Мудрый Юрист

Судебное рассмотрение жалоб на отказ нотариуса в совершении нотариальных действий (по материалам обобщения судебной и нотариальной практики Московской области)

С.В. Розина, судья Московского областного суда.

Судебная и нотариальная практика свидетельствует о том, что нотариусы довольно часто отказывают гражданам в совершении нотариальных действий и почти четвертая часть отказов нотариусов из общего числа обжалуемых в судебном порядке признается судами необоснованными.

1. Основания для отказа в совершении нотариальных действий

В соответствии со ст. 48 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. с изменениями, внесенными 30 декабря 2001 г., отказ в совершении нотариального действия возможен в случаях: когда совершение такого действия противоречит закону; когда действие подлежит совершению в другом нотариальном органе; если с просьбой о совершении нотариального действия обратилось недееспособное лицо либо представитель, не имеющий необходимых полномочий; либо сделка, совершаемая от имени юридического лица, противоречит целям, указанным в его уставе или положении; а также в случае, когда сделка не соответствует требованиям закона. Нотариусы не принимают для совершения нотариальных действий документы и отказывают в совершении нотариальных действий, если документы не соответствуют требованиям законодательства.

Перечень оснований исчерпывающий и расширительному толкованию не подлежит. Если указанные случаи имеют место, то нотариус обязан отказать в совершении действия. Таким образом, когда совершить нотариальное действие нельзя, отказ для нотариуса превращается в его обязанность.

Нотариус, принимая решение об отказе в совершении нотариального действия, должен иметь обоснованные причины. В каждом конкретном случае он должен внимательно и всесторонне рассмотреть представленные документы и оценить обстоятельства.

Иногда случается так, что предусмотренных законом оснований к отказу не имеется. В то же время совершение нотариального действия может повлечь нарушение прав других лиц. Примером может служить дело, обстоятельства которого часто встречаются в практике судов.

Так, Д. в 1996 году продал автомашину Г., но сделка не была надлежащим образом оформлена, автомашина оставалась зарегистрированной за Д., который выдал доверенность Г. на право управления проданной автомашиной. Доверенности в течение ряда лет неоднократно обновлялись, однако автомашина продолжала значиться принадлежащей Д., который в 2001 году умер, не оставив завещания. Наследники Д. по закону обратились к нотариусу с заявлением о принятии наследства и выдаче им свидетельства о праве собственности на наследственное имущество, включая автомашину.

В данном случае нотариус не вправе отказать в выдаче свидетельства о праве на наследство на указанную автомашину, так как она значится принадлежавшей наследодателю. Однако выдача нотариусом свидетельства на автомашину повлечет нарушение прав покупателя. Поэтому, когда нотариусу становится известно о том, что между наследниками и другими лицами существует спор о праве собственности на наследственное имущество, он, руководствуясь ст. 41 Основ законодательства о нотариате, вправе отложить совершение нотариального действия на срок не более десяти дней по заявлению заинтересованного лица (в данном случае получателя). В случае получения от суда сообщения о поступлении заявления от заинтересованного лица, оспаривающего право наследников на автомашину, нотариус совершение нотариального действия должен приостановить до разрешения дела судом.

Другой пример свидетельствует о том, что, отказывая в совершении нотариального действия, нотариус допускает нарушение требований закона.

Так, Ч-ва, являясь собственницей квартиры, обратилась с жалобой на действия нотариуса, которая своим постановлением отказала ей в удостоверении договора по отчуждению ее квартиры по тем основаниям, что своим письмом нотариусу следователь СЧ ГСУ при ГУВД МО просил приостановить совершение всех сделок по квартире. Решением суда действия нотариуса признаны неправомерными.

Руководствуясь, возможно, интересами покупателя, нотариус вынес постановление об отказе в совершении нотариального действия, предоставив суду решить вопрос о возможности удостоверения сделки. Однако письмо следователя не может явиться основанием для отказа, поэтому нотариус мог бы, и это было бы правильным, отложить или приостановить совершение нотариальных действий и запросить следователя о предоставлении соответствующего закону документа - постановления об аресте. Если такого постановления не было вынесено, то нотариус должен был удостоверить сделку. Отказ нотариуса противоречит требованиям ст. 48 Основ законодательства о нотариате, а также требованиям ст. 209 ГК РФ о праве собственника распоряжаться своим имуществом.

На практике причины отказов нотариуса в совершении нотариального действия можно разделить по основаниям отказа на несколько групп.

