Мудрый Юрист

Система источников уголовно-исполнительного законодательства России и фрг: компаративный анализ

Овчинников Сергей Николаевич, начальник центра изучения проблем управления и организации исполнения наказаний в УИС Научно-исследовательского института ФСИН России, кандидат социологических наук, подполковник внутренней службы.

Национальные правовые системы в силу воздействия множества факторов на их формирование имеют как содержательные, так и формальные отличия. В этой связи интересным представляется компаративный анализ структуры уголовно-исполнительного законодательства ФРГ. Анализ системы источников уголовно-исполнительного законодательства России и ФРГ позволяет выделить централизованную и децентрализованную модель правового обеспечения исполнения наказаний в государствах с федеративной формой государственного устройства.

Ключевые слова: исполнение лишения свободы, уголовно-исполнительное законодательство, пенитенциарная система ФРГ.

Source System of Penal Legislation of Russia and the Federal Republic of Germany: Benchmark Analysis

S.N. Ovchinnikov

Ovchinnikov Sergey N., Head of the Centre for Study of Control and Organization of Sentence Execution in Penal System of the Research Institute of the Federal Penitentiary Service of Russia, Lieutenant Colonel of Internal Service, Candidate of Sociological Sciences.

Due to a variety of factors national legal systems have both substantive and formal differences. Carrying out its functions the right is among the inalienable constituent elements of public administration. The effectiveness of social processes including those in the sphere of combating crime is possible in case of existing some legal mechanism adequate to emerging threats. In this respect, comparative analysis of the structure of the German penal law seems rather interesting.

Key words: execution of imprisonment, Penal law, Penal System of Germany.

Современные процессы интеграции расширяют юрисдикцию межгосударственных образований, влекут дополнительные ограничения и обязательства, которые принимают государства, вступая в те или иные международные организации, блоки или подписывая соглашения, конвенции и иные международные правовые акты. Введение режима открытых границ, с одной стороны, позволяет усилить торговые связи между государствами, обеспечить возможность свободного перемещения ресурсов. С другой стороны, как показывают события последних лет, государства становятся незащищенными перед потоком нелегальной миграции, террористической, экстремистской угрозой и иными угрозами, дестабилизирующими состояние правопорядка.

Объединение стран с различными правовыми системами порождает множество дискуссионных проблем о пределах вмешательства во внутриполитическую жизнь государства, о верховенстве конституционных положений, о суверенитете государства и многих других основополагающих принципах государственного устройства <1>.

<1> Никитина И.Э. Роль международных судов в деле универсализации действия норм современного международного права // Российский судья. 2015. N 10. С. 36 - 39.

Способы защиты публичных интересов нередко становились предметом рассмотрения в Европейском суде по правам человека (далее - ЕСПЧ). По делу "Анчугов и Гладков против России" заявители обжаловали правомерность конституционного положения об ограничении осужденных к лишению свободы избирательного права на период отбывания наказания. В своем решении суд, изучив все обстоятельства дела, доводы сторон, пришел к выводу, что положения ч. 3 ст. 32 Конституции РФ нарушают субъективное право на участие в выборах, гарантированное в ст. 3 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Принцип равенства всех перед законом и запрет дискриминации положен в основу правового статуса личности и признается в международных нормах права и национальном законодательстве каждого отдельного государства <2>. Применение мер государственного принуждения осуществляется с учетом конституционных и конвенционных гарантий. Конвенция о защите прав человека и основных свобод и иные международные правовые акты в сфере уголовной юстиции устанавливают в своих нормах пределы вмешательства государства в субъективные права человека при уголовном преследовании, отправлении правосудия и исполнении наказаний.

<2> Машкова Е.В., Виттмер Ф.М. Особенности взаимоотношений между Европейским судом по правам человека и органами конституционного правосудия Германии и Австрии: сравнительно-правовой аспект // Конституционное и муниципальное право. 2016. N 12. С. 57 - 61.

