Мудрый Юрист

Материальная ответственность руководителей перед акционерами фирм

Зыкова Наталия, юрист.

Любая коммерческая организация, включая и акционерные общества, создается ее учредителями для извлечения прибыли в качестве основной цели своей деятельности (п. 1 ст. 50 Гражданского кодекса РФ). В силу этого интересы акционеров фирм, инвестирующих свои средства в ту или иную коммерческую организацию, должны быть надлежащим образом защищены; им должна быть обеспечена возможность привлекать к ответственности, в том числе и материальной, лиц (руководителей), уполномоченных надлежащим образом управлять вверенной им фирмой, в случаях, если имеют место неумелые, а порой и откровенно противоправные действия последних.

Такая возможность предусмотрена на законодательном уровне.

Основополагающие нормы, регламентирующие возможность привлечения руководителей фирм к материальной ответственности, содержатся в Гражданском кодексе РФ.

Согласно п. 3 ст. 53 ГК РФ лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Такую же обязанность несут члены коллегиальных органов юридического лица (наблюдательного или иного совета, правления и т.п.).

Пунктом 3 ст. 53.1 ГК РФ установлено, что лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени (п. 3 ст. 53 ГК РФ), обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу. Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

В соответствии с п. 2 ст. 53.1 ГК РФ ответственность, предусмотренную п. 1 настоящей статьи, несут также члены коллегиальных органов юридического лица, за исключением тех из них, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение юридическому лицу убытков, или, действуя добросовестно, не принимал участия в голосовании.

Более детально возможность привлечения акционерами руководителя акционерного общества к материальной ответственности регламентирована на уровне Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ (в ред. от 03.07.2016) "Об акционерных обществах" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2016) (далее - ФЗ "Об акционерных обществах").

Согласно абз. 1 п. 5 ст. 71 ФЗ "Об акционерных обществах" общество или акционер (акционеры), владеющие в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных обыкновенных акций общества, вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), временному единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), равно как и к управляющей организации (управляющему), о возмещении причиненных обществу убытков в случае, предусмотренном абз. 1 п. 2 настоящей статьи.

Согласно абз. 2 п. 5 ст. 71 ФЗ "Об акционерных обществах" общество или акционер вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), временному единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), равно как и к управляющей организации (управляющему), о возмещении причиненных ему убытков в случае, предусмотренном абз. 2 п. 2 настоящей статьи.

Таким образом, все перечисленные в п. 5 ст. 71 ФЗ "Об акционерных обществах" лица могут считаться руководителями акционерного общества в свете рассматриваемой в настоящей статье темы.

Это следует и из п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июля 2013 года N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" (далее - Постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 года N 62), которым установлено, что под директором юридического лица следует понимать лицо, входящее в состав органов юридического лица (единоличный исполнительный орган - директор, генеральный директор и т.д., временный единоличный исполнительный орган, управляющая организация или управляющий хозяйственного общества, руководитель унитарного предприятия, председатель кооператива и т.п.; члены коллегиального органа юридического лица - члены совета директоров (наблюдательного совета) или коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции) хозяйственного общества, члены правления кооператива и т.п.).

В настоящей статье мы будем оперировать понятием "руководитель" в его широком смысле, отождествляя его с расширительным толкованием понятия "директор", придаваемым ему Постановлением Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 года N 62.

Итак, из вышеприведенных норм п. 2 ст. 71 ФЗ "Об акционерных обществах" можно сделать два заключения:

  1. По общему правилу причиненные убытки взыскиваются с руководителя в пользу самого акционерного общества, при этом вопрос о привлечении руководителя к материальной ответственности вправе ставить лишь акционер (акционеры), владеющий в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций общества.
  2. Любой акционер вправе требовать возмещения руководителем причиненных ему убытков в случае, если убытки причинены виновными действиями (бездействием) руководителя, нарушающими порядок приобретения акций общества, предусмотренный главой XI.1 "Приобретение более 30 процентов акций публичного общества" ФЗ "Об акционерных обществах".

Необходимо еще раз обратить внимание на предусмотренное абз. 3 п. 2 ст. 71 ФЗ "Об акционерных обществах" правило: в совете директоров (наблюдательном совете) общества, коллегиальном исполнительном органе общества (правлении, дирекции) не несут ответственности члены, голосовавшие против решения, которое повлекло причинение обществу или акционеру убытков, или не принимавшие участия в голосовании.

