Мудрый Юрист

Правовые проблемы компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав

А.В. Кудашкин, полковник юстиции, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданского права Военного университета.

Обращения военнослужащих в военные суды при обжаловании неправомерных действий или бездействия воинских должностных лиц в связи с несвоевременным обеспечением денежным довольствием и дополнительными денежными выплатами в последние годы носят массовый характер.

Как правило, жалоба в указанных случаях включает также требование о компенсации морального вреда, под которым согласно ст. 151 ГК РФ понимаются нравственные и физические страдания. Требование о компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав военнослужащих, т.е. прав на денежное содержание и натуральные виды довольствия, впервые было основано на Законе РФ "О статусе военнослужащих" 1993 г., в п. 5 ст. 18 которого было записано, что государство гарантирует военнослужащим возмещение морального вреда, причиненного противоправными действиями должностных лиц в результате несоблюдения условий контракта, незаконного лишения прав и льгот и в некоторых других случаях. На основании указанного положения сложилась устойчивая судебная практика компенсации морального вреда при несвоевременных обеспечениях денежным довольствием, дополнительными денежными выплатами и обеспечении военнослужащих натуральными видами довольствия. Вышеназванный Закон в определенной степени компенсировал моральный вред, связанный с нарушением имущественных прав военнослужащих в указанных случаях.

С принятием в 1998 г. Федерального закона "О статусе военнослужащих" положение о компенсации морального вреда изменилось. В п. 5 ст. 18 нового Закона записано, что возмещение морального вреда, причиненного военнослужащим государственными органами и органами местного самоуправления, производится в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами.

Основным Федеральным законом, устанавливающим порядок возмещения морального вреда, является Гражданский кодекс РФ, согласно ст. 151 которого компенсация морального вреда гражданину производится в случае, если нарушены его личные неимущественные права, совершены действия, посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом. Последнее обстоятельство не учтено в Постановлении "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 9, в п. 15 которого записано, что согласно ст. 151 ГК РФ компенсации подлежит моральный вред, причиненный действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Другие случаи, предусмотренные законом, как это записано в ГК РФ, данным Постановлением не упоминаются.

Далее в Постановлении указано, что моральный вред, связанный с нарушением имущественных прав граждан, подлежит компенсации только при наличии специального указания об этом в законе. В данном случае приводятся положения другой статьи, которая содержится совершенно в другой главе (гл. 59 ГК РФ, посвященная обязательствам вследствие причинения вреда). Согласно п. 2 ст. 1099 ГК РФ моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

Особенность гл. 59 ГК РФ заключается в том, что она в основном применяется к внедоговорным обязательствам, т.е. когда стороны не связаны каким-либо гражданско - правовым договором. Контракт о прохождении военной службы (при прохождении военной службы в добровольном порядке) не является его разновидностью, поскольку имеет административно - правовую природу.

Однако необходимо отметить, что атавизмы понимания контракта о прохождении военной службы как разновидности гражданско - правового договора полностью не изжиты. Достаточно обратиться к упомянутому Постановлению Пленума Верховного Суда РФ, в котором подчас применяется гражданско - правовая терминология. Так, в п. 5 Постановления Пленума говорится о том, что Министерство обороны (другие ведомства) и гражданин, заключившие контракт о прохождении военной службы, принимают на себя взаимные ОБЯЗАТЕЛЬСТВА, т.е. возникают вроде бы обязательственные правоотношения, которые являются по своей природе гражданскими правоотношениями. В то же время обязательства как гражданские правоотношения необходимо отличать от правоотношений, относящихся к другим правовым отраслям (главным образом, публичному праву). Указанные попытки обусловлены тем, что налицо тщательно отработанный инструментарий обязательственного права, созданный для нужд гражданского оборота, т.е. для частно - правовой сферы, но не применимый в силу особенностей отношений публично - правовой сферы <*>, например, к регулированию контракта о прохождении военной службы. К чему приводит смешение правового регулирования, или, как иногда говорят, применение аналогии законодательства, рассмотрим ниже.

<*> См. подробнее: Гражданское право: В 2 т.: 1. Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд. М., 1999. Т. 2. Полутом С. 8 - 9.

При прохождении военной службы по призыву отношения сторон вообще не опосредуются каким-либо договором или контрактом.

