Мудрый Юрист

Об особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением по российскому уголовно-процессуальному закону

Гуськова А.П., заслуженный юрист РФ, зав. кафедрой уголовного процесса, доктор юридических наук, профессор Оренбургского государственного университета.

Пономаренко С.С., кандидат юридических наук, преподаватель кафедры уголовного процесса.

Учитывая, что с 1 июля 2002 г. вводится в действие Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, за исключением положений, для которых Федеральным законом установлены иные сроки и порядок введения в действие, появляется необходимость обратиться к разделу X УПК РФ, предусматривающему особый порядок судебного разбирательства, вводимый у нас в России.

Глава 40 этого раздела УПК РФ предусматривает особый порядок принятия решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением. Речь в данном случае идет о праве суда постановить приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке. Ст. 314 называет условия применения такого порядка принятия судебного решения: обвиняемый вправе при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, не превышает пяти лет лишения свободы. При этом суд должен удостовериться, что обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства, а ходатайство, в свою очередь, должно быть заявлено добровольно и после проведения консультаций с защитником.

В мировой практике существуют различные виды институтов, цель которых - сокращение судебных расходов и сроков рассмотрения уголовных дел в случае согласия обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Тем или иным из них отдается предпочтение в зависимости от национальных традиций, практики применения уголовно-процессуального законодательства. Так, в Соединенных Штатах Америки, странах Западной Европы находят применение "сделки о признании вины", которые могут иметь место и на стадии досудебного производства. Страны СНГ уделяют внимание вопросам сокращения судебного следствия. Например, статья 237 УПК Республики Беларусь <*> закрепляет право суда в ряде случаев после допроса обвиняемого ограничиться исследованием лишь тех доказательств, на которые укажут стороны, либо объявить судебное следствие законченным и перейти к судебным прениям в случае признания обвиняемым своей вины и с согласия сторон.

<*> Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь. Принят Палатой представителей 24 июня 1999 г. Одобрен Советом Республики 30 июня 1999 г. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.

УПК РСФСР подобных норм долгое время не содержал. Определенные подвижки в процессе введения сокращенного судебного разбирательства были сделаны с введением суда присяжных. В соответствии со статьей 446 УПК РСФСР в случае полного признания обвиняемым своей вины и при отсутствии сомнения у судьи и возражений иных участников процесса суд присяжных мог ограничиться исследованием только тех доказательств, на которые укажут участники процесса, либо только допросом подсудимого. Подобное положение, хотя и не основанное на признании вины, было закреплено Федеральным законом от 7 августа 2000 г. о внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР, в частности в ст. 475 УПК "Сокращенное судебное следствие": по ходатайству одной из сторон и при отсутствии возражений другой мировой судья вправе провести сокращенное судебное следствие, включающее допрос подсудимого и потерпевшего, а также исследование иных доказательств, на которые укажут стороны. Такой порядок тем не менее не подлежит применению при рассмотрении дела в отношении несовершеннолетнего, по делам о преступлениях, совершенных группой лиц, если хотя бы одно из них возражает против проведения сокращенного судебного следствия и дело в отношении него невозможно выделить в отдельное судопроизводство. Таким образом, по делам частного обвинения сокращенное производство целиком основывалось на воле сторон и не ставилось в зависимость от признания или непризнания вины обвиняемым. Такое положение соответствовало принципу состязательности и служило укреплению диспозитивных начал в уголовном судопроизводстве. Заметим, что проект УПК, принятый Государственной Думой во втором чтении, предусматривал возможность проведения сокращенного судебного следствия в тех случаях, когда подсудимый признает свою вину и когда следствие в этой связи не оспаривается сторонами. Однако такое положение не нашло закрепления в окончательном варианте УПК. Думаем, что это сделано оправданно. Конечно, признание обвиняемым своей вины снимает целый ряд вопросов ее доказывания в ходе судебного следствия. Но в этом случае в основу приговора было бы положено фактически только признание подсудимого. В результате наносится вред принципу презумпции невиновности.

Сокращенный порядок разбирательства дела по УПК РФ впервые в отечественной практике позволяет закрепить возможность постановления судом обвинительного приговора без проведения судебного разбирательства.

Несмотря на то что данный институт неоднократно обсуждался при рассмотрении Проекта УПК РФ Государственной Думой и прошло немало времени с момента опубликования нового УПК, однако до сих пор это явление можно отнести к малоисследованным в теории. Обходят молчанием главу 40 и появившиеся в последнее время научно-практические комментарии к УПК РФ <*>.

