Мудрый Юрист

Регулятивная роль корпоративного договора

Ситдикова Р.И., профессор кафедры предпринимательского и энергетического права Казанского (Приволжского) федерального университета, доктор юридических наук (г. Казань).

Бакулина Л.Т., декан юридического факультета Казанского (Приволжского) федерального университета, доцент, кандидат юридических наук (г. Казань).

Авторы анализируют новый вид гражданско-правового договора - корпоративный договор в контексте его регулятивного воздействия на деятельность хозяйственных обществ, в частности, в корпоративных отношениях участников общества и третьих лиц в области управления обществом и организации бизнеса. Делают вывод о том, что такой договор является гибким инструментом регулирования корпоративных отношений и ведения бизнеса.

Ключевые слова: корпоративный договор, инструмент регулирования корпоративных отношений, договорно-регулятивные средства.

Regulative Role of the Corporate Agreement

R.I. Sitdikova, L.T. Bakulina

The authors analyze a new type of civil-law contract - a corporate contract in the context of its regulatory impact on the activities of business entities, in particular, in the corporate relations of participants in the company and third parties in the field of company management and business organization. They conclude that such a contract is a flexible instrument for regulating corporate relations and doing business.

Key words: corporate contract, instrument of regulation of corporate relations, contractual and regulatory means.

Договорное регулирование как особый уровень праворегулятивной деятельности представляет собой сознательно-волевое упорядочивающее воздействие на отношения сотрудничества с помощью особого юридического инструментария. Социально-психологической (внутренней) стороной такого воздействия является согласование воль взаимозависимых и взаимно заинтересованных субъектов сотрудничества в целях установления оптимальных для них условий обмена обоюдно ценными благами. Формально-юридическую (внешнюю) сторону такого воздействия образуют целенаправленные действия формально равных субъектов права по установлению или изменению взаимных прав и обязанностей в особых правовых актах - индивидуальных или нормативных договорах.

Как известно, гражданско-правовые договоры являются важным инструментом регулирования экономических отношений. Как юридический факт, лежащий в основе возникновения, изменения и прекращения гражданско-правовых отношений, они влияют на функционирование этих отношений, что определяет их регулятивную роль. С помощью договорно-регулятивных средств субъекты права устанавливают и реализуют оптимальные для них модели дозволенного и должного поведения, предоставляющие юридические возможности пользования определенными социальными (материальными или духовными) благами. В конечном счете целью договорно-регулятивной деятельности является выработка сторонами договора таких моделей совместного поведения, которыми закреплялись бы наиболее выгодные для них условия взаимодействия.

В юридической доктрине договор признается одним из основных гражданско-правовых регулятивных средств частного характера, основанный на согласованной воле сторон. В этом аспекте особый интерес представляет относительно новый для российской правовой действительности корпоративный договор. Хотя нормы о корпоративном договоре до сих пор являются предметом бурной научной дискуссии, очевидно, что его появление закладывает новые механизмы договорного регулирования экономических отношений.

Обобщенное понятие корпоративного договора дано в статье 67.2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) <1>, согласно которой под корпоративным договором понимается заключенный между всеми или некоторыми участниками хозяйственного общества договор об осуществлении своих корпоративных прав, в соответствии с которым они обязуются осуществлять эти права определенным образом или воздерживаться (отказаться) от их осуществления. Корпоративный договор может заключаться как в публичных, так и в непубличных обществах.

<1> В соответствии с законодательством, регулирующим деятельность акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью, формально выделяют два вида корпоративного договора: акционерное соглашение и договор об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью.

В анализируемой статье перечислены и некоторые конкретные способы осуществления корпоративных прав, в частности:

Как следует из определения, корпоративный договор прежде всего является инструментом регулирования отношений между участниками хозяйственных обществ. Он заключается на основе добровольного волеизъявления в соответствии с гражданско-правовыми принципами о свободе договора и равенстве сторон. В то же время здесь не вполне применимы общие положения о гражданско-правовых договорах, особенно о предмете договора. По мнению Ю.Н. Андреева и Ю.П. Праслова, основным предметом корпоративного договора и одновременно правовыми последствиями являются не возникновение, изменение или прекращение корпоративных прав и обязанностей, как это имеет место в обычном договоре, а установление порядка осуществления существующих субъективных корпоративных прав посредством ограничения, воздержания от осуществления своих корпоративных прав, возложения обязанностей активно-пассивного характера претерпевать такие ограничения, вести себя определенным образом (см. [5]).