Несмотря на наличие международных стандартов, имеющих наднациональный характер, порядок исполнения мер государственного принуждения осуществляется в соответствии с нормами национального законодательства. Как показывает компаративный анализ, структура законодательства зарубежных стран иногда имеет существенные различия, обусловленные особенностями исторического развития, системой государственного управления, формой государственного устройства, государственного правления и иными факторами. В рамках проводимого исследования интерес представляет анализ системы источников уголовно-исполнительного законодательства в России и ФРГ, которые являются государствами с федеративной формой государственного устройства.

Федеративная форма государственного устройства предусматривает выделение вертикали распределения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами власти субъектов, входящих в состав федерации. Положения конституции облекают в правовую форму вопросы, относящиеся к исключительной компетенции федерации и относящиеся к совместному ведению федеральных органов власти и субъектов федерации.

Согласно п. "а" ч. 1 ст. 71 Конституции РФ вопросы уголовно-исполнительного законодательства, наряду с вопросами судоустройства, прокуратуры, уголовного законодательства, амнистии и помилования, гражданского законодательства, процессуального законодательства и правового регулирования интеллектуальной собственности, относятся к ведению Российской Федерации. Вместе с этим следует отметить, что советская система исправительно-трудового законодательства была децентрализована. Согласно Конституциям СССР 1936 и 1977 годов союзные республики имели определенную автономию, в том числе в области правового регулирования исполнения уголовных наказаний.

Важным событием на пути формирования единой исправительно-трудовой политики в СССР было принятие и введение в действие с 1 ноября 1969 года Основ исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик (далее - Основы). На его основе в течение 1970 - 1971 годов во всех союзных республиках были приняты исправительно-трудовые кодексы <3>. В целом научное сообщество положительно оценило принятие данного нормативно-правового акта. Определенная доля критики коснулась лишь правовых коллизий и пробелов, возникших между Основами и положениями республиканских исправительно-трудовых кодексов. Выявляемые в правоприменительной практике пробелы восполнялись изданием подзаконных нормативных правовых актов <4>.

<3> Детков М.Г. Организационно-правовые проблемы развития системы исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы в шестидесятые - восьмидесятые годы. Домодедово, 1993. С. 28 - 29.
<4> Там же. С. 30.

Действующее уголовно-исполнительное законодательство России состоит согласно ч. 1 ст. 2 Уголовно-исполнительного кодекса РФ (далее - УИК РФ) из УИК РФ и других федеральных законов. Уголовно-исполнительное законодательство и практика его применения основываются на общепризнанных принципах и нормах международного права и международных договорах Российской Федерации. Федеральные органы исполнительной власти в рамках своих полномочий принимают нормативно-правовые акты по вопросам своего ведения. Положения ч. 1 ст. 6 УИК РФ закрепляют централизованный характер структуры российского уголовно-исполнительного законодательства.

Правовые основы германского федерализма изложены в Конституции ФРГ, принятой федеральным парламентом 23 мая 1949 г. В ст. ст. 70 - 82 Конституции ФРГ разграничиваются полномочия в сфере законотворчества между федерацией и федеральными землями по вопросам, относящимся к исключительной компетенции федерации, к компетенции федеральных земель и находящимся в плоскости конкурирующего законодательства. Согласно ч. 1 ст. 70 Конституции ФРГ федеральные земли имеют право законотворчества по вопросам, которые нормами Конституции ФРГ не отнесены к полномочиям федерации <5>. Органы законодательной власти федеральных земель имеют право законотворчества по вопросам, относящимся к исключительному ведению федерации лишь в случаях, установленных в Конституции ФРГ. В ст. 73 Конституции ФРГ изложен перечень сфер государственного управления, правовое обеспечение которых относится к исключительной компетенции федерации: гражданство, международные отношения, паспортная система, товарно-денежная система и т.д.

<5> URL: https://www.bundestag.de/parlament/aufgaben/rechtsgrundlagen/grundgesetz/gg_07/245138.

