Мудрый Юрист

Участие несовершеннолетних в наследственных правоотношениях: современные проблемы правового регулирования и пути их решения а.в. Тузаева-деркач

Тузаева-Деркач Арина Владимировна, аспирант кафедры гражданско-правовых дисциплин Российского нового университета.

В статье выделены существующие проблемы правового регулирования участия несовершеннолетних в наследственных правоотношениях, проведен критический анализ предлагающихся в научной литературе путей их решения, а также внесены новые предложения по совершенствованию действующего в данной сфере законодательства.

Ключевые слова: наследственные правоотношения, отказ от наследства, вступление в наследство, "лежачее" наследство, насцитурус, раздел наследства.

Participation of Juveniles in Inheritance Legal Relations: Contemporary Legal Regulation Problems and Solutions

A.V. Tuzaeva-Derkach

Tuzaeva-Derkach Arina V., Postgraduate Student of the Department of Civil and Legal Disciplines of the Russian New University.

The article highlights the existing problems of legal regulation of the participation of minors in the hereditary legal relationship, critical analysis offered in the scientific literature of their solutions, and there are new proposals for improving the existing in this area of the law.

Key words: hereditary relationship, refusal of the inheritance, entry into the inheritance, "lying" inheritance, nasciturus, partition of inheritance.

В современном мире все большее значение приобретает концепция гражданского общества и правового государства, где приоритетное значение имеют защита прав и свобод человека, его социальное и материальное благополучие. В ст. 35 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что право частной собственности охраняется законом, а право наследования гарантируется. Конституционные гарантии права наследования предполагают защиту этого права государством.

Немаловажную роль в формировании гражданского общества играет правовое регулирование участия несовершеннолетних в наследственных правоотношениях, так как оно в определенной степени решает задачу материального обеспечения наименее социально защищенных лиц. Несовершеннолетние, в силу их недостаточного психоэмоционального и физического развития, неспособны самостоятельно реализовывать свою наследственную правоспособность и нуждаются в повышенном внимании и защите со стороны государства.

Эффективная реализация принадлежащих несовершеннолетним прав и законных интересов связана с необходимостью решения целого ряда проблем правового регулирования.

Так, в качестве дополнительной гарантии защиты имущественных прав и законных интересов несовершеннолетних выступает норма п. 4 ст. 1157 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), в соответствии с которым несовершеннолетний наследник может отказаться от наследства только с предварительного разрешения органа опеки и попечительства. Однако в данной норме не делается различий между детьми, оставшимися без родительского попечения, и детьми, воспитывающимися в полных семьях. Другими словами, мнение родителей ребенка, считающих, что ему необходимо отказаться от принятия наследства, не является решающим для органов опеки и попечительства. Последнее обстоятельство представляется не вполне верным. Более того, законодатель проявляет тем самым изначальное недоверие к родителям детей и косвенно - к институту семьи в целом.

Нынешняя редакция п. 4 ст. 1157 ГК РФ, с одной стороны, призвана охранять наследственные права детей-сирот и детей, оставшихся без родительского попечения. С другой стороны, она создает неоправданные препятствия для участия в наследственных правоотношениях детей, имеющих живых родителей, не лишенных родительских прав. Тем самым, нарушается "презумпция добросовестности" родителей <1>.

<1> См.: Ростовцева Н.В., Сураев А.С. Особенности правового регулирования участия несовершеннолетних в наследственных правоотношениях // Наследственное право. 2012. N 4. С. 16.

Нельзя забывать и о том, что при наследовании происходит универсальное правопреемство: наследуется не только принимаемое в качестве наследства имущество, но и все имеющиеся в отношении него обязательства, в том числе и долги наследодателя (п. 1 ст. 1175, п. 2 ст. 1152 ГК РФ) <2>.

<2> См.: Абраменков М.С., Блинков О.Е. Модели приобретения наследства в наследственном праве зарубежных стран // Наследственное право. 2017. N 1. С. 3 - 6; Абраменков М.С., Блинков О.Е. Отказ от наследства в российском наследственном праве // Наследственное право. 2012. N 4. С. 25 - 29.

Учитывая всю сложность современного хозяйственного оборота и, соответственно, виды имущества и имущественных прав, которые может потенциально унаследовать несовершеннолетний, органы опеки и попечительства могут просто не разобраться во всех обстоятельствах складывающегося наследственного правоотношения, которые известны родителям наследника. Потом, если они не лишены родительских прав, значит, их действия априорно соответствуют интересам представляемых ими детей.