Также корпоративный договор открывает возможности для участников общества, его заключивших, влиять на принятие решений по ключевым вопросам деятельности общества и в целом контролировать его управление.

Несмотря на то что согласно пункту 2 статьи 67.2 ГК РФ в корпоративном договоре не могут содержаться положения об определении или изменении структуры органов общества и их компетенции, заключение корпоративного договора открывает возможности определенным образом влиять и на решение указанных вопросов. Так, например, когда в соответствии с законом допускается возможность изменения структуры органов общества и их компетенции уставом, участники корпоративного договора могут проголосовать на общем собрании за включение положений о структуре и компетенции в устав общества.

Вместе с тем корпоративный договор порождает и обязательственные отношения между участниками хозяйственного общества, его заключившими, поскольку у них возникает обязанность определенным образом голосовать или не голосовать. В связи с этим в юридической литературе отмечается, что корпоративный договор имеет сложную правовую природу - корпоративную и обязательственную (см., например, [8]).

Таким образом, регулятивная роль корпоративного договора проявляется как в отношении самого общества, так и в отношении участников общества, заключивших соответствующий договор. Поскольку существующим законодательством не предусмотрена обязанность регистрации такого договора в каких-либо государственных органах, он позволяет оперативно регулировать взаимоотношения внутри организации, что повышает его привлекательность как эффективного инструментария регулирования корпоративных отношений.

Помимо этого, корпоративный договор может дополнять устав общества, не противореча ему, регулировать более гибко вопросы структуры и компетенции общества, традиционно регулируемые исключительно уставом.

Столь широкие регулятивные возможности корпоративного договора накладывают и определенные обязательства на участников общества, заключивших его. В соответствии с пунктом 4 статьи 67.2 ГК РФ они должны уведомить общество о заключении соответствующего корпоративного договора, но не обязаны раскрывать его содержание. При неисполнении этой обязанности участники общества, которым в результате нераскрытия информации о заключении корпоративного договора были причинены убытки, вправе потребовать их возмещения. Представляется, однако, что на практике достаточно сложно доказать эту причинно-следственную связь и защитить свои права. Остается надеяться только на добросовестность участников, заключивших корпоративный договор. Следовательно, корпоративный договор является, по сути, инструментом как явного, так и скрытого воздействия на деятельность общества группой участников, его заключивших.

Вместе с тем только этим регулятивная роль корпоративного договора не ограничивается. Круг лиц, на которых распространяется влияние корпоративного договора и которые могут оказывать влияние на деятельность общества, фактически может быть расширен, что вытекает из содержания норм пункта 9 статьи 67.2 ГК РФ. Согласно указанному пункту кредиторы общества и иные третьи лица могут заключить соглашение с участниками хозяйственного общества, по которому последние обязуются осуществлять свои корпоративные права определенным образом или воздержаться от их осуществления. Такое соглашение в строгом соответствии с нормами пункта 1 статьи 67.2 ГК РФ не подходит под определение корпоративного договора, однако согласно пункту 9 статьи 67.2 ГК РФ к такому соглашению применяются правила о корпоративном договоре.

В ГК РФ есть указание на то, что члены общества могут заключать такие договоры с кредиторами и третьими лицами в целях обеспечения их охраняемых законом интересов. Такими иными лицами могут быть, например, потенциальные покупатели акций (долей) хозяйственного общества. Однако очевидно, что понятие охраняемых законом интересов может трактоваться достаточно широко, что открывает возможность существенного расширения круга лиц, получающих возможность влияния на деятельность общества. Причем другие участники общества могут и не знать об этом, поскольку в соответствии с пунктом 4 статьи 67.2 ГК РФ информация о содержании корпоративного договора является конфиденциальной. ГК РФ требует раскрытия такой информации только для корпоративного договора, заключенного участниками непубличного общества.

Многие исследователи справедливо полагают, что не всегда третьи лица будут использовать свои права добросовестно, что может привести к скрытому управлению обществом в своих интересах. По мнению Е.А. Суханова, "возможное участие в корпоративном договоре третьих лиц, не намеревающихся стать участниками обществ", фактически означает "возможность тайного приобретения различных (а практически - любых) корпоративных прав лицами, не являющимися членами корпорации" [6. С. 134].

