Мудрый Юрист

Конкуренция оснований прекращения уголовного дела (ст. Ст. 25 и 25.1 УПК РФ)

Мазюк Роман Васильевич, доцент кафедры уголовного права, криминологии и уголовного процесса Юридического института Байкальского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

Дается сравнительная характеристика самостоятельных оснований прекращения уголовного дела - в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ) и в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа (ст. 25.1 УПК РФ).

Ключевые слова: процессуальные интересы, основания прекращения уголовного дела, следователь, дознаватель, подозреваемый, обвиняемый, судебный штраф, примирение сторон.

Conflict of Grounds for Termination of a Criminal Case (Articles 25 and 25.1 of the Code of Criminal Procedure of the Russian Federation)

R.V. Mazyuk

Mazyuk Roman V., Assistant Professor of the Department of Criminal Law, Criminology and Criminal Procedure of the Law Institute of the Baikal State University, Candidate of Legal Sciences, Assistant Professor.

The comparative characteristic of the independent bases of the termination of criminal case - in connection with conciliation of the parties (Art. 25 of the Criminal Procedure Code of the Russian Federation).

Key words: procedural interests, bases of the termination of criminal case or criminal prosecution, investigator, investigator, suspect, defendant, judicial penalty, conciliation of the parties.

Введение в УПК РФ 3 июля 2016 г. нового основания прекращения уголовного дела (уголовного преследования) - в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа (ст. 25.1 УПК РФ) - породило ряд теоретических и практических проблем его применения. Особую актуальность в этой связи приобретает вопрос о неизбежной конкуренции данного основания и традиционного для уголовного судопроизводства основания прекращения уголовного дела - в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ). При этом наибольшей опасности в условиях такой конкуренции подвергаются процессуальные интересы в прекращении уголовного дела таких участников уголовного судопроизводства, как подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший и его законный представитель.

Условия прекращения уголовного дела, предусмотренные ст. 25.1 УПК РФ, полностью совпадают с условиями прекращения уголовного дела, предусмотренными ст. 25 УПК РФ, за исключением такого существенного условия, как примирение с потерпевшим, которое требуется только для прекращения уголовного дела по ст. 25 УПК РФ. Для прекращения уголовного дела по ст. 25.1 УПК РФ в качестве дополнительного условия прекращения уголовного дела можно рассматривать согласие подозреваемого, обвиняемого уплатить судебный штраф после его назначения, необходимость выяснения которого следователем, дознавателем на этапе заявления ходатайства в суд, однако, в УПК РФ не предусмотрена.

В соответствии с ч. 2 ст. 446.2 УПК РФ, если в ходе предварительного расследования будет установлено, что имеются предусмотренные ст. 25.1 УПК РФ основания для прекращения уголовного дела или уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора выносит постановление о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести и назначении этому лицу меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, которое вместе с материалами уголовного дела направляется в суд.

В приведенной норме обращает на себя внимание несовершенство юридической техники, а именно: формулировка "предусмотренные ст. 25.1 УПК РФ основания для прекращения уголовного дела или уголовного преследования" (аналогичная формулировка закреплена и в ч. 1 ст. 446.3 УПК РФ) является ошибочной, так как основанием прекращения уголовного дела является сама ст. 25.1 УПК РФ "в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа". А перечисленные в диспозиции ст. 25.1 УПК РФ обстоятельства являются условиями, при соблюдении которых может быть применено основание прекращения уголовного дела или уголовного преследования, предусмотренное ст. 25.1 УПК РФ.

Кроме того, при конструировании процессуального механизма инициирования нового производства в главе 51.1 УПК РФ законодателем был применен императивный метод. В отличие от прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон, которое является правом следователя, дознавателя, инициирование производства о назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа для того же следователя, дознавателя по сути является обязанностью (ч. 3 ст. 212, ч. 2 ст. 446.2 УПК РФ). Поэтому трудно согласиться с высказанной А.П. Рыжаковым точкой зрения о том, что органы предварительного расследования смогут инициировать прекращение дела в связи с назначением судебного штрафа, когда сомневаются, что результатом судебного следствия будет обвинительный приговор <1>. Как представляется, если при производстве по уголовному делу в отношении подозреваемого, обвиняемого, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, будет возмещен ущерб или иным образом заглажен причиненный преступлением вред, то следователь, дознаватель будут обязаны инициировать производство о назначении меры уголовно-правового характера. При этом основание прекращения уголовного дела, предусмотренное ст. 25.1 УПК РФ, будет иметь приоритетный характер по сравнению с основанием прекращения уголовного дела, предусмотренным ст. 25 УПК РФ, применение которого не является обязанностью следователя, дознавателя. В целом это означает, что появление в УПК РФ ст. 25.1 с высокой степенью вероятности повлечет окончательную правоприменительную "смерть" ст. 25 УПК РФ как минимум в досудебном производстве. В условиях законодательной конкуренции двух оснований для прекращения уголовного дела на стадии предварительного расследования очевидным преимуществом, по замыслу законодателя, обладает основание, предусмотренное ст. 25.1 УПК РФ.

