Мудрый Юрист

"Новое" и "старое" в практике отмены судом условного осуждения в свете правовых позиций конституционного суда и Верховного суда

<*> Специальности: 12.00.08 и 12.00.09.

Николюк Вячеслав Владимирович, главный научный сотрудник Российского государственного университета правосудия, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

В статье содержится анализ норм уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства, правовых позиций Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ по вопросу отмены условного осуждения. Автор обозначает проблемные ситуации в судебной практике в указанной части, обосновывает целесообразность формулирования Верховным Судом РФ соответствующих разъяснений о полномочиях мировых судей по делам, по которым они вынесли приговор с условной мерой наказания.

Ключевые слова: условное осуждение, отмена условного осуждения, мировой судья, районный суд, исполнение приговора, осужденный.

The "New" and "Old" in Practice of Revocation of Probation by Court in the Light of Legal Positions of the Constitutional and Supreme Courts

V.V. Nikolyuk

Nikolyuk Vyacheslav Vladimirovich, LLD., Prof., Chief Research Officer, Russian State University of Justice, Hon. Scientist of the Russian Federation.

Article contains the analysis of standards of the criminal, criminal procedure and criminal and executive legislation, legal positions of the Constitutional Court of the Russian Federation and the Supreme Court of the Russian Federation concerning cancellation of conditional condemnation. The author designates problem situations in jurisprudence in the specified part, proves expediency of a formulation by the Supreme Court of the Russian Federation of the corresponding explanations about powers of magistrates on affairs on which they have pronounced a sentence with a conditional measure of punishment.

Key words: probation, a suspended sentence be revoked, the magistrate, the district court, the sentence, the convicted person.

В современной карательной практике России одной из самых распространенных мер уголовно-правового воздействия на лиц, признанных судом виновными в совершении преступлений, является условное осуждение к лишению свободы (ст. 73 УК РФ). В 2015 г., например, к лишению свободы условно осуждено 172 942 лица, в том числе 9 421 несовершеннолетний. К реальным срокам лишения свободы в 2015 г. приговорено 220 571 лицо, из них 4 042 несовершеннолетних. Таким образом, примерно половина взрослых осужденных от общего числа лиц, которым назначено наказание в виде лишения свободы, в указанный период оставлено на свободе "под испытанием". Статья 73 УК РФ применена к 69,9% несовершеннолетним, осужденным к лишению свободы.

По основаниям, указанным в ч. ч. 2.1, 3 и 4 ст. 74 УК РФ, предусмотрена возможность принятия судом решения об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором. В 2015 г. условное осуждение к лишению свободы было отменено почти 10% осужденным, которым наказание назначалось с применением ст. 73 УК РФ.

Суть главной проблемы, возникшей в связи с применением ч. 3 ст. 74 УК РФ, заключается в следующем: основной причиной отмены условного осуждения и направления осужденного для отбывания назначенного приговором наказания является систематическое невыполнение им возложенных на него обязанностей, часто сопровождаемое тем, что осужденный скрывается от контроля и место его нахождения неизвестно. При таких обстоятельствах орган, осуществляющий контроль за данной категорией осужденных, исчерпав возможности мер по розыску осужденного, вносит в суд представление об отмене условного осуждения, а суд принимает и рассматривает соответствующие материалы в отсутствие осужденного, удовлетворяет представление и заочно избирает в отношении осужденного меру пресечения в виде заключения под стражу. Иногда сам суд объявляет такого осужденного в розыск.

В связи с этим возникает ряд принципиальных вопросов: насколько подобная практика соответствует Конституции РФ, международным стандартам справедливого правосудия, основана ли она на действующем законодательстве, и если да, то конституционно ли оно? Каковы позиции в этой части Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ? Если принять во внимание серьезность наступления для условно осужденного в данном случае уголовно-правовых последствий (направление в места лишения свободы), то очевидно, что поставленные вопросы не праздны.

