Мудрый Юрист

Участие защитника в доказывании по уголовным делам: к вопросу обеспечения состязательности процесса

Чеботарева Ирина Николаевна, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Юго-Западного государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассматриваются вопросы отсутствия равноправия сторон в досудебном производстве по уголовным делам, в частности в уголовно-процессуальном доказывании, а также касающиеся введения следственного судьи в уголовный процесс России, приводятся различные точки зрения на понимание места и роли данного института в структуре государственных органов.

Ключевые слова: уголовный процесс, состязательность, уголовно-процессуальное доказывание, защита, следственный судья, досудебное расследование.

Participation of a Defense Counsel in Proof in a Criminal Case: On Ensuring Adversarial Nature of the Judicial Process

I.N. Chebotareva

Chebotareva Irina N., Assistant Professor of the Department of Criminal Procedure and Criminalistics of the Southwest State University Candidate of Legal Sciences, Assistant Professor.

The article deals with the lack of equality of the parties in the pre-trial proceedings in criminal cases, particularly in criminal procedure proving, as well as on the introduction of an investigative judge in a criminal trial of Russia are different perspectives on the understanding of the place and the role of this institution in the structure of state organs.

Key words: criminal process, adversarial, criminal procedure proof, defense, the investigating judge, pre-trial investigation.

Безусловно, в состязательном процессе, которому присуще равноправие сторон, наиболее полно представлены и реализуемы возможности защиты в отстаивании своей позиции, в том числе средствами уголовно-процессуального доказывания невиновности или меньшей виновности подзащитного, смягчения его ответственности.

Состязательная модель уголовного процесса предполагает две равные стороны (обвинения и защиты), которые предстают перед беспристрастным и независимым судом, задачей которого является справедливое разрешение дела.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ (далее - УПК РФ), развивая идею состязательности уголовного судопроизводства, сформулированную в ст. 123 Конституции РФ, закрепил принцип состязательности сторон (ст. 15 УПК РФ). Продолжение состязательное построение процесса нашло и в других положениях уголовно-процессуального закона. Так, УПК РФ ввел понятие стороны (п. 45 ст. 5 УПК РФ), отнес следователя к стороне обвинения (п. 47 ст. 5 УПК РФ); устранил принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств уголовного дела как выражение публичного начала.

Тем не менее в современном отечественном уголовном процессе о равенстве процессуальных возможностей сторон в досудебном производстве говорить не приходится. Мало назвать российское уголовное судопроизводство состязательным, чтобы оно стало таковым.

Следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах своей компетенции осуществлять предварительное следствие по уголовному делу (п. 41 ст. 5, ч. 1 ст. 38 УПК РФ), а дознаватель - дознание (п. 7 ст. 5 УПК РФ). Они самостоятельно направляют ход расследования, принимают решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа - следователю, а дознавателю - согласие начальника органа дознания и (или) прокурора (п. 3 ч. 2 ст. 38, п. 1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ). В досудебном производстве участники со стороны защиты именно к ним - своим процессуальным противникам - обращаются с ходатайством при возникновении необходимости производства процессуальных действий или для принятия процессуальных решений в целях установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, для обеспечения прав и законных интересов (ч. 1, 2 ст. 119, п. 5 ч. 4 ст. 46, п. 5 ч. 4 ст. 47, п. 8 ч. 1 ст. 53 УПК РФ).

Очевидно, что в такой ситуации говорить о наличии независимого арбитра как еще одного элемента состязательного процесса в досудебном производстве нет никаких оснований.

Логично при такой расстановке сил и отсутствие равноправия сторон в досудебном производстве. О каком равноправии можно говорить, если одна сторона осуществляет предварительное расследование, формирует доказательственную базу для дальнейшего судебного исследования, а другая сторона должна обращаться к ней с просьбой, если ей необходимо провести какие-либо следственные действия или принять какое-либо процессуальное решение <1>? Уголовно-процессуальное доказывание является той сферой уголовного процесса, где неравенство сторон в досудебном производстве проявляется наиболее очевидно.

<1> Справедливости ради следует заметить, что ч. 4 ст. 15 УПК РФ говорит о равноправии сторон лишь перед судом, создавая еще большее противоречие в вопросе состязательности российского уголовного судопроизводства. Весь процесс у нас является состязательным, но равноправны стороны только перед судом.