<1> Рыжаков А.П. Новое основание прекращения дела и последствия его введения // Уголовный процесс. 2016. N 10. С. 52 - 53.

Об этом косвенно свидетельствует и статистика применения такого основания прекращения уголовного дела, как примирение сторон. По данным Генеральной прокуратуры РФ, в 2015 г. по нереабилитирующим основаниям производство по уголовному делу на стадии предварительного расследования было прекращено в отношении 2 593 лиц, а на стадии судебного разбирательства в 2015 г. производство по уголовному делу в связи с примирением с потерпевшим было прекращено в отношении 160 051 лица. Очевидно, что процессуальный интерес обвиняемого (а равно и потерпевшего, которому возмещен причиненный преступлением вред) в принятии следователем, дознавателем решения о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК РФ (в связи с примирением сторон), далеко не всегда защищается на стадии предварительного расследования. Так, несмотря на выполнение обвиняемыми всех условий для прекращения уголовного дела, а также на согласие потерпевших в принятии данного решения, следователи, дознаватели, в отличие от судов, крайне редко прекращают уголовные дела по данному основанию.

С другой стороны, одним из оснований отказа суда в удовлетворении ходатайства следователя, дознавателя о прекращении уголовного дела в связи с назначением судебного штрафа является в соответствии с п. 2 ч. 5 ст. 446.2 УПК РФ необходимость прекращения уголовного дела или уголовного преследования по иным основаниям, а не по ст. 25.1 УПК РФ. Это означает, что в процессуальном механизме реализации производства, регламентируемого главой 51.1 УПК РФ, существует явная коллизия: если для следователя, дознавателя заявление перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела по ст. 25.1 УПК РФ является обязанностью при наличии всех оговоренных условий, то для суда, рассматривающего такое ходатайство, приоритетным является прекращение уголовного дела по любому иному основанию, а не по ст. 25.1 УПК РФ.

Поэтому на практике возможна парадоксальная ситуация: если в ходе предварительного расследования обвиняемый и потерпевший выразят свое волеизъявление о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон по преступлению средней тяжести, совершенному впервые, по которому заглажен причиненный потерпевшему вред, добровольность примирения не вызывает сомнения, то для следователя, дознавателя эти обстоятельства сами по себе означают не необходимость прекращения уголовного дела по ст. 25 УПК РФ, а необходимость обращения в суд с ходатайством о возбуждении производства о назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. В свою очередь, при рассмотрении данного ходатайства суд, изучая материалы уголовного дела, в случае обнаружения указанных заявлений обвиняемого и потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон оказывается в парадоксальной ситуации: он в силу п. 2 ч. 5 ст. 446.2 УПК должен отказать в удовлетворении ходатайства следователя, дознавателя о прекращении уголовного дела по ст. 25.1 УПК РФ, но при этом самостоятельно прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон по ст. 25 УПК РФ в рамках данного производства права не имеет. В итоге материалы уголовного дела должны быть возвращены следователю, дознавателю для дальнейшего производства в общем порядке, в рамках которого как минимум продолжает существовать волеизъявление сторон на примирение, а также продолжают существовать все условия, достаточные для прекращения уголовного дела в связи с назначением судебного штрафа. Таким образом, законодатель сконструировал заведомо противоречивый механизм производства о применении принудительной меры правового характера в виде судебного штрафа, в котором не обозначил четких приоритетов в основаниях прекращения уголовного дела, предусмотренных ст. 25 и ст. 25.1 УПК РФ.