"Масла в огонь" в анализируемой ситуации добавляют устойчивость и распространенность практики отмены условного осуждения без участия в судебном заседании осужденного. В официальных статистических отчетах она не фиксируется. По данным, полученным автором в ходе обобщения судебной деятельности в части применения в норм УПК РФ и УИК РФ, регулирующих заключение под стражу осужденных, уклоняющихся от отбывания наказания, в ряде регионов страны такая практика складывалась в течение многих лет. Как правило, в этих случаях осужденного "заменяет" адвокат, формально участвующий в деле по назначению суда. Его линия защиты, если обратиться к соответствующим протоколам судебных заседаний, ограничивается заявлением "оставляю решение вопроса об отмене условного осуждения на усмотрение суда", что не имеет ничего общего с реальным обеспечением осужденному права на защиту (последнее предполагает как минимум его участие в судебном заседании; ознакомление с исследуемыми в суде материалами; представление дополнительных документов; выражение своего мнения в объяснениях и др.).

Неоднозначна в этой части и апелляционная, кассационная практика. В одних регионах вышестоящий суд "жестко пресекает" принятие судом первой инстанции решений об отмене условного осуждения без участия в судебном заседании осужденного, в других - относится к ним лояльно. Приведем несколько примеров.

Апелляционным постановлением Томского областного суда от 2 сентября 2013 г. отменено Постановление Томского районного суда Томской области от 21 июня 2013 г. в отношении К., которым удовлетворено представление уголовно-исполнительной инспекции (далее - УИИ) об отмене условного осуждения и исполнении наказания в виде лишения свободы. Осужденный К. в судебное заседание не явился, дело рассмотрено без его участия. Однако причина неявки осужденного в судебное заседание надлежащим образом не выяснялась. При этом в материалах дела имелась судебная повестка, которая не была вручена осужденному в связи с тем, что он лежал в больнице.

В ходе рассмотрения дела в Томском областном суде доводы осужденного о том, что он не был извещен о дате, месте и времени судебного заседания и причина его неявки в суд является уважительной, нашли свое подтверждение: согласно справке медицинского учреждения с 13 июня по 3 июля 2013 г. К. находился в стационаре хирургического отделения больницы.

С учетом изложенного был сделан вывод о том, что нарушено право осужденного на защиту, что могло повлиять на законность и обоснованность принятого решения, постановление суда первой инстанции отменено с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе <1>.

<1> Дело N 22-2794/2013.

Кировским районным судом г. Красноярска от 27 октября 2015 г. Д. осужден по ч. 3 ст. 232 УК к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года. Этим же судом по представлению УИИ 17 мая 2016 г. отменено условное осуждение в отношении Д., который в судебном заседании не присутствовал. Д. был объявлен в розыск "с доставлением после задержания в СИЗО-1 г. Красноярска для последующего направления в исправительную колонию общего режима для отбывания наказания". Постановлением того же суда от 28 июля 2016 г., вынесенном в порядке ст. 397 УПК РФ, Д. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационном представлении заместителя прокурора Красноярского края обращено внимание на рассмотрение дела в отсутствие осужденного Д., ненадлежащее его уведомление о дате и времени судебного заседания, отсутствие в деле доказательств, которые бы подкрепляли выводы суда, поставлен вопрос об отмене состоявшихся решений и направлении дела на новое рассмотрение.

Президиум Красноярского краевого суда Постановлением от 6 декабря 2016 г. удовлетворил кассационное представление и отменил Постановления Кировского районного суда г. Красноярска от 17 мая 2016 г. и от 28 июля 2016 г., указав, в частности, следующее: дело рассмотрено без Д., без его надлежащего уведомления и выяснения причин неявки в суд; принимая в отсутствие Д. решение об отмене условного осуждения и направлении его для отбывания наказания в исправительную колонию, суд существенно нарушил право осужденного на участие в судебном заседании, на выражение своей позиции по рассматриваемому вопросу и на ее обоснование, на ознакомление с материалами, в целом на защиту. Направляя дело на новое рассмотрение, кассационная инстанция освободила Д. из-под стражи <2>.

<2> Дело 44у-250/2016.

Приговором Домодедовского городского суда Московской области от 15 февраля 2016 г. Л. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ, к 1 году лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ наказание назначено условно с испытательным сроком в 1 год и возложением обязанностей не менять место жительства без уведомления УИИ, являться в инспекцию на регистрацию в установленные дни. Приговор вступил в законную силу 26 февраля 2016 г.

6 мая 2016 г. УИИ направила в суд представление об отмене условного осуждения Л. и реальном исполнении назначенного наказания, приведя в качестве оснований отмены следующие доводы: осужденный скрылся от контроля УИИ, по месту регистрации и фактического проживания не появляется, его место нахождения неизвестно; в отношении Л. были осуществлены первоначальные розыскные мероприятия, которые результатов не дали; 10 мая 2016 г. Л. объявлен в федеральный розыск.

