Мудрый Юрист

Актуальные вопросы идентификации рисков и специфических реальных опционов при оценке стоимости бизнеса в условиях внедрения новых финансовых технологий

Демьянова Екатерина Александровна, финансовый эксперт, MBA, соискатель, Департамент корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при Правительстве Российской Федерации (Финуниверситет), Financial University.

Правительственная программа 2017 - 2025 годов "Цифровая экономика" задает направление развития банковской системы и денежного обращения в Российской Федерации. В связи с появлением новых финансовых технологий возникают ранее не рассматриваемые риски, в дополнение к традиционным рискам. В статье сравниваются подходы к выявлению и анализу рисков отечественными и международными экспертами, а затем предлагаются новые подходы к идентификации рисков с учетом новых финансовых технологий на примере киберриска и регуляторных рисков. Данные риски несут в себе как угрозу, так и возможности, которые необходимо принимать во внимание при оценке стоимости бизнеса. Такие разнонаправленные варианты развития рассматриваются через "опционное мышление". Предложен метод идентификации реальных опционов оценки бизнеса, присущих новой финансово-технологической среде, который учитывает их специфику по типу неопределенности условий макро- и микросреды. Для проектов внедрения новых финансовых технологий в работе рассмотрены примеры выявленных специфических реальных опционов на диверсификацию, на модульность и на расширение внедрения. Показано отличие реальных опционов инноваций от реальных опционов именно финансовых технологий, приведены выявленные в ходе исследования способы внедрения новых финансовых технологий.

Ключевые слова: неохваченные риски, идентификация реальных опционов, финансовые технологии, риск кибербезопасности, регуляторный риск, "регулятивные песочницы".

Relevant Issues of Risk Identification and Specific Real Options in the Course of Business Cost Assessment Against the Background of New Financial Technology Adoption

E.A. Demyanova

Demyanova Ekaterina A., Financial Expert, MBA Degree-Seeking Student of the Department of Corporate Finance and Corporate Management of the Financial University under the Government of the Russian Federation.

"Digital Economy" governmental program for 2017 - 2025 sets out directions for banking system development along with money circulation in the Russian Federation. In addition to traditional risks, new risks emerge that were not previously considered. The authors compare approaches to risks analysis and identification by domestic and international experts, and then set forward a new approach to risk identification under Fintech using cyber risk and regulatory risks as an example. These risks carry both - a threat and opportunities that need to be taken into consideration for business evaluation. Such options are considered through "optional thinking". The authors suggest a method of real options identification under Fintech based on macro- and microlevels of uncertainty. Various real options for diversification, module-based and expansion are considered with examples provided. The Fintech real options are distinguished from innovative real options in general.

Key words: unexplored risks, real options identification, financial technologies, fintech, cyber-security risk, regulatory risk.

Своеобразным поворотным моментом в развитии цифровой экономики в Российской Федерации стал 2017 г., когда на государственном уровне была принята Программа "Цифровая экономика" на 2017 - 2025 гг. Разработка данного документа мобилизовала общественные и научные силы на создание нормативно-правового поля, в том числе и для скорейшего внедрения новых финансовых технологий.

Единого устоявшегося определения для "финтех" пока не существует. Финансовые технологии, или финтех - это "сложная система, объединяющая секторы новых технологий и финансовых услуг, стартапы и соответствующую инфраструктуру" <1>. На сегодняшний день российский рынок финансовых технологий считается третьим в мире <2>. По прогнозам <3>, в нашей стране рынок электронной коммерции к 2020 г. достигнет 2 200 млрд руб. Финансовые технологии также можно определить как "цифровые инновационные решения в сфере финансовых услуг, предлагаемые компаниями, использующими новую технологическую платформу, которые конкурируют или сотрудничают с финансовыми институтами" <4>. В современной экономике идут глобальные процессы, наполняющие новым содержанием банковскую деятельность. При этом, как отмечают ведущие эксперты в данной области, "сущность банка как экономического института остается неизменной, меняется лишь его внешний облик, одновременно требующий глубокой проработки законодательных основ проводимых операций" <5>, "изменяется не только сложившийся ландшафт предоставления финансовых услуг" под воздействием новых технологий, но и "изменяется отношение к такому понятию, как "деньги" <6>. Более того, процесс цифровизации набирает обороты со сверхзвуковой скоростью.