Таким образом, возникает вопрос: появляется ли обязательственное правоотношение при нарушении в указанных случаях имущественных прав военнослужащих? Если следовать логике Постановления Пленума Верховного Суда РФ - стороны по контракту о прохождении военной службы принимают на себя взаимные обязательства, - то следует ответить, что да. Но правильно ли это?

Чтобы ответить на данный вопрос необходимо прежде ответить на другой: может ли компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав граждан осуществляться не на основании гл. 59, а только на основании ст. 151 ГК РФ?

Ранее изложенная формулировка указанной статьи позволяет дать положительный ответ на заданный вопрос, т.е. таким образом компенсация может осуществляться в случае, если это предусмотрено каким-либо законом.

Конечно, формулировка п. 5 ст. 18 нового ФЗ "О статусе военнослужащих" не дает достаточных оснований считать, что он как раз является таким законом, поскольку прямо отсылает опять же к другим законам. Есть ли они. Да, есть. И о них-то как раз в Постановлении Пленума 9 не упоминается. Зато в качестве такого он упоминается в другом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ (см. Постановление N 10 от 20 декабря 1994 г. с изменениями и дополнениями).

Согласно ст. 7 Закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" моральный вред, нанесенный гражданину признанными незаконными действиями (решениями), ВОЗМЕЩАЕТСЯ в установленном ГК РФ ПОРЯДКЕ, который изложен в ст. 151 ГК, - только через суд. В гл. 59 ГК РФ изложены основания, способ и размер компенсации морального вреда при наличии обязательственных правоотношений, но не порядок. К тому же обязательственное правоотношение при прохождении военной службы не возникает, а возникают взаимные права и обязанности сторон (например, Министерства обороны и военнослужащего), что не одно и то же.

Таким образом, можно сделать вывод, что именно указанный Закон является тем законом, который дает основания любому гражданину, в том числе военнослужащему, требовать компенсации морального вреда в результате нарушения его имущественных прав при исполнении военной службы при условии, что это явилось следствием признанных судом незаконными действий и решений соответствующих, в основном воинских, должностных лиц <*>.

<*> Аналогичного мнения придерживаются А.Ф. Воронов и И.В. Холодков (см.: Воронов А.Ф., Холодков И.В. Комментарий Закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" (для военнослужащих)". М., 2000. С. 146 - 155).

Следуя логике Постановления Пленума, если в суде будет установлена вина соответствующего должностного лица в нарушении имущественных прав военнослужащего в любой ее форме (например, в форме прямого умысла - командир отказался подписать финансовые документы о выдаче денежного или иного довольствия), на него не может быть возложена обязанность компенсации морального вреда. Это - путь к произволу должностных лиц, поскольку они практически ответственности не несут, хотя общеизвестно, что согласно ст. 1071 ГК РФ ответственность и так будет нести соответствующий финансовый орган. Но остается возможность в данном случае привлечь воинское должностное лицо к материальной ответственности. На сегодняшний же день согласно Постановлению Пленума компенсация морального вреда возможна только в случае, если причинен вред здоровью военнослужащего, нарушены его честь или достоинство. Вряд ли это оправданно.

Если обратиться к различным публикациям <*>, комментирующим ст. 1099 ГК РФ, то их авторы придерживаются единодушного мнения по вопросу: какие законы имеются в виду, в которых установлена компенсация морального вреда за имущественный ущерб. Это - Закон РФ "О защите прав потребителей", в ст. 15 которого записано, что моральный вред, причиненный потребителю (гражданину) вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) его прав, предусмотренных законодательством о защите прав потребителей, возмещается причинителем вреда при наличии его вины.

<*> См., например: Комментарий части второй ГК РФ для предпринимателей. М., 1996. С. 296 и др.

Указанный Закон опосредует частноправовые отношения между субъектами гражданского права - гражданами и предпринимателями. Логика законодателя понятна - закон стоит на страже интересов потребителя, чтобы защитить гражданина от произвола. В то же время любой гражданин волен сам выбирать, с кем и на каких условиях заключать тот или иной гражданско - правовой договор. В этом заключается свобода договора и проявляется автономия воли - основные принципы гражданского права. Таким образом, государство стоит на страже частноправовых интересов граждан. А.М. Эрделевский обосновывает возможность компенсации морального вреда при нарушении права граждан на социальное обеспечение (выплату пенсии, пособий по безработице, инвалидности и др.) <*>.

<*> См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. М., 1999. С. 101 - 102.

КонсультантПлюс: примечание.

