Мудрый Юрист

К вопросу о кооперации взыскателя и судебного пристава-исполнителя: возможности и перспективы

Кудрявцева Алина Владимировна, советник адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры", адвокат.

Подгорный Александр Александрович, юрист адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры", адвокат.

Авторы исследуют эффективность действующих в России инструментов кооперации взыскателя и судебного пристава-исполнителя, а также пределы такого сотрудничества. По мнению авторов, быстрое и эффективное исполнение судебного акта возможно только в условиях всестороннего взаимодействия заинтересованных участников исполнительного производства, направленного на поиск и реализацию принадлежащего должнику имущества. Такое взаимодействие возможно в рамках как исполнения поручений судебного пристава-исполнителя, так и иного проактивного поведения взыскателя - содействия в розыске имущества, формирования правовой позиции по отдельным вопросам исполнения судебного акта, а также информационного сопровождения торгов.

Ключевые слова: исполнительное производство, принудительное исполнение судебного решения, судебный пристав-исполнитель, права взыскателя.

COOPERATION BETWEEN ENFORCEMENT CREDITORS AND COURT BAILIFFS: OPPORTUNITIES AND PROSPECTS

A.V. Kudriavtseva, A.A. Podgorniy

Kudriavtseva Alina V., Counsel at Egorov Puginsky Afanasiev & Partners.

Podgorniy Alexander A., Associate at Egorov Puginsky Afanasiev & Partners.

This paper examines the effectiveness of cooperation mechanisms for enforcement creditors and court bailiffs in Russia as well as the scope of their cooperation. It is argued that for the implementation of judgements to be swift and effective, the interested parties will need to undertake a concerted effort through enforcement proceedings to locate and sell assets of the debtor. Enforcement creditors can cooperate by acting upon instructions from the bailiff and/or proactively, assisting with the search of assets, presenting legal opinions on certain enforcement aspects, and providing information for the auction.

Key words: enforcement proceedings, enforcement of judgments, court bailiffs, enforcement creditor's rights.

Традиционно считается, что быстрое и эффективное исполнение вступившего в законную силу судебного акта о взыскании задолженности возможно только в отношении должника, обладающего достаточными средствами на банковском счете. Закрепленный в ст. 8 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве) механизм прямого исполнения требований исполнительного документа непосредственно кредитной организацией не только сокращает сроки исполнения, но и избавляет Федеральную службу судебных приставов (далее - ФССП, Служба) от значительного числа рутинных исполнительных производств.

Сложности вызывает исполнение судебных актов, содержащих требования неимущественного характера или принятых в отношении должника, не обладающего достаточным объемом высоколиквидного имущества (читай - средств на банковском счете). Всеобъемлющее проникновение электронных систем и доступность информации об имуществе должника сводятся на нет предельной нагрузкой на судебного пристава-исполнителя (далее также - пристав) и банальным отсутствием необходимых ресурсов <1>.

<1> В этом контексте нельзя не обратить внимание на статистику ФССП: в 2016 г. на исполнении Службы находилось более 80 млн исполнительных производств, из них были окончены или прекращены 53 млн, из которых 37,5 млн (70%) - с нарушением срока. Штат Службы насчитывает всего около 35 тыс. сотрудников, в чьи служебные обязанности входит исполнение исполнительных документов, соответственно, на каждого пристава в среднем приходится по 2 280 исполнительных производств. См.: Ведомственная статистическая отчетность Федеральной службы судебных приставов. URL: http://fssprus.ru/statistics (дата обращения: 12.07.2017).

По этой причине особенно актуальными представляются вопросы повышения эффективности исполнения судебных актов при помощи механизмов кооперации пристава и взыскателя - лиц, непосредственно заинтересованных в исполнении требований исполнительного документа. В частности, эти вопросы приобретают особую значимость в связи со сформулированной в начале этого года Верховным Судом РФ доктриной "сверхдобросовестности" взыскателя, согласно которой необходимым условием для взыскания убытков, причиненных в результате действия (бездействия) государственных органов, является такое поведение взыскателя, которое свидетельствует о приложении им максимальных профессиональных усилий для своей защиты на основе гарантированных законом материально-правовых и процессуальных механизмов <2>.

