Мудрый Юрист

Об эфемерных юридических лицах по Российскому законодательству (на примере компаний, образуемых в процессе совмещенной реорганизации)

Нуждин Тарас Анатольевич, соискатель ученой степени кандидата юридических наук Санкт-Петербургского государственного университета.

Начальник отдела по претензионно-исковой работе Западно-Сибирского филиала ООО "Буровая компания "Евразия".

Автор родился 27 ноября 1982 г. в г. Благовещенске Амурской области.

В 2004 г. окончил юридический факультет Амурского государственного университета.

Имеет 36 научных публикаций в ведущих юридических изданиях, таких как, "Административное право", "Арбитражные споры" (ФАС Северо-Западного округа), "Хозяйство и право", "Право и экономика", "Право и политика", "Предпринимательское право", "Евразийский юридический журнал", "Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики", "Право и жизнь", "Гражданин и право", "Право. Журнал Высшей школы экономики", "Современная наука"; "Проблемы права", "Законодательство и экономика"; "Российский ежегодник предпринимательского (коммерческого) права"; "Материалы научных чтений памяти профессора С.Н. Братуся" (Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации), "Право.by" (Беларусь).

Сфера научных интересов: гражданское право; корпоративное право; арбитражный процесс; проблемы правового регулирования деятельности юридических лиц; вопросы энергетического права.

Награжден Благодарностью главы города Райчихинска В.Т. Шумилова "За заслуги в трудовой деятельности" (2009 г.) и Почетной грамотой Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности (г. Москва) "За активную и многолетнюю работу по защите профессиональных, социально-трудовых прав членов профсоюза" (2010 г.).

В настоящей статье автор исследует феномен эфемерных юридических лиц, образуемых на промежуточных этапах совмещенной реорганизации. Делается вывод, что указанные компании являются квазиюридическими лицами, так как, имея формальные признаки юридического лица, не являются ими в силу цели своего создания, содержания действий и места в гражданско-правовом обороте. Автор также приходит к выводу, что данные организации не должны иметь собственных органов управления в силу того, что весь цикл ее деятельности опосредован решением собрания первоначально реорганизуемого юридического лица, участники которого и определяют сегмент управления и деятельности эфемерных компаний.

Ключевые слова: юридические лица, корпорации, эфемерные юридические лица, совмещенная реорганизация, смешанная реорганизация, комбинированная реорганизация.

On the ephemeral legal entities under Russian law (on the example of companies formed in the process of combined reorganization)

T.A. Nuzhdin

The article deals with the authors investigation of the phenomenon of ephemeral legal entities formed at the intermediate stages of a combined reorganization. It is concluded that these companies are quasi-legal entities, since they have formal characteristics of a legal entity, they are not, by virtue of the purpose of their creation, the content of actions and the place in the civil-legal turnover. The author also comes to the conclusion that these organizations should not have their own governing bodies due to the fact that the entire cycle of its activities is mediated by the Decision of the meeting of the initially reorganized legal entity whose participants determine the segment of management and activity of ephemeral companies.

Key words: legal entities, corporations, ephemeral legal entities, combined reorganization, mixed reorganization, comprehensive reorganization.

В соответствии с п. 1 ст. 48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Таким образом, действующее гражданское законодательство, основываясь на выработанных доктриной подходах, устанавливает следующие обязательные признаки, которым должно соответствовать любое юридическое лицо. Итак, юридическое лицо должно:

<1> Указанные признак не является универсальным, так как абз. 2 п. 1 ст. 56 ГК РФ определяет, что особенности ответственности казенного предприятия и учреждения по своим обязательствам определяются правилами абзаца третьего пункта 6 статьи 113, пункта 3 статьи 123.21, пунктов 3 - 6 статьи 123.22 и пункта 2 статьи 123.23 Кодекса, а особенности ответственности религиозной организации определяются правилами пункта 2 статьи 123.28 настоящего Кодекса. В частности, п. 2 ст. 123.28 ГК РФ предусматривает, что на принадлежащее религиозным организациям имущество богослужебного назначения не может быть обращено взыскание по требованиям их кредиторов. Перечень такого имущества определяется в порядке, установленном законом о свободе совести и о религиозных объединениях.<2> Учредительным документом хозяйственных товариществ является учредительный договор, к которому применяются правила об уставе юридического лица. Государственная корпорация, в свою очередь, действует на основе федерального закона о такой государственной корпорации.