Говоря о возможности привлечения к материальной ответственности руководителей фирм, необходимо отметить особую роль вышеупомянутого Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июля 2013 года N 62. До его принятия судебная практика по данной категории дел складывалась весьма неоднозначной и противоречивой. Обусловлено это было тем, что судам при рассмотрении таких дел приходилось применять нормы о добросовестности и разумности, руководствуясь собственным или общепринятым представлением о добросовестности и разумности, что и влекло за собой отсутствие единообразной правоприменительной практики.

Неоспоримой заслугой данного Постановления является попытка определить, что же следует понимать под понятиями "недобросовестность" и "неразумность" действий (бездействия) руководителя, повлекших за собой причинение ущерба юридическому лицу. Несмотря на то что четкие дефиниции этих понятий все же отсутствуют, приведены перечни ситуаций, при которых недобросовестность и неразумность действий (бездействия) руководителя считаются доказанными.

В Постановлении перечислено 5 случаев, когда недобросовестность действий (бездействия) руководителя считается доказанной, а именно, если руководитель:

  1. действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц руководителя) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности руководителя в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия руководителя были одобрены в установленном законодательством порядке;
  2. скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;
  3. совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;
  4. после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;
  5. знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом (фирмой-однодневкой и т.п.).

В Постановлении также названы 3 случая, когда неразумность действий (бездействия) руководителя считается доказанной, а именно, если руководитель:

  1. принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;
  2. до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный руководитель отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;
  3. совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.).

Итак, как следует из Постановления, истец, обращаясь с исковым заявлением о взыскании с руководителя причиненного ущерба, должен доказать:

  1. наличие убытков, причиненных юридическому лицу;
  2. наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности или неразумности действий (бездействия) руководителя, повлекших неблагоприятные для юридического лица последствия.

Судебная практика по делам, в рамках которых акционеры пытаются взыскать убытки, причиненные руководителем самому акционерному обществу, достаточно распространена. Причем зачастую истцам-акционерам удается доказать свою правоту и взыскать с руководителя причиненные обществу убытки. В качестве одного из примеров можно привести Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 21.07.2016 N 10АП-5882/2016 по делу N А41-93368/15.

В рамках данного дела истица (акционер общества) обратилась в Арбитражный суд Московской области с иском к бывшему генеральному директору акционерного общества о взыскании в пользу ЗАО "***" убытков в размере 700 000 руб.

Как было установлено судом первой инстанции, "при выполнении должностных обязанностей ответчиком были нарушены ст. 69, 89 - 91 ФЗ "Об акционерных обществах", ст. 9.1, 10 ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов", а именно нарушение прав акционера в выдаче ему документов общества в порядке ст. 90 ФЗ "Об акционерных обществах" и нарушение требований промышленной безопасности опасных производственных объектов ЗАО "***".

Указанные виновные действия (бездействие) повлекли за собой причинение убытков ЗАО "***" в размере 700 000 руб., что подтверждается Постановлением Федеральной службы по финансовым рынкам N 73-13-611/пн от 30 августа 2013 г. (т. 1, л. д. 28 - 34) и Постановлением Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору N 4.3-0575пл-Пс/0454-2012 от 30 октября 2012 г. (т. 1, л. д. 35 - 38) о назначении административного наказания".

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу о недобросовестности действий директора ЗАО "***" при исполнении публично-правовых обязанностей, причинении обществу убытков в сумме 700 000 руб., а также наличии причинно-следственной связи между неисполнением публично-правовых обязанностей и понесенными обществом убытками.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, отметив при этом следующее: "В силу пункта 1 статьи 65.2 ГК РФ участники корпорации (участники, члены, акционеры и т.п.) вправе требовать, действуя от имени корпорации (пункт 1 статьи 182), возмещения причиненных корпорации убытков (статья 53.1).

В силу абз. 2 п. 5 ст. 71 ФЗ "Об акционерных обществах" общество или акционер вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), временному единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), равно как и к управляющей организации (управляющему) о возмещении причиненных ему убытков".

Также апелляционный суд подчеркнул, что "...взыскание убытков является мерой гражданско-правовой ответственности и ее применение возможно лишь при наличии совокупности условий ответственности, предусмотренных законом. Так, лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт причинения убытков, их размер, противоправность поведения причинителя ущерба и юридически значимую причинную связь между поведением указанного лица и наступившим вредом.