<2> Определение ВС РФ от 15.02.2017 N 305-ЭС16-14064 по делу N А40-119490/2015, принятое в продолжение правовой позиции, выраженной в Постановлении ЕСПЧ от 20.09.2011 по делу "ОАО "Нефтяная компания, ЮКОС" против Российской Федерации" (жалоба N 14902/04).

Взаимодействие пристава и взыскателя в рамках выполнения поручений пристава

Законодательство об исполнительном производстве фрагментарно описывает возможные формы кооперации пристава и взыскателя. Отдельно можно отметить лишь п. 4 ч. 1 ст. 64 Закона об исполнительном производстве, согласно которому пристав вправе давать физическим и юридическим лицам поручения по исполнению требований исполнительных документов. Данная норма принята в развитие закрепленного в абз. 4 п. 2 ст. 12 Федерального закона от 21.07.1997 N 118-ФЗ "О судебных приставах" (далее - Закон о судебных приставах) права пристава давать гражданам и организациям, участвующим в исполнительном производстве, поручения по вопросам совершения конкретных исполнительных действий.

Приведенные нормы Законов близки по своему содержанию, но не идентичны. Если Закон о судебных приставах допускает широкое понимание рассматриваемого института (так, что пристав вправе давать поручения по вопросам совершения конкретных исполнительных действий), то Закон об исполнительном производстве, очевидно, ограничивает предмет поручения только исполнением требований исполнительного документа.

По нашему мнению, форма и характер поручений пристава далеко не всегда исчерпываются поручениями, напрямую направленными на исполнение требований исполнительного документа (к примеру, о принятии исполнительного листа к исполнению по месту работы). Из системного толкования п. 4 ч. 1 ст. 64 Закона об исполнительном производстве и абз. 4 п. 2 ст. 12 Закона о судебных приставах можно сделать вывод, что поручения также могут возлагать на физических и юридических лиц обязанности по совершению иных действий, непосредственно не направленных на исполнение требований исполнительного документа, но опосредованно обеспечивающих его <3>.

<3> Следует заметить, что положения абз. 4 п. 2 ст. 12 Закона о судебных приставах в этой части сформулированы несколько более удачно, чем п. 4 ч. 1 ст. 64 Закона об исполнительном производстве. Буквальное прочтение последнего приводит к выводу, что поручения пристава могут быть направлены исключительно на прямое исполнение требований исполнительного документа.

Анализ Закона об исполнительном производстве позволяет выделить всего три случая, когда пристав вправе давать поручения физическим и юридическим лицам по исполнению требований, содержащихся в исполнительных документах. Такими случаями, как указывает К.А. Малюшин, являются:

  1. поручение любому лицу (с его согласия) доставки лицам, участвующим в исполнительном производстве, повестки о вызове к судебному приставу-исполнителю или о возможных исполнительных действиях (ч. 1 ст. 24 Закона об исполнительном производстве);
  2. поручение банку продать принадлежащую должнику иностранную валюту в размере задолженности и перечислить полученные от продажи денежные средства в рублях на депозитный счет подразделения судебных приставов (ч. 3 ст. 71 Закона об исполнительном производстве);
  3. поручение лицу, осуществляющему учет прав на бездокументарные ценные бумаги, о списании конфискованных ценных бумаг со счета должника и о зачислении их на счет государственного органа или организации в соответствии с их компетенцией (ч. 8 ст. 104 Закона об исполнительном производстве) <4>.
<4> См.: Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" (постатейный) / Под ред. В.В. Яркова. М., 2014 (см. комментарий к ст. 64 Закона об исполнительном производстве).

На наш взгляд, сюда также следует отнести (4) поручение должнику - бюджетному или автономному учреждению направить в Федеральное казначейство платежное поручение о перечислении взыскателю поступивших на лицевой счет такого учреждения денежных средств <5>. Изучение приведенных случаев показывает, что непосредственно на исполнение требований исполнительного документа (с некоторыми оговорками) направлены только последние три. Что же касается поручения пристава о доставке повестки, то оно не укладывается в рамки поручений, направленных на исполнение требований исполнительного документа, а только опосредованно обеспечивает выполнение декларируемой законом цели.