Постановлением Домодедовского городского суда Московской области от 3 июня 2016 г. представление УИИ было удовлетворено, Л. направлен отбывать наказание по приговору от 15 февраля 2016 г. Суд также принял решение о взятии под стражу Л. в месте обнаружения для дальнейшего направления осужденного в места лишения свободы.

Рассмотрев апелляционную жалобу защитника осужденного Л. на судебное решение об отмене условного осуждения и направлении его в колонию для отбывания наказания, апелляционная инстанция пришла к выводу, что проверяемый судебный акт не соответствует требованиям законности и обоснованности, при его вынесении были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона. Представление УИИ рассмотрено в отсутствие осужденного, он не был обеспечен надлежащим образом правом на защиту. Присутствовавший в судебном заседании защитник осужденного адвокат Б. фактически устранился от выполнения возложенных на него обязанностей по защите Л., поскольку заявил, что разрешение вопроса об отмене условного осуждения оставляет на усмотрение суда. Никаких действий по защите прав осужденного защитник в судебном заседании не осуществлял. При таких обстоятельствах суд не предпринял мер к замене защитника. Посчитав указанные нарушения суда первой инстанции существенными, суд апелляционной инстанции отменил Постановление Домодедовского городского суда Московской области от 3 июня 2016 г. в отношении Л., освободил его из-под стражи в зале судебного заседания, дело направил на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе <3>.

<3> Дело N 22-6002/2016.

Приведем примеры, когда вышестоящий суд одобрил проверяемое им решение суда первой инстанции об отмене условного осуждения, принятое без участия осужденного в судебном заседании.

Постановлением Железнодорожного районного суда г. Барнаула от 2 апреля 2013 г. Ч. отменено условное осуждение по приговору мирового судьи судебного участка N 5 Железнодорожного района г. Барнаула от 6 августа 2012 г. с исполнением наказания в виде лишения свободы сроком на 8 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима. В апелляционной жалобе адвокат просил постановление отменить, указывая, что по делу не были предприняты все исчерпывающие меры, направленные на установление места нахождения осужденного, судебное заседание проведено без его участия, следовательно, он был лишен возможности пояснить причины своей неявки в инспекцию. Судебная коллегия по уголовным делам Алтайского краевого суда в Определении от 6 июня 2013 г. указала, что вопрос об отмене условного осуждения обоснованно был разрешен в отсутствие Ч. в соответствии с п. 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 2 "О практике назначения судами РФ уголовного наказания", осужденный действительно скрылся от контроля инспекции, так как его местонахождение не было установлено в течение более 30 дней <4>.

<4> Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Алтайского краевого суда от 6 июня 2013 г.

Отказывая в удовлетворении жалобы Н., которому по представлению УИИ Юсьвинским районным судом Пермского края 25 сентября 2013 г. отменено условное осуждение и постановлено реально исполнить наказание в виде 2 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима, суд апелляционной инстанции указал: судом первой инстанции нарушений норм уголовно-процессуального законодательства не допущено. Учитывая, что осужденный скрылся от контроля инспекции, местонахождение его не установлено, суд правомерно рассмотрел представление УИИ в отсутствие осужденного <5>.

<5> Апелляционное определение судьи Пермского краевого суда от 13 марта 2014 г.

Таким образом, практика отмены условного осуждения в части признания обязательным присутствия осужденного в судебном заседании принципиально разнится в условиях недостаточной определенности правового регулирования и правовых позиций по этим вопросам Верховного Суда РФ.

УИИ согласно ч. 4 ст. 190 УИК РФ вправе направлять в суд представление об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда, если осужденный скрылся от контроля и его место нахождения не установлено в течение более 30 дней. Данное правило было введено в УИК РФ еще до того момента, когда ст. 399 УПК РФ не признавала обязательным участие осужденного в рассмотрении вопросов, возникающих при исполнении приговора. В каждом отдельном случае суд сам принимал решение об участии осужденного в судебном заседании. При таких правилах УИИ ограничивалась первоначальными розыскными мероприятиями по установлению осужденного, а затем представляла в суд материалы на отмену условного осуждения, которая происходила в судебном заседании в отсутствие осужденного. Поэтому и не возникало необходимости задержания и заключения под стражу условно осужденного для пресечения уклонения от исполнения приговора и обеспечения его явки в суд.

