Мудрый Юрист

Административная ответственность юридического лица за нарушение порядка привлечения иностранных граждан к трудовой деятельности

Иншин Николай Николаевич, руководитель правового управления, член Московского регионального отделения Общероссийской общественной организации "Ассоциация юристов России", член некоммерческого партнерства "Объединение Корпоративных Юристов".

Иншина Роза Сергеевна, адвокат, член Московского регионального отделения Общероссийской общественной организации "Ассоциация юристов России".

Остро обозначенные современными реалиями проблемы привлечения иностранных граждан к трудовой деятельности в Российской Федерации перманентно решаются государством последние 10 - 12 лет путем ужесточения миграционной политики и совершенствования миграционного законодательства.

Вместе с ним совершенствуются как административное законодательство Российской Федерации в целом, так и институт административной ответственности за нарушение миграционного законодательства в частности.

В числе основных тенденций можно отметить усиление административной ответственности, которое выразилось не только во введении новых составов административных правонарушений в сфере привлечения иностранных граждан и лиц без гражданства к трудовой деятельности в РФ, но и в повышении размера административных штрафов за уже предусмотренные КоАП РФ правонарушения.

Как указывает Конституционный Суд РФ в Определении от 5 марта 2014 года N 628-О, исходя из предписаний Конституции РФ и требований международно-правовых актов, в частности Декларации о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают, Российская Федерация вправе использовать действенные законные средства, которые позволяли бы ей контролировать на своей территории иностранную миграцию, следуя при этом конституционным критериям ограничения прав, свобод и не отказываясь от защиты своих конституционных ценностей.

Государство вправе, не отступая от конституционных установлений, предусмотреть в федеральном законе меры ответственности и правила их применения, действительно позволяющие следовать правомерным целям миграционной политики, для пресечения правонарушений, восстановления нарушенного правопорядка в области миграционных отношений, предотвращения противоправных (особенно множественных) на него посягательств угрозой законного и эффективного их преследования. В пределах законодательной дискреции остается и усиление мер административной ответственности вследствие роста опасности административных правонарушений определенного вида.

Так, Федеральным законом от 5 ноября 2006 года N 189-ФЗ "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (в части усиления ответственности за нарушение порядка привлечения к трудовой деятельности в РФ иностранных граждан и лиц без гражданства)" Кодекс дополнен новым составом административного правонарушения. Введенная указанным Федеральным законом статья 18.15 КоАП РФ установила ответственность за незаконное привлечение к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства. Максимальный размер штрафа составил восемь тысяч минимальных размеров оплаты труда (восемьсот тысяч рублей).

Федеральным законом от 23 июля 2013 года N 207-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования миграционного законодательства и ответственности за его нарушение" законодатель дополняет статью 18.15 КоАП РФ частью 4, которая устанавливает ответственность за те же нарушения, предусмотренные частями 1 - 3 статьи 18.15 КоАП РФ, но совершенные в городе федерального значения Москве или Санкт-Петербурге либо в Московской или Ленинградской области.

Тем самым законодатель одновременно ввел квалифицирующий признак и усилил административную ответственность. Увеличивая максимальный штраф до одного миллиона рублей, законодатель поставил его размер в зависимость от того, на территории какого субъекта РФ совершено административное правонарушение.

При этом установленный частью 4 статьи 18.15 КоАП РФ минимальный штраф в размере четырехсот тысяч рублей также является весьма существенным.

Принимая во внимание положения вышеуказанной правовой нормы, несложно посчитать, каких размеров может достигать штраф за допущенное нарушение, например, в случае привлечения строительной компанией к трудовой деятельности в Москве или Санкт-Петербурге нескольких иностранных граждан или лиц без гражданства.

В этой связи вопрос об административной ответственности за нарушение миграционного законодательства является крайне актуальным и будет рассмотрен в настоящей статье на примере привлечения иностранных граждан к строительству.

Необходимо также учитывать, что в случае незаконного привлечения к трудовой деятельности в РФ двух и более иностранных граждан и (или) лиц без гражданства административная ответственность, установленная статьей 18.15 КоАП РФ, наступает за нарушение правил привлечения к трудовой деятельности в РФ иностранных граждан и лиц без гражданства (в том числе иностранных работников) в отношении каждого иностранного гражданина или лица без гражданства в отдельности. Соответствующее разъяснение содержится в примечании 2 к статье 18.15 КоАП РФ.