Право собирать доказательства путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ, предоставлено только должностным лицам, осуществляющим предварительное расследование, которые и ответственны за его ход и исход (ч. 1 ст. 86 УПК РФ). Для эффективности этой деятельности они наделены полномочиями по применению принуждения (например, при производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается их добровольно открыть (ч. 6 ст. 182 УПК РФ), возможность проведения принудительного освидетельствования (ч. 1, 2 ст. 179 УПК РФ), принудительной выемки (ч. 5 ст. 183 УПК РФ), дознаватель и следователь вправе избрать в отношении подозреваемого и обвиняемого на основаниях и в порядке, которые предусмотрены УПК РФ, меру пресечения или иную меру процессуального принуждения и проч.).

Защитник указан в УПК РФ в качестве субъекта собирания доказательств, определены и пути, которыми он может их собирать (ч. 3 ст. 86 УПК РФ). Но защитник как был, так и остается в стадии предварительного расследования лишь ходатаем перед следователем или дознавателем. В досудебном производстве, для того чтобы собранная защитником информация хотя бы попала в материалы уголовного дела, ему необходимо обратиться к должностному лицу, ведущему предварительное расследование (а это его процессуальный противник), с ходатайством о приобщении ее к делу в качестве доказательств или о вызове ранее опрошенного защитником лица для допроса.

В итоге предварительное расследование так и осталось розыскным, несмотря на некоторое усиление процессуального статуса защитника и расширение сферы судебного контроля. Отдельные элементы состязательности и равноправия сторон в досудебном производстве проявляются в судебном контроле, который заключается в даче разрешения на производство отдельных следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан, на применение отдельных мер процессуального принуждения, рассмотрение жалоб на действия (бездействие) и решения должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу.

Сложившаяся система расследования уголовных дел фактически поощряет обвинительный уклон в деятельности следователя, на что неоднократно указывали исследователи <2>. Это явно расходится с заявленной сущностью уголовного судопроизводства, которая заключается в защите прав и законных интересов личности, в заинтересованности государства в лице его органов в назначении справедливого наказания именно тому лицу, которое виновно в совершении преступления.

<2> Рябинина Т.К. Быть ли следственному судье в российском уголовном процессе? // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Орел, 29 мая 2015 г. Орел: Изд-во ОрЮИ МВД России имени В.В. Лукьянова, 2015. С. 281.

Обвинительный уклон, отсутствие равноправия сторон, несовершенство судебного контроля обусловили появление идеи о необходимости создания в России следственного судьи. Надо сказать, что идея не нова.

В России институт следственного судьи был учрежден в 1860 году и стал важным элементом Судебной реформы 1864 года. Образцом для нашего законодателя послужил французский Кодекс уголовного следствия 1808 года. В нем центральное место в предварительном следствии было отведено именно следственному судье, формирующему судебные доказательства. Такое положение дел являлось важным условием обеспечения равенства сторон, состязательности, а следовательно, и справедливости правосудия. Следственные судьи просуществовали до конца Российской империи, а после продолжили действовать и при большевистской власти. Изначально они были независимы от прокуратуры, но впоследствии, с переходом следственного аппарата в ведение прокуратуры в 1928 году, институт следственных судей прекратил свое существование.

В настоящее время следственные судьи существуют во Франции, Испании, Нидерландах, Бельгии, Швейцарии, Германии. На постсоветском пространстве они действуют в Латвии, Литве, Молдове, Казахстане, Украине. Основными целями их деятельности являются расширение судебного контроля над органами досудебного расследования, а также обеспечение прав, свобод и законных интересов граждан в уголовном судопроизводстве, равенства сторон и справедливости.

Новый виток обсуждение данного вопроса получило после того, как Президент РФ Владимир Путин утвердил перечень поручений по итогам состоявшегося 14 октября 2014 года заседания президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. На нем среди прочих поручений глава государства рекомендовал Верховному Суду РФ до 15 марта 2015 года изучить предложения по созданию института следственных судей <3>.

<3> Перечень поручений по итогам заседания Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека, 14 октября 2014 г. URL: http://kremlin.ru/acts/assignments/orders/47174.