В связи с этим представляется необходимым изложить п. 4 ст. 1157 ГК РФ в следующей редакции: "Отказ от наследства в случае, когда наследником является оставшийся без родительского попечения несовершеннолетний, недееспособный или ограниченно дееспособный гражданин, допускается с предварительного разрешения органа опеки и попечительства".

Проблемной также является ситуация, когда законные представители несовершеннолетнего ребенка юридически не совершают необходимых действий для вступления в полагающееся ему наследство либо когда у ребенка нет законных представителей. При этом отказ от наследства они также не оформляют.

Другими словами, если момент открытия наследства и момент проявления наследниками своей воли на принятие наследства не совпадают во времени, в данный период возникает проблема принадлежности наследственной массы (проблема "лежачего" наследства (hereditas jacens)).

Действующее российское законодательство подходит к решению обозначенной проблемы следующим образом. Лицо, находившееся в момент открытия наследства в несовершеннолетнем возрасте, наделено правом принятия наследства по истечении установленного срока по правилам ст. 1155 ГК РФ, в частности по достижении им возраста совершеннолетия. Если этого не происходит и отсутствуют иные отвечающие требованиям закона наследники, имущество признается выморочным в порядке ст. 1151 ГК РФ. Особенности принятия наследства по истечении установленного срока установлены ст. 1155 ГК РФ.

Вместе с тем, безусловно, острыми остаются вопросы защиты "лежачего" наследства и прав несовершеннолетних наследников от неправомерных действий (бездействия) и притязаний со стороны третьих лиц, вопросы управления наследством до его принятия всеми наследниками и устранения ограничений, связанных с осуществлением приобретенных в наследстве прав на недвижимое имущество в случаях оставшихся "открытыми" долей в наследстве.

Применительно к ст. 1166 ГК РФ, регламентирующей правовую охрану интересов зачатого, но еще не родившегося наследника при разделе наследства <3>, необходимо обратить внимание на то, что современные вспомогательные репродуктивные технологии позволяют родить ребенка и по истечении 300 дней с момента смерти его биологического отца. Однако в тексте ст. 1166 ГК РФ сказано о "наличии зачатого, но еще не родившегося наследника". То есть данная норма предусматривает правовую охрану лишь детей, зачатых на момент открытия наследства.

<3> Подробно см.: Блинков О.Е. Раздел наследства в государствах - участниках Содружества Независимых Государств и стран Балтии // Адвокатская практика. 2009. N 4. С. 13 - 17; Блинков О.Е., Брючко Т.А. Отсрочка раздела наследства // Наследственное право. 2011. N 2. С. 24 - 27; Пестрикова А.А. Наследственные права и правовой статус эмбриона // Наследственное право. 2009. N 4. С. 20 - 22; Kirillova E.A., Suslikov V.N., Blinkova E.V., Blinkov O.E., Staroseltseva M.M. Contingent capability of a conceived child: civil law aspect // International Journal of Environmental and Science Education. 2016. T. 11. N 14. P. 6573 - 6580.

Неурегулированными в правовом отношении и дискуссионными в науке гражданского права остаются ситуации, когда на момент открытия наследства имеется лишь эмбрион человека - зародыш человека на стадии развития до восьми недель (ст. 2 Федерального закона от 20 мая 2002 г. N 54-ФЗ "О временном запрете на клонирование человека"), находящийся в условиях криоконсервации и помещенный в организм женщины после смерти отца ребенка.

По мнению О.А. Рузаковой, "с целью стабилизации гражданского оборота целесообразно во всех случаях использовать предусмотренную ст. 48 СК РФ презумпцию 300 дней - срока, необходимого для вынашивания женщиной зачатого ребенка" <4>. Данное предложение представляется неполным, так как его реализация не позволит снять всех проблем наследственного права, возникающих в связи с использованием современных репродуктивных технологий.

<4> Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к разделу V: Наследственное право / Б.М. Гонгало, Т.И. Зайцева, И.Е. Манылов и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2013. С. 195.

Необходимо обратить внимание на дополнительную категорию субъектов, которых можно признать насцитурусами, - детей наследодателя, которые были зачаты в течение шести месяцев (по аналогии со сроком, установленным для принятия наследства) после его смерти, при условии доказанности воли наследодателя на данное зачатие. При этом воля наследодателя на зачатие ребенка должна быть выражена четко, определенно и непосредственно (например, в его действиях по началу репродуктивной программы). В настоящее время лица, желающие выступить в качестве законных представителей ребенка и воспользоваться имеющимся генетическим материалом умершего, сталкиваются с проблемами неурегулированности данного вопроса в законодательстве, которое в качестве насцитуруса признает только детей, зачатых при жизни наследодателя.