Вопрос о конституционности данного положения ставился перед Конституционным Судом РФ. В качестве доводов жалобы заявитель указывал на то, что оспариваемое законоположение приводит к повторности привлечения к административной ответственности за одно и то же правонарушение, поскольку допускает наложение административного наказания за каждого незаконно привлеченного к трудовой деятельности иностранного гражданина.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд РФ в Определении от 17 февраля 2015 года N 265-О изложил следующую правовую позицию.

В целях обеспечения охраны общественных отношений в сфере миграции и занятости населения законодатель предусмотрел, что установленная статьей 18.15 КоАП РФ административная ответственность наступает в отношении каждого незаконно привлеченного к трудовой деятельности иностранного гражданина.

Такое регулирование установлено с учетом особенностей объективной стороны данного состава административного правонарушения, одной из которых, как это следует из части 1 статьи 18.15 КоАП РФ, является признак "другого лица", участвующего в отношениях с правонарушителем. Применительно к рассматриваемой норме данным лицом является незаконно привлеченный к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранный гражданин.

Тем самым административная ответственность за совершение правонарушения, предусмотренного указанной статьей, должна наступать за незаконное привлечение к трудовой деятельности каждого иностранного гражданина. По своему смыслу данное регулирование корреспондирует с общими принципами наложения административных наказаний, исключающими возможность повторного привлечения к ответственности дважды за одно и то же административное правонарушение (часть 5 статьи 4.1 КоАП РФ).

Следовательно, как указывает Конституционный Суд РФ, оспариваемая норма не может рассматриваться как допускающая повторное привлечение к административной ответственности за совершение одного и того же административного правонарушения.

  1. Малозначительность административного правонарушения.

В соответствии со статьей 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

При этом в силу пункта 1 статьи 25.1 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами в соответствии с КоАП РФ.

В том случае, когда организация не оспаривает факт совершения административного правонарушения либо данный факт доказан административным органом, при рассмотрении дела об административном правонарушении или при обжаловании постановления по делу об административном правонарушении, формулируя свою правовую позицию для подготовки объяснений или соответствующей жалобы, следует рассмотреть вопрос об освобождении юридического лица от административной ответственности.

Такая возможность предоставлена статьей 2.9 КоАП РФ, в силу которой при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

В этом случае лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, однако освобождается от административной ответственности ввиду малозначительности совершенного административного правонарушения.

Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в пункте 18 Постановления от 2 июня 2004 года N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" указал, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения.

В пункте 21 Постановления от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" Пленум Верховного Суда РФ признает малозначительным административным правонарушением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

При этом такие обстоятельства, как имущественное положение привлекаемого к ответственности лица, добровольное устранение последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба, не являются обстоятельствами, характеризующими малозначительность правонарушения. Они в силу частей 2 и 3 статьи 4.1 КоАП РФ учитываются при назначении административного наказания.

Несмотря на то что статья 2.9 КоАП РФ не содержит никаких оговорок о ее неприменении к каким-либо составам правонарушений, предусмотренным КоАП РФ, Пленум Верховного Суда РФ указывает, что с учетом признаков объективной стороны некоторых административных правонарушений они ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны малозначительными, поскольку существенно нарушают охраняемые общественные отношения, например административные правонарушения, предусмотренные статьями 12.8, 12.26 КоАП РФ.

Правоприменительная практика свидетельствует о том, что статья 2.9 КоАП РФ может быть применена к административным правонарушениям, предусмотренным статьей 18.15 КоАП РФ, однако квалификация правонарушения в качестве малозначительного будет дана в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств его совершения (например, работал ли иностранец без соответствующего разрешения в системе общественного питания или красил стены в офисном помещении, впервые ли совершено административное правонарушение, тяжесть последствий совершенного правонарушения и т.д.).

Таким образом, при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям юридическое лицо, совершившее какое-либо нарушение, предусмотренное статьей 18.15 КоАП РФ, может быть освобождено от административной ответственности на основании статьи 2.9 КоАП РФ в силу малозначительности административного правонарушения (см., например: Постановление Верховного Суда РФ от 28 мая 2015 года N 308-АД14-4032 по делу N А53-915/2014, Постановление Верховного Суда РФ от 12 мая 2016 года N 308-АД15-19333 по делу N А53-27303/2014).

  1. Доказывание факта привлечения к трудовой деятельности.

Объективную сторону составов правонарушений, предусмотренных статьей 18.15 КоАП РФ, образует прежде всего неправомерное привлечение к трудовой деятельности гражданина иностранного государства или лица без гражданства.

Согласно примечанию 1 к статье 18.15 КоАП РФ под привлечением к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства понимается допуск в какой-либо форме к выполнению работ или оказанию услуг либо иное использование труда иностранного гражданина или лица без гражданства.

В пункте 20 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 февраля 2011 года N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" даны более детальные разъяснения по данному вопросу.