Надо сказать, что официальные источники до сих пор не содержат заключений и выводов, к которым пришел Верховный Суд РФ в результате выполнения поручения Президента.

Проблему "демонтажа обвинительной связки между правоохранительными органами и судебной системой" подняла на встрече с Президентом судья Конституционного Суда РФ в отставке Т.Г. Морщакова.

Данная идея нашла своих сторонников.

Так, Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин отметил, что институт следственных судей не только повысит эффективность судебного контроля в ходе расследования и объективность судебного разбирательства, но и поможет разорвать "обвинительную связку" между следствием и судом, о которой постоянно говорят в юридическом сообществе <4>, а заодно хотя бы отчасти преодолеть тот "обвинительный уклон" в отечественном правосудии, о котором сказал Президент России в своем Послании Федеральному Собранию еще 12 декабря 2012 года <5>.

<4> Зорькин В.Д. Конституция живет в законах. URL: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20121218/2658214guO71.html#ixzz4NX7y5.
<5> Послание Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию 12 декабря 2012 г. URL: http://kremlin.ru/events/president/news/17118.

Введение фигуры следственного судьи, по мнению Председателя Конституционного Суда РФ, позволит продвинуться в решении системных проблем (по которым граждане либо суды регулярно направляют обращения в Конституционный Суд РФ), таких, как: нарушение разумных сроков судопроизводства в части предварительного расследования; чрезмерная длительность содержания под стражей; неэффективность судебной проверки действий (бездействия) органов предварительного расследования в порядке ст. 125 УПК РФ; нарушение права потерпевшего на доступ к правосудию и защиту его интересов; злоупотребление органами уголовного преследования тайной предварительного расследования; ограничение права обвиняемого на защиту на досудебных стадиях процесса, в том числе на своевременный допуск защитника; возвращение дела судом прокурору для исправления недостатков предварительного расследования в порядке ст. 237 УПК РФ; использование результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве <6>.

<6> Зорькин В.Д. Конституционно-правовые проблемы судебной системы РФ. URL: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20121218/265821471.html.

Таким образом, при введении процессуальной фигуры следственного судьи речь идет о более высоком качестве судебного контроля за предварительным следствием.

По мнению разработчиков проекта, основными направлениями его деятельности должны стать, во-первых, контроль за законностью действий органов расследования, во-вторых, оказание помощи в собирании, представлении и признании доказательств для того, чтобы обеспечить подлинное равноправие сторон в собирании и представлении доказательств в процесс для отстаивания своих интересов, чтобы признавались в установленном законом порядке материалы как стороны обвинения, так и стороны защиты в качестве доказательств, в-третьих, проверка по ходу следствия доказательств с точки зрения их допустимости <7>.

<7> Морщакова Т.Г. О компетенции и порядке формирования института следственных судей в Российской Федерации. URL: http://www.iuaj.net/node/1718.

Как указывает Н.Н. Ковтун, речь идет о введении в уголовное судопроизводство России властного и подлинно независимого судьи-гаранта - субъекта законного и обоснованного применения мер процессуального принуждения к участникам процесса; беспристрастного разрешения спора между следственным органом и частным заинтересованным лицом по принципиальным моментам процесса; наконец, субъекта обеспечения (депонирования) легитимных доказательств - собираемых и представляемых в уголовный процесс частными заинтересованными лицами <8>.

<8> Ковтун Н.Н. Специализированный следственный судья: за и против // Российская юстиция. 2010. N 9. С. 41 - 45.

Осторожнее в вопросе компетенции следственного судьи высказывается В.Д. Зорькин, который считает, что круг полномочий таких судей должен включать в себя: решение об избрании меры пресечения; рассмотрение жалоб и ходатайств сторон на стадии предварительного следствия; судебный контроль за расследованием уголовных дел, по которым судом первой инстанции вынесено определение об устранении недостатков, препятствующих судебному разбирательству, и т.д. В.Д. Зорькин отмечает: "Нам, как юристам-профессионалам, ясно, что в ситуациях, когда один и тот же судья в уголовном процессе и производит судебный контроль за следствием, и выносит решения по тому же делу в судебном заседании, не могут не возникать сомнения в независимости и беспристрастности юридического результата". Он же говорит о возможности назначения данных судей на год, два в порядке ротации <9>.