<*> См., напр.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации: Практическое руководство для следователей, дознавателей, прокуроров, адвокатов / Под общей ред. В.В. Мозякова. М.: Экзамен, 2002; Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ. М.: Норма, 2002.

Анализ норм главы 40 показывает, что регламентируемый ими институт является, по сути, "сделкой о признании", вобравшей в себя основные положительные черты данной процедуры, выработанные зарубежной практикой. В частности, установлен судебный контроль за соответствием обвинения, с которым соглашается обвиняемый, фактическим обстоятельствам дела, учитывается мнение потерпевшего и обвинителя, устанавливается ограничение размера наказания, которое может быть наложено судом в случае применения норм главы 40. Последние могут быть применены только в зависимости от максимального размера наказания, предусмотренного за данное преступление Уголовным кодексом РФ, - пять лет лишения свободы, что в российских условиях наиболее оптимально. Для сравнения: в США размер наказания не ограничивается, в Республике Беларусь сокращенное судебное следствие не применяется по делам, за которые по закону могут быть назначены лишение свободы на срок свыше десяти лет или смертная казнь. Обвинение не только не должно вызывать сомнения у суда, но и подтверждаться доказательствами по уголовному делу - в этом существенное отличие норм главы 40 от нормы статьи 327 УПК Республики Беларусь.

Положительным является также и тот факт, что, как и на Западе, инициатива по возбуждению ходатайства о применении российской "сделки о признании" принадлежит непосредственно обвиняемому. А это является проявлением свободы его усмотрения. В то же время такое ходатайство может быть заявлено только после консультации обвиняемого с защитником и рассматривается судом при обязательном участии последнего, что в максимальной степени обеспечивает защиту воли обвиняемого от противоправного влияния третьих лиц.

Принимая во внимание прогрессивное значение норм главы 40 УПК, хотелось бы обратить внимание на некоторые вопросы, которые могут возникнуть при применении данных норм на практике. Так, упомянутая статья 327 УПК Республики Беларусь закрепляет обязанность суда разъяснить сторонам, что отказ от исследования доказательств влечет недопустимость обжалования приговора по данному основанию. Часть 3 статьи 316 УПК РФ такого действия суда не предусматривает: право на обжалование и его порядок разъясняются сторонам после провозглашения приговора. Между тем приговор, вынесенный в порядке главы 40 УПК, не может быть обжалован по основанию несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела (ст. 317). Конечно, факт участия защитника дает основание полагать, что данная особенность будет известна обвиняемому, но в целях убеждения в понимании сторонами последствий согласия на применение особого порядка вынесения решения суд, как нам думается, перед вынесением решения по ходатайству обвиняемого должен разъяснить сторонам возможные последствия удовлетворения такого ходатайства.

Не рассмотрен в УПК и такой вопрос: как надлежит поступить суду, если обвиняемых по делу несколько и один из них не признает своей вины, в то время как остальные заявили ходатайство о применении норм главы 40 УПК? В УПК Республики Беларусь данная проблема решается так: если дело в отношении лица, не согласного с обвинением, не может быть выделено в отдельное производство, сокращенный порядок судебного следствия не применяется (ч.2 ст. 327). Полагаем, что такой выход из ситуации должен найти закрепление и в отечественном законодательстве. В связи с этим мы предлагаем включить в статью 316 УПК РФ абзац следующего содержания: "В случае несогласия одного из обвиняемых с предъявленным обвинением, при наличии ходатайств других обвиняемых о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, если уголовное дело в отношении данного лица не может быть выделено в отдельное производство, суд принимает решение о рассмотрении дела в общем порядке".

В настоящее время в связи с отсутствием практики применения нового УПК сложно предусмотреть все возможные ситуации, связанные с реализацией норм главы 40 УПК. Однако следует признать большим достижением отечественного законодателя сам факт придания законного статуса российскому варианту "сделок о признании". Полагаем вполне правомерным внесение в последующем необходимых изменений в главу 40 в зависимости от возникновения необходимости законодательного регулирования вопросов, возникающих в ходе применения особого порядка судебного разбирательства. Кроме того, хотелось бы внести предложение о введении в практику журнала рубрики публикаций практических работников - судей об их опыте применения особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением. Как представляется, это позволит утвердиться в позиции, насколько идея введения сделки в российский уголовный процесс оказалась состоятельной в плане защиты прав и свобод граждан в области уголовного судопроизводства.