<1> Масленников В.В., Федотова М.А., Сорокин А.Н. Новые финансовые технологии меняют наш мир // Вестник Финансового университета. 2017. N 2. Том 21. С. 6 - 11.
<2> Набиуллина Э.С. Выступление Председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной на XXVI Международном финансовом конгрессе 13 июля 2017 года // Вестник Банка России. 2017. N 57. С. 2 - 9.
<3> Эскиндаров М.А., Масленников В.В., Абрамова М.А., Лаврушин О.И., Гончаренко Л.И. и др. Стратегия ЦСР 2018 - 2024 гг.: лозунги, мифы и реальность (позиция экспертов Финансового университета) // Вестник Финансового университета. 2017. N 3. Том 21. С. 6 - 24.
<4> Демьянова Е.А. Развитие компаний в современных условиях внедрения финансовых технологий // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2017. N 7. С. 104 - 113.
<5> Лаврушин О.И. Риски банковских технологий и облик банка // Банковское право. 2017. N 4. С. 33 - 35.
<6> Масленников В.В., Федотова М.А., Сорокин А.Н. Указ соч. С. 6 - 11.

Данный вопрос настолько актуален, что вызвал бурную полемику в научных кругах за последние полгода. В связи с этим как ответ на изменяющуюся экономическую среду в мировых и отечественных источниках вновь поднимаются вопросы, касающиеся рисков, присущих новым финансовым технологиям и особенно их идентификации и анализу.

Слово "вновь" здесь употреблено не случайно. Если рассматривать мировые подходы к данной проблеме, то можно наблюдать некую динамику в изменении подходов к обнаружению ранее неохваченных рисков. Так, например, до мирового кризиса 2008 - 2009 гг. Комитет спонсорских организаций комиссии Тредвея (Committee of Sponsoring Organizations of the Teadway Commission, или COSO) выпустил документ, регламентирующий в том числе и идентификацию рисков. При этом рекомендовалось принимать во внимание следующие внешние факторы: микро- и макроэкономические, естественные, политические, социальные, технологические <7>. Среди технологических факторов значились: расширение электронной торговли, рост доступности информации. Среди внутренних факторов рекомендовалось обращать внимание на инфраструктурные, кадровые, процессные, технологические. К настоящему моменту среда, в которой приходится вести бизнес компаниям, усложнилась, а следовательно, изменились и риски. Появились новые, ранее неохваченные риски. Как ответ на изменения, происходящие в экономике всех стран, Комитет спонсорских организаций Комиссии Тредвея совместно с ведущей консалтинговой фирмой PwC выпустил в июне 2017 г. новый документ "Управление рисками, интегрированное в стратегию и показатели компаний" для содействия компаниям в обнаружении рисков. На современном этапе доказана зависимость производительности компаний от качества выявленных и проанализированных рисков. Сформулирован новый подход к оценке рисков, включающий "риск того, что стратегия не соответствует заявленной миссии компании и ее ключевым ценностям; а также риск непонимания последствий принятия той или иной стратегии в деталях" <8>.

<7> Демьянова Е.А., Обермейстер А. Культура управления // Риск-менеджмент. 2008. N 1 - 2. С. 68 - 74.
<8> Committee of Sponsoring Organizations of the Treadway Commission, COSO. URL: https://www.coso.org/Pages/default.aspx (дата обращения: 20.10.2017).

