Мудрый Юрист

Принцип справедливости и механизм компенсации как средство защиты исключительных прав

<*> Данная статья подготовлена на основе доклада на VI Международной научно-практической конференции "Гражданское право России. Итоги года", посвященной 25-летнему юбилею Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при Президенте РФ.

Новоселова Л.А., доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой интеллектуальных прав Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА).

В статье рассматриваются правила применения компенсации с точки зрения принципа справедливости. Анализируются особенности механизма расчета компенсации с учетом позиции Конституционного Суда РФ, допускающей возможность снижения суммы компенсации ниже минимального уровня, предусмотренного ГК РФ. Автор статьи предлагает возможные изменения в положения ГК РФ, посвященные механизму компенсации.

Ключевые слова: защита исключительных прав, компенсация, принцип справедливости, Конституционный Суд РФ.

The principle of equity and the compensation as a remedy for intellectual property

L.A. Novoselova

Novoselova L.A., Doctor of Legal Sciences, Professor, Head of the Department of Intellectual Property of the Kutafin Moscow State Law University.

The article considers the rules on application of compensation in relation with the principle of equity. The specifics of the compensation calculation are analyzed according to the legal opinion of the Constitutional Court of the Russian Federation allowing for possibility to reduce compensation below the lower limit provided by the Civil Code of the Russian Federation. The author suggests possible amendments to the Civil Code concerning the compensation principles.

Key words: intellectual property rights protection, compensation, Constitutional Court of the Russian Federation.

Механизм компенсации за нарушение исключительных прав, предусмотренный частью четвертой ГК РФ, традиционно вызывал многочисленные теоретические дискуссии о месте этой компенсации в системе гражданско-правовой ответственности, об основаниях ее применения и расчета; неоднозначна и правоприменительная практика.

Принятое Конституционным Судом РФ Постановление от 13 декабря 2016 г. N 28-П, в котором оценены на соответствие Конституции РФ определенные положения ГК РФ о компенсации, дало основание еще раз оценить эффективность и, главное, справедливость выбранного законодателем направления защиты интеллектуальных прав.

Компенсация как особая мера ответственности за нарушение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации предусмотрена частью четвертой ГК РФ. Компенсация может применяться наряду с иными общими или специальными мерами защиты исключительных прав. Однако, как прямо предусмотрено абз. 1 п. 3 ст. 1252 Кодекса, одновременное заявление требований и о взыскании убытков, и о взыскании компенсации не допускается.

Условием применения данной меры ответственности является противоправность поведения.

На выбор компенсации в качестве меры ответственности оказала влияние практика рассмотрения российскими судами исков о взыскании убытков с крайне жесткими стандартами доказывания как их факта, так и размера <1>.

<1> См.: п. 5.1 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.

Правообладатель, заявляя требование о взыскании компенсации, не должен доказывать факт причинения и размер убытков (при этом компенсация может быть взыскана независимо от наличия вреда (убытков)). Поэтому правообладателю нет необходимости доказывать эти обстоятельства, достаточно лишь доказать факт нарушения своего исключительного права. Размер причиненных убытков может иметь значение в качестве подлежащего учету обстоятельства дела при определении судом размера компенсации <1>. В конечном счете назначенная судом сумма компенсации в ряде случаев может превысить действительно причиненные правообладателю убытки.

<1> См.: п. 14 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 декабря 2007 г. N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности" // Вестник ВАС РФ. 2008. N 2.

Механизм компенсации был выбран законодателем прежде всего исходя из его высокой эффективности: применение ответственности значительно облегчено и ускорено, потенциальные процессуальные расходы существенно снижены, правовые риски для правообладателя приближены к нулю. Прогнозируемыми эксцессами, когда применяемая санкция может оказаться чрезмерной (значительно превышающей размер убытков), очевидно пренебрегли, видимо, в расчете на судебное усмотрение как гарантию устранения несоразмерности ответственности последствиям нарушения.

Тем не менее компенсация является мерой гражданско-правовой ответственности, поскольку применяется (1) между юридически равными субъектами, (2) по требованию и в пользу потерпевшей стороны, (3) для защиты частного имущественного права потерпевшего, (4) имеет преимущественной целью возмещение имущественных потерь правообладателя (компенсаторная, восстановительная функция).

Компенсация позволяет упростить возмещение имущественных потерь правообладателя в условиях, когда их точный размер, а в некоторых случаях - даже факт несения убытков (например, когда контрафактные экземпляры распространяются на территории, где правообладатель их не распространяет) не может быть определен.

Конкретный размер в этих рамках суды устанавливают с учетом целого ряда факторов: характера допущенного нарушения, срока незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степени вины нарушителя, наличия ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятных убытков правообладателя <1>.

<1> См.: п. 43.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 6.

Нормативное регулирование компенсации в той части, в которой не исключается ее применение независимо от причиненных убытков, особых претензий и упреков не вызывает, поскольку позволяет обеспечить баланс интересов правообладателя и общества в целом (заинтересованного в защите интеллектуальной собственности как условии его развития) и соразмерность ответственности последствиям допущенного нарушения.

