Мудрый Юрист

Защита потребителей в виртуальном пространстве

Микаэл Дашян, юрист.

Вопросы, связанные с правовым обеспечением защиты прав потребителя в сфере информационно - коммуникационных технологий (в частности, в сети Интернет), вызывают много споров. Россия пока только подходит к постановке этой, безусловно, важной проблемы.

Общество потребителей против "Майкрософт"

Законодательство о защите прав потребителей всегда становилось камнем преткновения для крупных производителей. Яркий пример тому - судебное разбирательство между Обществом защиты прав потребителей "Альтернатива" и американской корпорацией "Microsoft Corporation".

Истец обратился в Октябрьский районный суд г. Омска в интересах Галахова Ю.И. и неопределенного круга потребителей с иском о защите прав потребителей в программных продуктах. Основанием для обращения в суд послужили претензии третьего лица (Галахова Ю.И.) к качеству программного продукта "Microsoft Office 97" американской корпорации "Microsoft Corporation" и несогласие с содержанием и процедурой заключения лицензионного соглашения.

Из материалов дела следует, что Галахов Ю.И. приобрел программные продукты в Москве на Царицынском рынке, а обнаружил дефекты только в Омске. Претензия, посланная на адрес представителя изготовителя программного продукта в России, вернулась обратно, что в совокупности повлекло для него крупные материальные потери, в частности необходимость приобретения принтера, а также "непоправимый моральный ущерб, формирование мнения о нем как о необязательном человеке".

В иске Общество в интересах неопределенного круга потребителей просило признать неправомерным: предоставление недостоверной информации об адресе представительства; представление части сопроводительной информации на иностранном языке; порядок заключения лицензионного соглашения; подмену в лицензионном соглашении права собственности на право пользования; лицензионное соглашение и гарантийные обязательства в части ограничения ответственности изготовителя при ненадлежащем качестве программного продукта. А также признать, что изготовитель несет ответственность перед потребителем в соответствии с законодательством РФ о защите прав потребителей независимо от отношений между продавцом и изготовителем и условий продажи продавцом программного продукта.

Разбирательство проводилось в отсутствие ответчика, извещенного дважды, но в суд не явившегося. Поскольку были основания предполагать, что в лицензионном соглашении был указан недостоверный адрес ответчика, суд сделал вывод об умышленном укрывательстве представительства от потребителя. В силу этого сочли возможным предъявить требования непосредственно головной корпорации.

Из решения следует, что перед судебным заседанием от российского представительства ответчика в адрес Галахова Ю.И. поступило письмо, из которого следовало, что ответчик является изготовителем данной продукции, а следовательно, он является надлежащей стороной по делу.

Заочным решением Октябрьского районного суда г. Омска от 30 июня 1998 г. N 2-4099/98 иск был удовлетворен в полном объеме.

Обратимся к некоторым выводам суда:

а) отсутствие лицензионного соглашения и цены приобретения программного продукта позволяет сделать заключение, что данная копия изготовлена без согласия и участия изготовителя "Microsoft Office 97", т.е. с нарушением авторских прав ответчика. Однако это обстоятельство, по мнению суда, не является препятствием для отказа в защите прав потребителя, т.к. "одна цена товара не может дать однозначный ответ для потребителя, что продается нелегальная копия, а принятый порядок заключения лицензионного соглашения позволяет установить данный факт только после приобретения программного продукта (при инсталляции программы на компьютер)";

б) в данном случае имело место приобретение единичной копии на материальном носителе для использования в личных целях без претензии на авторские права, т.е. приобретение по договору купли - продажи. Потребитель, приобретая программный продукт, не знал и не мог знать, что приобретает нелегальную копию, т.к. данный факт косвенно выявляется только при инсталляции программного продукта на компьютер и при наличии специальных знаний в правовой сфере. Таким образом, покупатель программного продукта является добросовестным приобретателем с правами, предусмотренными ст. ст. 302 и 393 ГК РФ;

в) из анализа сопроводительных документов к программному продукту видно, что часть текста изложена на иностранных языках, что вводит потребителя в заблуждение и противоречит ст. 10 Закона;

г) принятая ответчиком процедура заключения лицензионного соглашения после совершения сделки по купле - продаже программного продукта предоставляет возможность продажи нелегальной копии, следовательно, ответчик также несет за это ответственность и предъявление к нему исковых требований правомерно;

д) процедура заключения лицензионного соглашения после купли - продажи (посредством инсталляции) ущемляет права потребителя тем, что противоречит ГК РФ (ст. ст. 455, 493), и не может служить основанием для регулирования отношений между потребителем и изготовителем. Это ведет к повышению вероятности получения потребителем нелегальной копии, что подтверждается настоящим делом;

е) ответчик имеет право предъявления регрессных требований к продавцу программных продуктов при ущемлении его прав продавцом и т.д.

