Мудрый Юрист

Невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения: особенности правоприменения

Назарова И.С., заместитель начальника кафедры конституционного и административного права факультета (командного) Санкт-Петербургского военного института войск национальной гвардии Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент.

Шеншин В.М., преподаватель кафедры конституционного и административного права факультета (командного) Санкт-Петербургского военного института войск национальной гвардии Российской Федерации, кандидат юридических наук.

В представленной статье авторами исследуются аспекты правового регулирования вопросов правоприменения по статье 12.26 КоАП РФ.

Ключевые слова: водитель транспортного средства, медицинское освидетельствование, состояние опьянения, судебная практика.

Failure by the driver of the vehicle the requirement to undergo medical examination for intoxication: features law enforcement

I.S. Nazarova, V.M. Shenshin

Nazarova I.S., Deputy head of the Department of constitutional and administrative law of the faculty (team) Saint-Petersburg military Institute of national guard troops of the Russian Federation, candidate of law, associate Professor.

Shenshin V.M., Lecturer in constitutional and administrative law of the faculty (team) Saint-Petersburg military Institute of national guard troops of the Russian Federation, candidate of law.

In this article the authors examine aspects of the legal regulation of enforcement under article 12.26 of the Administrative Code.

Key words: vehicle driver, a medical examination, intoxication, judicial practice.

По делам об административных правонарушениях в сфере дорожного движения одной из часто применяемых мер административного принуждения является медицинское освидетельствование <1> на состояние опьянения. Необходимое условие применения данной меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, в соответствии с ч. 2 ст. 27.12 КоАП РФ, - направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

<1> Постановление Правительства Российской Федерации "Об утверждении Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов и Правил определения наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством" от 26 июня 2008 г. N 475.

Действующим административно-деликтным законодательством вопрос о правовой природе направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения не регламентирован. Несмотря на то что ст. 27.12 КоАП РФ закрепляет данную меру наряду с иными мерами, применяемыми к лицу, управляющему транспортным средством соответствующего вида, - отстранением от управления транспортным средством, освидетельствованием на состояние алкогольного опьянения и медицинским освидетельствованием на состояние опьянения, она отсутствует в общем перечне мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренном ст. 27.1 КоАП РФ.

В научной литературе высказывается мнение о возможности отнесения рассматриваемой меры к мерам обеспечения производства по делам об административных правонарушениях. Так, С.М. Зырянов <2>, не обосновывая приводимое утверждение, полагает, что нормы КоАП РФ прямо определяют направление на освидетельствование на состояние опьянения как меру обеспечения по делу об административном правонарушении. Л.С. Сафонова <3>, А.И. Горяинов, В.В. Кузин, А.Ю. Якимов <4> делают такой вывод на основании требований ее протокольного оформления. Действительно, обязательность отдельного процессуального оформления рассматриваемой меры установлена ч. 3 ст. 27.12 КоАП РФ.

<2> Зырянов С.М. Освидетельствование на состояние опьянения: административно-правовой аспект // Медицинское право и этика. 2003. N 2.
<3> Сафонова Л.С. Меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2005. С. 96, 97.
<4> Горяинов А.И., Кузин В.В., Якимов А.Ю. Специальные меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях // Административное право и процесс. 2010. N 5. С. 24 - 25.

Направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения существенно затрагивает конституционные права и свободы лиц, в отношении которых осуществляется производство по делам об административных правонарушениях. Рассматриваемая мера сопряжена с ограничением права на охрану личного достоинства (ч. 1 ст. 21 Конституции Российской Федерации), свободу и личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22 Конституции Российской Федерации), неприкосновенность частной жизни и личной тайны (ч. 1 ст. 23 Конституции Российской Федерации), недопустимость сбора, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия (ч. 1 ст. 24 Конституции Российской Федерации).

Принудительная природа данной меры обусловлена односторонним характером вмешательства властного субъекта в волю нарушителя. Таким властным субъектом, в соответствии с ч. 2 ст. 27.12 КоАП РФ, являются должностные лица органов исполнительной власти, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, а в отношении водителя транспортного средства Вооруженных Сил Российской Федерации, войск национальной гвардии Российской Федерации - также должностные лица военной автомобильной инспекции.

Действующее законодательство не предусматривает возможности отказа от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения без последующих правовых последствий. Отказ от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения является основанием для привлечения к административной ответственности в соответствии со ст. 12.26 КоАП РФ "Невыполнение водителем требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения".

