свойств данной вещи, о которых должен был знать, и не предупредил самого хранителя о данных свойствах и возможных негативных результатах действия свойств данной вещи, которые могут сосредоточиться не только в имущественной сфере поклажедателя, но и в сфере хранителя. Учитывая такие свойства вещи, хранитель мог бы отказаться от принятия ее на хранение. И даже если бы и не отказался, то принял бы данную вещь на хранение на свой страх и риск, принимая все возможные негативные последствия данного хранения.

Правила ответственности хранителя распространяются также и на хранение в гостинице. Согласно ст. 925 ГК РФ "гостиница отвечает как хранитель и без особого о том соглашения с проживающим в ней лицом (постояльцем)..." <8>. По поводу ответственности гостиницы за утрату денег, валютных ценностей, ценных бумаг и других драгоценных вещей постояльца, при условии, что они были приняты на хранение гостиницей либо находились в индивидуальном сейфе, установлено, что "гостиница освобождается от ответственности, если докажет, что доступ кого-либо к сейфу без ведома постояльца был невозможен, либо стал возможным вследствие непреодолимой силы" <9>.

<8> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ; Федеральный закон от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".
<9> Там же.

Юридический анализ ст. ст. 901, 925 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что границей действия ответственности хранителя является непреодолимая сила, следовательно, случайное причинение вреда не должно по смыслу этих статей освобождать от ответственности хранителя, хотя при этом законодатель постарался в редакциях данных статей предусмотреть все возможные случаи наступления вреда, и, таким образом, вынес за рамки ответственности подобные случаи.

Рассмотренные выше обязательства характеризуются повышенной ответственностью лица, вступающего в такие правоотношения. Повышенная ответственность "вытекает из самой деятельности организации или физического лица (профессиональное хранение, эксплуатация источника повышенной опасности, факты просрочки должника). Эта деятельность считается связанной с определенным риском несения имущественных последствий даже при отсутствии вины причинителя" <10>. Следовательно, условие об осознании данного факта, другими словами, осознание действительного риска субъектом такой деятельности предполагает обоснование ответственности даже при отсутствии вины. Но тем не менее и повышенная ответственность имеет свои границы. Лицо освобождается от ответственности, если докажет, что нарушение договорного обязательства или причинение вреда произошло из-за действия непреодолимой силы. То есть процесс установления разграничения случая и непреодолимой силы является необходимым элементом для рассмотрения вопроса о привлечении к ответственности или освобождении от нее.

<10> Идрисов Х.В. О соотношении вины, риска и случая в гражданском праве // Власть. 2007. N 11. С. 106 - 108.

Подчеркивая необходимость разграничения случая и непреодолимой силы, мы неизбежно наталкиваемся на вопрос о критериях такого разграничения. Г.К. Матвеев и Д.М. Генкин предлагали в качестве такого критерия разграничение случая и непреодолимой силы - признак причинных связей <11>. Базой для данной концепции явилась теория необходимого и случайного причинения. Однако данная теория была подвергнута критике Е.А. Павлодским, который видел ее слабость в "отождествлении случая и случайной причинной связи" <12>, сообразно высказывался и А.П. Шептулин, подчеркивая, что причина всегда закономерна к результату и поэтому данный результат и материализовался, однако случайность причинной связи говорит о ее незакономерном характере и, следовательно, невозможности ее материализации <13>. Е.А. Павлодский предлагал разграничивать случай по признаку субъектности, а непреодолимую силу - по признаку объектности, то есть он давал характеристику непреодолимой силе как "всегда внешнему событию, носящему чрезвычайный характер, последствия которого непредотвратимы для каждого лица, однотипного по роду и условиям деятельности, а случаем выступает внутреннее чрезвычайное обстоятельство, причиняющее ущерб, вследствие своей непредвидимости из-за возможностей конкретного лица" <14>.

<11> См., например: Генкин Д.М. Выступление в рубрике "Хроника научной жизни" // Советское государство и право. 1949. N 11. С. 73; Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М.: Юридическая литература, 1970.
<12> Павлодский Е.А. Случай и непреодолимая сила в гражданском праве. М.: Юридическая литература, 1978.
<13> Шептулин А.П. Философы марксизма-ленинизма. М.: Политиздат, 1970.
<14> Павлодский Е.А. Указ. соч.

