Мудрый Юрист

Ущерб как элемент экономического преступления

А. Горелов, докторант ВНИИ МВД РФ, кандидат юридических наук.

Законодатель нередко использует при описании составов экономических преступлений термин "ущерб", выражая им такие признаки, которые большинство ученых справедливо относят к категории оценочных. Отступление от этого правила сделано лишь дважды: в примечаниях к ст. ст. 185 и 260 УК РФ ущерб (крупный, значительный) требуется исчислять, тогда как обычно исчислению подлежит не "ущерб", а "размер", когда посредством последнего термина характеризуется тот или иной признак состава преступления (размер количественно не определен всего в нескольких уголовно - правовых нормах). Развернувшаяся в последнее время дискуссия относительно содержания понятия "ущерб" касается в основном проблемы его конкретизации, выражения в денежном эквиваленте. Затрагиваются и иные, так сказать, сущностные проблемы категории ущерба, но несколько в ином аспекте, нежели тот, который хотелось бы осветить. Как представляется, важным вопросом в рамках дискуссии об ущербе как элементе преступления является установление отраслевой природы данной правовой категории.

Обычно утверждается, что определение ущерба базируется на гражданско - правовой норме об убытках <*>. Данное утверждение, полагаю, не является постулатом. В качестве аргумента сошлюсь на составы трех наиболее распространенных преступных деяний в сфере экономики: хищение, уклонение от уплаты налогов и незаконное предпринимательство.

<*> Гаухман Л. Соотношение крупного размера и крупного ущерба по УК РФ // Законность. 2001. N 1; Кострова М. Крупный размер и крупный ущерб по УК РФ: языковой аспект // Законность. 2001. N 10.

Согласно примечанию к ст. 158 УК ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества является конститутивным элементом хищения. Если полагать ущерб категорией, определяемой в гражданском законодательстве, то такой ущерб является материальным вредом, возмещаемым на основании ст. 1064 ГК. Однако в том случае, когда у пострадавшего была противоправно, безвозмездно и т.д. изъята вещь, имеющая индивидуально определенные признаки, ее возвращение собственнику происходит посредством предъявления не деликтного, а виндикационного иска (иска невладеющего собственника к владеющему несобственнику).

Таким образом, гражданско - правовые отношения между субъектами в этом случае не регулируются нормой о возмещении вреда. Иными словами, поскольку само по себе изъятие у собственника обнаруженной затем индивидуально - определенной вещи не изменяет права собственности на нее, не повреждает вещь, собственнику с гражданско - правовой точки зрения вред (ущерб) не причиняется. Недаром в нормах УПК о судьбе вещественных доказательств для подобных случаев предусматривается так называемая уголовно - процессуальная реституция, когда вещи в отсутствие спора об их принадлежности передаются законным владельцам вне исковой процедуры. Вместе с тем если руководствоваться изложенными соображениями, то придется исключить из круга хищений случаи изъятия индивидуально - определенной вещи. Стало быть, речь следует вести о каком-то ином, не сугубо гражданско - правовом содержании категории "ущерб".

Согласно ст. 11 Налогового кодекса сумма налога, не уплаченная в срок, установленный законодательством о налогах, называется недоимкой. Вместе с тем примечанием к ст. 198 УК в качестве одного из условий освобождения от уголовной ответственности за налоговые преступления установлено, что лицо должно полностью возместить причиненный ущерб. Говоря об ущербе, законодатель мог иметь в виду только неуплаченный налог. Исследователи данного вопроса уже обращали внимание на то, что к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством (п. 3 ст. 2 ГК) <*>. Стало быть, недоимка, строго говоря, не может рассматриваться в качестве ущерба, отношения по поводу возмещения которого регулируются не налоговым, а гражданским законодательством.

<*> Клейменов А. Кто является гражданским ответчиком по делам о налоговых преступлениях? // Российская юстиция. 2001. N 8.

Схожая проблема возникает и при привлечении к уголовной ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность. Одним из альтернативных элементов объективной стороны этого преступления является крупный ущерб. Изучение судебной практики показывает, что, если названное преступление совершается, скажем, в сфере незаконного оборота алкоголя, правоприменительные органы под крупным ущербом, причиняемым незаконным предпринимательством, понимают неуплаченный сбор, предназначенный для получения соответствующей лицензии. В то же время в ряде регионов, например в Башкортостане, за все время действия УК РФ в судах не прошло ни одного дела о незаконном предпринимательстве по признаку причинения крупного ущерба.

<*> Яни П.С. Уголовный закон и поддельная водка // Законодательство. 2000. N 10.

Несмотря на то что, по мнению многих комментаторов уголовного закона, крупный ущерб как элемент преступления, предусмотренного ст. 171 УК, состоит в неуплате налогов, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 4 июля 1997 г. указал, что неуплату налогов с доходов, полученных при незаконном предпринимательстве, следует квалифицировать по совокупности ст. ст. 171 и 198 УК. Так что в силу судебного толкования причиненный неуплатой налога ущерб бюджетной системе не является элементом незаконного предпринимательства.

Сказанное приводит нас к выводу о том, что отраслевая природа ущерба как элемента экономического преступления остается невыясненной. Данная проблема должна быть подвергнута глубокому исследованию "на стыке" уголовного и гражданского права. Думается, что результатом этого исследования должны стать предложения об изменении уголовно - правовой терминологии, приведении ее в соответствие с понятиями, значение которых установлено законодательством, позитивно регулирующим отношения в сфере экономики.