Недоказанность хотя бы одного из элементов состава правонарушения является достаточным основанием для отказа в удовлетворении требований о возмещении убытков".

А отказов по этой категории дел также немало.

Так, компания, являясь акционером ОАО "***", обратилась а Арбитражный суд Тверской области с исковым заявлением к генеральному директору комбината о возмещении убытков, причиненных комбинату, в размере 1 280 609 руб.

В обоснование исковых требований истец указал на то, что факт уклонения комбината от уплаты налогов, недобросовестный выбор контрагентов, неправомерное получение налоговой выгоды установлены вступившим в законную силу решением суда от 01.02.2011 по делу N А66-6996/2010; на то, что генеральный директор не проявил должной осмотрительности и разумности при осуществлении полномочий единоличного исполнительного органа комбината.

Возражая против иска, ответчик настаивал, что действия директора не выходили за пределы обычного делового оборота и разумного предпринимательского риска, соответствовали внутренним процедурам общества, предусмотренным для совершения таких сделок.

Решением Арбитражного суда Тверской области от 31.03.2014, оставленным без изменения Постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.06.2014, в удовлетворении иска было отказано вследствие того, что допущенные директором нарушения охватываются предпринимательским риском и не могут быть оценены как недобросовестные и неразумные действия.

Суд кассационной инстанции в Постановлении Арбитражного суда Северо-западного округа от 16.10.2014 по делу N А66-312/2014 признал выводы судов "соответствующими фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, основанными на правильном применении положений ст. 15 ГК РФ и п. 2 ст. 71 Закона об акционерных обществах, а также разъяснений, приведенных в п. п. 1, 2 и 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июля 2013 г. N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица".

Определением Верховного Суда РФ от 11.02.2015 N 307-ЭС14-8044 компании-акционеру по тем же мотивам было отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства.

Судебные дела, в рамках которых истцы-акционеры пытаются взыскать с руководителя убытки, причиненные собственно акционерам (а не самому обществу), встречаются реже, но такие дела есть.

Большой интерес в этом отношении, на наш взгляд, представляет Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 июня 2017 г. по делу N А56-19322/2011.

В рамках данного дела истцы, акционеры общества, обратились с иском к бывшим членам совета директоров, генеральному директору ОАО "***" и непосредственно к самому заводу о солидарном взыскании в пользу каждого из истцов убытков, возникших, кроме прочего, в результате отчуждения ОАО "***" и его дочерними обществами акций и долей других обществ, что, по мнению истцов, "стало следствием определенных действий или бездействия ответчиков в период с 2005 года по настоящее время и что привело к утрате заводом 41,28% его акций, повлекло уменьшение размеров его активов и как следствие - уценку принадлежащих истцам акций данного общества, в т.ч. размытие принадлежащих им пакетов акций, а также утрату ими корпоративного контроля над обществом".

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 09.08.2011 в иске было отказано.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2013 решение суда первой инстанции частично изменено: прекращено производство в отношении нескольких из ответчиков, приняты отказы нескольких истцов от иска, в остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.09.2013 дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Решением арбитражного суда от 30.07.2014 в иске опять было отказано.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2015 последнее решение оставлено без изменений, однако Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.09.2015 соответствующие решение суда первой инстанции и Постановление апелляционного суда также отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

Решением арбитражного суда от 26.08.2016 в иске вновь было отказано.

В апелляционных жалобах на указанное решение суда их податели просили решение отменить, исковые требования удовлетворить, считая, помимо прочего, "что суд первой инстанции нарушил нормы процессуального права, не выполнив указания Арбитражного суда Северо-Западного округа, изложенные в Постановлении от 07.09.2015, согласно которому необходимо проверить доводы истцов о причинении убытков, оценить представленные истцами доказательства причинения таких убытков, привести мотивы, по которым судом отклонены или признаны обоснованными доводы сторон".

Также истцы указали, что суд необоснованно не оценил обстоятельства длящегося правонарушения, совершенного ответчиками по делу, неправомерно установил, что деликтных правоотношений в сфере корпоративного права между акционерами и органами управления общества не образовывается, а также незаконно не применил в данном споре положения ст. 84.1 - 84.9 Федерального закона "Об акционерных обществах", притом что, по мнению подателей апелляционных жалоб, заявленный размер убытков был причинен противоправными действиями ответчиков, в результате которых стоимость активов ОАО "***" уменьшилась в 1,7 раза вследствие вывода 41,2% акций завода в пользу генерального директора и лиц, ему подконтрольных, а имущественный вред истцов выражен в виде уценки принадлежащих им акций по причине обесценения активов ОАО "***" в связи с противоправным использованием ответчиками корпоративного контроля и убыточностью инвестиционных проектов общества с 2005 по 2015 г.".