В соответствии со ст. 25 УПК РФ право инициировать прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон принадлежит потерпевшему и его законному представителю. В то же время на основании ст. 25.1 УПК РФ прекращение уголовного дела не может быть инициировано ни потерпевшим или его законным представителем, ни подозреваемым, обвиняемым или его защитником. Невключение законодателем указанных лиц, имеющих процессуальный интерес на прекращение уголовного дела по ст. 25.1 УПК РФ, в число инициаторов такого прекращения можно рассматривать как нарушение назначения уголовного судопроизводства в части защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (например, если потерпевший имеет интерес как можно быстрее получить возмещение вреда, причиненного преступлением, без примирения с подозреваемым, обвиняемым, но и без дальнейшего уголовного преследования), а также в части ограничения прав и свобод самого подозреваемого, обвиняемого (например, если последний загладил вред, причиненный преступлением, но следователь, дознаватель не инициируют прекращение уголовного дела по рассматриваемому основанию).

Безусловно, отсутствие перечисленных участников уголовного судопроизводства в ст. 25.1 УПК РФ не лишает их права заявлять ходатайство следователю, дознавателю об инициации процедуры прекращения уголовного дела по данному основанию. Однако это само по себе не является решением проблемы: с точки зрения процессуального механизма такой инициации получается алгоритм, согласно которому подозреваемый, обвиняемый заявляет ходатайство следователю или дознавателю о заявлении ходатайства перед судом ("ходатайство о ходатайстве"). В данном механизме, основанном исключительно на публичных началах, частные интересы лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, во внимание не принимаются, им направляется только копия постановления о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела или уголовного преследования (ч. 3 ст. 446.2 УПК РФ).

В случае же отказа следователя, дознавателя в удовлетворении ходатайства заинтересованного участника уголовного судопроизводства о заявлении ходатайства перед судом глава 51.1 УПК РФ варианты дальнейших действий не предусматривает. В этой связи можно поддержать точку зрения отдельных процессуалистов о том, что в случае отказа следователя или дознавателя инициировать перед судом рассмотрение вопроса о прекращении дела с назначением судебного штрафа может применяться ст. 125 УПК РФ по аналогии с обязанностью суда принимать к рассмотрению жалобы на незаконность или необоснованность уголовного преследования <2>. Действительно, отказ следователя или дознавателя в удовлетворении ходатайства подозреваемого, обвиняемого, защитника или даже потерпевшего об инициировании перед судом производства о применении судебного штрафа сам по себе можно рассматривать как решение, которое способно затруднить доступ граждан к правосудию, если рассматривать правосудие в широком смысле, охватывающем и главу 51.1 УПК РФ (п. 3.1 ч. 1 ст. 29 УПК РФ).

<2> Кузьминых К.С., Соловьев В.Ф. Устюжанинов Д.А. О судебных штрафах. URL: http://www.hand-help.ru/doc25.10.html.

В научной литературе было высказано достаточно спорное мнение о перспективах применения ст. 25.1 УПК РФ: "...на практике, если обвиняемый принес извинения потерпевшему и полностью возместил вред, в большинстве случаев дело заканчивается заявлением ходатайства о прекращении дела на основании ст. 25 УПК РФ. Таким образом, есть основания полагать, что по делам, где участвует потерпевший, новый институт не получит широкого распространения" <3>.

<3> Дудченко М.Ю. Освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа: возможные проблемы на практике // Уголовный процесс. 2016. N 10. С. 60.

Однако анализ судебной практики, размещенной в свободном доступе на сайте "Судебные и нормативные акты РФ" (http://sudact.ru), свидетельствует о том, что новое основание прекращения уголовного дела начинает активно применяться в уголовном судопроизводстве. Практический интерес при этом представляют несколько моментов.

Во-первых, прекращение судом уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 25.1 УПК РФ, вопреки ожиданиям примерно в половине случаев из размещенных на указанном сайте судебных решений, начиная с 3 августа 2016 г., осуществлено в досудебном производстве, на основании ходатайств следователей и дознавателей. Самым распространенным преступлением, по которому прекращаются уголовные дела по рассматриваемому основанию, является ч. 2 ст. 158 УК РФ, как правило, с причинением значительного ущерба гражданину (чаще всего кража сотового телефона и иных личных вещей) либо группой лиц по предварительному сговору.