Приведенные выше признаки являются классическими в понимании правосубъектности юридического лица. Вместе с тем классические постулаты не всегда срабатывают на практике, когда некоторые организации формально, являясь юридическими лицами, фактически являются аморфными и эфемерными образованиями. Здесь мы не имеем в виду огромное количество фирм-однодневок, заполнивших российское правовое пространство, так как данное негативное явление - это не вопрос права как такового, а проблема культуры добросовестного поведения в гражданско-правовых отношениях, чего, увы, нашим предпринимательских структурам никогда не хватало.

В настоящей же статье мы попытаемся раскрыть правосубъектность промежуточных юридических лиц, образуемых в ходе так называемой совмещенной реорганизации, как пример законного и добросовестного поведения участников гражданского оборота, но что, по итогам нашего исследования, заставит усомниться в догматических конструкциях юридического лица как такового.

Но перед рассмотрением характеристики данных организаций необходимо понять сущность категории, которую они опосредуют - категории совмещенной реорганизации.

Как известно, вплоть до 2014 года Гражданский кодекс Российской Федерации признавал только пять форм реорганизации: слияние, присоединение, разделение, выделение и преобразование. Каких-либо иных форм, равно как и их сочетания, вплоть до 2006 года российское законодательство не знало.

Тем революционней казалось введение в 2006 году в Федеральный закон "Об акционерных обществах" ст. 19.1, в соответствии с пунктом 1 которой решением общего собрания акционеров общества о реорганизации общества в форме его разделения или выделения может быть предусмотрено в отношении одного или нескольких обществ, создаваемых путем реорганизации в форме разделения или выделения, положение об одновременном слиянии создаваемого общества с другим обществом или другими обществами либо об одновременном присоединении создаваемого общества к другому обществу <3>.

<3> Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (ред. от 03.07.2016) // СЗ РФ. 01.01.1996. N 1. Ст. 1.

Таким образом, впервые в отечественном законодательстве стало возможным сочетание различных форм реорганизации - разделения, выделения, слияния и присоединения, пускай только и в отношении акционерных обществ.

Такая реорганизация в литературе получила название совмещенной, так как в ней происходит совмещение различных форм реорганизаций, установленных действующим законодательством.

Еще дальше пошел законодатель в период масштабного реформирования Гражданского кодекса РФ, когда ст. 57 ГК РФ претерпела существенные изменения.

Новая редакция п. 1 ст. 57 ГК РФ установила, что реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) может быть осуществлена по решению его учредителей (участников) или органа юридического лица, уполномоченного на то учредительным документом; при этом допускается реорганизация юридического лица с одновременным сочетанием различных ее форм (уже упомянутая выше совмещенная реорганизация), а также допускается реорганизация с участием двух и более юридических лиц, в том числе созданных в разных организационно-правовых формах, если Кодексом или другим законом предусмотрена возможность преобразования юридического лица одной из таких организационно-правовых форм в юридическое лицо другой из таких организационно-правовых форм (смешанная реорганизация).

Таким образом, новеллами Гражданского кодекса РФ явилось то, что совмещенная реорганизация теперь применяется не только к акционерным обществам, но и в отношении других юридических лиц. Кроме того, в ГК РФ впервые в отечественном законодательстве появилась новая категория смешанной реорганизации, ранее неизвестная российскому праву.

Буквальный смысл ст. 57 ГК РФ также позволяет сделать вывод, что законодатель прямо не запрещает и сочетание смешанной и совмещенной реорганизации, которое мы условно назовем комплексной реорганизацией.

Смешанная, совмещенная и комплексная реорганизации вместе представляют обобщенное понятие, которое мы условно назовем как "комбинированная реорганизация".

Институт комбинированной реорганизации (смешанной, совмещенной и комплексной) еще требует своего дальнейшего исследования, поэтому важно понять, что это: некоторая особая "гибридная форма" реорганизации или все же способ ее проведения?