<9> Зорькин В.Д. Конституция живет в законах. URL: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20121218/2658214guO71.html#ixzz4NX7y5.

Следственный судья, по мнению разработчиков проекта, должен быть самостоятельным, не подчинен руководству действующих судов. Иметь статус судей областных, краевых, республиканских судов, но не состоять в штате этих судов. Действовать ему следует в состязательных формах - в судебных заседаниях, где по возможности участвуют представители обеих сторон. Должна существовать возможность обжалования его решений. Тогда процесс действительно может стать полностью состязательным. При этом жалобы на его действия должны будут рассматриваться вышестоящими судебными инстанциями в специально созданном исключительно с этой целью подразделении.

В исследованиях ученых-процессуалистов часто отмечается стремление государственной власти к созданию с помощью дальнейшего реформирования судебной системы независимого, быстрого и в то же время эффективного следствия, с одной стороны, и справедливого и также эффективного суда - с другой. Однако, когда дело доходит до выбора определенного пути развития, имеют место значительные расхождения в понимании того, каким именно образом необходимо достигать поставленные задачи, даже среди сторонников идеи.

Есть и противники создания института судебных следователей. Так, профессор Л.В. Головко отрицает необходимость введения этого института, потому что подобное нововведение является проявлением "американизации" и может привести к губительным последствиям как для уголовного процесса России, так для общественных отношений в стране в целом. Ни российская доктрина, ни практика, ни власть до сих пор не могут определиться в вопросе об институциональной природе процесса, в котором предполагается функционирование вновь обретаемого судебного следователя <10>.

<10> Головко Л.В. Следственные судьи или очередной раунд "американизации" российского уголовного процесса? URL: http://www.iuaj.net/node/1740.

Представляется, что образование института следственного судьи в том виде, в котором он предлагается разработчиками, является стремлением не столько к изменению типа российского уголовного процесса, сколько желанием создать более объективное и справедливое судопроизводство. Данный институт, хочется верить, поможет устранить обвинительный уклон российского уголовного процесса, обеспечить состязательность. С помощью этого удастся достигнуть баланса между судом, защитой и обвинением. Однако подобные изменения должны постепенно встраиваться в уголовно-процессуальное законодательство. Необходимо подготовить достаточную почву, чтобы институт следственного судьи смог выполнять делегированные ему функции. Важно всесторонне изучить мнения процессуалистов, поддерживающих различные стороны, выяснить, какие именно цели преследует та или иная концепция.

В заключение можно сказать, что вопрос о внедрении института следственных судей в систему уголовного процесса России по-прежнему остается открытым. Основной проблемой остается разрозненность мнений в среде ученых и отсутствие конкретики в вопросе реализации данного института. Например, о том, к какой структуре следует относить данный орган: к судебной, к органам предварительного расследования? А может, стоит выделить его в совершенно отдельную и обособленную структуру?

В любом случае появление следственных судей окажет большое влияние на дальнейшее развитие уголовного судопроизводства, и государственной власти следовало бы уделить больше внимание данному вопросу.

Литература

  1. Головко Л.В. Следственные судьи или очередной раунд "американизации" российского уголовного процесса? URL: http://www.iuaj.net/node/1740.
  2. Зорькин В.Д. Конституционно-правовые проблемы судебной системы РФ. URL: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20121218/265821471.html.
  3. Зорькин В.Д. Конституция живет в законах. URL: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20121218/2658214guO71.html#ixzz4NX7y5.
  4. Ковтун Н.Н. Специализированный следственный судья: за и против / Н.Н. Ковтун // Российская юстиция. 2010. N 9. С. 41 - 45.
  5. Морщакова Т.Г. О компетенции и порядке формирования института следственных судей в Российской Федерации. URL: http://www.iuaj.net/node/1718.
  6. Перечень поручений по итогам заседания Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека, 14 октября 2014 г. URL: http://kremlin.ru/acts/assignments/orders/47174.
  7. Послание Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию 12 декабря 2012 г. URL: http://kremlin.ru/events/president/news/17118.
  8. Рябинина Т.К. Быть ли следственному судье в российском уголовном процессе? // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью. Орел, 29 мая 2015 г. С. 281.