Во-вторых, в ходе судебного разбирательства в большинстве случаев суды переходят к производству о назначения меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа при рассмотрении уголовного дела в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. При этом инициатором такого производства всегда являются стороны: в большинстве случаев сторона защиты (ходатайство об этом, как правило, заявляется защитником, реже - самим обвиняемым), но в некоторых случаях - сторона обвинения в лице государственного обвинителя <4>. Например, в постановлениях судов о прекращении уголовного дела по рассматриваемому основанию можно встретить формулировку: "...условия, предусмотренные ст. 76.2 УК РФ и ст. 25.1 УПК РФ, необходимые для освобождения подсудимого от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, выполнены, в связи с чем суд считает возможным удовлетворить ходатайство защитника" <5>. В одном из судебных решений о прекращении уголовного дела использовалась компромиссная формулировка: "...судом на разрешение участников судебного разбирательства поставлен вопрос о прекращении производства по делу с назначением судебного штрафа в соответствии со ст. 25.1 УПК РФ" <6>.

<4> Приговор от 31 августа 2016 г. N 1-169/2016. URL: http://sudact.ru/.
<5> Постановление от 24 августа 2016 г. N 1-18/2016. URL: http://sudact.ru/.
<6> Постановление от 3 августа 2016 г. N 1-39/2016. URL: http://sudact.ru/.

В-третьих, при осуществлении производства о назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа судьи, как правило, перестраховываются, выясняя перед прекращением уголовного дела по ст. 25.1 УПК РФ, несмотря на то что это не предусмотрено ст. 446.2 УПК РФ, мнение потерпевшего, а также прокурора <7>, указывают в постановлении о прекращении уголовного дела на чистосердечное раскаяние подсудимого <8>, отсутствие гражданского иска по уголовному делу <9>.

<7> Постановление от 26 августа 2016 г. N 1-572/2016. URL: http://sudact.ru/.
<8> Постановление от 9 сентября 2016 г. N 1-189/2016. URL: http://sudact.ru/.
<9> Постановление от 1 сентября 2016 г. N 1-408/2016. URL: http://sudact.ru/.

В-четвертых, судьи в своих постановлениях о прекращении уголовного дела по ст. 25.1 УПК РФ никак не мотивируют размер назначаемого судебного штрафа. Наиболее часто за изученный период размер судебного штрафа составлял от 10 тыс. до 30 тыс. рублей, реже он достигал 50 - 55 тыс. рублей, и напрямую он не зависел от размера причиненного преступлением имущественного вреда. Например, по уголовному делу о краже с причинением значительного материального ущерба на сумму 6 190 рублей Центральным районным судом г. Сочи был назначен судебный штраф в размере 30 тыс. рублей <10>, а по уголовному делу о мошенничестве при получении выплат на сумму 42 503 рубля гарнизонный военный суд г. Ростов-на-Дону назначил судебный штраф в размере 10 тыс. рублей <11>. Следует отметить, что отсутствие в судебных решениях, вынесенных на основании ст. 25.1 УПК РФ, мотивировки по поводу размера назначаемого штрафа следует рассматривать как существенное нарушение принципа законности, а именно ч. 4 ст. 7 УПК РФ, в соответствии с которой определения суда, постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными, что, в свою очередь, является основанием для отмены таких судебных решений в апелляционном порядке (ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ).

<10> Постановление от 9 сентября 2016 г. N 1-478/2016. URL: http://sudact.ru/.
<11> Постановление от 2 сентября 2016 г. N 1-75/2016. URL: http://sudact.ru/.

Кроме того, если решение суда о прекращении уголовного дела и назначении судебного штрафа принималось не в рамках особого порядка судебного разбирательства, то в резолютивной части постановления о прекращении уголовного дела суды нередко указывают на взыскание с лица, в отношении которого было прекращено уголовное дело, процессуальных издержек в части расходов на участие в деле защитника по назначению <12>. Это прямо противоречит ч. 1 ст. 132 УПК РФ, согласно которой судебные издержки могут взыскиваться только с осужденных, то есть лиц, признанных виновными в совершении преступления. При прекращении уголовного дела по ст. 25.1 УПК РФ лицо решением суда виновным не признается и осужденным не является.

<12> Постановление от 25 августа 2016 г. N 1-368/2016. URL: http://sudact.ru/.