<5> См.: п. 8 Порядка взаимодействия Федеральной службы судебных приставов и Федерального казначейства по вопросам организации исполнения исполнительных документов, предусматривающих обращение взыскания на средства бюджетных и автономных учреждений (утв. Приказом от 30.09.2013 ФССП России N 308, Казначейства России N 218).

Изложенное открывает широкие перспективы для сотрудничества пристава и взыскателя в рамках исполнительного производства посредством использования института поручений, в частности для передачи документов, предоставления технических средств и проч.

Передача документов

Закон об исполнительном производстве ориентирует приставов на постепенный переход к электронному документообороту. Так, в начале 2014 г. приставы получили право выносить постановления в форме электронного документа, подписанного усиленной электронной подписью (ч. 2.1 ст. 14 Закона об исполнительном производстве) <6>. С 15 июля 2016 г. Служба получила доступ к государственным информационным системам (ч. 4 ст. 5 Закона об исполнительном производстве) <7>.

<6> См.: Федеральный закон от 12.03.2014 N 34-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О судебных приставах" и Федеральный закон "Об исполнительном производстве".
<7> См.: Федеральный закон от 03.07.2016 N 274-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об исполнительном производстве".

Однако нужно признать, что внедрение систем электронного документооборота и перевод государственных реестров в электронную форму до настоящего времени носят фрагментарный характер. Отдельные кластеры единой системы межведомственного электронного взаимодействия успешно функционируют только в критически важных областях экономики - на базе Федеральной налоговой службы, Судебного департамента при Верховном Суде РФ, Росреестра и Банка России.

Чтение текста Закона об исполнительном производстве вовсе приводит к неутешительному выводу: в электронной форме пристав вправе направить только лишь постановление о наложении (снятии) ареста на недвижимое имущество должника (ч. 8 ст. 80 Закона). Во всех иных случаях постановления пристава направляются по почте или передаются нарочно.

Создание электронных баз данных

С середины 2012 г. в ФССП создан электронный банк данных исполнительных производств на базе собственной АИС ФССП <8>. Электронная система позволяет вести учет арестованного имущества, поступивших от должников денежных средств, входящей и исходящей корреспонденции, а также статистической отчетности. Все сопровождающие исполнение судебных актов документы категоризируются по номеру исполнительного производства. Вместе с тем принцип категоризации системы не учитывает особенностей исполнения судебных актов, взыскателями по которым являются кредитные и страховые организации - "серийные взыскатели".

<8> См.: Порядок создания и ведения банка данных в исполнительном производстве ФССП в электронном виде (утв. Приказом ФССП России от 12.05.2012 N 248).

По этой причине указанные лица, как правило, представляют в ФССП подготовленные своими силами базы данных, содержащие систематизированные сведения о должниках, принадлежащем им имуществе и о результатах, которые принесли собственные мероприятия, направленные на взыскание. Профессиональное сообщество отмечает высокую эффективность такого метода взаимодействия, добавляя, что базы данных желательно передавать в общераспространенных электронных форматах <9>.

<9> См.: Шарон А.А. Банки и приставы. Вопросы эффективного взаимодействия // Юридическая работа в кредитной организации. 2013. N 4.

Предоставление технических средств для сопровождения исполнительного производства

Зачастую необходимость совершения тех или иных исполнительных действий за пределами места нахождения отдела ФССП существенно затягивает процесс взыскания, так как требует от пристава значительных временных затрат на выезд. Также остро стоит вопрос о хранении арестованного движимого имущества: после принятия постановления об аресте большая часть такого имущества передается на хранение должнику, что, естественно, самым негативным образом сказывается на его сохранности и, как следствие, на возможности последующей реализации на торгах.

В целях минимизации приведенных рисков взыскатель не ограничен в праве оказать техническую помощь приставу. Такая помощь может выражаться в предоставлении транспортного средства для выезда на исполнительные действия и помещений для хранения арестованного имущества, содействии в осмотре помещения должника и описи его имущества.