В этой связи целесообразно поддержать Е.М. Журавлеву, которая предлагает изложить абз. 1 п. 1 ст. 1116 ГК РФ в следующей редакции: "К наследованию могут призываться граждане, находящиеся в живых в день открытия наследства, а также зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства, в том числе ребенок наследодателя, зачатый после его смерти в течение шести месяцев, при условии доказанности воли наследодателя на такое зачатие". Также необходимо дополнить ст. 1116 ГК РФ п. 3, изложив его в следующей редакции: "Лицо, зачатое при жизни наследодателя, либо выношенное суррогатной матерью, родившееся живым после открытия наследства, призывается к наследованию после смерти до его рождения одного из или обоих генетических родителей. К наследованию после смерти суррогатной матери и (или) ее родственников данное лицо не призывается" <5>.

<5> Журавлева Е.М. Статус насцитуруса в гражданском праве Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014. С. 8 - 10.

Интересным является и вопрос о наследственном статусе ребенка, выношенного суррогатной матерью, в случае смерти до его рождения одного или обоих генетических родителей. Он должен признаваться насцитурусом независимо от согласия суррогатной матери на запись генетических родителей в качестве отца и матери ребенка, а также независимо от условий договора суррогатного материнства. При этом, безусловно, ребенок, выношенный суррогатной матерью, не приобретает статус насцитуруса после смерти суррогатной матери и (или) ее родственников, поскольку не имеет кровного родства с ними. Для закрепления этого подхода следует дополнить ст. 1116 ГК РФ п. 3, изложив его в следующей редакции: "Лицо, зачатое при жизни наследодателя либо выношенное суррогатной матерью, родившееся живым после открытия наследства, призывается к наследованию после смерти до его рождения одного из или обоих генетических родителей. К наследованию после смерти суррогатной матери и (или) ее родственников данное лицо не призывается" <6>.

<6> Там же.

Применительно к ст. 1167 ГК РФ, предусматривающей необходимость уведомления органов опеки и попечительства о производимом с участием несовершеннолетнего разделе наследства, необходимо обратить внимание на следующую проблему. Она заключается в том, что сам по себе факт уведомления органов опеки и попечительства о предстоящем разделе наследственного имущества не обусловливает того, что данные органы будут каким-либо образом представлять интересы ребенка в подобном процессе.

Соответственно, правомерен вопрос о том, насколько тогда вообще целесообразно их уведомлять. Кроме того, эта норма не упоминает законных представителей данных лиц.

Следует согласиться с неоднократно высказывавшимися в научной литературе предложениями изменить данную норму. Наиболее оптимальным представляется изложить абз. 2 ст. 1167 ГК РФ в следующей редакции: "В целях охраны и защиты законных прав и интересов несовершеннолетних наследников в случае необходимости составления соглашения о разделе наследства или при рассмотрении в суде дела о разделе наследства такие дела должны рассматриваться с обязательным участием законных представителей (одного из них) указанных лиц; кроме того, по усмотрению суда такая категория дел может рассматриваться с участием представителя органов опеки и попечительства, которые должны быть уведомлены о предстоящем процессе своевременно" <7>.

<7> Летова Н.В. Ребенок как субъект наследственных правоотношений // Цивилист. 2010. N 4. С. 81; Ростовцева Н.В., Сураев А.С. Особенности правового регулирования участия несовершеннолетних в наследственных правоотношениях // Наследственное право. 2012. N 4. С. 16.

Необходимо обратить внимание и на то, что если в соглашении о разделе имущества участвуют в качестве самостоятельных наследников законные представители несовершеннолетних наследников, то они согласно п. 3 ст. 182 ГК РФ не вправе представлять интересы подопечных. Иначе это соглашение признается ничтожным (ст. 168 ГК РФ). На это указывается и в п. 3 ст. 37 ГК РФ. В подобных случаях представлять интересы несовершеннолетнего наследника могут иные лица по доверенности, либо орган опеки и попечительства может назначить представителя на время для совершения необходимых действий.