С другой стороны, поскольку судебный штраф как альтернатива уголовному преследованию предполагает имущественное воздействие на посткриминальное поведение лица, в отношении которого уголовное дело прекращается, представляется справедливым поставить вопрос о возможности взыскания с него процессуальных издержек. Нормативная возможность взыскания процессуальных издержек в случае прекращения уголовного дела предусмотрена ч. 9 ст. 132 УПК РФ, согласно которой при прекращении уголовного дела частного обвинения в связи с примирением сторон процессуальные издержки взыскиваются с одной или обеих сторон. Однако нелогично предлагать взыскание процессуальных издержек с лица, в отношении которого прекращается уголовное дело по ст. 25.1 УПК РФ, так как это может быть дополнительным препятствием для уплаты им суммы назначенного судебного штрафа. Поэтому можно предложить законодателю предусмотреть в ст. 446.5 УПК РФ требование, в соответствии с которым в случае неуплаты лицом судебного штрафа, назначенного в качестве меры уголовно-правового характера, суд, отменяя постановление о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, взыскивает с такого лица процессуальные издержки, связанные с производством по уголовному делу до его прекращения. Так как в некоторых случаях сумма процессуальных издержек по уголовному делу может превышать сумму назначенного лицу судебного штрафа или быть незначительно меньше, такая мера будет являться эффективным стимулом для его уплаты. Указанные последствия должны быть судом разъяснены подозреваемому, обвиняемому в постановлении о прекращении уголовного дела или уголовного преследования.

Кроме того, для обеспечения процессуальных интересов в прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по ст. 25.1 УПК РФ таких участников уголовного судопроизводства, как подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший и его представитель, можно считать оправданным наделение их процессуальной возможностью инициирования производства о назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. При этом такая возможность на стадии предварительного расследования не должна сводиться к праву перечисленных участников заявлять ходатайство следователю, дознавателю, что уже отмечалось, а должна предусматривать механизм их прямого обращения в суд.

В частности, можно предложить наделить подозреваемого, обвиняемого, защитника, потерпевшего и его законного представителя правом самостоятельного обращения в суд с ходатайством о назначении судебного штрафа. Данное ходатайство должно направляться в суд через следователя, дознавателя, которые прилагают к нему свое заключение о наличии всех условий для прекращения уголовного дела (уголовного преследования), предусмотренных ст. 25.1 УПК РФ. В случае невыполнения хотя бы одного из таких условий следователь, дознаватель отказывают в направлении ходатайства заинтересованного участника в суд. При направлении в суд ходатайства о назначении судебного штрафа, инициатором которого был не подозреваемый, обвиняемый, а иной субъект, следователь, дознаватель должны приложить к ходатайству письменное согласие подозреваемого, обвиняемого на прекращение уголовного дела (уголовного преследования) по данному нереабилитирующему основанию, а также согласие на уплату судебного штрафа в размере до половины максимального размера штрафа, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, а в случае, когда штраф не предусмотрен соответствующей статьей УК РФ, в размере до 250 тыс. рублей.

Подводя итог всему вышеизложенному, можно заключить, что в условиях конкуренции двух оснований прекращения уголовного дела, предусмотренных ст. ст. 25 и 25.1 УПК РФ, на стадии предварительного расследования следователи, дознаватели вынуждены применять основание, предусмотренное ст. 25.1 УПК РФ, так как это является их обязанностью исходя из буквального толкования данной нормы. Применение ст. 25.1 УПК РФ на стадии предварительного расследования с высокой степенью вероятности повлечет еще большее снижение показателей прекращения производства по уголовному делу в связи с примирением сторон. Свободная конкуренция указанных оснований прекращения уголовного дела может существовать только на судебных стадиях уголовного судопроизводства, где прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон либо в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа является правом суда, которое, как правило, будет реализовываться в качестве альтернативы особому порядку судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. При этом в условиях выбора между двумя возможными основаниями прекращения уголовного дела, думается, для суда более предпочтительным является примирение сторон, которое не содержит в себе риска отмены судебного решения, в отличие от назначения судебного штрафа, неуплата которого повлечет отмену принятого судом решения и возобновление производства по уголовному делу в общем порядке. Вместе с тем ст. 25.1 УПК РФ можно рассматривать как процессуальный инструмент обхода позиции потерпевшего в тех случаях, когда у суда по тем или иным причинам отсутствует процессуальный интерес продолжать рассмотрение дела в общем или даже в особом порядке, что позволяет ему прекратить уголовное дело без учета мнения потерпевшего.

Литература

  1. Дудченко М.Ю. Освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа: возможные проблемы на практике // Уголовный процесс. 2016. N 10. С. 59 - 63.
  2. Рыжаков А.П. Новое основание прекращения дела и последствия его введения // Уголовный процесс. 2016. N 10. С. 52 - 58.