По нашему мнению, совмещенная реорганизация не может являться особой формой, так как все формы перечислены в ст. 57 ГК РФ, а их сочетание, в отличие от сочетания разных цветов, не может образовывать отдельной особой формы, тем более, что таких сочетаний может быть множество и выделять каждое сочетание в качестве отдельной формы представляется безосновательным, учитывая, что и само словосочетание "сочетание форм" предполагает активный процесс взаимодействия разных составляющих, но никак не существование "сочетания" в качестве отдельного структурного элемента. То же самое можно сказать о смешанной реорганизации - участие в реорганизации юридических лиц различных организационно-правовых форм не образует новой формы, которую не знает ГК РФ.

В таком понимании как совмещенная, так и смешанная реорганизация представляют собой не форму, а способ проведения реорганизации, представляющий собой систему действий, применяемых при осуществлении многоступенчатого процесса в целом. Указанное понимание существа смешанной и совмещенной реорганизации корреспондирует и научному пониманию "способа", под которым понимают действие или систему действий, применяемых при исполнении какой-нибудь работы, при осуществлении чего-нибудь <4>.

<4> Толковый словарь Ожегова // http://ozhegov-online.ru/slovar-ozhegova/sposob/33221/ (дата обращения: 19.04.2017).

Особый научный интерес для нас в контексте нашего исследования представляет способ совмещенной реорганизации, при котором на определенных этапах реорганизационных процедур образуются эфемерные юридические лица, которые фактически так и не включаются в гражданско-правовой оборот, например, при разделении акционерного общества (назовем его компания A) образуются компания B и компания C, при этом компания C, одновременно со своим созданием, присоединяется к компании D, образуя с ней в итоге единую экономическую оболочку. Но что же представляет собой данная компания с точки зрения гражданского законодательства? Является ли она юридическим лицом, а если является, все ли требования по созданию такой организации путем реорганизации должны быть применены и к данной компании-фикции? <5>.

<5> См. значение термина "эфемерный" как "мнимый призрачный, нереальный" // Толковый словарь Ожегова // http://ozhegov-online.ru/slovar-ozhegova/efemernyj/39816/ (дата обращения: 19.04.2017).

Попытаемся разобраться в поставленных нами вопросах, тем более, что в литературе указанным вопросам какого-либо внимания не уделено вовсе.

Анализ признаков юридического лица, рассмотренных нами в начале нашего исследования, показывает, что они, за исключением, пожалуй, только первого и шестого (регистрация в соответствующей организационно-правовой форме и устава в качестве учредительного документа), в юридических лицах, образованных на промежуточном этапе совмещенной реорганизации, либо отсутствуют вовсе, либо не могут быть выявлены вследствие слишком короткого существования данного юридического лица.

Во-первых, обособленное имущество за данным юридическим лицом не закрепляется и практически одномоментно с его созданием переходит к своему последующему правопреемнику.

Во-вторых, возможность приобретать и осуществлять гражданские права у такого юридического лица подчиняется только одной итоговой цели - пройти последующий или заключительный этап совмещенной реорганизации с целью создания нового юридического лица. Данное юридическое лицо не планирует заниматься какой-либо хозяйственной деятельностью в соответствии с присваиваемыми кодами ОКВЭД <6>.

<6> "ОК 029-2014 (КДЕС Ред. 2). Общероссийский классификатор видов экономической деятельности" (утв. Приказом Росстандарта от 31.01.2014 N 14-ст).

Как известно, юридические лица существуют без ограничения срока их действия, если иное специально не будет оговорено учредительными документами организации.

Юридические лица, образуемые на промежуточных этапах совмещенной реорганизации, как раз представляют собой такие корпорации, которые создаются на определенный срок, и этот срок включает в себя период промежуточного этапа реорганизации (к примеру, от образования созданного в порядке разделения юридического лица до его присоединения к другому). Соответственно в учредительных документах таких юридических лиц в обязательном порядке должен быть прописан срок, на которые данные организации создаются.

В-третьих, возможность созданных "эфемерных" юридических лиц выступать истцом и ответчиком в суде возможна только юридически, тогда как фактически реализовать соответствующее право у организации просто невозможно вследствие слишком ограниченного периода времени, на которое юридическое лицо создается.

Принимая во внимание цель, ради которой создается такая организация, отсутствие хозяйственной деятельности, практически одномоментный срок создания и прекращения, представляется, что судебные споры в ее отношении будут невозможны в принципе.