Кроме того, согласно п. 2 ст. 64 СК РФ родители не вправе представлять интересы своих детей, если органом опеки и попечительства установлено, что между интересами родителей и детей имеются противоречия. В случае разногласий между родителями и детьми орган опеки и попечительства обязан назначить представителя для защиты прав и интересов детей. Это может быть и представитель органа опеки и попечительства.

Однако ст. 1165 ГК РФ, предусматривающая производство раздела наследства по соглашению, закрепляет положение о применении к такому соглашению правил ГК РФ лишь о форме сделок и форме договоров.

Также достаточно спорным представляется установленный законодателем для несовершеннолетних в возрасте от 16 до 18 лет запрет завещать свое имущество. В этом возрасте несовершеннолетние уже имеют право поступать на работу, самостоятельно получать заработную плату, стипендию и т.д., распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами по своему усмотрению.

Если несовершеннолетнему будет предоставлена возможность распоряжаться своими доходами путем составления завещания, то этим не будут нарушены ни положения о дееспособности несовершеннолетних, ни юридическая природа завещания. Поэтому не вполне понятно, почему несовершеннолетний обладает правом передавать свое имущество по безвозмездной сделке дарения, но лишен права его завещать.

В этой связи целому ряду авторов представляется возможным предоставить несовершеннолетним право завещать денежные средства и имущество, источником накопления которых являются их личные заработки. При этом в отношении имущества и денежных средств, полученных несовершеннолетним иным путем (наследование, дарение и т.п.), несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет не должны обладать правом составлять завещательные распоряжения.

Данное предложение, в частности, высказывал с опорой на работы М.Ю. Барщевского С.П. Гришаев <8>. Н.В. Ростовцева и А.С. Сураев, ссылаясь на работу Я.Р. Веберса 1976 г., предлагали установить для несовершеннолетних, достигших возраста 14 лет, возможность завещать имущество, которым они вправе распоряжаться самостоятельно в силу ст. 26 ГК РФ <9>.

<8> См.: Гришаев С.П. Наследственное право: Учеб.-практ. пособ. М.: Проспект, 2011. С. 54.
<9> См.: Ростовцева Н.В., Сураев А.С. Особенности правового регулирования участия несовершеннолетних в наследственных правоотношениях // Наследственное право. 2012. N 4. С. 17.

А.Ю. Касаткина в защищенной в 2014 г. кандидатской диссертации дает следующую интерпретацию этому неоднократно выдвигавшемуся в научной литературе предложению. Данным автором "обоснована объективная необходимость наделения ребенка правом завещать наследство. Ребенок в возрасте до 14 лет осуществляет это право через законных представителей, органы опеки и попечительства и уполномоченного по правам ребенка в соответствующем субъекте РФ. Органы опеки и попечительства и уполномоченный по правам ребенка в соответствующем субъекте РФ дают совместное заключение на составление законными представителями завещания от имени ребенка. Ребенок в возрасте от 14 до 18 лет, не приобретший полную наследственную дееспособность, осуществляет это право в отношении своего наследства самостоятельно в нотариально удостоверенной форме. Нотариус, иное уполномоченное лицо при удостоверении такого завещания проверяют подлинную волю ребенка на составление завещания, а в случае необходимости - с привлечением специалистов" <10>.

<10> Касаткина А.Ю. Осуществление наследственных прав ребенка в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014. С. 11.

Также см.: Касаткина А.Ю. Осуществление наследственных прав ребенка, родившегося с применением вспомогательных репродуктивных технологий в Российской Федерации // Наследственное право. 2017. N 1. С. 41 - 44.

С этим предложением вряд ли можно согласиться, так как наделение детей в возрасте до 14 лет завещательной правоспособностью явно не соответствует уровню их психофизического развития. Достаточно сомнительной представляется и возможность реализации завещательной правоспособности несовершеннолетним через его законных представителей, органы опеки и попечительства и уполномоченного по правам ребенка или каких-либо иных "специалистов". Это противоречит самой юридической сути завещания как личной, тайной и самостоятельной односторонней сделки.

Более перспективным видится наделение несовершеннолетних завещательной правосубъектностью в полном объеме по достижении ими 16-летнего возраста. Данный подход в сравнении с признанием за несовершеннолетними более младшего возраста права совершения завещательного распоряжения, но с определенными ограничениями более оправдан по следующим основаниям. Во-первых, после вступления завещания в силу не возникнет необходимость выяснять происхождение имущества, а именно: приобретено ли оно на самостоятельные доходы, подарено, унаследовано и т.д. Во-вторых, снимается вопрос о возможности использовать в завещаниях несовершеннолетних традиционную формулировку: "Все мое имущество, какое ко дню моей смерти окажется мне принадлежащим, в чем бы таковое ни заключалось и где бы оно ни находилось, я завещаю..." <11>.