Федеральный закон от 20 марта 2011 г. N 40-ФЗ изменил этот порядок <6>, и теперь осужденный в обязательном порядке должен быть извещен не позднее 14 суток до дня судебного заседания. При наличии ходатайства осужденного об участии в судебном заседании суд обязан обеспечить его непосредственное участие в судебном заседании либо предоставить возможность изложить свою позицию путем использования систем видеоконференц-связи. Положения ч. 5 ст. 190 УИК РФ, таким образом, нейтрализованы ч. 2 ст. 399 УПК РФ, они не могут применяться в указанной части. Во-первых, предписания ч. 2 ст. 399 УПК РФ являются специальными для судебной процедуры, регулируемой УПК РФ, а не УИК РФ. Во-вторых, в данном случае правило об участии осужденного, введенное в ч. 2 ст. 399 УПК РФ в 2011 г., более позднее по времени принятия законодателем в сравнении с правилом, содержащимся в ч. 4 ст. 190 УИК РФ. Следовательно, именно оно подлежат использованию.

<6> Критику заочной процедуры отмены условного осуждения см.: Коцубин Ю.М. О конституционности положений ст. 399 Уголовно-процессуального кодекса РФ, применяемой судами при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговоров // Российский судья. 2005. N 11. С. 19 - 21; Булатов Б., Николюк Н. Проблемы "заочной" отмены судом условного осуждения // Российская юстиция. 2005. N 12. С. 33 - 36; Ткачева Н.В. Применение мер процессуального принуждения к лицам, злостно уклоняющимся от исполнения приговора // Правовая защита частных и публичных интересов. 4-я Международная межвуз. науч.-практ. интернет-конференция. Челябинск, 2007. Ч. 1. С. 256 - 260.

Дополнение в 2011 г. УИК РФ статьей 18.1 "Объявление розыска и осуществление оперативно-розыскной деятельности при исполнении наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества" также сориентировало органы уголовно-исполнительной системы на необходимость до внесения в суд представления об отмене условного осуждения принятия мер к розыску осужденных, скрывшихся от контроля.

Что касается правовой позиции высшего судебного органа, то Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 11 января 2007 г. N 2 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" разъяснял, что вопрос об отмене условного осуждения разрешается в присутствии лица, в отношении которого принимается такое решение, за исключением случая, когда подтверждено, что условно осужденный скрылся от контроля (п. 46) <7>. Приведенное положение фактически дословно было воспроизведено в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2011 г. N 21 "О практике применения судами законодательства об исполнении приговора" <8>.

<7> В настоящее время данное Постановление не действует в связи с принятием Пленумом Верховного Суда РФ Постановления от 22 декабря 2015 г. N 58 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" (Российская газета. 2015. 30 дек.). В новом Постановлении вопрос отмены условного осуждения в отсутствие осужденного, скрывающего от контроля УИИ, не затрагивается.
<8> Российская газета. 2011. 30 дек.

На возможность "заочной", т.е. в отсутствие осужденного, отмены условного осуждения косвенно указывал и п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2011 г. N 21, в котором давалось следующее разъяснение: "Вопрос о замене неотбытого срока обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы лишением свободы разрешается в присутствии лица, в отношении которого принимается такое решение". Тем самым Верховный Суд РФ ориентировал правоприменителя на обязательное участие осужденного лишь по строго ограниченной категории дел, разрешаемых в порядке ст. 399 УПК РФ, к которым не относились дела об отмене условного осуждения. В контексте содержания ч. 2 ст. 399 УПК РФ в редакции Федерального закона от 20 марта 2011 г. N 40-ФЗ подобное разъяснение выглядело излишним и необъяснимым с точки зрения выбора лишь трех категорий дел, при разрешении которых следовало обеспечить участие осужденного в судебном заседании. В 2015 г. указанное разъяснение исключено из п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2011 г. <9>.

<9> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. "О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации" // Российская газета. 2015. 30 дек.