Еще неизвестно, как завершилось бы дело в случае квалифицированной подачи возражений на иск - ведь суд не исключает контрафактности спорного программного обеспечения. К тому же решение было вынесено заочно, и позиция ответчика осталась неизвестна (при этом письменно подтвердившего свое авторство на спорный программный продукт).

Общества защиты прав потребителей в виртуальном пространстве

Несмотря на то, что рассмотренный пример судебного разбирательства относится не к сфере Интернета, а к более широкой сфере информационно - коммуникационных технологий (ИКТ), он очень показателен. Есть все основания предполагать, что подобные споры могут возникать вокруг распространения программного обеспечения в сети, электронной коммерции в Интернете, телемедицины, открытого образования и т.д.

В юридической среде в последнее время обсуждается проблема необходимости организации движения по защите прав потребителей в сфере информационных технологий. Например, С. Середа отмечает два пути развития такого движения:

  1. открытие направления на ИКТ в уже существующих движениях и организациях по защите прав потребителей;
  2. создание специального для ИКТ движения <*>.
<*> Середа С. О необходимости защиты потребителя в сфере информационных технологий. http://www.russianlaw.net/law/doc/

Полностью признавая необходимость данного процесса, хотелось бы остановиться на некоторых правовых проблемах.

Во-первых, активная деятельность подобных организаций потребителей может привести к резкому увеличению обращений в суд с требованиями от неопределенного круга лиц. Это может (принимая во внимание спорность существующих отношений и пробелы в законодательстве) существенно затормозить работу как судейского корпуса, так и организаций, осуществляющих деятельность в Интернете (или в сфере информационно - коммуникационных технологий, например, в сфере мобильной торговли).

Во-вторых, могут возникнуть споры при определении легитимности проверок обществ защиты прав потребителей. Действующее законодательство, предоставляя организациям по защите прав потребителей возможность осуществлять проверки, не устанавливает регламент их проведения. В то же время МАП РФ, имеющий право официального разъяснения вопросов применения законодательства в области защиты прав потребителей, в информационных письмах поясняет необходимость соблюдения ряда требований для таких организаций (запрет требования предоставления документов и проверки хозяйственной деятельности, предоставление организацией по защите прав потребителей распорядительного документа, копии устава и т.д.) <*>. Поэтому многие проверки, проводимые обществами по защите прав потребителей, в "реальном" мире могут быть признаны недействительными, не говоря уже о "виртуальном" киберпространстве.

<*> Данная позиция МАП РФ отражена в ответе на запрос N СД/9633 от 02.07.2002 и в ряде иных ответов на запросы, связанные с судебными спорами о защите прав потребителей.

Современный Интернет - не только средство массовой коммуникации, но и особая среда, в которой практически невозможно в полной мере осуществлять правовое регулирование, подобное регулированию в "естественной" социальной среде. Причиной выступают такие факторы, как: сверхскоростная передача данных, транснациональность (выход за пределы национальных границ), технологии пакетной коммутации и т.д. Но это говорит не об ирреальности юридизации отношений в Интернете, а всего лишь о необходимости выработки в ряде правоотношений (таких, как защита прав потребителя, реклама, международный информационный обмен и др.) новых механизмов правового регулирования и саморегулирования (особенно на данном этапе в сфере электронной коммерции).

Действующее законодательство о защите прав потребителей требует значительной корректировки, приведения его в соответствие со сложившимися реалиями в сфере информационно - коммуникационных технологий. Нормы законодательства о защите прав потребителей не должны носить характер "административных барьеров" на пути развития информационных технологий, а должны выступать эффективным средством защиты потребителей, способствовать вхождению нашего государства в мировое информационное сообщество.