Мудрый Юрист

О некоторых основаниях к отказу в признании и приведении в исполнение актов иностранных судов в Российской Федерации

Закирова Иляна Ильдаровна, аспирант кафедры гражданского процессуального и предпринимательского права Самарского национального исследовательского университета имени академика С.П. Королева.

В статье рассматривается одно из оснований к отказу в признании и приведении в исполнение актов иностранных судов в нашем государстве - противоречие публичному порядку Российской Федерации. На основе анализа действующего законодательства, а также судебной практики Верховного Суда Российской Федерации и арбитражных судов за 2015 - 2017 гг. исследуется толкование категории "публичный порядок" судьями при вынесении решений. Автор приходит к выводу об отсутствии в судебной практике единообразия, что обусловлено ненадлежащим уровнем правового регулирования рассматриваемого вопроса. Обосновывается необходимость легального закрепления категории "публичный порядок" в законодательстве Российской Федерации.

Ключевые слова: защита права, признание и приведение в исполнение актов иностранных судов, публичный порядок, судейское усмотрение, принцип правовой определенности.

On Some Grounds for Refusal in Recognition and Execution of Foreign Court Rulings in the Russian Federation

I.I. Zakirova

Zakirova Ilyana I., Postgraduate Student of the Department of Civil Procedure and Entrepreneurial Law of the Samara National Research University named after academician S.P. Korolev.

The article examines one of the grounds for denial of recognition and enforcement of foreign judgments in our country - the contradiction to the public policy of the Russian Federation. Based on the analysis of current legislation and judicial practice of the Supreme Court of the Russian Federation and arbitration courts for 2015 - 2017 the interpretation of the category of "public policy" by judges is examined. The author comes to the conclusion that the judicial practice is controversial due to the lack of legal regulation. The necessity of legislating of the category of "public policy" is proved.

Key words: protection of the right, recognition and enforcement of foreign judgements, public policy, judicial discretion, the principle of legal certainty.

Наука гражданского процесса во все периоды своего развития была единодушна в том, что одним из важнейших свойств судебного решения является его исполнимость, то есть вступившее в законную силу судебное решение, которое не исполнено в добровольном порядке, может быть исполнено принудительно <1>.

<1> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2003. С. 376; Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. В.В. Ярков. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 416.

Вместе с тем в силу суверенитета одно государство не подлежит юрисдикции другого государства, соответственно, по общему правилу решение суда имеет законную силу лишь на территории того государства, судом которого оно постановлено <2>.

<2> Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 492.

Тем временем стабильное международное сотрудничество возможно только в том случае, если право, возникшее в одном государстве, не перестанет быть таковым в другом государстве. Такого рода трансграничность достигается в том числе благодаря институту признания и приведения в исполнение актов иностранных судов на территории государства <3>.

<3> Закирова И.И. О критериях определения гражданских дел, решения по которым могут быть признаны и принудительно исполнены в России // Юридический вестник Самарского университета. Т. 2. N 1. 2016. С. 76.

Однако законодательством (ст. 244 АПК РФ, ст. 412 ГПК РФ) все же установлены основания отказа в признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений, что логично. В то время как все основания к отказу, предусмотренные данными статьями, ясны, понятны и не допускают двойственного толкования, такое основание, как "противоречие публичному порядку Российской Федерации" (п. 7 ч. 1 ст. 244 АПК РФ), вызывает множество вопросов не только у теоретиков, но и у правоприменителей - судей.

Анализ судебной практики арбитражных судов за 2015 - 2017 гг. показывает, что, мотивируя свои решения по вопросу соответствия либо несоответствия иностранных актов публичному порядку, судьи во всех случаях ссылаются на п. 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 февраля 2013 г. N 156 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о применении оговорки о публичном порядке как основания отказа в признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений" (далее - информационное письмо), в соответствии с которым публичный порядок - фундаментальные правовые начала (принципы), которые обладают высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической, правовой системы государства. К таким началам, в частности, относится запрет на совершение действий, прямо запрещенных сверхимперативными нормами законодательства Российской Федерации (ст. 1192 Гражданского кодекса Российской Федерации), если этими действиями наносится ущерб суверенитету или безопасности государства, затрагиваются интересы больших социальных групп, нарушаются конституционные права и свободы частных лиц <4>.

<4> Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 февраля 2013 г. N 156 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о применении оговорки о публичном порядке как основания отказа в признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений" // СПС "КонсультантПлюс".

Однако разъяснение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации настолько абстрактно, что требует от судей дополнительного толкования. Вариативность судейского усмотрения в этом вопросе ведет к многочисленным отменам.

К примеру, и Определение Арбитражного суда Московского округа от 19 января 2017 г. по делу N А40-60583/2016, и Определение Верховного Суда Российской Федерации от 4 сентября 2017 г. по делу N 305-ЭС17-993 мотивированы ссылкой на п. 1 информационного письма, однако судейские составы приходят к абсолютно противоположным выводам. Верховный Суд Российской Федерации указывает, что "элементом публичного порядка является в том числе право каждого на суд и возможность ограничить это право по собственной воле путем обращения к альтернативным способам разрешения споров, в том числе в международный коммерческий арбитраж", отменяет решение Арбитражного суда г. Москвы, Арбитражного суда Московского округа и направляет дело на новое рассмотрение.