И все же, несмотря на неопределенность правового регулирования процедуры отмены условного осуждения для направления осужденного в исправительную колонию для отбывания наказания, выражающуюся в несогласованности ч. 4 ст. 190 УИК РФ с ч. 2 ст. 399 УПК РФ, и, как следствие, нечеткости правовой позиции Верховного Суда РФ в этой части, в судейском корпусе доминирует точка зрения, согласно которой названный вопрос не может рассматриваться и разрешаться без уведомления об этом осужденного, его участия в судебном заседании. Так считают абсолютное большинство опрошенных судей районных судов, представляющих все регионы страны <10>.

<10> Данный вопрос специально обсуждался с судьями районных судов (230 судей) в рамках проведения с ними автором статьи 9 февраля и 22 марта 2017 г. занятий в Российском государственном университете правосудия.

Анализируемая ситуация получила дополнительное развитие в связи с вынесением Конституционным Судом РФ Определения по запросу Заднепровского районного суда г. Смоленска о проверке конституционности положения ч. 4 ст. 396 УПК РФ от 5 ноября 2015 г. N 2664-О. Конституционный Суд РФ, опираясь на п. 5 ч. 1 и ч. 2 ст. 399 УПК РФ, однозначно указал на наличие у осужденного права участвовать в судебном заседании при разрешении вопроса об отмене условного осуждения <11>.

<11> Текст Определения опубликован на официальном интернет-портале правовой информации (www.pravo.gov.ru) 10 декабря 2015 г.

Таким образом, исполнение, а точнее, учет в судебной практике предписаний Конституционного Суда РФ об обеспечении осужденному права на участие в судебном заседании по делам об отмене условного осуждения не сопряжено с необходимостью внесения каких-либо серьезных изменений в УПК РФ. Вместе с тем ч. 4 ст. 190 УИК РФ, которая и служит сегодня единственным "правовым островком" для проведения судебного заседания по вопросу отмены условного осуждения в отсутствие осужденного, должна быть, безусловно, скорректирована. Точно так же теряет свою актуальность и прикладную значимость разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, включенное в п. 9 Постановления от 20 декабря 2011 г. N 21 и фактически дублирующее содержание ч. 4 ст. 190 УИК РФ. В перспективе оно должно быть исключено.

Безусловно, надлежит распространить возможность задержания (ч. 2 ст. 30, ч. 4 ст. 32, ч. 4 ст. 46, ч. 6 ст. 58, ч. 4 ст. 60.2 УИК РФ) и заключения под стражу (п. 18 ст. 397 УПК РФ) на условно осужденных для пресечения уклонения от исполнения приговора и обеспечения их явки в суд. Тогда соблюдение требований ч. 2 ст. 399 УПК РФ об участии условно осужденного в судебном заседании (непосредственном либо путем использования систем видеоконференц-связи) будет обеспечено следующим логически завершенным порядком действий суда и органов, осуществляющих контроль за условно осужденными: скрывающийся осужденный объявляется в розыск; при обнаружении может быть задержан на срок до 48 часов; задержанный осужденный может быть заключен под стражу судом до 30 суток (п. 18 ст. 397 УПК РФ).

По анализируемой категории дел требует обсуждения и ситуация, возникающая при освобождении осужденного из-под стражи в связи с аннулированием в апелляционном или кассационном порядке незаконных решений нижестоящих судов об отмене условного осуждения, сопровождаемом направлением дела на новое судебное рассмотрение либо отказом в удовлетворении представления УИИ с прекращением по нему производства. Время содержания под стражей в указанных случаях в силу пробела в законодательстве никак не влияет на длительность испытательного срока и его не представляется возможным зачесть в срок назначенного наказания. Показательно в этом отношении следующее и далеко не единственное в судебной практике дело.

Приговором Пушкинского городского суда Московской области от 29 января 2014 г. Г. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года с возложением обязанностей не менять постоянное место жительства без уведомления УИИ, один раз в месяц являться в УИИ для регистрации, пройти курс лечения от наркотической зависимости. Постановлением этого же Суда от 6 июля 2015 г. условное осуждение Г. отменено в связи с невыполнением возложенных на него обязанностей. В судебном заседании Г. не участвовал, о дате и месте его проведения судом он не уведомлялся, так как УИИ не установила место фактического проживания Г., объявила последнего в розыск.