Цель применения направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения - обеспечение своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении, а именно обеспечение сбора доказательств по делу, определяющих наличие или отсутствие у физического лица состояния алкогольного, наркотического или токсикологического опьянения.

Указанная цель направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения характеризует исследуемую меру в качестве меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях.

Практика Верховного Суда Российской Федерации показывает, что дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.26 КоАП РФ, не являются "спящими", наоборот, такие дела доходят до Верховного Суда Российской Федерации, и Суд принимает иные решения, нежели суды нижестоящих инстанций. Так, в Постановлении Верховного Суда Российской Федерации от 23 мая 2016 г. N 5-АД16-24 "поставлена точка" в деле водителя, который обвинялся в невыполнении законного требования должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения (ст. 12.26 КоАП РФ). Вина водителя подтверждалась исключительно показаниями инспектора ДПС, а также протоколами об отстранении от управления транспортным средством, о направлении на медицинское освидетельствование и актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Однако все указанные документы содержали кардинальные исправления, внесенные рукой должностного лица ДПС ГИБДД, а именно:

Все данные исправления, как пояснил инспектор ДПС в мировом суде, были произведены им единолично в административной группе разбора при направлении дела в суд, в отсутствие водителя, который даже и не извещался о необходимости явки в подразделение ГИБДД для внесения изменений в протоколы и акт.

Подписи водителя и понятых напротив внесенных изменений, как и сведения об ознакомлении водителя с внесенными изменениями, отсутствуют. В акте и в протоколах рядом с внесенными исправлениями поставлены лишь печати подразделения ГИБДД и произведена надпись "исправленному верить".

Несмотря на приведенные выше обстоятельства, и мировой суд, и районный, и московский городской посчитали событие доказанным, а внесение указанных исправлений было расценено как исправление технической ошибки.

Верховный Суд Российской Федерации пришел к прямо противоположным выводам: из норм КоАП РФ следует, что протоколы о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения и об отстранении от управления транспортным средством, а также акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения составляются в присутствии лица, в отношении которого применены эти меры, и удостоверяются его подписью. Административный орган не вправе в одностороннем порядке самовольно вносить изменения в указанные документы. Протоколы и акт по указанному делу признаны недопустимыми доказательствами, так как составлены с нарушением требований КоАП РФ.

В итоге решения всех нижестоящих инстанций отменены, а дело в отношении водителя прекращено.

Помимо прочего, Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации рассматривается законопроект о введении новых обеспечительных мер, в том числе и за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ.

Так, соответствующие поправки к КоАП РФ приняты Государственной Думой 20 мая 2016 г. в первом чтении <5>.

<5> Проект федерального закона N 1050356-6 "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях".

Законопроектом предусматривается новая обеспечительная мера производства по делу об административном правонарушении - залог за задержанное транспортное средство, т.е. внесение физическим лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, денежных средств в орган внутренних дел (полицию), указанный в протоколе о задержании транспортного средства в качестве получателя залога.

Данная мера будет применяться:

Сумма залога установлена в размере штрафа по указанным составам. В настоящее время это 30 тыс. руб.

В соответствии с п. 2.3.2 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090 <6>, водитель транспортного средства обязан по требованию должностных лиц, уполномоченных на осуществление федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения, проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Водитель транспортного средства Вооруженных Сил Российской Федерации, войск национальной гвардии Российской Федерации, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формирований при федеральных органах исполнительной власти, спасательных воинских формирований Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий обязан проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения также по требованию должностных лиц военной автомобильной инспекции <7>.

<6> Решением Верховного Суда Российской Федерации от 17 апреля 2012 г. N АКПИ12-205, оставленным без изменения Определением Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 31 июля 2012 г. N АПЛ-12-404, п. 2.3.2 названных Правил признан не противоречащим действующему законодательству.
<7> Постановление Совета Министров - Правительства Российской Федерации "О правилах дорожного движения" от 23 октября 1993 г. N 1090.

Вместе с тем в соответствии с п. 14 ч. 1 ст. 13 Федерального закона "О полиции" от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставляются следующие права: доставлять <8> граждан, находящихся в общественных местах в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения и утративших способность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке, в медицинские организации; доставлять по письменному заявлению граждан в медицинские организации либо в служебное помещение территориального органа или подразделения полиции находящихся совместно с ними в жилище граждан в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, если есть основания полагать, что они могут причинить вред жизни и здоровью граждан, нанести ущерб имуществу; направлять и (или) доставлять на медицинское освидетельствование в соответствующие медицинские организации граждан для определения наличия в организме алкоголя или наркотических средств, если результат освидетельствования необходим для подтверждения либо опровержения факта совершения преступления или административного правонарушения, для расследования по уголовному делу, для объективного рассмотрения дела об административном правонарушении, а также проводить освидетельствование указанных граждан на состояние опьянения в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

<8> Приказ МВД России "Об утверждении Инструкции о порядке доставления лиц, находящихся в общественных местах в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения и утративших способность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке, в медицинские организации" от 23 декабря 2011 г. N 1298.

Состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ, является формальным и образуется в случае отказа водителя, управляющего транспортным средством с признаками опьянения, от выполнения законного требования сотрудника полиции о прохождении освидетельствования для установления его состояния. При этом наличие либо отсутствие опьянения у лица, привлекаемого к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, значения для квалификации правонарушения не имеет.

Основанием привлечения к административной ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ является зафиксированный в протоколе об административном правонарушении отказ лица от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, заявленный как непосредственно должностному лицу ГИБДД, так и медицинскому работнику.

Отказ лица от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения как основание его привлечения к административной ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ имеет место быть, если данный отказ:

26 марта 2016 г. вступил в силу Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации "О порядке проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического)" от 18 декабря 2015 г. N 933н, которым утвержден новый Порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), признаны утратившими силу приложения N 1 - 6, 9 к Приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации "О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения" от 14 июля 2003 г. N 308, в том числе и Инструкция по проведению медицинского освидетельствования. Также указанным Приказом с 1 июня 2016 г. введена новая форма акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического).

Позиция Верховного Суда Российской Федерации по вопросу привлечения к ответственности и квалификации действий водителя, предусмотренных ст. 12.26 КоАП РФ, изложена в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. N 18.

Новым Порядком проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического) и Правилами проведения химико-токсикологических исследований при медицинском освидетельствовании, утвержденными Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации "О порядке проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического)" от 18 декабря 2015 г. N 933н, не предусмотрена запись медицинскими сотрудниками об отказе гражданина от прохождения медицинского освидетельствования в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование, как это было прежде.

Отсутствие технического средства измерений у инспектора ДПС, т.е. реальная невозможность проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения на месте, по мнению ряда судей, не является основанием отказываться от прохождения медицинского освидетельствования, так как требование должностного лица ГИБДД от этого не становится незаконным <9>.

<9> Постановление Хабаровского краевого суда от 10 апреля 2015 г. N 4А-244/2015.

Квалифицирующим признаком при привлечении к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ, является только отказ лица, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно находится в состоянии опьянения.

В качестве отказа от освидетельствования, заявленного медицинскому работнику, следует рассматривать не только отказ от медицинского освидетельствования в целом, но и отказ от того или иного вида исследования в рамках медицинского освидетельствования <10>.

<10> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" от 24 октября 2006 г. N 18.

Причем в соответствии со справкой "О практике рассмотрения мировыми судьями Пермской области дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 12.8, 12.26 КоАП РФ" признание водителем факта употребления алкоголя и нахождения в состоянии опьянения не препятствует направлению его на медицинское освидетельствование, так как решение данного вопроса относится к исключительной компетенции должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении и сбор доказательств по делу.

Отказ от подписания протоколов, в частности, об административном правонарушении, об отстранении от управления транспортным средством и о направлении на медицинское освидетельствование в силу п. 5 ст. 28.2, п. 5 ст. 27.12 КоАП РФ не препятствует возбуждению дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, и означает лишь право лица выбрать свой способ защиты по делу.

Так, согласно рапорту инспектора полка ДПС ГИБДД водитель Г. устно выражал согласие проехать к врачу, однако делать какие-либо записи в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование отказался. Ему было разъяснено, что медицинское освидетельствование без его записи проведено быть не может, но Г. от записи все равно отказался. Об устном согласии Г. пройти медицинское освидетельствование мировому судье сообщил свидетель Е., участвовавший при составлении протокола в качестве понятого, который на вопрос суда о том, согласен ли Г. был ехать к врачу, ответил, что он был согласен ехать на медицинское освидетельствование, а отказался только от подписей в протоколах и от освидетельствования на месте. При этом в материалах дела отсутствовали сведения о доставлении Г. в соответствующее медицинское учреждение. Медицинское освидетельствование пройдено Г. самостоятельно в 14 часов 15 минут 9 августа 2009 г., согласно акту врача Г. признан трезвым.

