Мудрый Юрист

Административная ответственность за банкротство

Б. Колб, Московский государственный открытый университет.

История института банкротства в нашей стране насчитывает меньше десяти лет: с 1 марта 1993 г. начал действовать первый Закон "О несостоятельности (банкротстве) предприятий". Через четыре года, с 1 января 1997 г., введена уголовная ответственность за преступления, связанные с банкротством (ст. ст. 195 - 197 УК).

Такие преступления совершаются в любой стране с рыночной экономикой. Общественная опасность этих преступлений заключается в том, что должник преднамеренно уклоняется от оплаты своих денежных обязательств, используя для этого разные способы (преднамеренное или фиктивное банкротство, уменьшение конкурсной массы), и это подрывает в первую очередь институты займа и кредита, снижает инвестиционную активность.

Но в отличие от законодательства стран, имеющих богатый опыт борьбы с такими преступлениями, мы сконструировали составы этих преступлений по-особому, в материальной форме: преступление совершено, если причинен "крупный ущерб". И никто не подумал, что материальная форма выработана для преступлений, где последствия видны сразу. А в случае криминальных банкротств последствия проявляются спустя годы после банкротства, только после завершения конкурсного производства. К этому времени документы уже исчезают, доказательства утрачены, фирмы - однодневки, через которые выведены активы, давно ликвидированы.

Естественно, что такой уголовный закон не работает, дела сразу же рассыпаются. Упрекать в этом правоохранительные органы все равно, что упрекать слона в том, что он большой, а не летает... О качестве разработки составов этих преступлений свидетельствует и то, что в них указан несуществующий субъект - "собственник организации", хотя общеизвестно, что организация сама собственник своего имущества.

Кроме этого, возникли проблемы с определением крупного ущерба. Дело в том, что должник для расчета с кредиторами предоставляет свое имущество, которое будет продано на конкурсной основе, и цена этого имущества зависит от конъюнктуры рынка в день продажи. Ф. Плевако говорил: "Придут аукционисты и те темные барышники, которые умеют безнаказанно обращать публичную продажу в место открытых сделок на понижение, платя ничтожные цены за продаваемое и оплачивая халтурами и отходными мнимое отступление торгующих от повышения цен. Все знают, что даже аукционы судебные не в силах бороться с силой зла, и утверждать, что аукцион, благодаря конкуренции покупателей, возвышает цену продаваемого до высшей цифры, - значит свидетельствоваться в своей наивности. Будьте уверены, что, продавайся с аукциона, по описи судебного пристава, Дрезденская галерея, то, чего доброго, спустят за сотни рублей Сикстинскую Мадонну...".

Современной иллюстрацией этого может быть банкротство Инкомбанка, в конкурсной массе которого находилась картина К. Малевича "Черный квадрат". Отечественные искусствоведы оценили картину в 1 млн. долларов США, а на Западе готовы были отдать в 15 раз больше.

Нельзя игнорировать и тот факт, что размер причиненного ущерба не находится в прямой причинно - следственной связи с действиями должника, а определяется ситуацией на рынке. Причинно - следственная связь является принципом, а не предметом обсуждения.

Но дело не только в этом. Интересно, что оценка активов должника по-разному влияет на составы преступлений. Если обнаруженные активы должника большие, то это хорошо в случае, когда совершено преднамеренное банкротство (ст. 196 УК), так как это уменьшит ущерб, причиненный кредиторам, и состава этого преступления может вообще не быть. А в случае ст. 195 УК (уменьшение конкурсной массы) картина обратная: чем больше стоимость скрытых активов, тем больше ущерб, причиненный кредиторам.

В отечественном законодательстве искажено соотношение общественной опасности самого факта криминального банкротства и его конкретных последствий, подобно тому, как человеческому глазу Луна кажется больше, чем звезды, хотя объективно наоборот. Уголовное право является средством защиты общества от преступлений, как любое средство защиты, нормы права должны быть "включены" постоянно. Специальные усилия должны направляться не на то, чтобы защиту "включить", а, наоборот, на то, чтобы ее "выключить". Наличие в составах криминальных банкротств указания на последствия делает защиту от этих преступлений постоянно "выключенной".

С июля 2002 г. введена административная ответственность за правонарушения, связанные с банкротством, - ст. ст. 14.12 и 14.13 КоАП РФ. В связи с этим возник вопрос о соотношении административной и уголовной ответственности за ряд деяний, связанных с банкротством.

Если внимательно посмотреть составы этих правонарушений, то видно, что они повторяют тексты ст. ст. 195 - 197 УК с той разницей, что из объективной стороны правонарушений исключены указания на последствия, а из числа субъектов исключены собственники организаций. Это подтверждение того, что, во-первых, наличие в составах элемента последствий не разрешает проблему, а, наоборот, создает ее и, во-вторых, понятие "собственник организации" не имеет правового содержания.

Право составлять протоколы о таких правонарушениях предоставлено органам МВД и Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО). До сих пор ФСФО осуществляло лишь юридическое сопровождение дел о банкротстве, давая заключение о наличии признаков криминального банкротства, что имело процессуальное значение как заключение специалиста и не заменяло судебную экспертизу.

Давность привлечения к административной ответственности - два месяца со дня совершения правонарушения. Обязательное административное расследование по этим делам не предусмотрено. Дела о таких правонарушениях должны рассматривать арбитражные суды.

Ответственность за банкротство относится к числу наиболее сложных. Это не штрафной талон за неправильную парковку. Здесь не применим принцип Джедберга <*>. Ключевой элемент криминального банкротства в том, что должник уклоняется от оплаты денежных обязательств преднамеренно. Рассматривая правильность обвинения в совершении преступления, суд общей юрисдикции устанавливает преднамеренность путем анализа совокупности материалов, полученных в ходе предварительного следствия. Арбитражные судьи таких материалов не имеют. Еще в 1913 г. А. Трайнин указывал, что не дело арбитражных судов устанавливать субъективную сторону банкротств.

<*> Джедберг - городок в Шотландии, известный своей воинственностью и статьей в кодексе, которая гласит: "Сначала повесить, потом судить".

По нашему мнению, введение административной ответственности за банкротство является подменой защиты от криминальных банкротств ее видимостью, а по сути - способом уклониться от уголовной ответственности. Вместо того, чтобы исключить элементы последствий и несуществующие субъекты из составов ст. ст. 195 - 197 УК и тем самым реанимировать эти составы, как это сделано в законодательстве развитых стран, создана иллюзия защиты. Образно говоря, когда в квартире холодно, то вместо того, чтобы отремонтировать батареи отопления, рекомендуют надеть пальто. Принято считать, что вопросы законодательства разрабатывают наиболее изощренные умы. Похоже, что так оно и было... Мы всегда делаем правильные вещи, но только после того, как сделаем все неправильные.