Мудрый Юрист

Пенитенциарная медиация как инструмент совершенствования уголовно-исполнительной политики Российской Федерации

Габараев Алан Шотаевич, научный сотрудник Центра исследования проблем исполнения уголовных наказаний и психологического обеспечения профессиональной деятельности сотрудников УИС Научно-исследовательского института ФСИН России, кандидат политических наук, капитан внутренней службы.

В статье рассматриваются перспективы внедрения института медиации в правоприменительную практику уголовно-исполнительной системы России.

Ключевые слова: наказания, не связанные с изоляцией от общества, медиация, пробация, уголовно-исполнительная политика, восстановительная юстиция, уголовно-исполнительные инспекции.

Penitentiary Mediation as Tool for Improvement of Penal Policy of the Russian Federation

A.Sh. Gabaraev

Gabaraev Alan Sh., Research Scientist of the Centre for Study of Execution of Criminal Sentences and Psychological Support of Professional Activities of Penal Officers of the Research Institute of the Federal Penitentiary Service of Russia Captain of Internal Service, Candidate of Political Sciences.

The article discusses the prospects of introduction of mediation Institute in the law enforcement practice of criminal-Executive system of Russia.

Key words: punishment not connected with isolation from society, mediation, probation, penal policy, restorative justice, criminal-executive inspection.

Современная уголовно-исполнительная политика России находится в процессе трансформации. Создание современной и эффективной системы исполнения наказаний осуществляется с учетом международных стандартов на принципах гуманизма и формирования новых подходов к организационному обеспечению деятельности органов и учреждений, исполняющих наказания.

По состоянию на 1 января 2017 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы (далее - УИС) содержалось 630 155 человек. Очевидно, что необходимость содержания столь значительного количества осужденных лиц требует от государства соответствующих бюджетных ассигнований, корректировки других социально ориентированных программ, развития системы наказаний, альтернативных лишению свободы.

В рамках реформирования уголовно-исполнительной системы предусматривается совершенствование правовых, организационных и иных условий деятельности уголовно-исполнительных инспекций (далее - УИИ), придание их работе социальной направленности, проведение подготовительных работ к последующей постпенитенциарной адаптации через службу пробации.

Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г., утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. N 1662-р, за службой пробации предусмотрены функции по обеспечению социально-психологического сопровождения осужденных, усилению социальной и реабилитационной составляющей приговоров судов в части реализации принудительных мер воспитательного воздействия, формированию и развитию механизмов восстановительного правосудия и проведения примирительных процедур.

Под пробацией на сегодня понимают комплекс мер, направленных на социальную реабилитацию и адаптацию, защиту законных прав и интересов лиц, подвергшихся уголовному преследованию и оказавшихся в трудной жизненной ситуации, контроль и надзор за их поведением. В правовых системах зарубежных государств данный уголовно-правовой институт предоставляет возможность применять альтернативные виды наказания за совершение преступления взамен реального лишения свободы (при наличии установленных законом оснований). В ходе эволюции институт пробации все больше стал выполнять социально-реабилитационные функции в отношении граждан, преступивших закон и нуждающихся в подобной помощи. При этом в разных странах имелись существенные отличия в характере, функциях и организационном построении службы пробации.

Необходимо отметить, что в России службы, аналогичной зарубежным службам пробации, на сегодняшний день не существует, хотя в экспертном сообществе по данному вопросу имеются различные мнения <1>.

<1> Голодов П.В. Зарубежный опыт и перспективы создания службы пробации в России: организационно-правовые аспекты // Вестник института. Научно-практический журнал Вологодского института права и экономики ФСИН. Преступление. Наказание. Исправление. Вологда: Изд-во Волог. ин-та права и экон. ФСИН России, 2011. N 2 (14). С. 81 - 88.

Часть специалистов полагает, что в России есть УИИ, другие эксперты считают, что по своему содержанию функции УИИ в России не соответствуют зарубежным службам пробации, и они не могут оказывать своим подучетным реальную помощь в социальной адаптации. Например, УИИ не представляют досудебные доклады по ходатайству органа уголовного преследования, прокуратуры или суда, в том числе и при решении судом вопроса об избрании меры пресечения в виде ареста. Также УИИ не организовывают примирительные процедуры (медиации) между сторонами уголовно-правового конфликта, не разрабатывают и не осуществляют коррекционные программы социального поведения подконтрольных лиц, не решают задач оптимального обеспечения интересов несовершеннолетнего осужденного. При этом в качестве главного аргумента эксперты указывают на то, что современное пенитенциарное законодательство Российской Федерации по смыслу не предусматривает для них перечисленных функций.