При рассмотрении дел об оспаривании постановлений административных органов о привлечении к административной ответственности лиц за совершение правонарушений, установленных частями 1 и 2 статьи 18.15 КоАП РФ, судам необходимо принимать во внимание, что статьей 61 Трудового кодекса РФ различаются день заключения договора и день, когда работник обязан приступить к выполнению своих трудовых обязанностей.

Таким образом, заключение трудового договора с иностранным гражданином или лицом без гражданства само по себе не является привлечением иностранного гражданина или лица без гражданства к трудовой деятельности и не образует состава административного правонарушения.

В то же время отсутствие заключенного с иностранным гражданином трудового договора само по себе не опровергает факт его привлечения к трудовой деятельности организацией и не является обстоятельством, исключающим административную ответственность, поскольку наличие оформленного трудового либо иного договора не является необходимым элементом объективной стороны рассматриваемого административного правонарушения.

Ключевой момент в установлении факта привлечения к трудовой деятельности как элемента объективной стороны правонарушения заключается в следующем. Противоправным является привлечение к трудовой деятельности, осуществляемое в виде фактического допуска конкретного иностранного гражданина или лица без гражданства в какой-либо форме к выполнению работ, оказанию услуг без соответствующего разрешения.

При этом срок привлечения к административной ответственности за указанное правонарушение исчисляется с момента обнаружения такого правонарушения или, если привлечение этого конкретного иностранного гражданина либо лица без гражданства прекращено на момент обнаружения, - с последнего дня, когда правонарушение совершалось.

Аналогичный подход к установлению факта привлечения к трудовой деятельности в полной мере применяется и к правонарушениям, предусмотренным статьей 18.15 КоАП РФ за неуведомление уполномоченного в сфере миграции органа.

Такая правовая позиция сформулирована в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 ноября 2011 года N 7197/11 и позволяет исключить неопределенность в вопросе установления объективной стороны правонарушения.

Президиум ВАС РФ указывает, что законодательство, устанавливающее обязанность уведомления миграционного органа в трехдневный срок с даты заключения трудового договора, и законодательство, предусматривающее ответственность за неуведомление миграционного органа, связывают уведомление прежде всего с фактом привлечения и использования иностранного гражданина для осуществления трудовой деятельности. Отсутствие действий со стороны работодателя по допуску иностранного гражданина к трудовой деятельности исключает обязанность уведомления миграционного органа о привлечении иностранного гражданина к трудовой деятельности.

Таким образом, обязательным элементом объективной стороны административных правонарушений, предусмотренных статьей 18.15 КоАП РФ, является фактический допуск иностранного гражданина или лица без гражданства к работе (оказанию услуг) без соответствующего разрешения.

Следовательно, в акте проверки или постановлении о привлечении лица к административной ответственности должны содержаться ссылки на доказательства и обстоятельства совершения правонарушения, которые позволяют сделать однозначный вывод о том, что организация в нарушение закона привлекла к трудовой деятельности иностранного гражданина или лица без гражданства. А именно фактически допустила конкретного иностранного гражданина или лицо без гражданства в какой-либо форме к выполнению работ (оказанию услуг) без соответствующего разрешения.

Рассмотрим вопрос привлечения иностранных граждан к строительству.

Как правило, при составлении акта проверки административный орган ссылается на то, что в ходе проведения осмотра территории строительства им были выявлены иностранные граждане, осуществляющие трудовую деятельность без разрешения на работу, и излагает общую информацию об объекте строительства, количестве корпусов и т.д.

Статьей 26.1 КоАП РФ предусмотрено, что по делу об административном правонарушении подлежат выяснению: наличие события административного правонарушения, лицо, его совершившее, его вина.

Административный орган в акте проверки должен подробно описать, где именно и какие конкретно работы выполняли указанные граждане, поскольку предполагается, что административным органом зафиксировано наличие события административного правонарушения. Административный орган должен также указать конкретные обстоятельства (место и время осуществления работ, их характер, принадлежность и местоположение помещений, способы фиксации при осмотре), которые позволили бы сделать вывод о совершении организацией правонарушения. В противном случае выводы, содержащиеся в акте проверки, являются безосновательными.

Поскольку речь идет о привлечении иностранных граждан к строительству, то, во-первых, в акте проверки должны быть отражены сведения, подтверждающие, что при проведении осмотра производилась фотосъемка или использовались иные способы фиксации события правонарушения. А во-вторых, административный орган в акте проверки должен указать на то обстоятельство, что при осмотре обнаружено и зафиксировано осуществление какой-либо трудовой деятельности иностранными гражданами.

