Мудрый Юрист

Не ограничивать права прокурора в гражданском процессе

А. Власов, заведующий отделом НИИ при Генеральной прокуратуре РФ.

С 19 по 21 мая 2000 г. в Твери состоялась научно - практическая конференция, посвященная обсуждению проекта ГПК РФ, по поводу которого ведутся дискуссии на протяжении уже 7 лет. Проект представлен разработчиками в третьем варианте. Особые споры вызывают те статьи, где затрагивается участие прокурора в гражданском судопроизводстве.

Сейчас наблюдается две полярные тенденции по поводу участия прокурора в гражданском процессе: с одной стороны - ограничение в целом его прав в гражданском судопроизводстве, с другой - усиление и расширение прав в части правозащитной функции.

Так, некоторые ученые - юристы полагают, что прокурора необходимо лишить в гражданском процессе "процессуальных привилегий" - права истребования дела из суда, вхождения в дело в любой стадии процесса и дачи заключения по любому гражданскому делу, принесения кассационного протеста, мотивируя это тем, что нарушается принцип состязательности и равноправия сторон. Эта точка зрения прослеживается и в третьем варианте проекта ГПК РФ, который практически ограничивает роль и полномочия прокурора в гражданском судопроизводстве, с чем нельзя согласиться.

Указанный проект в своей основе соответствует современному уровню российского законодательства. Положительно, что в нем появились процессуальные гарантии судебной формы защиты прав, свобод, охраняемых законом интересов граждан и организаций. Несмотря на это, отдельные его нормы, в первую очередь связанные с участием прокурора в гражданском судопроизводстве, вызывают недоумение и несогласие с ними.

Произошедшие в последние годы коренные изменения в социально - экономической сфере, а также кардинальные преобразования в области гражданского законодательства вызвали необходимость пересмотра содержания принципов диспозитивности и состязательности в гражданском процессе. Бесспорно, что стороны должны самостоятельно и активно защищать свои права и интересы, отвечать за совершаемые действия и их последствия. Вместе с тем нельзя не учитывать и процессы имущественного расслоения, что порождает и фактическое неравенство сторон в процессе, поскольку механизм судебной защиты стал слишком дорог для большинства граждан. Ни о каком равенстве сторон при таком положении дел не приходится говорить, поскольку состоятельное лицо всегда может пригласить более знающего и опытного адвоката, а неимущий гражданин из-за отсутствия средств, необходимых для приглашения поверенного, часто вынужден вообще отказываться от дальнейшего ведения дела.

В докладе Уполномоченного по правам человека в РФ "О соблюдении прав граждан, страдающих психическими расстройствами" отмечено, что граждане, страдающие психическими расстройствами, являются одной из самых уязвимых в правовом отношении категорий населения страны. По данным Министерства здравоохранения РФ, за последнее десятилетие число инвалидов вследствие психических расстройств возросло более чем на треть и составляет около 700 тыс. человек. Большинство из них (80%) являются инвалидами 1-й и 2-й групп. Большинству граждан, а в особенности социально незащищенным слоям населения - инвалидам, пенсионерам и т.д., - правовая помощь юридических служб просто непосильна.

Как отмечено в докладе, защита прав лиц, принадлежащих к социально уязвимым группам населения, должна стать одним из приоритетов в социальной политике РФ в области прав человека. Гражданин сегодня практически оставлен один на один в борьбе с хорошо налаженным бюрократическим аппаратом, махинациями работодателей, монополистов - торговцев, недобросовестных производителей и т.д. <*>. Получение юридической помощи в настоящее время возможно лишь для узкого круга лиц, обладающих соответствующими финансовыми возможностями.

<*> Тараненко В.В. Участие прокурора в гражданском судопроизводстве не только допустимо, но и необходимо. - Прокурорская и следственная практика. М., 1999, с. 131 - 136.

Поэтому гражданин за защитой своих нарушенных прав вынужден обращаться в единственно доступный орган - прокуратуру. Однако, формулируя ч. 1 ст. 45 ГПК РФ, авторы проекта предлагают ввести для прокурора следующее правило: "Иск в защиту интересов гражданина может быть предъявлен прокурором лишь в случаях, когда он по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд". Из этой формулировки неясно - что подразумевается под "уважительными причинами"? Требуется ли гражданину доказывать прокурору свою финансовую несостоятельность, малограмотность и т.д., каковы критерии этой "уважительности", чтобы он предъявил иск? Почему обращение прокурора в суд предусмотрено только в исковой форме и как быть с особым производством, предусматривающим обращение прокурора в форме заявлений? Кроме того, формулировка ст. 45 проекта ГПК предоставляет прокурору право участвовать в процессе для дачи заключения лишь в незначительных случаях, предусмотренных федеральным законом и Кодексом. Исключена также возможность участия прокурора в процессе по инициативе суда, чем часто судьи пользуются, когда гражданское дело представляет особую сложность или актуальность для региона; по собственной инициативе прокурора, особенно когда к нему обращаются с подобной просьбой граждане, уже возбудившие производство в суде и не доверяющие конкретному суду рассматривать свое дело.

