Мудрый Юрист

Компетенция судов по спорам о привлечении руководителей организаций к имущественной ответственности

Бурачевский Денис Викторович, доцент кафедры гражданского процесса Уральского государственного юридического университета, кандидат юридических наук.

Закарлюка Александр Викторович, старший преподаватель кафедры гражданского процесса Уральского государственного юридического университета, адвокат.

В статье авторы рассматривают вопросы разграничения компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов по рассмотрению споров о взыскании убытков и прямого действительного ущерба с руководителей организаций. Анализ компетенции судов по спорам о привлечении руководителей организаций к имущественной ответственности в статье осуществляется с учетом предложенных Верховным Судом Российской Федерации масштабных изменений процессуального законодательства.

Ключевые слова: подведомственность корпоративных споров, подсудность корпоративных споров, имущественная ответственность руководителей организаций, взыскание убытков и прямого действительного ущерба с руководителей организаций.

Court Jurisdiction in Disputes over Bringing Company CEOs to Property Liability

D.V. Burachevsky, A.V. Zakarlyuka

Burachevsky Denis V., Assistant Professor of the Department of Civil Procedure of the Ural State Law University, Candidate of Legal Sciences.

Zakarlyuka Aleksandr V., Senior Lecturer of the Department of Civil Procedure of the Ural State Law University Attorney.

The authors consider the delineation of jurisdiction between the courts of general jurisdiction and the commercial courts in disputes involving the recovery of losses and actual direct damages from the directors of organizations. The analysis of the courts' competence in cases involving the liability of directors of organizations in the article takes into account the large-scale changes in procedural legislation proposed by the Supreme Court of the Russian Federation.

Key words: jurisdiction in corporate disputes, competence in corporate disputes, liability of directors of organizations, recovery of losses and actual direct damages from the directors of organizations.

Предлагаемыми изменениями в ГПК РФ и АПК РФ предусматривается дополнение ст. 22 ГПК РФ положением о рассмотрении судами общей юрисдикции дел по корпоративным спорам в некоммерческих организациях (некоммерческие корпоративные споры), за исключением дел, подсудных арбитражным судам (новый п. 8 ч. 1 данной статьи). При этом положение п. 2 ч. 6 ст. 27 АПК РФ во взаимосвязи с положениями ст. 225.1 данного Кодекса о рассмотрении исключительно арбитражными судами дел по корпоративным спорам в коммерческих организациях или некоммерческих объединениях коммерческих организаций и (или) индивидуальных предпринимателей (коммерческие корпоративные споры) по своей сути остается прежним. Этим на уровне закона вводится правило, сформулированное в п. 30 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", на что указано в пояснительной записке к законопроекту.

Вместе с тем неразрешенным в судебной практике и в предлагаемом законопроекте остается давний вопрос о подсудности (в действующей терминологии ГПК РФ и АПК РФ - подведомственности) дел по спорам о привлечении к имущественной ответственности руководителей организации (ст. 53.1 ГК РФ, п. 2 ст. 25 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях", ст. 71 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", ст. 44 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", глава III.2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и др.).

Традиционно под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (ч. 2 ст. 238 ТК РФ).

Такое понимание убытков и прямого действительного ущерба влияет на подсудность споров о привлечении руководителей коммерческой организации к имущественной ответственности.

Так, заявления (требования) арбитражного управляющего, кредитора должника, признанного несостоятельным (банкротом), о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам последнего контролирующих должника лиц, в том числе руководителей, в силу предписаний п. 1 ст. 61.16, п. 1 ст. 61.19, п. 1 ст. 61.20 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" подлежат рассмотрению арбитражным судом либо в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника, либо в общеисковом порядке тем же арбитражным судом.

В остальных случаях при определении подсудности дел об имущественной ответственности руководителей организаций согласно п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 г. N 21 "О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации" <1> приходится руководствоваться общими правилами о разграничении компетенции, установленными процессуальным законодательством (ч. 3 ст. 22 ГПК РФ, п. 2 ч. 1 ст. 33 и п. 3 ст. 225.1 АПК РФ) <2>.

<1> БВС РФ. 2015. N 7.
<2> Ранее, до объединения высших судебных органов России, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации настаивал на подведомственности требований о возмещении убытков (в виде прямого ущерба и (или) упущенной выгоды), причиненных действиями руководителя юридического лица, арбитражному суду, в том числе в случаях, когда истец или ответчик ссылаются в обоснование своих требований или возражений на ст. 277 ТК РФ (п. 9 Постановления от 30 июля 2013 г. N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица").

Между тем согласно ст. 277 ТК РФ руководитель организации несет имущественную ответственность двоякого рода:

  1. полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации, по правилам трудового законодательства (ч. 1), на что обращено внимание в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 г. N 21;
  2. полную имущественную ответственность за убытки, рассчитываемые по нормам гражданского законодательства (ч. 2).

Несмотря на очевидную подсудность дел по первым из указанных в ст. 277 ТК РФ спорам, как по спорам из трудовых правоотношений, суду общей юрисдикции (п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ), а дел по вторым спорам, как по спорам из гражданских правоотношений, суду общей юрисдикции в случаях, когда речь идет о некоммерческой организации, и арбитражному суду в случаях, когда речь идет о коммерческой организации (п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ, ч. 2, п. 2 ч. 6 ст. 27, ст. 28, п. 3 ч. 1 ст. 225.1 АПК РФ), учитывая формирование правового основания искового требования к руководителю истцом - организацией, ее акционером или участником, а не судом, определяющим характер спорного правоотношения не ранее стадии подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 148 ГПК РФ, ч. 1 ст. 133 АПК РФ), полагаем нелишним дополнить предложенный Пленумом Верховного Суда РФ законопроект в рассматриваемой части, изложив п. 3 ч. 1 ст. 225.1 АПК РФ следующим образом:

"3) споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица (далее - участники юридического лица) о признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок, а также возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, за исключением споров о взыскании прямого действительного ущерба, причиненного юридическому лицу, по трудовому законодательству".

Таким образом, с учетом предложенного законопроектом дополнения в ГПК РФ (п. 8 ч. 1 ст. 22) достигается правовая определенность в подсудности дел по искам к руководителям организаций как по критерию коммерциализации юридического лица (коммерческая организация или некоммерческая), так и по критерию характера спорного правоотношения (трудовое или гражданско-правовое).