Неотражение административным органом этих фактических данных свидетельствует о недоказанности факта выявления события административного правонарушения.

Как указано выше, привлечением к трудовой деятельности признается допуск в какой-либо форме к выполнению работ или оказанию услуг либо иное использование труда иностранного гражданина.

Если административный орган вменяет юридическому лицу совершение подобного административного правонарушения, то в акте проверки должны содержаться ссылки на конкретные письменные доказательства, подтверждающие, что организация в какой-либо форме дала допуск к выполнению работ перечисленным в акте проверки лицам.

Как правило, любой строительный объект на основании договора об оказании охранных услуг, заключенного с генподрядчиком, находится под охраной частной охранной организации.

По результатам проведенного осмотра административный орган в акте проверки устанавливает факт того, что территория строительного объекта находится под охраной какой-либо охранной организации, которая оказывает охранные услуги и обеспечивает пропускной режим на территорию строительного объекта.

Из данного установленного факта следует сделать необходимые для защиты интересов организации выводы, а именно констатировать недоказанность фактического допуска иностранного гражданина к работе.

Во-первых, попасть на территорию строительного объекта возможно, только предъявив специальный пропуск, оформленный на контрольно-пропускном пункте, поскольку вход и въезд на территорию строительства осуществляется только через контрольно-пропускной пункт. Следовательно, без письменного оформления разрешительных документов иностранные граждане не могли попасть на территорию строительного объекта.

Во-вторых, очевидно, что оформлению специального пропуска предшествует процедура, четко регламентированная договором на оказание охранных услуг. Например, при проведении строительных работ на объекте необходимо подать на контрольно-пропускной пункт соответствующие списки с данными своих сотрудников либо сотрудников своих субподрядчиков, а также датами допуска на объект, с тем чтобы указанные работники были допущены охранной организацией на территорию объекта. Иное означало бы, что любое лицо может попасть на территорию строительного объекта.

В-третьих, если обеспечение охраны объекта является обязанностью генподрядчика, то именно он заключает договор на оказание охранных услуг с охранной организацией. Работающие по договорам подряда на территории строительного объекта организации подчиняются уже установленным правилам контрольно-пропускного и внутриобъектного режима.

Следовательно, охранная организация либо генподрядчик должны представить письменные доказательства оформления списков, где значились бы иностранные граждане, поименованные в акте проверки, в противном случае факт предоставления организацией указанным гражданам какого-либо допуска к выполнению работ не подтвержден.

Это, в свою очередь, свидетельствует об отсутствии в действиях организации объективной стороны административного правонарушения.

Исходя из изложенного иностранные граждане могли попасть на территорию строительного объекта только с согласия и ведома генподрядчика, поскольку заказчиком охранных услуг является именно генподрядчик, либо по допуску третьих лиц, осуществлявших работы на объекте в спорный период. Соответственно, если данный факт будет доказан, то именно указанные лица должны являться субъектами совершенного административного правонарушения.

  1. Определение субъекта административного правонарушения по делам о неправомерном привлечении иностранных граждан к строительству.

Административный орган должен доказать факт допуска к выполнению строительных работ (оказанию услуг) и наличия правоотношений между организацией и иностранными гражданами.

Без подтверждения административным органом надлежащими и достаточными доказательствами факта привлечения к незаконной трудовой деятельности иностранных граждан, не имеющих разрешения на осуществление трудовой деятельности в РФ, конкретной организацией отсутствует надлежащий субъект административного правонарушения, что, в свою очередь, исключает наличие состава вменяемого административного правонарушения.

На практике зачастую административный орган делает вывод о привлечении иностранных граждан конкретным юридическим лицом исключительно на основании показаний самих иностранных граждан. В этом случае в акте проверки, кроме показаний иностранных граждан, административный орган не указывает иных доказательств, свидетельствующих о наличии взаимосвязи и каких-либо правоотношений между организацией и данными гражданами.

Между тем только лишь показания иностранных граждан не могут быть положены в основу сделанных административным органом выводов о привлечении указанных граждан конкретной организацией, поскольку данные лица находились на территории, охраняемой привлеченными генподрядчиком силами, у указанных лиц могли иметься собственные, в том числе корыстные, или навязанные мотивы представлять недостоверную информацию, могла наличествовать заинтересованность и т.д.

Организация, в свою очередь, в защиту своей позиции с целью опровержения доводов административного органа о выполнении иностранными гражданами работ в ее интересах при рассмотрении дела об административном правонарушении или при обжаловании постановления по делу об административном правонарушении может привести следующие доводы и представить соответствующие доказательства.