Достаточно глубокие реформы национальных законодательств различных стран привели к внедрению примирительных форм разрешения уголовных дел на всех стадиях судопроизводства, создав, таким образом, в процессуально-юридическом смысле наиболее разработанный институт восстановительного правосудия. Стоит отметить, что термин "восстановительное правосудие" был введен в научный и общественный обиход западных стран именно для обозначения комплекса социальной и психологической работы, частью которой является и медиация. В рамках пробационной деятельности медиация в зарубежных странах часто входит в программы психологической и социальной работы с несовершеннолетними.

Опыт зарубежных коллег, безусловно, полезен, но все же наша страна нуждается в своем собственном плане реализации восстановительного правосудия с учетом имеющегося опыта работы профильных организаций и существующих программ медиации. Практика показывает, что некоторые регионы не используют возможности уголовной юстиции в работе, направленной на предупреждение повторных преступлений со стороны несовершеннолетних осужденных. Например, при избрании судебными органами меры наказания не учитывается степень общественной опасности совершенного преступления. Нередко к лицам, совершившим несколько преступлений, особенно несовершеннолетним, судами применяется условная мера наказания, что отрицательно воздействует на криминально ориентированную часть граждан, формируя у них чувство безнаказанности и вседозволенности.

Наверное, можно согласиться с теми авторами, которые считают, что ювенальная юстиция в России проходит этап становления и развития. Эта институционализация проходит в контексте реформы судебной системы путем создания специализированных судов для рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних преступников <2>. В результате, в отличие от западных стран, медиация, как инструмент ювенальной юстиции, не нашла отражение в уголовном законодательстве Российской Федерации.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Е.Л. Вороновой "Создание службы пробации для несовершеннолетних в России" включена в информационный банк согласно публикации - Вопросы ювенальной юстиции, 2006, N 2.

<2> Воронова Е.Л. Создание службы пробации для несовершеннолетних в России. Ростов н/Д: Изд-во Ростовского областного суда, 2005. С. 9.

Использование медиации основано на иной уголовной парадигме, где, в отличие от карательно-воспитательной, основной интенцией является компенсационное содержание. То есть во главе угла находится идея не исправления осужденного, а восстановления нарушенного общественного отношения, возмещения ущерба нарушенному благу. Важным шагом на этом пути является включение в план первоочередных мероприятий по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 - 2017 гг., утвержденный распоряжением Правительства РФ от 15 октября 2012 г. N 1916-р, разработки федерального закона, регламентирующего создание в РФ системы пробации (п. 65). Указанный институт подразумевает под собой совокупность мер, направленных на социальную реабилитацию детей, вступивших в конфликт с законом.

В 2013 г. Минюст России приступил к подготовке соответствующего проекта федерального закона. Однако до настоящего момента каких-либо изменений законодательства в этой части не произошло.

В настоящее время специалисты различают три модели медиации (посредничества). В первом случае медиация является частью системы уголовного правосудия. В другом случае медиация заменяет процедуру правосудия. В третьей модели программа медиации используется в процедуре уголовного правосудия как дополнительное средство, часто используемое после окончания уголовного суда <3>. Еще одним механизмом профилактики преступности в обществе является пробация, которая в России могла бы занять место посредника между потерпевшим и правонарушителем, способствуя защите интересов не только жертвы, но и обидчика, используя так называемые медиативные подходы.

<3> Дворянсков И.В., Сергеева В.В., Баталин Д.Е. Применение альтернативных видов наказания в Западной Европе, США и России (сравнительно-правовое исследование). М.: РОО "Центр содействия реформе уголовного правосудия", Penal Reform International, 2004. С. 19 - 20.

На сегодня ФСИН России делает первые попытки использования и освоения медиации в своей пенитенциарной практике. Например, сотрудники уголовно-исполнительной инспекции УФСИН России по Республике Хакасия совместно с представителями других органов профилактики проводят комплекс мероприятий, направленных на социальную реабилитацию подростков, конфликтующих с законом. При этом существенную помощь специалистам инспекций оказывают профессиональные медиаторы, применяющие в работе с несовершеннолетними правонарушителями и их семьями специальные восстановительные технологии. Осуществляя индивидуальное и групповое консультирование несовершеннолетних осужденных, состоящих на учете в УИИ, специалисты по восстановительной медиации помогают им развивать навыки эффективной коммуникации, обучают различным методам разрешения конфликтов и межличностных проблем.