В 1999 г. прокуроры предъявили в суды общей юрисдикции 231877 исков, в том числе в интересах граждан - 63,2%, на сумму 2326880 тыс. руб. Из рассмотренных судами прокурорских заявлений удовлетворено 97,7%. Из общего количества гражданских дел (350049), рассмотренных с участием прокурора, по 341500 делам вынесено решение в соответствии с заключением прокурора. За этими цифрами стоят судьбы людей, огромная работа, проводимая органами прокуратуры по соблюдению законности в стране. Поэтому данная формулировка, ставящая и прокурора, и граждан в определенные рамки, на наш взгляд, является неудачной, так как существенно ущемляет права личности.

Не предусмотрено также в проекте ГПК РФ право прокурора на принесение кассационных, частных протестов на вынесенные судом необоснованные решения, постановления, определения. Согласно ст. 45 проекта ГПК РФ прокурор не вправе будет принимать активное участие в гражданском судопроизводстве, кроме тех случаев, когда он сам обратился в суд с иском. Это положение не отвечает роли, отведенной прокурору, который участвует в гражданском процессе в целях защиты не только государственных и общественных интересов, но и прав и охраняемых законом интересов граждан.

С указанной позицией авторов ограничения прав прокурора в новом ГПК РФ никак нельзя согласиться. Деятельность прокурора направлена прежде всего на предупреждение вынесения незаконного решения, определения, постановления.

Прокурор не должен ограничиваться пассивной ролью и ждать, когда в прокуратуру обратятся граждане, организации с жалобой на судебные решения и определения. Он обязан по собственной инициативе знакомиться в суде с решениями по делам, в рассмотрении которых он не принимал участия, и следить за сигналами о незаконности тех или иных судебных постановлений. В законопроекте делается попытка лишить прокурора права принесения частного, кассационного протестов на судебные решения, определения, постановления, что также вызывает обоснованные возражения. Только в 1998 - 1999 гг. прокурорами принесено более 50 тыс. протестов, среди которых преобладали частные и кассационные. Подавляющее большинство протестов судами было удовлетворено. Существующий институт опротестования прокурором судебного решения не должен рассматриваться как средство оказания на суд какого-либо давления или вмешательства в судебную деятельность. Данное полномочие прокурора всегда было и является дополнительной и важной гарантией защиты законных прав и интересов граждан и юридических лиц, вовлеченных в сферу правосудия, так как способствует своевременному исправлению судебных ошибок, которые часто допускаются. Что бы ни делал прокурор в процессе, цель его участия одна - содействие осуществлению задач правосудия. Поэтому возражать против участия прокурора в гражданском судопроизводстве могут только те судебные работники, которых не беспокоит установление истины по делу, а также вынесение законного и обоснованного решения.

Разработчикам законопроекта необходимо учитывать и то, что 23 декабря 1998 г. был принят Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации", согласно которому п. 1 ст. 36 изложен в следующей редакции: "Прокурор или его заместитель в пределах своей компетенции приносит в вышестоящий суд кассационный или частный протест либо протест в порядке надзора... на незаконное или необоснованное решение, определение или постановление суда. Помощник прокурора, прокурор управления, прокурор отдела могут приносить протест только по делу, в рассмотрении которого они участвовали". Все это свидетельствует о том, что законодатель не стремится ограничить полномочия прокурора в гражданском процессе, а наоборот, расширяет и конкретизирует их. Поэтому подход, исключающий опротестование прокурором незаконных решений, определений, постановлений судов, является прямым вторжением в сферу деятельности прокуратуры, регламентированной Законом о прокуратуре РФ, чего нельзя допустить.

В ст. 45 проекта ГПК РФ говорится о форме обращения прокурора в виде исков в защиту интересов других лиц, но правильнее будет сохранить действующую форму обращений прокурора - не исков, а заявлений, которые охватывают как дела искового, так и дела особого производства.

На современном этапе развития судебной системы, когда суд в основном стал выполнять "созерцательные" функции, участие прокурора в гражданском судопроизводстве крайне необходимо. Поэтому полномочия прокурора в гражданском судопроизводстве в новом ГПК РФ должны быть, как минимум, сохранены в редакции ст. 41 ныне действующего ГПК РСФСР, к чему призывали многие выступающие ученые - юристы на прошедшей конференции.