Во-первых, следует указать, что рабочие, осуществлявшие строительство от имени организации, имели фирменную спецодежду с логотипом организации, что позволяло при исполнении договора подряда на строительной площадке идентифицировать сотрудников.

Между тем из акта проверки не следует, что указанные в нем лица при установлении факта совершения административного правонарушения были в фирменной спецодежде с логотипом организации. Данное обстоятельство исключает принадлежность указанных лиц к организации и наличие каких-либо правоотношений между ними и организацией. В качестве доказательств необходимо представить договор на приобретение или изготовление соответствующей фирменной спецодежды, а также фотоматериалы, которыми зафиксирован ход работ, выполняемых организацией на строительном объекте.

Во-вторых, если на момент выявления и фиксации события административного правонарушения работы на строительном объекте организацией были завершены в полном объеме, то необходимо дать соответствующее правовое обоснование и подтвердить данное обстоятельство письменными доказательствами, достаточными, чтобы установить факт отсутствия сотрудников организации на строительном объекте.

А именно представить договор строительного подряда, в котором сторонами определен срок завершения работ по строительству объекта, а также первичные учетные документы (акты о приемке выполненных работ по форме КС-2, справки о стоимости работ и затрат по форме КС-3 и т.д.).

В силу пункта 4 статьи 753 ГК РФ сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами.

По стандартному условию, содержащемуся в договоре подряда, подрядчик обязан после завершения всех работ, предусмотренных договором, передать заказчику (генподрядчику) законченный результат их выполнения с комплектом исполнительной документации.

В подтверждение факта сдачи результата работ генподрядчику сторонами подписаны акты о приемке выполненных работ по форме КС-2 и справки о стоимости выполненных работ и затрат по форме КС-3, которыми одновременно удостоверяется и факт выполнения организацией работ на строительном объекте в полном объеме.

В-третьих, следует сослаться на то, что поскольку организацией работы на строительном объекте завершены в полном объеме, результат работ сдан генподрядчику, то по завершении работ организация освободила строительную площадку в порядке, предусмотренном договором. Обычно условиями договора предусматривается, что подрядчик в установленный срок со дня подписания акта, подтверждающего полное завершение работ по договору, обязан убрать с объекта своими силами и за свой счет принадлежащее ему имущество и строительный мусор, а также вернуть генподрядчику строительную площадку, в противном случае для него наступят неблагоприятные последствия в виде гражданско-правовой ответственности.

Факт освобождения организацией строительного объекта можно подтвердить следующими письменными доказательствами:

Если на момент выявления и фиксации события административного правонарушения работы на строительном объекте организацией завершены в полном объеме, что подтверждено совокупностью письменных доказательств, то этими же письменными доказательствами опровергаются выводы административного органа о нахождении на строительном объекте сотрудников организации или лиц, выполняющих работы в интересах организации.

Организация, завершившая выполнение всех работ по договору и покинувшая строительный объект, не может являться субъектом рассматриваемого административного правонарушения и нести ответственность за действия третьих лиц.

С момента подписания последнего акта приемки выполненных работ за любые события, происходящие на территории строительного объекта, равно как и за результат переданных ему по ранее подписанным актам выполненных работ, ответственность несет генподрядчик.

В некоторых случаях административный орган в акте проверки указывает, что со слов иностранных граждан к трудовой деятельности их привлекло руководство конкретной организации, выполняли они не основные работы по договору, а устраняли недостатки, допущенные в ходе проведения строительных работ. Подобная формулировка позволяет административному органу обосновать факт нахождения иностранных граждан на территории строительного объекта после завершения организацией всех работ на объекте.

Однако при таких обстоятельствах административный орган должен располагать письменными доказательствами, подтверждающими, что указанные недостатки были допущены организацией при выполнении строительных работ.



Условиями договора подряда обычно предусмотрен порядок фиксации недостатков в работе - стороны должны подписать акт устранения дефектов либо рекламационный акт в случае обнаружения недостатков в течение гарантийного периода.

По общему правилу в таком акте стороны перечисляют выявленные в ходе приемки дефекты и недостатки, а также по согласованию устанавливают сроки их устранения.

Таким образом, надлежащим, достоверным, допустимым доказательством, свидетельствующим о том, что в работе были выявлены недостатки, требующие устранения, может являться акт устранения дефектов (либо рекламационный акт), подписанный обеими сторонами договора.

Никакими иными доказательствами указанное обстоятельство подтверждаться не может, если сторонами в договоре определен порядок фиксации обнаружения недостатков и/или дефектов в работе.