Проблемы компенсации морального вреда при нарушении права на социальное обеспечение рассмотрены также в монографии А.М. Эрделевского "Компенсация морального вреда. Комментарий", включенной в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "БЕК", 2000.

Теперь рассмотрим участие граждан в других отношениях - публично - правовых при исполнении военной службы, в которых автономия воли проявляется при волеизъявлении заключить контракт о прохождении военной службы, а у военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, вообще она не проявляется, поскольку они попадают в режим общего обязывания - проходить военную службу, не имея при этом юридической возможности заниматься какой-либо иной деятельностью в силу ст. 10 Федерального закона "О статусе военнослужащих".

Конечно, можно возразить, что и обычные граждане не имеют возможности требовать компенсации морального вреда в случае несвоевременной выплаты им заработной платы. Но отличие военнослужащих от обычных граждан заключается в том, что последние могут практически свободно расторгнуть трудовой договор (попросту уволиться с работы), поскольку отношения сторон между работодателем и работником в основном являются частноправовыми, а военнослужащий такой возможности не имеет, так как связан контрактом о прохождении военной службы или обязанностью проходить военную службу по призыву, т.е. он является участником публично - правовых отношений. Имеющееся в Федеральном законе "О воинской обязанности и военной службе" основание увольнения с военной службы по собственному желанию в указанном случае не является соответствующим аналогом основания увольнения лиц, работающих по трудовому договору, поскольку НЕ ЯВЛЯЕТСЯ СУБЪЕКТИВНЫМ ПРАВОМ военнослужащего, т.е. не может быть реализовано только по его желанию, а осуществляется исключительно по решению аттестационной комиссии воинской части, утверждаемому соответствующим командиром (начальником).

Поскольку военнослужащий в силу особенностей возлагаемых на него обязанностей по защите Отечества лишается определенных конституционных прав (заниматься предпринимательской деятельностью, работать по совместительству и т.д.), постольку указанные ограничения компенсируются ему льготами и гарантиями и возможностью повышенной защиты его прав и свобод. Таким образом, Закон РФ "О статусе военнослужащих" 1993 г. давал такую возможность военнослужащим в отличие от Федерального закона "О статусе военнослужащих" 1998 г., который фактически лишает возможности компенсировать моральный вред при нарушении имущественных прав военнослужащих, вытекающих из отношений военной службы, т.е. специфических отношений.

Понятно, что право на обеспечение денежным довольствием и дополнительными денежными выплатами является имущественным. Но это право направлено на обеспечение необходимого жизненного уровня и оно очень тесно связано с правом на жизнь и здоровье, и следовательно, нарушение первого из них в подавляющем большинстве является и нарушением второго. Право на обеспечение жизненного уровня, необходимого для поддержания благосостояния гражданина (в том числе военнослужащего) и членов его семьи предусмотрено ст. ст. 7 и 37 Конституции РФ. Таким образом, государство должно нести имущественную ответственность за вред, причиненный в результате указанных правонарушений воинских должностных лиц и органов военного управления.

Денежное довольствие является в большинстве случаев единственным источником средств к существованию военнослужащих и членов их семей, его невыплата или несвоевременная выплата влечет неспособность указанных лиц приобрести в необходимом количестве и ассортименте продукты питания и т.д., т.е. лишает возможности поддерживать минимальный жизненный уровень, что, в свою очередь, отрицательно сказывается на здоровье человека и ставит под угрозу его жизнь, вызывает физические страдания (чувство голода, болезненные ощущения, связанные с потреблением однообразной и некачественной пищи и др.), и нравственные страдания, связанные с наличием указанных ограничений.

Следовательно, неправомерное бездействие воинских должностных лиц и органов военного управления, выражающееся в невыплате или задержке выплат, нарушает одновременно имущественные и личные неимущественные права военнослужащего и порождает его право на компенсацию морального вреда, причиненного нарушением его личных неимущественных прав. И это право может и должно быть реализовано путем предъявления соответствующей жалобы в суд при обжаловании вышеуказанных неправомерных действий (бездействия).

Таким образом, можно сделать вывод, что фактически издан неправовой закон, т.е. закон, который нарушает права гражданина - военнослужащего. Насколько это оправданно и целесообразно по отношению к ним? Каким интересам обороны и безопасности это мешает? Хочется надеяться, что допущена досадная ошибка, которая вполне исправима, была бы только воля законодателя и судебных органов.