В банковском секторе различным видам угроз традиционно уделяется повышенное внимание. Причем согласно документам Базель I, II, III прослеживается изменение отношения к идентификации возникающих рисков. Например, Базель II по сравнению с Базель I выдвигает новые рекомендации к управлению операционным риском, уделяя особое внимание процессу обнаружения рисков. В документе Комитета по стандартам Базель II и управлению рисками <9> определены цели выявления и оценки рисков, особое внимание уделяется созданию культуры управления операционным риском и повышению эффективности. Подчеркивается, что "основной задачей в ходе идентификации и оценки рисков является выделение существенных операционных рисков". При этом предполагается, что кредитная организация самостоятельно разрабатывает критерии значимости. Определены случаи проведения идентификации и оценки операционных рисков, например, при изменении бизнес-процессов. Также выдвинуто требование документирования процесса выявления угроз, а также определения степени влияния источников риска. Предлагается проведение качественной оценки вероятностей и тяжести последствий от наступления рисковых событий. Для выполнения требований документа Базель III о повышении качества капитала потребуется еще более детальный подход к идентификации рисков.

<9> Ассоциация российских банков / Association of Russian Banks. URL: www.arb.ru (дата обращения: 20.10.2017); Базель I, II, III / Basel I, II, III. URL: http://www.bis.org/bcbs/ (дата обращения: 20.10.2017).

Заметим, что Базельский комитет по банковскому надзору опубликовал в августе 2017 г. документ <10>, в котором ясно выражена позиция в отношении финтех и присущих этому процессу рисков. Особый акцент сделан на процессе выявления специфических рисков внедрения новых финансовых технологий, перечислены ключевые угрозы для бизнес-процессов банков, в том числе регуляторный риск и риск кибербезопасности.

<10> Sound Practices: Implications of fintech developments for banks and bank supervisors. URL: http://www.bis.org/bcbs/publ/d415.pdf (дата обращения: 20.10.2017).

Банк России поддерживает развитие новых финансовых технологий и на современном этапе уделяет значительное внимание процессу идентификации рисков. На первый план выдвигается "идентификация угроз и помощь рынку в выработке эффективных методов купирования киберрисков" <11>. Банк России, как регулятор, должен создать условия для безопасного ведения бизнеса, в том числе и в условиях цифровой экономики для усложняющихся рисков. На современном этапе сложилась ситуация, при которой востребованность финансово-технологических нововведений оказалась оторванной от юридического обеспечения происходящих процессов. Многие компании могли бы предложить инновационные решения, но неопределенность правового поля сдерживает внедрение новых финансовых технологий.

<11> Набиуллина Э.С. Указ. соч. С. 2 - 9.

В трудах ведущих отечественных экономистов отмечается отсутствие "правового обеспечения новых технологических процессов банковской сферы. Российское законодательство имеет слабое превентивное воздействие на генезис банковских инноваций. В национальном праве отсутствует система регулирования процесса создания и внедрения новых банковских технологий" <12>.

<12> Ручкина Г.Ф. Банковская деятельность: переход на новую модель осуществления, или "Финтех" как новая реальность // Банковское право. 2017. N 4. С. 55 - 62.

Одним из вариантов решения данной проблемы явилось введение специальных правовых режимов, или так называемых "регулятивных песочниц" (regulatory sandboxes). Они позволяют выработать новые правила для компаний, внедряющих финансовые технологии в относительно безопасном правовом пространстве под надзором регулятора, но без санкций с его стороны за некоторые нарушения. На мировой арене активнее всего применяют такой режим Великобритания, Сингапур, Австралия, ОАЭ <13>.

<13> См.: Достов В.Л., Шуст П.М., Рябкова Е.С. Институт "регулятивных песочниц" как инструмент поддержки финансовых инноваций // Деньги и кредит. 2016. N 10. С. 51 - 56; Regulatory sandbox / FCA. URL: https://www.fca.org.uk/firms/regulatory-sandbox (дата обращения: 20.10.2017).

Вопросы идентификации ранее неохваченных рисков вызывают полемику среди научного сообщества в силу новизны тематики. Так, предлагается не выявлять новые риски в связи с появлением финтех в банковской сфере, а учесть их как компоненты типичных банковских рисков, сместив профиль рисков, сопутствующих банковской деятельности <14>.

<14> См.: Лямин Л.В. Применение технологий электронного банкинга: риск-ориентированный подход. М.: Кнорус; ЦИПСиРЮ, 2011. С. 82 - 86.