Характеристика непреодолимой силы, приводимая цивилистом, не вызывает возражений, а вот характеристика случая, по нашему мнению, довольно противоречива. Решая проблему разграничения непреодолимой силы и случая, Е.А. Павлодский неизбежно пришел к проблеме разграничения случая и вины, ибо даваемая им характеристика случая не выявляет тех элементов, которые можно было бы с абсолютной уверенностью отграничить от элементов вины. С уверенностью можно говорить только о том, что при непреодолимой силе даже возможность предвидения наступления ущерба не может предотвратить его наступление вследствие субъективной невозможности воздействия на данные процессы, которые характеризуются объективным содержанием. А при случае, если было бы возможным предусмотреть его, то было бы возможным и предотвращение его негативных последствий. К примеру, если бы лицо предвидело случай ДТП, из-за которого пострадал пешеход, то оно бы могло предотвратить данное ДТП, но водитель не мог и не должен был этот случай предвидеть. В ситуации, если лицо могло и должно было предвидеть причинение вреда, то речь шла бы о неосторожности как форме вины, а случай - это антипод вины, следовательно, можно различать субъективное непредвидение и тогда речь будет идти о вине, и объективное непредвидение - речь идет о случае.

Противоречия правовой формулировки случая дали почву для возникновения различных теорий, одной из которых является теория риска, которая предлагала в качестве субъективного основания ответственности признавать не только вину, но и риск. Другими словами, совершенно бесспорно, что ответственность всегда наступает за вину, а случаи отсутствия вины (так называемая "безвиновная" ответственность) обосновывались бы другим субъективным основанием - риском. Данная конструкция в корне решала позицию ответственности за невиновное причинение вреда, когда по закону в таких случаях предусматривалось возмещение ущерба. Обоснованием так называемой "ответственности без вины", то есть ответственности за случай, являлась ответственность за риск. В последующем формулировка "ответственность без вины" трансформировалась в формулировку "ответственности за риск" как юридически корректная квалификация ответственности за случайное причинение вреда. В такой постановке вопроса отпадала критика безвиновной ответственности как юридического "рудимента" с точки зрения принципов и функций юридической ответственности.

В рамках исследуемого вопроса существует определение риска как возможной опасности наступления неблагоприятных имущественных последствий, независимых от воли субъекта <15>, следовательно, он рассматривается как объективное явление. Как указывает О.А. Красавчиков, "риск является основанием возмещения невиновно причиненного вреда, то есть когда присутствует вина, то можно говорить о гражданской ответственности как таковой, а случаи невиновного причинения вреда говорят о присутствии риска" <16>. Но, как нам кажется, ученый приводит понятие риска как основания возмещения невиновно причиненного вреда, не раскрывая при этом его сущности и содержания.

<15> Красавчиков О.А. Проблемы риска в гражданском праве. Душанбе: Ирфон, 1972.
<16> Там же.

В заключение, констатируя вышеуказанные моменты в подходах к разграничению случая и непреодолимой силы в гражданском праве, укажем, что: во-первых, с юридической точки зрения немаловажным является разграничение случая и непреодолимой силы (по признаку массового характера и масштабности непреодолимой силы, когда данными процессами затрагиваются интересы многих лиц, и по признаку риска, который свойствен природе случая); во-вторых, указанное разграничение данных категорий немаловажно, потому что непреодолимая сила - универсальное средство освобождения от гражданско-правовой ответственности. А вот возмещение причиненного ущерба из-за случая возможно, когда это предусмотрено специальными нормами ГК РФ (случаи повышенной ответственности предпринимателя, профессионального хранителя, просрочившего должника).

Список использованной литературы

  1. Павлодский Е.А. Случай и непреодолимая сила в гражданском праве. М.: Юридическая литература, 1978. 104 с.
  2. Идрисов Х.В. О соотношении вины, риска и случая в гражданском праве // Власть. 2007. N 11. С. 106 - 108.
  3. Генкин Д.М. Выступление в рубрике "Хроника научной жизни" // Советское государство и право. 1949. N 11. С. 73.
  4. Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М.: Юридическая литература, 1970. 312 с.
  5. Шептулин А.П. Философы марксизма-ленинизма. М.: Политиздат, 1970. 384 с.
  6. Красавчиков О.А. Проблемы риска в гражданском праве. Душанбе: Ирфон, 1972. 224 с.