Кроме того, выводы административного органа об устранении дефектов силами иностранных рабочих опровергаются актами о приемке выполненных работ по форме КС-2 и справками о стоимости выполненных работ и затрат по форме КС-3, подписанными заказчиком (генподрядчиком) без каких-либо замечаний.

В силу пункта 3 статьи 720 ГК РФ заказчик, обнаруживший недостатки в работе при ее приемке, вправе ссылаться на них в случаях, если в акте либо в ином документе, удостоверяющем приемку, были оговорены эти недостатки либо возможность последующего предъявления требования об их устранении.

По общему правилу, установленному пунктом 6 статьи 753 ГК РФ, заказчик вправе отказаться от приемки результата работ в случае обнаружения недостатков, которые исключают возможность его использования для указанной в договоре строительного подряда цели и не могут быть устранены подрядчиком или заказчиком.



Следует отметить, что в подписанных обеими сторонами актах о приемке выполненных работ по форме КС-2 какие-либо оговорки заказчика (генподрядчика) отсутствуют.

Поскольку мы исходим из того, что в нашем случае не было мотивированного отказа генподрядчика от подписания актов о приемке выполненных работ по форме КС-2 и все акты подписаны генподрядчиком, следовательно:

Для защиты своей позиции следует сделать подтвержденный рассмотренными выше письменными доказательствами вывод о том, что в спорный период недостатки в работах не могли устраняться организацией путем привлечения к строительным работам иностранных граждан по следующим объективным причинам:

Следовательно, административным органом не доказан факт совершения организацией административного правонарушения - неправомерное привлечение иностранных граждан к трудовой деятельности.

Еще один вопрос, на котором следует остановиться, это установление места совершения административного правонарушения, поскольку в конечном итоге данное обстоятельство влияет на определение субъекта правонарушения.

Дело в том, что на территории строительного объекта зачастую проводят работы одновременно несколько строительных организаций (подрядчиков, субподрядчиков), например осуществляют строительство разных корпусов.

На практике административный орган в акте проверки просто констатирует, что на территории строительного объекта проводится строительство нескольких корпусов, при этом из содержания акта неясно, на территории какого именно из корпусов обнаружено событие административного правонарушения.



Административный орган обязан идентифицировать место совершения административного правонарушения, в том числе корпус, этаж, помещение, поскольку иное означает невозможность достоверно установить, кем конкретно из субподрядчиков проводились работы.

По сути, подобный подход дает право административному органу сослаться на любой из договоров подряда (субподряда), переданных ему генподрядчиком, и по своему усмотрению вменить любому юридическому лицу, которым когда-либо проводились работы на территории объекта, совершение административного правонарушения.

Между тем, во-первых, нужно учитывать, что генподрядчик в данной ситуации является заинтересованным лицом, которое стремится избежать административной ответственности в виде значительных сумм штрафов.

Во-вторых, административный орган обязан доказать, что на месте совершения административного правонарушения работы проводились или должны были проводиться конкретным юридическим лицом, которое и привлекло иностранного гражданина к трудовой деятельности в своих интересах.

Если организация осуществляла работы не во всех корпусах на строительном объекте, что можно установить из предмета договора подряда, а в акте проверки административным органом не указано, в каком конкретно корпусе, на каком этаже, в каком помещении совершено административное правонарушение, то отсутствуют какие-либо основания делать вывод о том, что именно данная организация совершила противоправное деяние и виновна в совершении административного правонарушения.

Вместе с тем вышеизложенные доводы не будут иметь правового значения, если на строительном объекте работы выполнялись силами одного подрядчика или если работы выполнялись несколькими подрядчиками, однако имеется совокупность доказательств, подтверждающих фактический допуск иностранного гражданина к работе конкретной организацией.

  1. Общие положения о субъективной стороне административного правонарушения.


Основной принцип привлечения к административной ответственности, закрепленный в частях 1, 2 статьи 1.5 КоАП РФ, - презумпция невиновности.

Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном КоАП РФ, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело.

Данный принцип в полной мере распространяется и на юридические лица.

Проверяя конституционность положений части 1 статьи 18.15 КоАП РФ, Конституционный Суд РФ в Определении от 29 января 2015 года N 221-О указал, что данная норма направлена на соблюдение правил привлечения иностранных граждан и лиц без гражданства к трудовой деятельности в Российской Федерации и, действуя во взаимосвязи с иными положениями данного Кодекса, не предполагает возможность произвольного привлечения к административной ответственности лица без установления его вины в совершении правонарушения и без установления всех обстоятельств, подлежащих выяснению по делу об административном правонарушении (статья 26.1 КоАП РФ), в том числе тех, которые позволяют квалифицировать действия (бездействие) заявителя в качестве административного правонарушения.

Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

При подготовке объяснений или заявления в суд следует резюмировать, что административным органом не доказан факт совершения административного правонарушения организацией, отсутствует вина общества в совершении правонарушения.



Административный орган не представил достаточных доказательств, которые позволяют достоверно установить, что именно данная организация неправомерно привлекла иностранных граждан к трудовой деятельности, осуществляемой в виде фактического допуска иностранных граждан в какой-либо форме к выполнению работ.

Следовательно, отсутствует состав вменяемого административного правонарушения.

В соответствии с частью 2 статьи 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению, если отсутствует состав административного правонарушения.

  1. Назначение наказания в виде административного штрафа ниже низшего предела, установленного санкциями статьи 18.15 КоАП РФ.

Если административным органом доказан факт совершения административного правонарушения, то необходимо заявить о снижении размера штрафа на основании части 3.2 статьи 4.1 КоАП РФ.

До внесения в 2014 году изменений в общие правила назначения административного наказания законодательно закрепленная возможность назначить наказание ниже размера, установленного санкцией соответствующей статьи, отсутствовала. По данному вопросу Пленум Верховного Суда РФ в пункте 21 Постановления от 24 марта 2005 г. N 5 указывал, что КоАП РФ допускает возможность назначения административного наказания лишь в пределах санкций, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, поэтому при решении вопроса о назначении вида и размера административного наказания судья не вправе назначить наказание ниже низшего предела, установленного санкцией соответствующей статьи.

Вопрос о конституционности положений КоАП РФ, закрепляющих размеры административных штрафов за отдельные административные правонарушения, в том числе предусмотренные статьей 18.15 КоАП РФ, неоднократно ставился перед Конституционным Судом РФ.

В обоснование жалоб указывалось, что предусмотренные статьей 18.15 КоАП РФ размеры административного штрафа для юридических лиц служат не столько средством предупреждения нарушений миграционного законодательства со стороны работодателей, сколько инструментом подавления экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерного ограничения права собственности и свободы предпринимательства (см., например, Определения Конституционного Суда РФ от 15 сентября 2015 года N 1828-О, от 29 марта 2016 года N 461-О).

Конституционный Суд РФ в Постановлениях от 17 января 2013 года N 1-П, от 14 февраля 2013 года N 4-П, от 25 февраля 2014 года N 4-П и от 8 апреля 2014 года N 10-П пришел к следующим выводам, имеющим принципиальное значение для оценки законодательного регулирования количественных параметров административных штрафов в отношении юридических лиц.

Поскольку административное наказание, как следует из части 1 статьи 3.1 КоАП РФ, является средством государственного реагирования на совершенное административное правонарушение и как таковое применяется в целях предупреждения совершения новых административных правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами, установленные КоАП РФ размеры административных штрафов должны соотноситься с характером и степенью общественной опасности административных правонарушений и обладать разумным сдерживающим эффектом, необходимым для обеспечения соблюдения находящихся под защитой административно-деликтного законодательства запретов.

В противном случае применение административного наказания не будет отвечать предназначению государственного принуждения в правовом государстве, которое по смыслу статей 1 (часть 1), 2, 17 (часть 3), 18 и 55 (часть 3) Конституции РФ должно заключаться главным образом в превентивном использовании соответствующих юридических средств (санкций) для защиты прав и свобод человека и гражданина, а также иных конституционно признанных ценностей.

Практика законодательного регулирования административных штрафов, применяемых к юридическим лицам, сложившаяся после принятия КоАП РФ, показывает, что их размеры, изначально установленные за те или иные административные правонарушения, в том числе применительно к наиболее значимым для прав и свобод граждан, рыночной экономики и общественной безопасности сферам, подверглись корректировке в сторону существенного увеличения, что было обусловлено различными факторами, связанными преимущественно с формированием ответственного отношения к правовым предписаниям, основанного на осознании важности их безусловного исполнения.

Само по себе закрепление в КоАП РФ значительных по размеру административных штрафов, в том числе для юридических лиц, не выходит за пределы дискреционных полномочий федерального законодателя, который вправе в целях усиления административной ответственности вводить более строгие - соразмерные сложившимся социально-экономическим реалиям - административные наказания за противоправные посягательства, объектами которых выступают общественные отношения, нуждающиеся в повышенной правовой охране.