Верховный Суд Российской Федерации в Определении от 27 сентября 2017 г. по делу N 310-ЭС17-5655 указывает, что элементом публичного порядка Российской Федерации является общепризнанный принцип законности. Решения нижестоящих судов отменены, в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения отказано. Вместе с тем необходимо отметить, что и в первой, и в апелляционной, и в кассационной инстанциях ответчик неоднократно заявлял о противоречии публичному порядку, однако суды, ссылаясь на все тот же п. 1 информационного письма, никаких нарушений не усматривали.

Верховный Суд Российской Федерации в Определении от 13 июня 2017 г. по делу N 304-ЭС16-12982 (дело N А27-781/2011) указывает, что неотъемлемой частью публичного порядка Российской Федерации является принцип обязательности судебных актов. Следует отметить, что изначально решение иностранного суда было признано на территории нашего государства. Однако и в данном деле ответчик во всех инстанциях указывал на противоречие публичному порядку Российской Федерации. Но для принятия окончательного верного по существу решения судебным органам потребовалось 6 лет 5 месяцев и 1 день!

Далее, дело N А41-36402/2012 о признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения было предметом рассмотрения семь раз (трижды в первой и кассационной инстанциях, а также в надзоре). В конечном счете Верховный Суд Российской Федерации в Определении от 9 октября 2015 г. по делу N 305-КГ15-5805 указал, что "защита охраняемых законом интересов третьих лиц, в том числе в отношениях с неплатежеспособным должником, важная функция правосудия, являющаяся элементом публичного порядка государства".

Итак, приведенная выше судебная практика демонстрирует, что к "публичному порядку" суды относят не только некие "фундаментальные начала" и "сверхимперативные нормы", но практически любые нормы российского права вплоть до "защиты интересов третьих лиц".

И.С. Перетерский, полагаем, абсолютно верно писал, что "крайняя неопределенность понятия "публичный порядок" породила на практике серьезную проблему непомерно широкого судебного усмотрения. Рассматривая конкретные дела, суды нередко применяют оговорку о публичном порядке в ситуациях, где для использования данной правовой категории нет очевидных оснований" <5>.

<5> Перетерский И.С. Очерки международного частного права РСФСР. М., 1925. 141 с.; цит. по: Афанасьев Д.В. Различные аспекты публичного порядка // Закон. 2008. N 10. С. 38.

Однако на сегодняшний день не предпринимается мер по конкретизации категории "публичный порядок": в главе 57 "Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" раскрытию указанного основания к отказу в признании и приведении в исполнение актов иностранных судов внимание не уделено <6>. Принятое в недавнем времени Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2017 г. N 23 "О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом" также обходит данную категорию стороной <7>.

<6> Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 N 124(1)) // СПС "КонсультантПлюс".
<7> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2017 г. N 23 "О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом" // СПС "КонсультантПлюс".

А. Пиленко, на наш взгляд, был прав, указывая, что, так как сам законодатель не может определить сфинкса, то выяснение этого взваливается на судью, при этом складывается ситуация, когда судья получает право законодательствовать <8>.

<8> Пиленко А. Очерки по систематике частного международного права. Пг.: Тип. т-ва А.С. Суворина "Новое время", 1915. С. 103 - 105.

Таким образом, при рассмотрении дел о признании и приведении в исполнение актов иностранных судов имеет место многократный пересмотр дел вплоть до первой инстанции и отмены вступивших в законную силу решений суда, обусловленных не четкими требованиями закона, а судейским усмотрением, что, полагаем, является существенным нарушением принципа правовой определенности <9>.

<9> Свирин Ю.А. Принцип правовой определенности в гражданском процессе // Современное право. 2013. N 11. С. 95 - 98; Кулакова В.Ю. Правовая определенность судебного решения в свете реализации права на судебную защиту в суде кассационной инстанции // Законы России. Опыт. Анализ. Практика. 2014. N 7. С. 9 - 15.

Литература

  1. Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса / Е.В. Васьковский; Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2003. 464 с.
  2. Гражданский процесс: Учебник. 7-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. В.В. Ярков. М.: Волтерс Клувер, 2009. 784 с.
  3. Закирова И.И. О критериях определения гражданских дел, решения по которым могут быть признаны и принудительно исполнены в России / И.И. Закирова // Юридический вестник Самарского университета. Т. 2. N 1. 2016. С. 76 - 79.
  4. Кулакова В.Ю. Правовая определенность судебного решения в свете реализации права на судебную защиту в суде кассационной инстанции / В.Ю. Кулакова // Законы России. Опыт. Анализ. Практика. 2014. N 7. С. 9 - 15.
  5. Перетерский И.С. Очерки международного частного права РСФСР / И.С. Перетерский. М., 1925. 141 с.
  6. Афанасьев Д.В. Различные аспекты публичного порядка / Д.В. Афанасьев // Закон. 2008. N 10. С. 37 - 47.
  7. Пиленко А. Очерки по систематике частного международного права / А. Пиленко. Пг.: Тип. т-ва А.С. Суворина "Новое время", 1915. 426 с.
  8. Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты / Т.В. Сахнова. М.: Волтерс Клувер, 2008. 696 с.
  9. Свирин Ю.А. Принцип правовой определенности в гражданском процессе / Ю.А. Свирин // Современное право. 2013. N 11. С. 95 - 98.