По нашему мнению, происходящие новые финансово-технологические сдвиги настолько концептуальны, что требуют обособленного рассмотрения на настоящем этапе. Соответственно, возникают и многочисленные связанные с этим риски, на которые необходимо обращать внимание в ходе оценочной деятельности.

В некоторых работах подчеркивается только негативная сторона неопределенности. Полагаем важным учитывать и те положительные возможности, которые присущи анализируемым рискам внедрения новых финансовых технологий. Исходя из этого, при идентификации рисков необходимо анализировать как угрозы, так и возможности, открываемые для компаний, что возможно с применением метода "опционного мышления".

Идентификация реальных опционов - это один из ключевых этапов анализа для последующей стоимостной оценки. Для целей выявления таких неопределенных возможностей предложено отталкиваться от особенностей внедрения новых финансовых технологий на макро- и микроуровнях, предложенных в ранних работах автора <15>, а также от способа внедрения новых финансовых технологий. Предлагается различать три основных способа внедрения новых финансовых технологий, которые существуют на современном этапе развития экономики: сотрудничество со стартапом в сфере финтех; партнерство с другими финансовыми компаниями; ведение собственных разработок. Сравнительный анализ путей внедрения новых финансовых технологий, проведенный в рамках настоящего исследования, базировался на анализе ряда англоязычных отчетов консалтинговых компаний <16> по финансовым технологиям и представлен в таблице 1. Анализ проведен с точки зрения финансовой компании.

<15> Демьянова Е.А. Указ. соч. С. 104 - 113.
<16> EY Fintech: are banks responding appropriately. URL: http://www.ey.com/Publication/vwLUAssets/EY-fintech-are-banks-responding-appropriately/%24FILE/EY-fintech-are-banks-responding-appropriately.pdf (дата обращения: 20.10.2017); PwC report "Blurred lines: How FinTech is shaping Financial Services". URL: http://www.pwc.com/gx/en/industries/financial-services/fintech-survey/report.html (дата обращения: 21.10.2017).

Таблица 1

Сравнительный анализ способов внедрения новых финансовых технологий

Способ Параметр

Сотрудничество со стартапом

Партнерство с равными себе

Собственные НИОКР

Требуемые ресурсы

Время сотрудников, вовлеченных в проект;

инвестиции средние

Минимальное время своих сотрудников - разделенная ответственность;

инвестиции минимальные

Максимальное время своих сотрудников;

Вся ответственность на данной финансовой компании;

инвестиции высокие

Возможность получения

Финансовая компания получает возможность направлять действия стартапа; вкладывает ресурсы уже в некую работающую версию приложения

Возможность обучиться на совместном групповом примере создания и внедрения новых финансовых технологий

Возможность получения эксклюзивного продукта финтех под свои конкретные нужды и идеи

Преимущества

Такой путь внедрения удобен для тех финансовых компаний, которые точно осознают свои потребности в плане технологий;

как и при собственных разработках, есть шанс получить конкурентное преимущество с новым финансово-технологичным продуктом

Данный путь хорош для тех, кто впервые осваивает финансовые технологии;

создается общее преимущество всей группы партнеров перед следующим эшелоном

Высокое конкурентное преимущество при успехе проекта

Недостатки

Требуемое приложение, уже разработанное в какой-то мере стартапом, не всегда доступно на рынке

Нет конкурентного преимущества по сравнению с финансовыми компаниями-партнерами;

Высокая возможность провала проекта

Уровень сравнительной рискованности

Промежуточный из трех

Самый низкий из трех путей

Самый высокий из трех путей

Источник: составлено автором

Установлено, что идентичными реальными опционами как для инновационных проектов вообще, так и для проектов внедрения новых финансовых технологий выступают следующие: выход из проекта внедрения при наличии высоких рисков - для снижения потерь в случае наступления рискового события; сокращение масштабов внедрения; выжидание.