Действующее законодательство не устанавливает обязательного требования к письменному выражению водителем согласия на прохождение медицинского освидетельствования. Таким образом, отказ Г. от каких-либо записей в протоколах при заявленном им устно согласии пройти медицинское освидетельствование не освобождал должностное лицо ГИБДД от обязанности доставить Г. в соответствующее медицинское учреждение для освидетельствования врачом. И только в случае отказа от прохождения процедуры освидетельствования или какого-либо из исследований в его рамках возможно было составление протокола об административном правонарушении. Разъяснение сотрудниками ГИБДД необходимости собственноручной записи о согласии пройти медицинское освидетельствование, даже под угрозой составления протокола об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, такой обязанности с должностных лиц не снимало.

Право выбора медицинского учреждения для прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, законом не предоставлено.

По делам данной категории, как правило, не имеют существенного значения и не подлежат выяснению при рассмотрении дела и жалобы на постановление обстоятельства, послужившие причиной остановки транспортного средства.

Как следует из диспозиции ст. 12.26 КоАП, объективная сторона данного правонарушения представляет собой невыполнение водителем законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, т.е. нарушение Правил дорожного движения не является признаком данного правонарушения, следовательно, отсутствие в протоколе ссылки на указанные Правила, а также отсутствие в протоколе об отстранении от управления транспортным средством подписи правонарушителя не свидетельствует о несоответствии протокола положениям ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ.

Место совершения правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ, - это место, где соответствующее лицо заявило об отказе от освидетельствования. Место совершения административного правонарушения определяется соответствующей географической точкой, а не местом нахождения юридического лица (например, наркологического диспансера), определяемым по правилам п. 2 ст. 54 ГК РФ.

Временем совершения административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является момент отказа лица, управлявшего транспортным средством, от выполнения законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Освидетельствование водителя с применением индикаторной трубки не является медицинским освидетельствованием, в связи с чем отказ от прохождения такого освидетельствования не влечет наступление административной ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ.

Субъектом административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является водитель транспортного средства.

Согласно п. 1.2 Правил дорожного движения под водителем понимается лицо, управляющее транспортным средством, независимо от того, имеется ли у него право управления транспортными средствами всех категорий или только определенной категории либо такое право отсутствует вообще. Отсутствие у водителя такого права не выводит его из разряда субъектов административных правонарушений, предусмотренных гл. 12 КоАП РФ.

Согласно правовой позиции, изложенной в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. N 18 (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 г. N 2), если находящийся в состоянии опьянения водитель, имея право управления определенными категориями транспортных средств, управляет транспортным средством иной категории, то должностным лицом Госавтоинспекции составляется протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения), а если водитель отказался от прохождения медицинского освидетельствования - об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ, заключается в невыполнении законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. При рассмотрении дел об административных правонарушениях указанной категории необходимо исследовать вопрос о законности предъявленного требования о прохождении медицинского освидетельствования, для чего подлежат проверке полномочия соответствующего сотрудника органов внутренних дел, наличие предусмотренных законодательством оснований и условий для предъявления требований.

О законности таких оснований (для направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения) свидетельствуют: отказ водителя от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения при наличии одного или нескольких признаков, перечисленных в п. 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475; несогласие водителя с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; наличие одного или нескольких признаков, перечисленных в п. 3 названных Правил, при отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Обстоятельства, послужившие законным основанием для направления водителя на медицинское освидетельствование, должны быть указаны в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ч. 4 ст. 27.12 КоАП РФ) и в протоколе об административном правонарушении как относящиеся к событию административного правонарушения (ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ).

С учетом положений ч. 1 ст. 27.12 КоАП РФ в протоколе должны быть указаны имеющиеся признаки опьянения - конкретные критерии, в связи с наличием которых сотрудник полиции полагает, что водитель находится в состоянии опьянения, зафиксированы предъявленное требование и совершенные действия (бездействие), характеризующие факт уклонения от медицинского освидетельствования.

Представление впоследствии в суд водителем, который отказался от прохождения медицинского освидетельствования, акта освидетельствования, опровергающего факт его нахождения в состоянии опьянения, само по себе не свидетельствует о незаконности требования сотрудника полиции. Судье в указанном случае необходимо учитывать обстоятельства отказа от прохождения медицинского освидетельствования, временной промежуток между отказом от освидетельствования и прохождением освидетельствования по инициативе самого водителя, соблюдение правил проведения такого освидетельствования и т.п.

Не может быть принято во внимание представление водителем акта освидетельствования (протокола, справки химико-токсикологических исследований и т.п.), опровергающего факт нахождения в состоянии опьянения, пройденного правонарушителем после заявления сотруднику милиции отказа выполнить законное требование и возбуждения дела об административном правонарушении по ст. 12.26 КоАП РФ.