Широкий круг вопросов государственного управления относится согласно Конституции ФРГ к сфере конкурирующего законотворчества. Его суть состоит в том, что, если федерация не использовала право издания закона по вопросам, отнесенным к сфере конкурирующего законодательства, федеральная земля вправе принять соответствующий закон. Перечень направлений государственного управления, отнесенных к компетенции конкурирующего законодательства, изложен в ст. 74 Конституции ФРГ. Пункт 1 ч. 1 ст. 74 Конституции ФРГ в редакции от 15 ноября 1994 г. имел следующую формулировку: "1) К конкурирующему законодательству относятся следующие вопросы: 1. Гражданское право, уголовное право, исполнение лишения свободы и мер уголовно-правового характера, связанных с лишением свободы, судоустройство, судопроизводство, адвокатура, нотариат и юридическое консультирование" <6>.

<6> URL: http://lexetius.eom/GG/74,2/.

При проведении федеративной реформы ФРГ был принят Закон ФРГ от 28 августа 2006 г. "О внесении изменений в Основной закон", которым были внесены существенные изменения в Конституцию ФРГ. Наряду с иными изменениями, из п. 1 ч. 1 ст. 74 Конституции ФРГ были исключены слова "исполнение лишения свободы и мер уголовно-правового характера, связанных с лишением свободы" <7>. Тем самым вопросы в этой области были исключены из сферы конкурирующего законодательства и переданы в ведение федеральных земель. В результате проведенной федеративной реформы органам исполнительной и законодательной власти федеральных земель было поручено разработать и принять соответствующие региональные законы, регламентирующие порядок исполнения наказания в виде лишения свободы и мер уголовно-правового характера, связанных с лишением свободы. Правовой основой для них послужил Федеральный закон ФРГ от 16 марта 1976 г. "Об исполнении наказания в виде лишения свободы и мер исправления и безопасности, связанных с лишением свободы" (далее - Закон ФРГ об исполнении наказаний), сохранивший свою юридическую силу до настоящего времени <8>.

<7> URL: http://www.bgbl.de/xaver/bgbl/start.xav?startbk=Bundesanzeiger_BGBl&jumpTo=bgbl106s2034.pdf#__bgbl__%2F%2F*[%40attr_id%3D%27bgbl106s2034.pdf%27]__1476865611672/.
<8> URL: https://www.gesetze-im-internet.de/stvollzg/BJNR005810976.html.

Проведенная в 2006 году федеративная реформа привела к многообразию уголовно-исполнительного законодательства и усилила децентрализованный характер системы исполнения уголовных наказаний в ФРГ. Одним из первых, кто принял закон, регламентирующий порядок отбывания наказания и мер уголовно-правового характера, связанных с лишением свободы, был парламент федеральной земли Бавария. Закон Баварии "Об исполнении лишения свободы и исполнении лишения свободы несовершеннолетних" вступил в законную силу 10 декабря 2007 г. (Закон Баварии об исполнении наказаний). В своих положениях Закон Баварии об исполнении наказаний регламентировал правила исполнения лишения свободы в отношении совершеннолетних и несовершеннолетних лиц, превентивного заключения и уголовного ареста.

Структурной особенностью данного нормативного правового акта явилось объединение правовых норм, регламентирующих порядок исполнения наказания в виде лишения свободы как в отношении лиц, отбывающих наказание в пенитенциарных учреждениях для совершеннолетних, так в отношении лиц, содержащихся в местах лишения свободы для несовершеннолетних. На федеральном уровне эти вопросы урегулированы в отдельных законах. Упоминавшийся ранее Закон ФРГ об исполнении наказаний регламентирует правила исполнения лишения свободы и мер уголовно-правового характера, связанных с лишением свободы исключительно в отношении лиц, достигших совершеннолетия. Вместе с этим порядок уголовного преследования и исполнения уголовных наказаний в отношении несовершеннолетних определяется нормами Закона ФРГ от 11 декабря 1974 г. "Об уголовном судопроизводстве в отношении несовершеннолетних" <9>.