Выявлено, что специфическими опционами при внедрении новых финансовых технологий будут, например: диверсификация проекта под новые нужды клиентов - переложение приложений онлайн банкинга юридических лиц в приложение для физических лиц; на расширение - сквозное внедрение в рамках необанкинга; на модульность - внедрение "зонтичного" приложения в рамках необанкинга совместно с другими финансовыми компаниями (первый модуль), а затем внедрение специфической части приложения совместно со стартапом (второй модуль). Примером специфических реальных опционов проектов внедрения новых финансовых технологий являются также выжидание и отсрочка начала проекта из-за такого вида неопределенности, как резкое падение курса цифровой валюты. Варианты других специфических реальных опционов на макро- и микроуровнях, в зависимости от типа неопределенности, приведены в таблице 2.

Таблица 2

Примеры специфических реальных опционов проектов внедрения новых финансовых технологий

Вид неопределенности

Тип уровня неопределенности

Реальные опционы, специфические для проектов внедрения новых финансовых технологий

Резкое падение курса цифровой валюты

макро

Выжидание и отсрочка начала проекта; приостановка хода реализации; отказ от проекта

Рост финансовой грамотности населения и увеличение спроса на приложения торговли акциями для физических лиц

макро

Расширение / диверсификация проекта

Легализация обращения цифровой валюты на территории страны

макро

Расширение / рост / модификация проекта

Потеря специалиста(-ов) с ключевыми навыками

микро

Приостановка / модульность внедрения проекта

Появление нового мощного вируса, угроза кибербезопасности

микро/ макро

Модификация проекта / изменение типа продукта

Утечка информации из компании по вине сотрудников

микро

Модификация проекта / приостановка реализации

Источник: составлено автором

Для первоначального выявления реальных опционов (без какой бы то ни было оценки) предлагается использовать метод, основанный на заполнении опросных листов экспертной группой и проведении экспертного анализа по квадрату Декарта методом "мозгового штурма" (схематично показано на рисунке 1).

Что будет, если компания примет данную неопределенность (реальный опцион)?

Что будет, если компания откажется от данного реального опциона?

Чего не случится, если компания примет данный реальный опцион (как угрозу и как возможность)?

Чего не случится, если компания откажется от данного реального опциона?

Источник: составлено автором

Рисунок 1. Схема экспертного анализа по квадрату Декарта

Применительно к современной финансово-технологической среде предлагается следующая последовательность действий для выявления неопределенных ситуаций, несущих в себе как угрозу, так и возможность (т.е. управленческие реальные опционы): сбор информации о целях и объеме оценки; выбор экспертной группы; определение причин и источников возникновения по областям, на макро- и микроуровнях, по способу внедрения; проведение предварительного анализа по квадрату Декарта; составление опросных листов и отбор методом "мозгового штурма" реальных опционов по каждому уровню, из каждой области, внутри того или иного способа внедрения.

Последовательное выполнение данных шагов позволяет выявить необходимый и достаточный для анализа объем ранее неохваченных рисков внедрения новых финансовых технологий. В результате получается перечень из 7 - 10 ключевых реальных опционов для дальнейшего их ранжирования и количественного измерения.



Таким образом, углубленный анализ работ отечественных и мировых авторов по выявлению рисков новых финансовых технологий позволяет предложить дополнительный подход к идентификации и отбору потенциальных реальных опционов, исходя из видов неопределенности по областям их возникновения и источникам на макро- и микроуровнях, а также внутри того или иного способа их внедрения.