Как указал Конституционный Суд РФ, правовое регулирование, позволяющее взыскивать в пользу лица, чье исключительное право на объект интеллектуальной собственности было нарушено, компенсацию в размере, который может и превышать размер фактически причиненных ему убытков, нельзя признать мерой, несовместимой с основными началами гражданского законодательства, не исключающего, в частности, при определении ответственности за нарушение обязательств взыскание с должника убытков в полной сумме сверх неустойки (п. 1 ст. 394 ГК РФ) и предусматривающего в качестве одного из способов защиты нарушенных гражданских прав, помимо возмещения убытков, возможность установления законом или договором обязанности причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда (п. 1 ст. 1064 ГК РФ).

Конституционный Суд РФ также признал, что, вводя штрафную по своей природе ответственность за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, федеральный законодатель не только учитывал объективные трудности в оценке причиненных правообладателю убытков, но и руководствовался необходимостью - в контексте правовой политики государства по охране интеллектуальной собственности - общей превенции соответствующих правонарушений <1>.

<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П.

Однако ряд иных правил применения компенсации вызывает серьезные сомнения в их справедливости.

Прежде всего речь идет о заложенном в положениях ГК РФ механизме расчета компенсации, порождающем мультипликацию ответственности.

Так, при нарушении одним действием исключительных прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации.

Речь идет именно об используемых результатах интеллектуальной деятельности (средствах индивидуализации), а не о количестве материальных объектов, в которых выражен такой результат или такое средство. Например, в случае, когда на одну единицу товара нанесено несколько товарных знаков, количество нарушений определяется количеством использованных товарных знаков, а не единиц товара.

В результате одного действия нарушителя могут быть нарушены права на значительное количество объектов и, как следствие, многократное увеличение компенсации, даже рассчитываемой по минимальному размеру.

Экономические обоснования мультипликации компенсации, в отличие от расчетов, лежащих в основе базовых ставок компенсации, нигде не приводились. В результате практически утратилась связь с понесенными при нарушении исключительного права убытками в случае нарушения прав одновременно на несколько объектов, принадлежащих одному правообладателю.

На основании ранее действовавшей редакцией ГК РФ складывалась судебная практика, которая не допускала возможности выхода суда при установлении размера компенсации за пределы размера компенсации, установленного законом, в том числе снижения размера компенсации ниже минимальной суммы даже при малозначительном характере нарушения <1>. В разъяснениях высших судов также указывалось на недопустимость снижения компенсации ниже низшего предела, установленного в законе. Последнее ограничение, очевидно, было обусловлено необходимостью исключения ситуации, когда при наличии факта нарушения правообладатель будет лишен возможности возместить предполагаемый ущерб.

<1> См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 ноября 2010 г. N 10521/10.

Симптоматично, что одновременно возникла и обратная реакция: суды со ссылкой на ст. 10 ГК РФ начали отказывать во взыскании компенсации полностью или в части в ситуации, когда заявленная ко взысканию правообладателем сумма была, по их мнению, чрезмерно велика, а применение компенсации к нарушителю в заявленном минимальном размере - несправедливым.

В новой редакции п. 3 ст. 1252 ГК РФ предпринята попытка снять остроту проблемы: возможность снижения компенсации предусматривается для случаев, когда имеет место нарушение прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации и соответствующие права или средства принадлежат одному правообладателю.

Общий размер компенсации может быть снижен с учетом характера и последствий нарушения ниже пределов, установленных Кодексом, но не может составлять менее 50% суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.

Объяснить это решение законодателя можно только потребностью сохранить жесткую штрафную санкцию за нарушение интеллектуальных прав как меру прежде всего превентивную, призванную "охладить" потенциального нарушителя. Но в ситуации "умножения" ответственности становятся очевидными чрезмерность и несправедливость такой санкции, особенно в случаях явно незначительного характера нарушения, отсутствия вины нарушителя и т.д.

Именно это обстоятельство обусловило вывод Конституционного Суда РФ о том, что компенсация, начисленная за нарушение прав одним действием на несколько охраняемых объектов интеллектуальных прав, является штрафной по своему характеру и выполняет публичную функцию превенции <1>, что обусловливает необходимость применения к ней правил, предусматривающих необходимость учета степени вины, размера и характера причиненного ущерба, которые принимаются во внимание при применении мер государственного принуждения (публичного характера). Ссылка на функцию как основание применения принципов публично-правовой ответственности представляется ошибочной, поскольку позволяет ставить под сомнение конституционность всех норм гражданского законодательства, допускающих возможность взыскания санкций, применение которых не связано с убытками, особенно если они применяются независимо от вины нарушителя.

<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П.

Конституционный Суд РФ предлагает судам принимать во внимание при решении вопроса о снижении компенсации ниже минимального уровня (что возможно только в случаях, когда одновременно нарушены права на несколько охраняемых объектов) следующие обстоятельства:

Если с первым (размер убытков) и последним (по существу оценка характера вины) предлагаемыми критериями можно согласиться, то второй и третий (систематичность и связь с объемом предпринимательской деятельности) нехарактерны для гражданско-правовой ответственности, и обоснованность их использования требует серьезного дополнительного обсуждения.