Наличие подобных документов согласно разъяснениям, содержащимся в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. N 18, само по себе не свидетельствует о незаконности требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования.

О соблюдении установленного порядка направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, в частности, свидетельствует наличие двух понятых при составлении протокола о направлении на такое освидетельствование.

Если при составлении протокола (о направлении на медицинское освидетельствование) отсутствовали один или оба понятых, то при рассмотрении дела этот протокол подлежит оценке по правилам ст. 26.11 КоАП РФ с учетом требований ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ.

Санкции ст. 12.26 КоАП РФ предусматривают:

В силу положений ст. 3.8 КоАП РФ субъектами административной ответственности в виде лишения права управления транспортными средствами могут быть только лица, имеющие данное право либо лишенные его в установленном законом порядке.

Необходимо иметь в виду, что с учетом признаков объективной стороны некоторых административных правонарушений они ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны малозначительными, поскольку существенно нарушают охраняемые общественные отношения. К ним, в частности, относятся административные правонарушения, предусмотренные ст. 12.26 КоАП РФ (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 октября 2006 г. N 18).

Такие обстоятельства, как, например, личность и имущественное положение привлекаемого к ответственности лица, добровольное устранение последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба, не являются обстоятельствами, характеризующими малозначительность правонарушения. Они в силу ч. ч. 2 и 3 ст. 4.1 КоАП РФ учитываются при назначении административного наказания.

Так, судья районного суда, отменяя на основании ст. 2.9 КоАП РФ постановление мирового судьи и прекращая производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Ш., посчитала, что наказание назначено без учета характера правонарушения и личности виновного. Приняв во внимание то, что Ш. ранее к административной ответственности не привлекался, имеет большой водительский стаж, характеризуется положительно, а также материально содержит свою семью, судья пришла к выводу о малозначительности совершенного им правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ.

Между тем указанные обстоятельства, являющиеся, по сути, смягчающими административную ответственность, не свидетельствовали о малозначительности совершенного правонарушения, а подлежали в силу вышеприведенных разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации принятию во внимание при назначении административного наказания (дело N 4-А-19).

К достаточным основаниям полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, следует относить наличие одного или нескольких признаков: а) запах алкоголя изо рта; б) неустойчивость позы; в) нарушение речи; г) резкое изменение окраски кожных покровов лица; д) поведение, не соответствующее обстановке.

Дела о правонарушениях, предусмотренных ст. 12.26 КоАП РФ, в соответствии с ч. 1 ст. 23.1 КоАП РФ рассматриваются судом.

Срок давности привлечения к административной ответственности за административное правонарушение, предусмотренное ст. 12.26 КоАП РФ, составляет один год и начинает исчисляться со дня совершения административного правонарушения.

Таким образом, правовая природа направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, свидетельствующая о его принадлежности к группе мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, позволяет констатировать необходимость внесения изменений в действующее административно-деликтное законодательство, направленных на расширение перечня мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, а также детальное регулирование порядка применения исследуемой меры. Подобный подход должен способствовать дальнейшему укреплению законности в правоприменительной деятельности правоохранительных органов.

Отметим, что непосредственно ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ уточняет, что требование о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения должно быть заявлено сотрудником ГИБДД и должно быть законным, т.е. основываться на положениях и нормах КоАП РФ.

Представляется, что управление транспортным средством в состоянии опьянения невозможно признать малозначительным административным правонарушением, так как оно совершается с прямым умыслом, является грубейшим нарушением Правил дорожного движения, в силу чего даже без наступления вредных последствий представляет опасность для охраняемых общественных отношений.

Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, представляет повышенную общественную опасность, так как часто является причиной ДТП.

Библиографический список

  1. Горяинов А.И., Кузин В.В., Якимов А.Ю. Специальные меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях // Административное право и процесс. 2010. N 5.
  2. Зырянов С.М. Освидетельствование на состояние опьянения: административно-правовой аспект // Медицинское право и этика. 2003. N 2.
  3. Назарова И.С., Шеншин В.М. Особенности привлечения военнослужащих к административной ответственности // Электронное научное издание "Военное право". 2015. N 2.
  4. Назарова И.С., Шеншин В.М. Применение норм административного законодательства при нарушении водителями служебного автотранспорта воинских частей правил дорожного движения // Право в Вооруженных Силах. Военно-правовое обозрение. 2017. N 9.
  5. Сафонова Л.С. Меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях: Дис. ... к. ю. н. СПб., 2005.