Литература

  1. Демьянова Е.А. Развитие компаний в современных условиях внедрения финансовых технологий // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2017. N 7. С. 104 - 113.
  2. Демьянова Е.А., Обермейстер А. Культура управления // Риск-менеджмент. 2008. N 1 - 2. С. 68 - 74.
  3. Достов В.Л., Шуст П.М., Рябкова Е.С. Институт "регулятивных песочниц" как инструмент поддержки финансовых инноваций // Деньги и кредит. 2016. N 10. С. 51 - 56.
  4. Лаврушин О.И. Риски банковских технологий и облик банка // Банковское право. 2017. N 4. С. 33 - 35.
  5. Лямин Л.В. Применение технологий электронного банкинга: риск-ориентированный подход. М.: Кнорус; ЦИПСиРЮ, 2011. 336 с.
  6. Масленников В.В., Федотова М.А., Сорокин А.Н. Новые финансовые технологии меняют наш мир // Вестник Финансового университета. 2017. N 2. Том 21. С. 6 - 11.
  7. Набиуллина Э.С. Выступление Председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной на XXVI Международном финансовом конгрессе 13 июля 2017 года // Вестник Банка России. 2017. N 57. С. 2 - 9.
  8. Ручкина Г.Ф. Банковская деятельность: переход на новую модель осуществления, или "Финтех" как новая реальность // Банковское право. 2017. N 4. С. 55 - 62.
  9. Эскиндаров М.А., Масленников В.В., Абрамова М.А., Лаврушин О.И., Гончаренко Л.И. и др. Стратегия ЦСР 2018 - 2024 гг.: лозунги, мифы и реальность (позиция экспертов Финансового университета) // Вестник Финансового университета. 2017. N 3. Том 21. С. 6 - 24.

References

  1. Demyanova E.A. Razvitie kompanij v sovremennykh usloviyakh vnedreniya finansovykh tekhnologij [Company Development in the Modern Conditions of Financial Technology Implementation] // Imushchestvennye otnosheniya v Rossijskoj Federatsii - Property Relations in the Russian Federation. 2017. N 7. S. 104 - 113.
  2. Demyanova E.A., Obermeister A. Kul'tura upravleniya [Management Culture] // Risk-menedzhment - Risk Management. 2008. N 1 - 2. S. 68 - 74.
  3. Dostov V.L., Shust P.M., Ryabkova E.S. Institut "regulyativnykh pesochnits" kak instrument podderzhki finansovykh innovatsij [The "Regulatory Sandbox" Institution as an Instrument of Financial Innovation Support] // Den'gi i kredit - Money and Credit. 2016. N 10. S. 51 - 56.
  4. Lavrushin O.I. Riski bankovskikh tekhnologij i oblik banka [Banking Technology Risks and Bank Image] // Bankovskoe pravo - Banking Law. 2017. N 4. S. 33 - 35.
  5. Lyamin L.V. Primenenie tekhnologij elektronnogo bankinga: risk-orientirovannyj podkhod [Application of Electronic Banking Technologies: Risk Oriented Approach]. Moskva: Knorus: TSIPSiRYU - Moscow: Knorus: Center for Payment Systems and Settlements Research, 2011. 336 s.
  6. Maslennikov V.V., Fedotova M.A., Sorokin A.N. Novye finansovye tekhnologii menyayut nash mir [New Financial Technologies Are Changing Our World] // Vestnik Finansovogo universiteta - Bulletin of the Financial University. 2017. N 2. Volume 21. S. 6 - 11.
  7. Nabiullina E.S. Vystuplenie Predsedatelya Banka Rossii El'viry Nabiullinoj na XXVI Mezhdunarodnom finansovom kongresse 13 iyulya 2017 goda [Speech of Elvira Nabiullina, Chairperson of the Bank of Russia, at the XXVI International Financial Congress on July 13, 2017] // Vestnik Banka Rossii - Bulletin of the Bank of Russia. 2017. N 57. S. 2 - 9.
  8. Ruchkina G.F. Bankovskaya deyatel'nost': perekhod na novuyu model' osushchestvleniya, ili "Fintech" kak novaya real'nost' [Banking Activities: Transfer to the New Performance Model, or FinTech as a New Reality] // Bankovskoe pravo - Banking Law. 2017. N 4. S. 55 - 62.
  9. Eskindarov M.A., Maslennikov V.V., Abramova M.A., Lavrushin O.I., Goncharenko L.I. et al. Strategiya TSSR 2018 - 2024 gg.: lozungi, mify i real'nost' (pozitsiya ekspertov Finansovogo universiteta) [The Strategy of the Center for Strategic Developments of 2018 to 2024: Slogans, Myths and Reality (the Standpoint of Experts of the Financial University)] // Vestnik Finansovogo universiteta - Bulletin of the Financial University. 2017. N 3. Volume 21. S. 6 - 24.