В-четвертых, наиболее важный момент, на который хотелось бы обратить внимание, заключается в необходимости создания органов такого "эфемерного" юридического лица. Как нам представляется, это излишне в силу нижеследующего.

Согласно п. 1 ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительным документом.

Вместе с тем, в п. 2 ст. 53 ГК РФ сказано, что в предусмотренных Кодексом случаях юридическое лицо может приобретать гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности через своих участников.

Участниками эфемерного юридического лица являются те же лица, которые являются участниками первоначально реорганизуемой организации. Соответственно именно эти участники формируют волю и волеизъявления данной эфемерной корпорации.

Какова практическая и теоретическая необходимость формирования в данных органах общего собрания, совета директоров, исполнительного органа, ревизионной комиссии, если такая компания просуществует небольшой промежуток времени и не будет иметь даже собственной печати, не говоря о других существенных элементах, характерных для организаций?

Сам порядок создания и прекращения деятельности указанного юридического лица определяется решением общего собрания реорганизуемого юридического лица, а не собственным решением.

Кроме того, как следует из п. 4 ст. 60.1 ГК РФ, лица, недобросовестно способствовавшие принятию признанного судом недействительным решения о реорганизации, обязаны солидарно возместить убытки участнику реорганизованного юридического лица, голосовавшему против принятия решения о реорганизации или не принимавшему участия в голосовании, а также кредиторам реорганизованного юридического лица. Солидарно с данными лицами, недобросовестно способствовавшими принятию решения о реорганизации, отвечают юридические лица, созданные в результате реорганизации на основании указанного решения. Если решение о реорганизации юридического лица принималось коллегиальным органом, солидарная ответственность возлагается на членов этого органа, голосовавших за принятие соответствующего решения.

Принимая во внимание, что цепочка совмещенной реорганизации сводится к образованию итоговой корпорации, а не рассматриваемой нами промежуточной компании, исходя из буквального толкования п. 4 ст. 60.1 ГК РФ, какую-либо солидарную ответственность данное лицо нести не будет. Такую ответственность будет нести компания, созданная в результате совмещенной реорганизации, впоследствии признанной незаконной, так как на момент признания реорганизации недействительной промежуточное юридическое лицо не будет правосубъектно в силу прекращения своей деятельности.

Более интересным представляется вопрос о применении к созданному промежуточному юридическому лицу правовых последствий, установленных ст. 60.2 ГК РФ ("признание реорганизации несостоявшейся").

Как следует из п. 1 ст. 60.2 ГК РФ, суд по требованию участника корпорации, голосовавшего против принятия решения о реорганизации этой корпорации или не принимавшего участия в голосовании по данному вопросу, может признать реорганизацию несостоявшейся в случае, если решение о реорганизации не принималось участниками реорганизованной корпорации, а также в случае представления для государственной регистрации юридических лиц, создаваемых путем реорганизации, документов, содержащих заведомо недостоверные данные о реорганизации.

Следовательно, признание реорганизации несостоявшейся опять отсылает к действиям/бездействию органов реорганизуемого юридического лица (при непринятии ими решения о реорганизации и в случае представления ими же заведомо недостоверных данных о реорганизации).

Пунктом 2 ст. 60.2 ГК РФ установлены правовые последствия признания реорганизации несостоявшейся:

  1. восстанавливаются юридические лица, существовавшие до реорганизации, с одновременным прекращением юридических лиц, созданных в результате реорганизации, о чем делаются соответствующие записи в Едином государственном реестре юридических лиц;
  2. сделки юридических лиц, созданных в результате реорганизации, с лицами, добросовестно полагавшимися на правопреемство, сохраняют силу для восстановленных юридических лиц, которые являются солидарными должниками и солидарными кредиторами по таким сделкам;
  3. переход прав и обязанностей признается несостоявшимся, при этом предоставление (платежи, услуги и т.п.), осуществленное в пользу юридического лица, созданного в результате реорганизации, должниками, добросовестно полагавшимися на правопреемство на стороне кредитора, признается совершенным в пользу управомоченного лица. Если за счет имущества (активов) одного из юридических лиц, участвовавших в реорганизации, исполнены обязанности другого из них, перешедшие к юридическому лицу, созданному в результате реорганизации, к отношениям указанных лиц применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60). Произведенные выплаты могут быть оспорены по заявлению лица, за счет средств которого они были произведены, если получатель исполнения знал или должен был знать о незаконности реорганизации;
  4. участники ранее существовавшего юридического лица признаются обладателями долей участия в нем в том размере, в котором доли принадлежали им до реорганизации, а при смене участников юридического лица в ходе такой реорганизации или по ее окончании доли участия участников ранее существовавшего юридического лица возвращаются им по правилам, предусмотренным пунктом 3 статьи 65.2 ГК РФ.