В то же время при добросовестном осуществлении своих прав третьи лица (например, кредиторы) могут использовать этот инструмент для обеспечения обязательств. В частности, они могут влиять на принятие обществом ключевых решений, которые могут ослабить возможность выплаты обществом по долгам, например, посредством закрытия или реорганизации общества. Во всяком случае, они могут быть информированы об этих действиях заранее. Все зависит от условий соглашений между участниками и кредиторами.

Договор с третьими лицами оказывает регулирующее воздействие не только на деятельность общества, но и на самих третьих лиц, не являющихся участниками общества. В соответствии с пунктом 3 статьи 53.1 ГК РФ лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, обязано действовать разумно и добросовестно, а также нести ответственность за убытки, причиненные по его вине юридическому лицу. Как было показано, при заключении третьими лицами соглашения с участниками общества они получают широкие возможности определять действия юридического лица. Соответственно, они подпадают под действие пункта 3 статьи 53.1 ГК РФ и несут ответственность за убытки, причиненные обществу.

Положения статьи 53.1 ГК РФ оказывают регулятивное воздействие на третьих лиц, не являющихся участниками общества, но заключивших с его участниками соглашение, стимулируя их к разумному и добросовестному поведению. Также в этой статье представлен механизм обеспечения такого поведения, поскольку третьи лица несут имущественные риски и связаны корпоративными отношениями с обществом.

Гражданско-правовой договор как одно из средств правового регулирования должен быть основан на балансе интересов сторон. Волеобразование субъекта договорно-регулятивной деятельности происходит под непосредственным влиянием воли его партнеров, то есть осуществляется координирование их интеллектуально-психологических процессов. Объективная социальная природа отношений сотрудничества, регламентируемых с помощью договорных средств, имманентно предполагает, что без учета воли всех субъектов невозможно выработать общие модели поведения.

Корпоративный договор должен быть основан на балансе интересов не только сторон - участников общества, заключивших его, но и интересов самого общества в целом. Тогда он становится эффективным правовым инструментом регулирования корпоративных отношений, поскольку именно "степень обеспеченности правовыми средствами баланса соответствующих интересов, наряду с иными критериями, можно рассматривать в качестве критерия эффективности правового регулирования" [7].

Таким образом, в настоящее время корпоративный договор является формой достаточно гибкого регулирования корпоративных отношений в хозяйственных обществах, которые являются наиболее распространенной формой ведения бизнеса. Практика диктует необходимость выработки новых эффективных механизмов регулирования этих отношений, в которых корпоративный договор займет свое место. Об актуальности этих вопросов свидетельствует и тот факт, что в мае 2017 года Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству проводил круглый стол на тему "Совершенствование корпоративного законодательства" совместно с Комитетом Совета Федерации по экономической политике. В рамках этого круглого стола рассматривались и вопросы совершенствования договорного регулирования корпоративных отношений. Отмечались широкие возможности влияния корпоративного договора на деятельность общества. Вместе с тем важно, чтобы этот инструмент использовался добросовестно. Председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас подчеркнул: "Основная задача - это создание стабильного и логически непротиворечивого корпоративного законодательства, обеспечивающего надежную защиту права собственности и недопущение корпоративных конфликтов, а также ликвидацию неопределенности в корпоративных отношениях" [9].

Думается, что регулятивный потенциал корпоративного договора до конца еще не раскрыт и лишь последовательная и системная практика его применения покажет, насколько эффективным окажется такой правовой инструментарий.

Литература и информационные источники

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 32. Ст. 3301.
  2. Об акционерных обществах: Федеральный закон от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 1. Ст. 1.
  3. Об обществах с ограниченной ответственностью: Федеральный закон от 8 февраля 1998 года N 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 7. Ст. 1.
  4. О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации: Федеральный закон от 5 мая 2014 года N 99-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2014. N 19. Ст. 2304.
  5. Андреев Ю.Н., Праслов Ю.П. О понятии и месте корпоративных соглашений в системе гражданско-правовых соглашений // Известия Юго-Западного государственного университета. 2013. N 4.
  6. Суханов Е.А. Сравнительное корпоративное право. М.: Статут, 2014.
  7. Ситдикова Р.И. Справедливый баланс частных и общественных интересов как критерий эффективности правового регулирования // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2014. N 11.
  8. Шиткина И.С. Соглашения акционеров (договоры об осуществлении прав участников) как источник регламентации корпоративных отношений // Хозяйство и право. 2011. N 2.
  9. URL: https://www.pnp.ru/social/klishas-neopredelyonnosti-v-korporativnom-prave-ugrozhayut-bezopasnosti-gosudarstva.html.