<9> URL: http://www.gesetze-im-internet.de/jgg/.

По пути систематизации уголовно-исполнительного законодательства пошел законодатель федеральной земли Баден-Вюртемберг. Законом Баден-Вюртемберга от 10 ноября 2009 г. местный ландтаг принял Кодекс об исполнении мер в сфере уголовной юстиции (далее - Закон Баден-Вюртемберга об исполнении наказаний). Согласно § 1 Закона Баден-Вюртемберга об исполнении наказаний основным предметом правового регулирования стали вопросы исполнения лишения свободы в отношении всех возрастных категорий осужденных, исполнения уголовного ареста, превентивного заключения и иных мер исправления и безопасности. Однако в отличие от Закона Баварии об исполнении наказаний, который ограничился регулированием указанных мер государственного принуждения, законодатель Баден-Вюртемберга включил в Закон об исполнении наказаний нормы, определяющие порядок исполнения меры процессуального принуждения в виде содержания под стражей.

В отличие от Баварии и Баден-Вюртемберга законотворческий процесс парламентариев Берлина основывался на иной стратегии правового обеспечения исполнения мер государственного принуждения. Так, следуя аналогии структуры федерального законодательства, были приняты несколько отдельных нормативных правовых актов, составивших основу регионального уголовно-исполнительного законодательства: Закон Берлина от 4 апреля 2016 г. "Об исполнении наказания в виде лишения свободы", Закон Берлина от 4 апреля 2016 г. "Об исполнении лишения свободы в отношении несовершеннолетних", Закон Берлина от 3 декабря 2009 г. "О содержании под стражей" и Закон Берлина от 27 марта 2013 г. "Об исполнении превентивного заключения".

Отмеченные структурные особенности правового регулирования исполнения наказания в виде лишения свободы и мер уголовно-правового характера, связанные с лишением свободы, имеют не только формально-юридический характер, но сказались также и на содержательной части уголовно-исполнительного законодательства ФРГ.

Таким образом, проведенный компаративный анализ структуры уголовно-исполнительного законодательства России и ФРГ позволяет говорить о двух правовых моделях. Современные тенденции федерализма в России и ФРГ указывают на то, что российское уголовно-исполнительное законодательство закрепляет централизованный характер правового обеспечения исполнения уголовных наказаний. В то же время пенитенциарная система ФРГ носит децентрализованный характер с широкими полномочиями федеральных земель в организационно-правовом обеспечении исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера, связанных с лишением свободы. Установление этих принципиальных различий в правовом обеспечении исполнения наказания в виде лишения свободы открывает перспективы для дальнейших исследований по вопросам правового статуса пенитенциарных учреждений ФРГ, полномочий должностных лиц, исполняющих наказания, и т.д.

Литература

  1. Детков М.Г. Организационно-правовые проблемы развития системы исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы в шестидесятые - восьмидесятые годы. Домодедово, 1993. 243 с.
  2. Машкова Е.В., Виттмер Ф.М. Особенности взаимоотношений между Европейским судом по правам человека и органами конституционного правосудия Германии и Австрии: сравнительно-правовой аспект // Конституционное и муниципальное право. 2016. N 12. С. 57 - 61.
  3. Никитина И.Э. Роль международных судов в деле универсализации действия норм современного международного права // Российский судья. 2015. N 10. С. 36 - 39.
  4. URL: https://www.bundestag.de/parlament/aufgaben/rechtsgrundlagen/grundgesetz/gg_07/245138.
  5. URL: http://www.bgbl.de/xaver/bgbl/start.xav?startbk=Bundesanzeiger_BGBl&jumpTo=bgbl106s2034.pdf#__bgbl__%2F%2F*[%40attr_id%3D%27bgbl106s2034.pdf%27]__1476865611672; URL: http://lexetius.com/GG/74,2.
  6. URL: http://www.gesetze-im-internet.de/jgg/.
  7. URL: https://www.gesetze-im-internet.de/stvollzg/BJNR005810976.html.