Апелляционный суд указал следующее: "Отказывая в иске, суд первой инстанции, исходя из периода действия редакции соответствующей нормы, а также даты совершения перечисленных сделок, помимо прочего, пришел к выводу об отсутствии оснований для взыскания в пользу истца убытков на основании пункта 5 статьи 71 ФЗ "Об акционерных обществах" (в связи с нарушением порядка приобретения акций открытого акционерного общества, который предусмотрен главой XI.1 ФЗ "Об акционерных обществах", единственным последствием чего (несоблюдения акционером порядка приобретения акций открытого общества, предусмотренного статьей 80 ФЗ "Об акционерных обществах", в редакции, действовавшей в период совершения спорных сделок), являлся запрет голосовать акциями, приобретенными с нарушениями указанной статьи на собраниях акционеров)".

Суд первой инстанции "признал необоснованными и доводы истцов о наличии длящегося правонарушения вследствие отсутствия направления в их адрес добровольного и/или обязательного предложения, в порядке статьи 80 (в редакции от 29.12.2004) или действующей главы XI.1 ФЗ "Об акционерных обществах", в т.ч. в силу того, что допустимые доказательства в обоснование доводов об уменьшении стоимости принадлежащих истцам акций, вследствие отсутствия направления такого предложения, в материалы дела не представлены; таким образом, по мнению суда, Закон "Об акционерных обществах" в редакции от 29.12.2004, действовавшей на момент совершения спорных сделок, не содержит норм, позволяющих акционерам общества взыскивать убытки в свою пользу, в том числе - непосредственно у общества".

При этом апелляционный суд подчеркнул: "Однако апелляционный суд, не оспаривая вывод о невозможности применения указанной выше нормы Закона об акционерных общества в качестве основания для взыскания убытков, не может в полной мере согласиться с выводами о невозможности в силу этого удовлетворения иска в принципе (взыскания с общества, его генерального директора и членов совета директоров убытков в пользу акционеров), поскольку - на что указывают истцы и обратил внимание кассационный суд при вынесении Постановления от 07.09.2015 по настоящему делу - нижестоящим судам надлежало дать оценку доказательствам, на которые ссылались истцы в обоснование факта причинения им убытков в соответствии с положениями общих норм о возмещении убытков, действовавших до введения специальной нормы абзаца второго пункта 5 статьи 71 Закона об акционерных обществах".

Таким образом, апелляционный суд все же оставил решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 26.08.2016 по делу N А56-19322/2011 без изменения, а апелляционные жалобы истцов - без удовлетворения, указав, что "выводы суда первой инстанции, как полагает апелляционный суд, не повлекли принятие неправильного по существу решения, поскольку суд в то же время фактически оценил требования истцов с точки зрения общих норм о возмещении убытков".

Учитывая вышеизложенное, можно с уверенностью констатировать устойчивую положительную динамику в сфере рассмотрения судами дел о привлечении акционерами нерадивых руководителей фирм к материальной ответственности за убытки, причиненные как самим акционерным обществам, так и непосредственно акционерам.

Можно говорить о том, что суды в ходе рассмотрения данной категории дел применяют и последовательно развивают нормативные положения действующего законодательства РФ с учетом принятых изменений, направленных на укрепление правовой защиты интересов акционеров и расширение возможностей для акционеров по привлечению к материальной ответственности руководителей фирм, виновных в причинении убытков как самим акционерам, так и акционерному обществу в целом.

Сложилась достаточно устойчивая правоприменительная практика по вопросу о том, что именно следует доказать в суде акционеру-истцу с тем, чтобы взыскать с руководителя причиненные им убытки, а именно:

противоправность деяния (действия или бездействие) руководителя, в том числе недобросовестность или неразумность;

наличие убытков, причиненных акционеру или акционерному обществу в целом;

причинно-следственную связь между противоправным деянием (действиями или бездействием) руководителя, в том числе недобросовестностью или неразумностью, и причиненными убытками;

вину руководителя в совершении противоправного деяния (действий или бездействия), в том числе в недобросовестности или неразумности.