Вопрос вызывает и позиция Конституционного Суда РФ в отношении того, на каких субъектов могут быть распространены выводы о возможности снижения компенсации. Суд распространяет их на индивидуальных предпринимателей, прямо исключая из-под их действия юридических лиц. По мнению Конституционного Суда РФ, "применение подобной санкции к нарушителю - юридическому лицу не приводит к непропорциональному вторжению в имущественную сферу его участников - физических лиц", но непропорциональность и несправедливость такого подхода были усмотрены в отношении индивидуального предпринимателя, поскольку это крайне негативно может сказаться на его жизненной ситуации.

Тем самым поставлен под сомнение принципиальный подход, закрепленный в целом ряде норм ГК РФ об ответственности, в соответствии с которым индивидуальный предприниматель приравнивается к юридическому лицу, осуществляющему предпринимательскую деятельность, поскольку речь идет о характере деятельности, а не о субъекте. Примененный аргумент - "последствия применения санкции даже при прекращении предпринимательской деятельности сохранятся для нарушителя" - с равным успехом можно положить в основу ревизии норм ГК РФ о договорной неустойке, где платежеспособность должника не учитывается в качестве основания снижения неустойки.

Вывод о несправедливости и неразумности положений, не допускающих снижения судом "мультиплицированной" компенсации ниже минимального размера, равным образом может быть распространен как на физических лиц (если ограничение снято для предпринимателей, то оно не может действовать для непредпринимателей), так и на юридических лиц (не осуществляющих предпринимательскую деятельность, поскольку они не могут отвечать по более строгим правилам, чем предприниматели, а осуществляющих предпринимательскую деятельность - поскольку все иные приведенные в Постановлении Конституционного Суда РФ доводы о принципах ответственности равным образом распространяются и на них).

Конституционный Суда РФ не поставил под сомнение правила ГК РФ о безвиновной ответственности в форме компенсации за нарушение интеллектуальных прав при осуществлении предпринимательской деятельности, но ограничил действие этого принципа для случаев "мультипликации" компенсации. Вместе с тем обоснованность отказа от принципа вины в рассматриваемых отношениях (где речь идет об особом случае деликта) требует отдельного обсуждения.

Содержащиеся в Постановлении Конституционного Суда РФ выводы должны быть отражены в законе, что может явиться поводом для ревизии положений ГК РФ о компенсации. В связи с этим хотелось бы рассмотреть ряд возможных предложений.

Для случаев нарушения одним действием прав на несколько объектов интеллектуальных прав можно предусмотреть специальные правила, которые ограничивали бы верхний предел "умноженной" ответственности в виде компенсации в твердой сумме, например теми же 5 млн руб.

Вместе с тем более простым решением было бы отказаться от самого порядка умножения ответственности, предусмотрев, что в случае нарушения прав одновременно на ряд объектов речь идет об одном нарушении, которое влечет применение компенсации за все нарушение в целом. При этом и нижний, и верхний пределы компенсации не требуют изменений.

Сумма такой компенсации позволяет покрыть возможные стандартные убытки правообладателя. Однако для этих случаев следовало бы устранить ограничение, исключающее возможность взыскивать убытки сверх суммы компенсации.

Предлагаемое изменение не отражает прямо содержащихся в Постановлении Конституционного Суда РФ предложений, сводящихся к необходимости учета целого ряда факторов для целей снижения компенсации за одновременное нарушение нескольких прав одного правообладателя. Однако буквальное закрепление в норме указанного подхода прогнозируемо превращает санкцию эффективную (простую в расчете, доказывании и возможность применения которой имеет яркий превентивный эффект) в санкцию крайне неэффективную (сложности доказывания, необходимость учета и отражения значительного количества факторов, прямо не указанных в законе).

В итоге сложность споров по своему характеру может превысить сложность споров о взыскании убытков, где законодатель снизил стандарты доказывания, и значительно увеличить судебные издержки сторон. Кроме того, само допущение снижения размера компенсации для определенных случаев может вызвать и волну снижения судами компенсации ниже низшего предела и в стандартных случаях однократного нарушения, что снизит ее воздействие и, скорее всего, повлечет спустя некоторое время ужесточение ответственности законодателем.

Вместе с тем, как мы видим, Министерство культуры РФ в предлагаемом проекте закона о внесении изменений в ГК РФ <1> останавливается именно на этом варианте, не вникая в суть регулируемых отношений.

<1> См.: проект федерального закона "О внесении изменений в статью 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации" // http://regulation.gov.ru/.

В силу особенностей объектов интеллектуальных прав - их нематериальной природы и возможности предельно быстрого воспроизведения и распространения контрафактных экземпляров произведений, фонограмм, контрафактных товаров, а также огромного количества латентных нарушений - для обеспечения конституционного требования о защите интеллектуальной собственности необходимо применение особых мер защиты интересов правообладателей, одной из которых является компенсация. Устранение неудачных элементов ее механизма позволит сохранить ее как элемент справедливой и эффективной защиты интеллектуальных прав.