Вместе с тем, признание реорганизации несостоявшейся каких-либо правовых последствий, указанных в ст. 60.2 ГК РФ в отношении эфемерных юридических лиц, не влечет, так как:

  1. восстанавливаются юридические лица, существовавшие до реорганизации, а не в ходе ее проведения (последствие N 1). Аналогично и четвертое правовое последствие - корпоративный контроль восстанавливается в отношении первоначального юридического лица, а не промежуточного;
  2. какие-либо сделки эфемерное юридическое лицо просто-напросто не успевает совершить, так как цель существования данной организации сводится к проведению определенного этапа реорганизационных процедур (последствие N 2). Аналогично и правовое последствие N 3 невозможно в совмещенных реорганизациях ввиду отсутствия какой-либо хозяйственной деятельности эфемерной корпорации.

Анализ рассмотренных нами позиций позволяет утверждать, что какой-либо воли и волеизъявления со стороны органов промежуточной корпорации в ходе осуществления совмещенной реорганизации не требуется в силу того, что данная воля и волеизъявление совершаются органами реорганизованного юридического лица. Равно как и правовые последствия в отношении промежуточной корпорации отсутствуют.

При такой ситуации считаем, что наличие у промежуточного юридического лица каких-либо органов бессмысленно и нецелесообразно. Все юридически значимые действия этих органов осуществляются его участниками в соответствии с п. 2 ст. 53 ГК РФ.

В-пятых, вопрос об адресе местонахождения (юридическом адресе). Его наличие, как и наличие устава, представляет собой необходимость в силу публичной достоверности самой процедуры реорганизации (так как любое, даже эфемерное юридическое лицо должно где-то находиться). На практике данный адрес может совпадать с адресом как реорганизованного, так и реорганизуемого лица либо совпадать только с адресом реорганизованного, если участники реорганизуемой компании приняли решение его изменить. В любом случае указанный момент должен быть прописан в решении о реорганизации и, по большому счету, представляет собой юридическую фикцию.

Таким образом, указанные позиции позволяют нам определить эфемерные юридические лица, образуемые на промежуточных этапах совмещенной реорганизации в качестве квазиюридических лиц, которые, являясь юридическими лицами по формальным признакам, не являются ими по содержанию своих действий и месту в гражданско-правовом обороте. Целью деятельности такого юридического лица является исключительно реорганизация его самого. Создание таких компаний, исходя из существа совмещенной реорганизации как способа ее проведения, представляет собой не образование нового субъекта гражданского права, а является промежуточным этапом оптимизации экономической деятельности реорганизуемой компании (на что в целом и направлена цель совмещенной реорганизации). Поэтому, учитывая данные обстоятельства, в отношении таких организаций, по нашему мнению, необходимо на законодательном уровне установить некоторые исключения из общих требований к созданию юридического лица посредством реорганизации в части необходимости создания органов корпоративного управления, так как юридическое лицо, не являющееся таковым, реально попросту не нуждается в каком-либо управлении.

Библиографический список

  1. Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (ред. от 03.07.2016) // СЗ РФ. 01.01.1996. N 1. Ст. 1.
  2. Толковый словарь Ожегова // http://ozhegov-online.ru/slovar-ozhegova/sposob/33221/ (дата обращения: 19.04.2017).
  3. См. значение термина "эфемерный" как "мнимый призрачный, нереальный" // Толковый словарь Ожегова // http://ozhegov-online.ru/slovar-ozhegova/efemernyj/39816/ (дата обращения: 19.04.2017).
  4. "ОК 029-2014 (КДЕС Ред. 2). Общероссийский классификатор видов экономической деятельности" (утв. Приказом Росстандарта от 31.01.2014 N 14-ст).