Рассмотрев 15 июня 2016 г. кассационную жалобу Г., не согласного с решением суда об отмене условного осуждения и направлении его в исправительную колонию для отбывания назначенного приговором лишения свободы, президиум Московского областного суда пришел к выводу, что оценка судом первой инстанции поведения Г. дана без достаточной проверки проведенных УИИ мероприятий по установлению места нахождения условно осужденного, не исследованы обстоятельства, имеющие важное значение для дела (данные о фактическом проживании, сообщенные осужденным еще в период расследования уголовного дела). Суд кассационной инстанции отменил Постановление Пушкинского городского суда от 6 июля 2015 г., освободил Г. из-под стражи и дело направил на новое судебное рассмотрение. При повторном рассмотрении 8 августа 2016 г. представления УИИ об отмене условного осуждения в отношении Г. суд отказал в удовлетворении представления, обойдя в постановлении вниманием тот факт, что осужденный Г. около года незаконно содержался под стражей <12>.

<12> Дело N 4/8-15/2016.

В условиях действующего правового регулирования отношений, возникающих при исполнении приговора, время содержания осужденного под стражей в указанном случае может быть учтено лишь при назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ за совершение условно осужденным нового преступления в период испытательного срока. В связи с этим не только в теоретическом, но и прикладном аспектах перспективна постановка вопроса о распространении положений гл. 18 УПК РФ "Реабилитация" (отраслевая аналогия) на факты признания вышестоящим судом незаконными судебных решений об отмене условного осуждения и заключении под стражу условно осужденного и прекращении производства по представлению УИИ об отмене условного осуждения. Единичные случаи признания в судебной практике права на реабилитацию за осужденным, незаконно содержавшимся под стражей при производстве по делам, предусмотренным п. п. 2, 7 ст. 397 УПК РФ, в судебной практике уже встречаются <13>.

<13> См.: Николюк В.В. Распространяется ли институт реабилитации на стадию исполнения приговора? // Уголовный процесс. 2015. N 10. С. 28 - 33.

С точки зрения обеспечения единообразного применения норм об отмене условного осуждения надлежит обратить внимание и на относительно новую трактовку Конституционным Судом РФ правила о подсудности данной категории дел. В Определении от 5 ноября 2015 г. N 2664-О Конституционный Суд РФ, ссылаясь на ч. 4 ст. 396, п. 7 ст. 397 УПК РФ и интерпретируя их во взаимосвязи, пришел к следующему важному для исследуемой нами проблематики выводу.

В Определении от 5 ноября 2015 г. N 2664-О в частности, говорится, что действующее правовое регулирование не определяет мирового судью в качестве суда, к подсудности которого относится отмена условного осуждения. Содержащееся в ч. 4 ст. 396 УПК РФ указание на суд по месту жительства осужденного не дает оснований полагать, что надлежащим судом является именно мировой судья. Отнесение разрешения конкретных вопросов, связанных с исполнением приговора, к подсудности суда более высокого уровня, чем суд, постановивший приговор, не выходит за рамки дискреции законодателя и не свидетельствует о каком-либо нарушении конституционных гарантий права на судебную защиту, принимая во внимание, что та или иная регламентация родовой подсудности указанной категории дел сама по себе - без изменения принципа их рассмотрения по месту жительства осужденного - не влияет на степень правовой защищенности личности в уголовно-процессуальных отношениях.

Далее, ссылаясь на позицию Верховного Суда РФ, выраженную в ответе на запрос Конституционного Суда РФ, согласно которой в региональной практике сложился единообразный подход к определению родовой подсудности дел об отмене условного осуждения, предполагающий их отнесение к компетенции районного суда, в том числе в случаях, если приговор был постановлен мировым судьей, Конституционный Суд РФ пришел к выводу: мировому судье неподсудны дела об отмене условного осуждения независимо от того, был или нет им постановлен приговор, и даже если место жительства осужденного находится в пространственных пределах осуществления юрисдикции мировым судьей.

В свете приведенной правовой позиции Конституционного Суда РФ, которая должна быть безоговорочно воспринята как руководство к действию УИИ и судами, укажем на несколько важных аспектов применения в целом института условного осуждения.

Во-первых, основываясь на содержании ч. 4 ст. 396 УПК РФ, установившей, что весь комплекс вопросов, сопровождающих применение условного осуждения, рассматривается судом по месту жительства осужденного, и следуя логике Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении от 5 ноября 2015 г. N 2664-О, следует признать: дела не только об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором, но и дела о продлении испытательного срока, отмене либо о дополнении возложенных на осужденного обязанностей подсудны районному суду и в случаях, если приговор был постановлен мировым судьей.