Практические работники отмечают эффективность функционирования служб медиации в вопросах защиты прав и интересов несовершеннолетних. Совместная работа строится на создании для подростков таких условий, при которых они получают возможность достичь взаимопонимания со своими родителями и близкими, обучаются навыкам социально полезного взаимодействия <4>.

<4> С начала 2016 года только в республиканском центре через медиативные тренинги прошли свыше 20 подростков и их родителей. Анализ проводимой работы показывает, что не менее 80 процентов участников занятий стараются на практике использовать полученные знания.

Под эгидой правительства Архангельской области в ФКУ УИИ УФСИН России по Архангельской области успешно реализован пилотный проект "Медиация", который помог подросткам преодолеть негативные последствия от совершенного преступления и избежать совершения повторных преступлений.

Медиация между жертвой и преступником также проходит и в местах лишения свободы, например в Камышинской и Канской воспитательных колониях. Работники пенитенциарных учреждений, как правило сотрудники воспитательного отдела (психологи, педагоги, воспитатели, социальные работники), преследуют задачу внедрить в практику работы с осужденными специальные методы, позволяющие соединить процесс их исправления с процессом психологической реабилитации (примирительные программы по заглаживанию вреда как методы восстановительной медиации).

Потенциальное использование процедуры медиации для урегулирования конфликтов и споров между осужденными направлено не только на оптимизацию социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными, но и на обеспечение прежде всего прав и законных интересов самого осужденного, в том числе провозглашенных в Европейских пенитенциарных правилах.

Полагаем, что создание в России службы пробации, где будут использоваться медиативные технологии, позволит сформировать принципиально новую парадигму работы с осужденными к наказаниям, не связанным с лишением свободы, предусматривающую более широкое применение к ним мер социально-реабилитационного и социально-коррекционного характера. Для полноценного внедрения медиации в правоприменительную практику необходимы соответствующие нормативные изменения в уголовно-правовое, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации. Как справедливо указывает Н.И. Минкина, медиация на сегодня - это фактически новая форма исправительного воздействия на осужденных, опрометчиво не имеющая своей правовой регламентации <5>. Таким образом, в настоящее время о медиации можно говорить как о комплексном научном направлении, частью которого, по мнению автора, становится пенитенциарная медиация, требующая дальнейшего осмысления, изучения и развития.

<5> Минкина Н.И. Медиация и необходимость совершенствования уголовно-исполнительного законодательства // Научно-методический электронный журнал "Концепт". 2016. Т. 15. С. 2196 - 2200. URL: http://e-koncept.ru/2016/96359.htm.

Литература

  1. Антипов А.Н., Антипов В.А. История возникновения и развития медиации // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2013. N 4. С. 23 - 25.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Е.Л. Вороновой "Создание службы пробации для несовершеннолетних в России" включена в информационный банк согласно публикации - Вопросы ювенальной юстиции, 2006, N 2.

  1. Воронова Е.Л. Создание службы пробации для несовершеннолетних в России // Вопросы ювенальной юстиции. 2006. N 2. С. 40 - 47.
  2. Голодов П.В. Зарубежный опыт и перспективы создания службы пробации в России: организационно-правовые аспекты // Вестник института. Научно-практический журнал Вологодского института права и экономики ФСИН. Преступление. Наказание. Исправление. Вологда: Изд-во Волог. ин-та права и экон. ФСИН России, 2011. N 2 (14). С. 81 - 88.
  3. Дворянсков И.В., Сергеева В.В., Баталин Д.Е. Применение альтернативных видов наказания в Западной Европе, США и России (сравнительно-правовое исследование). М.: РОО "Центр содействия реформе уголовного правосудия", Penal Reform International, 2004. 90 с.
  4. Зауторова Э.В. Использование медиации в воспитательном процессе исправительных учреждений // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2015. N 3 (62). С. 60 - 63.
  5. Минкина Н.И. Медиация и необходимость совершенствования уголовно-исполнительного законодательства // Научно-методический электронный журнал "Концепт". 2016. Т. 15. С. 2196 - 2200. URL: http://e-koncept.ru/2016/96359.htm (дата обращения: 12.01.2017).
  6. Уткин В.А. О перспективах пробации в России // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2016. N 4. С. 5 - 8.