Вместе с тем Конституционный Суд РФ указывает, что, ограничивая гарантированные Конституцией РФ право частной собственности, предполагающее наличие находящейся под судебной защитой возможности иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (части 1, 2 и 3 статьи 35), и право на свободное использование своих способностей и имущества для занятия предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельностью (статья 34, часть 1), федеральный законодатель должен стремиться к тому, чтобы устанавливаемые им размеры административных штрафов в совокупности с правилами их наложения позволяли в каждом конкретном случае привлечения юридического лица к административной ответственности обеспечивать адекватность применяемого административного принуждения всем обстоятельствам, имеющим существенное значение для индивидуализации ответственности и наказания за совершенное административное правонарушение.

Соблюдение при установлении размеров административных штрафов требований, вытекающих из конституционных принципов равенства, пропорциональности и соразмерности, призвано не только обеспечить индивидуализацию наказания виновных лиц, но и не допустить избыточного ограничения их имущественных прав и интересов.

С учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ законодатель внес изменения в КоАП РФ, которыми закрепил возможность назначения наказания в виде штрафа в размере ниже минимального размера штрафа, предусмотренного за конкретное административное правонарушение.

Так, статья 4.1 КоАП РФ дополнена частью 3.2, согласно которой при наличии исключительных обстоятельств, связанных с характером совершенного административного правонарушения и его последствиями, имущественным и финансовым положением привлекаемого к административной ответственности юридического лица, судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дела об административных правонарушениях либо жалобы, протесты на постановления и (или) решения по делам об административных правонарушениях, могут назначить наказание в виде административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа, предусмотренного соответствующей статьей или частью статьи раздела II КоАП РФ, в случае, если минимальный размер административного штрафа для юридических лиц составляет не менее ста тысяч рублей.

Список литературы

  1. Декларация о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают (принята 13 декабря 1985 года резолюцией 40/144 на 116-м пленарном заседании 40-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН).
  2. Конституция Российской Федерации.
  3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации.
  5. Трудовой кодекс Российской Федерации.
  6. Федеральный закон от 5 ноября 2006 года N 189-ФЗ "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (в части усиления ответственности за нарушение порядка привлечения к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства)".
  7. Федеральный закон от 23 июля 2013 года N 207-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования миграционного законодательства и ответственности за его нарушение".
  8. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17 января 2013 года N 1-П "По делу о проверке конституционности положения части 5 статьи 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "Маслянский хлебоприемный пункт".
  9. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2013 года N 4-П "По делу о проверке конституционности Федерального закона "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобой гражданина Э.В. Савенко".
  10. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25 февраля 2014 года N 4-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 7.3, 9.1, 14.43, 15.19, 15.23.1 и 19.7.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом Арбитражного суда Нижегородской области и жалобами обществ с ограниченной ответственностью "Барышский мясокомбинат" и "ВОЛМЕТ", открытых акционерных обществ "Завод "Реконд", "Эксплуатационно-технический узел связи" и "Электронкомплекс", закрытых акционерных обществ "ГЕОТЕХНИКА П" и "РАНГ" и бюджетного учреждения здравоохранения Удмуртской Республики "Детская городская больница N 3 "Нейрон" Министерства здравоохранения Удмуртской Республики".
  11. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 8 апреля 2014 года N 10-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 6 статьи 2 и пункта 7 статьи 32 Федерального закона "О некоммерческих организациях", части шестой статьи 29 Федерального закона "Об общественных объединениях" и части 1 статьи 19.34 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, фонда "Костромской центр поддержки общественных инициатив", граждан Л.Г. Кузьминой, С.М. Смиренского и В.П. Юкечева".
  12. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 марта 2014 года N 628-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Китайской Народной Республики Чжэн Хуа на нарушение его конституционных прав частью 1.1 статьи 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".
  13. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 года N 221-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Агрофирма" на нарушение конституционных прав и свобод частью 1 статьи 18.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, статьей 16 Трудового кодекса Российской Федерации, а также статьями 309 и 721 Гражданского кодекса Российской Федерации".
  14. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2015 года N 265-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Сельхозинвест" на нарушение конституционных прав и свобод примечанием 2 к статье 18.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".
  15. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29 марта 2016 года N 461-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Хеладзе Гурамия Вахтанговича на нарушение его конституционных прав частью 3 статьи 18.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".
  16. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15 сентября 2015 года N 1828-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа о проверке конституционности положений частей 3.2 и 3.3 статьи 4.1 и части 3 статьи 18.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".
  17. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 года N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях".
  18. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2011 года N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".
  19. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".
  20. Постановление Президиума Высшего Арбитражного СУДА Российской Федерации от 22 ноября 2011 года N 7197/11.
  21. Постановление Верховного Суда Российской Федерации от 28 мая 2015 года N 308-АД14-4032 по делу N А53-915/2014.
  22. Постановление Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 года N 308-АД15-19333 по делу N А53-27303/2014.