Во-вторых, в порядке исполнения приговора об условном осуждении ст. 74 УК РФ предусматривает обсуждение судом вопросов об отмене условного осуждения неоднократно:

а) когда до истечения испытательного срока условно осужденный своим поведением доказал свое исправление, возместил вред (полностью или частично), причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда, по представлению УИИ суд может постановить об отмене условного осуждения и о снятии судимости - ч. 1;

б) если условно осужденный в течение испытательного срока систематически уклоняется от возмещения вреда, причиненного преступлением, в размере, определенном решением суда, либо систематически нарушает общественный порядок, за что привлекался к административной ответственности, систематически не исполнял возложенные на него судом обязанности либо скрылся от контроля, по представлению УИИ суд может вынести решение об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором - ч. ч. 2.1 и 3;

в) в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой или средней тяжести вопрос об отмене или о сохранении условного осуждения решается судом - ч. 4;

г) в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления суд отменяет условное осуждение и назначает наказание по правилам ст. 70 УК РФ - ч. 5;

д) в случае совершения условно осужденным преступления до вступления приговора, предусматривающего условное осуждение, в силу суд обсуждает вопрос об отмене условного осуждения или о его сохранении либо отменяет условное осуждение в зависимости от тяжести совершенного преступления - ч. 6.

С учетом ч. 4 ст. 396 УПК РФ в ее восприятии Конституционным Судом, выраженном в Определении от 5 ноября 2015 г. N 2664-О, все вопросы, связанные с отменой условного осуждения либо его сохранением, должны разрешаться районным, а иногда и вышестоящим судом. Однако в ситуациях, когда приговор об условном осуждении был постановлен мировым судьей и условно осужденный в течение испытательного срока совершил преступление, дело о котором подсудно также мировому судье (такие случаи нередко встречаются в практике), решение об отнесении таких дел к компетенции районного суда вряд ли объективно оправдано и "выверено" с точки зрения действующего законодательства. При таком подходе к определению подсудности, когда уголовное дело, относящееся к компетенции мирового судьи, будет рассматриваться районным судом из-за подсудности ему вопроса об отмене условного осуждения, нарушается конституционное право гражданина на законный суд.

Кроме того, ориентация Конституционным Судом РФ законодателя на учет целей процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты, оптимальное распределение полномочий внутри судебной системы, в результате чего и может быть достигнут баланс публично-правовых и частноправовых интересов <14>, предполагает максимальное сохранение за мировыми судьями их компетенции на территории судебного участка. Удельный вес приговоров об условном осуждении, постановленных мировыми судьями, в общем числе приговоров с условной мерой наказания в виде лишения свободы составлял в 2015 г. 15,0%, в первом полугодии 2016 г. - 17,3%. В связи с этим перераспределение подсудности между мировыми и районными судами в части разрешения вопросов, сопровождающих назначение условного осуждения, вовсе не безболезненно для судебной системы, поскольку ведет к увеличению нагрузки районных судов.

<14> Постановление Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2007. N 3; Постановление Конституционного Суда РФ от 19 марта 2010 г. N 7-П // Там же. 2010. N 3; Постановление Конституционного Суда РФ от 19 июля 2011 г. N 17-П // Там же. 2011. N 5.

В-третьих, в Определении Конституционного Суда РФ от 5 ноября 2015 г. N 2664-О имеется ссылка на позицию Верховного Суда РФ, выраженную в ответе на соответствующий запрос Конституционного Суда РФ. В данном документе, направленном Верховным Судом РФ в Конституционный Суд РФ 15 октября 2015 г., отмечается следующее: "Что же касается возможности рассмотрения вопросов, указанных в ч. 4 ст. 396 УПК РФ, мировыми судьями, то в Верховном Суде Российской Федерации при рассмотрении конкретных уголовных дел по апелляционным, кассационным и надзорным жалобам и представлениям подобные вопросы не возникали, обобщений судебной практики по ним не проводилось, в связи с чем Президиумом и Пленумом Верховного Суда Российской Федерации позиция по этим вопросам не сформирована". Представляется, что позиция высшего судебного органа страны должна быть выработана с соблюдением предписаний УПК РФ о подсудности дел мировым судьям, в том числе с учетом того факта, что мировые судьи наделены законом полномочиями на рассмотрение отдельных вопросов исполнения приговора по месту жительства осужденного (ст. 400 УПК РФ).