<11> Барков Р.А. Активная завещательная правосубъектность граждан России и государств - участников Содружества Независимых Государств: вопросы законодательства, теории и практики // Наследственное право. 2012. N 3. С. 40.

См. также: Барков Р.А., Блинков О.Е. Эволюция основных положений о завещании: общие тенденции и перспективы их унификации на постсоветском пространстве // Наследственное право. 2013. N 4. С. 41 - 47; Блинков О.Е., Барков Р.А. Завещательная правосубъектность в наследственном праве России и государств - участников Содружества Независимых Государств (сравнительно-правовой анализ): Монография. М.: ИГ "Юрист", 2013. 160 с.

Таким образом, современное состояние правового регулирования участия несовершеннолетних в наследственных правоотношениях далеко от совершенства и нуждается в целом ряде приведенных выше изменений и дополнений. Так, в частности, необходимо: решить вопросы защиты "лежачего" наследства и прав несовершеннолетних наследников от неправомерных действий (бездействия) и притязаний со стороны третьих лиц; регламентировать права наследников, зачатых с использованием вспомогательных репродуктивных технологий, после смерти наследодателя; более четко регламентировать процедуру уведомления органов опеки и попечительства о производимом с участием несовершеннолетнего разделе наследства; расширить круг лиц, обладающих активной завещательной правосубъектностью наследодателей, за счет включения в него несовершеннолетних, достигших 16-летнего возраста.

Литература

  1. Абраменков М.С., Блинков О.Е. Модели приобретения наследства в наследственном праве зарубежных стран // Наследственное право. 2017. N 1. С. 3 - 6.
  2. Абраменков М.С., Блинков О.Е. Отказ от наследства в российском наследственном праве // Наследственное право. 2012. N 4. С. 25 - 29.
  3. Барков Р.А. Активная завещательная правосубъектность граждан России и государств - участников Содружества Независимых Государств: вопросы законодательства, теории и практики // Наследственное право. 2012. N 3. С. 38 - 44.
  4. Барков Р.А., Блинков О.Е. Эволюция основных положений о завещании: общие тенденции и перспективы их унификации на постсоветском пространстве // Наследственное право. 2013. N 4. С. 41 - 47.
  5. Блинков О.Е. Раздел наследства в государствах - участниках Содружества Независимых Государств и стран Балтии // Адвокатская практика. 2009. N 4. С. 13 - 17.
  6. Блинков О.Е., Барков Р.А. Завещательная правосубъектность в наследственном праве России и государств - участников Содружества Независимых Государств (сравнительно-правовой анализ): Монография. М.: ИГ "Юрист", 2013. 160 с.
  7. Блинков О.Е., Брючко Т.А. Отсрочка раздела наследства // Наследственное право. 2011. N 2. С. 24 - 27.
  8. Гришаев С.П. Наследственное право: Учеб.-практ. пособ. М.: Проспект, 2011. 184 с.
  9. Журавлева Е.М. Статус насцитуруса в гражданском праве Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014. 28 с.
  10. Касаткина А.Ю. Осуществление наследственных прав ребенка в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014. 22 с.
  11. Касаткина А.Ю. Осуществление наследственных прав ребенка, родившегося с применением вспомогательных репродуктивных технологий в Российской Федерации // Наследственное право. 2017. N 1. С. 41 - 44.
  12. Летова Н.В. Ребенок как субъект наследственных правоотношений // Цивилист. 2010. N 4. С. 77 - 82.
  13. Пестрикова А.А. Наследственные права и правовой статус эмбриона // Наследственное право. 2009. N 4. С. 20 - 22.
  14. Ростовцева Н.В., Сураев А.С. Особенности правового регулирования участия несовершеннолетних в наследственных правоотношениях // Наследственное право. 2012. N 4. С. 11 - 17.
  15. Kirillova E.A. Contingent capability of a conceived child: civil law aspect / E.A. Kirillova, V.N. Suslikov, E.V. Blinkova, O.E. Blinkov, M.M. Staroseltseva // International Journal of Environmental and Science Education. 2016. T. 11. N 14. P. 6573 - 6580.