Взаимодействие пристава и взыскателя в рамках объяснений стороны исполнительного производства

Результативность исполнительного производства во многом зависит от правильного выбора приставом мер принудительного исполнения судебных актов. Каждое исполнительное производство имеет свои особенности, определяемые личностью должника, составом его имущества и предпринимаемых им действий, направленных на уклонение от исполнения. Поэтому даже в крупных подразделениях Службы приставы не имеют четко выраженной специализации.

В связи с этим взыскатель вынужден принять на себя обязанность по максимальному информированию пристава о наиболее перспективных мерах, направленных на исполнение требований исполнительного документа. Правовой основой для такого взаимодействия в рассматриваемом случае выступает ч. 1 ст. 50 Закона об исполнительном производстве, согласно которой стороны исполнительного производства вправе давать свои объяснения по всем вопросам, возникающим в ходе исполнительного производства.

Розыск имущества должника

Приставы хорошо знакомы с общераспространенными инструментами поиска имущества должника - денежных средств на счетах в банках, долей участия в обществах с ограниченной ответственностью, недвижимого имущества и транспортных средств. Вместе с тем розыск иного имущества порой представляет определенные трудности.

В подобных случаях взыскатель вправе предпринять собственные меры по розыску принадлежащего должнику имущества, в частности предоставить приставу данные отраслевых реестров (к примеру, реестров лекарственных средств или воздушных и речных судов) или обозначить приоритетные направления поиска (дебиторская задолженность, участие должника в акционерных обществах, паевых инвестиционных фондах и пр.).

Содействие в обращении взыскания на отдельные виды имущества должника

Закон об исполнительном производстве допускает обращение взыскания на любое имущество должника, имеющее денежный эквивалент. Инструментом взыскания являются торги, в результате которых имущество либо продается на открытом рынке, либо передается в собственность взыскателя.

ФССП имеет наработанный инструментарий оценки и реализации ординарного имущества должника, однако испытывает значительные трудности при обращении взыскания на нетипичные объекты, в первую очередь объекты интеллектуальной собственности и специальные машины, станки, оборудование. Специфика этих объектов заключается в сравнительно небольшом круге потенциальных покупателей и сложностях в определении стоимости.

В рамках кооперации с приставом взыскатель вправе оказать содействие в оценке реализуемого с торгов имущества и поиске потенциальных покупателей. В последнем случае особую актуальность приобретает информационное сопровождение торгов по продаже исключительных активов - предметов роскоши, специальной техники или имущества, ограниченного в обороте.

Выводы

Вышеизложенное дает основания полагать, что взыскатель и пристав имеют некоторый, хотя и очень ограниченный, набор форм кооперации. Так, взаимодействие судебного пристава-исполнителя и взыскателя может быть легализовано институтом поручений (передача документов, принятие на хранение и пр.), объяснений стороны исполнительного производства (поиск имущества, формирование правовых позиций, систематизация данных), а также в рамках информационного сопровождения отдельных процедур исполнительного производства.

Отказ от взаимовыгодного сотрудничества и заведомое противопоставление участников исполнительного производства в формате "чиновник - проситель" не только вредят вопросам своевременного и эффективного исполнения судебного акта по конкретному спору, но и снижают общий уровень доверия к ФССП. Это, в свою очередь, приводит к появлению альтернативных институтов принудительного исполнения судебных актов: от действующих в рамках правового поля коллекторских агентств до организованных преступных группировок.

References

Sharon A.A. Banks and Bailiffs. Issues of Efficient Cooperation [Banki i pristavy. Voprosy effektivnogo vzaimodeystviya]. Legal Work in a Credit Organisation [Yuridicheskaya rabota v kreditnoy organizatsii]. 2013. No. 4.

Yarkov V.V. (ed.). Commentary on the Federal Law "On Enforcement Proceedings" (Article-by-Article) [Kommentariy k Federal'nomu zakonu "Ob ispolnitel'nom proizvodstve" (postateyniy)]. Moscow, 2014. 606 p.