Приведенный в статье анализ судебной практики, законодательства, правовых позиций Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ, касающихся проблемы отмены условного осуждения, позволяет сделать несколько принципиальных выводов.

  1. В судебной практике встречаются неединичные случаи рассмотрения вопросов об отмене условного осуждения и исполнения наказания, назначенного приговором, без участия осужденного в судебном заседании. Подобная практика противоречит ч. 2 ст. 399 УПК РФ, не соответствует позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении от 5 ноября 2015 г. N 2664-О. Современная апелляционная и кассационная практика в этой части в основном обеспечивает устранение допускаемых нижестоящими судами ошибок. Однако подобные ошибки, связанные с нарушением фундаментального конституционного права гражданина на доступ к правосудию и судебную защиту, продолжают иметь место в ряде регионов страны, в том числе из-за отсутствия единства в применении ч. 3 ст. 74 УК РФ, п. 7 ст. 397, ч. 2 ст. 399 УПК РФ не только судами первой, но и апелляционной, кассационной инстанций.
  2. Содержание ч. 2 ст. 399 УПК РФ в редакции Федерального закона от 20 марта 2011 г. N 40-ФЗ вкупе с правовой позицией Конституционного Суда РФ об обеспечении осужденному права на участие в судебном заседании по делам об отмене условного осуждения, выраженной в Определении от 5 ноября 2015 г. N 2664-О, предполагает исключение из УИК ч. 4 ст. 190, которая формально служит основанием проведения судебного заседания по вопросу отмены условного осуждения в отсутствие осужденного.
  3. При освобождении осужденного из-под стражи в связи с аннулированием в апелляционном или кассационном порядке незаконных решений нижестоящих судов об отмене условного осуждения, сопровождаемом направлением дела на новое судебное рассмотрение либо отказом в удовлетворении представления УИИ с прекращением по нему производства, время содержания под стражей в условиях действующего правового регулирования не представляется возможным зачесть в срок назначенного наказания, оно не может повлиять и на длительность испытательного срока. В связи с этим требует обсуждения возможность распространения положений гл. 18 УПК РФ "Реабилитация" на обозначенные ситуации. В судебной практике подобные решения уже встречаются.
  4. Согласно ч. 4 ст. 396 УПК РФ в ее истолковании Конституционным Судом РФ в Определении от 5 ноября 2015 г. N 2664-О дела не только об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором, но и о продлении испытательного срока, отмене либо о дополнении возложенных на осужденного обязанностей (п. п. 7 и 8 ст. 397 УПК РФ) подсудны районному суду и в случаях, когда приговор был постановлен мировым судьей. Реализация предложенного Конституционным Судом РФ варианта определения подсудности указанной категории дел затрагивает конституционное право гражданина на законный суд, ведет к увеличению нагрузки на районные суды и, как следствие, нерациональному распределению полномочий в рамках судебной системы. Положение исправила бы выработка Верховным Судом РФ соответствующей позиции по указанным вопросам. Когда место жительства осужденного фиксируется в границах судебного участка, считать мирового судью, чья юрисдикция распространяется на данный участок, ненадлежащим судом при разрешении дел, предусмотренных п. п. 7 и 8 ст. 397 УПК РФ, нет достаточных формально-юридических оснований.

Пристатейный библиографический список

  1. Булатов Б., Николюк Н. Проблемы "заочной" отмены судом условного осуждения // Российская юстиция. 2005. N 12.
  2. Коцубин Ю.М. О конституционности положений ст. 399 Уголовно-процессуального кодекса РФ, применяемой судами при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговоров // Российский судья. 2005. N 11.
  3. Николюк В.В. Распространяется ли институт реабилитации на стадию исполнения приговора? // Уголовный процесс. 2015. N 10.
  4. Ткачева Н.В. Применение мер процессуального принуждения к лицам, злостно уклоняющимся от исполнения приговора // Правовая защита частных и публичных интересов. 4-я Международная межвуз. науч.-практ. интернет-конференция. Челябинск, 2007. Ч. 1.