  1. Предоставление заинтересованными лицами противоречивых документов, лишающих нотариуса возможности совершить нотариальное действие. Это может иметь место, например, при решении вопроса о выдаче свидетельства о праве на наследство, когда указания об имуществе, изложенные в завещании наследодателя, не совпадают с действительным объемом наследственной массы.

Так, нотариус вынес постановление об отказе в совершении нотариального действия - выдаче Балакиной и Крылову свидетельства о праве на наследство по завещанию Крыловой, умершей 23 июня 1999 г., по тем основаниям, что из представленных документов, т.е. регистрационного удостоверения БТИ от 12 августа 1959 г. о принадлежности Крыловым 4/7 долей дома и договора дарения доли домовладения от 25 мая 1967 г., видно, что наследственный жилой дом без определения долей принадлежал трем Крыловым - Евдокии, Галине, Ираиде. В соответствии с договором дарения Крылова Е. подарила Крыловой Г. и Крыловой И. принадлежавшие ей 4/12 доли дома. Из чего следует, что представленные наследниками правоустанавливающие документы не соответствуют справке БТИ о размерах долей сособственников в доме, и не представляется возможным выяснить, откуда пошло деление на доли в доме. Из-за противоречий в документах дом в долях превышает "1". Решением суда жалоба Балакиной на действия нотариуса оставлена без удовлетворения.

В приведенном случае отказ нотариуса совершенно обоснован и признан судом правильным. Нотариус в соответствии со ст. 71 Основ законодательства о нотариате выдает свидетельство о праве на наследство по бесспорным документам. В данном случае несоответствие в документах может быть разрешено по заявлению наследников только в судебном порядке.

Еще один пример. Нотариус отказала Т-ву С. в выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию. Т-й, умершей 8 ноября 1999 г., на праве собственности принадлежало 70/100 долей дома. При этом нотариус сослался на то, что в завещании наследодатель указала, что Т-ву А. она завещает 57/100 доли дома, а Т-ву С. - 23/100 доли дома, т.е. завещатель распорядился 80/100 долями дома. Как указал нотариус, ввиду невозможности определения доли каждого из наследников в наследстве наследство может быть выдано наследникам лишь в равных долях по их обоюдному согласию, однако наследники к таковому не пришли. Решением суда действия нотариуса признаны правильными, в удовлетворении жалобы Т-ву на действия нотариуса отказано по той причине, что нотариус был лишен возможности определить по завещанию доли наследников.

Обстоятельства данного дела вызывают необходимость обсуждения нескольких вопросов. Как видно из завещания, наследникам завещано имущество не в равных долях, поэтому нотариус, как и суд, не вправе изменить волю наследодателя.

Представляется, что на базе применения действующего законодательства нотариус должен был решить вопрос о выдаче наследникам свидетельств о праве на наследство, так как смысл завещания понятен. В соответствии со ст. 1132 ГК РФ нотариусу предоставлено право толковать завещание, поэтому он, наиболее полно осуществляя предполагаемую волю завещателя, мог бы произвести расчет долей в указанном завещателем соотношении применительно к фактическому размеру наследственной массы в 70/100 долей в праве на дом. Предложение нотариуса при согласии наследников выдать им свидетельства о праве на наследство в равных долях, т.е. применительно к наследованию по закону, нельзя признать правильным. В приведенном деле речь шла лишь об ошибке в расчетах.

Отказ нотариуса в совершении нотариального действия возможен, когда он связан с сомнениями в правильности изложенных сведений в документе, которые нотариус сам устранить не может. В то время как суд обладает механизмом установления истины.

Так, нотариус отказал Б-вой и Н-ой в выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию Б-вой, умершей 30 октября 2000 г., на имущество, состоящее из земельного участка 608 кв. м, по той причине, что из представленных документов неясно, какова площадь наследственного земельного участка. Согласно свидетельству о праве собственности на земельный участок от 1 сентября 1993 г. размер всего земельного участка равен 608 кв. м, в том числе сельхозугодий 608 кв. м, пашни 105 кв. м, под многолетними насаждениями 378 кв. м. Наследники обратились в суд с жалобой на действие нотариуса, но в судебном заседании требования изменили и просили установить факт владения Б-вой земельным участком площадью 608 кв. м. Решением суда признано, что размер земельного участка, принадлежащий Б-вой, равен 608 кв. м.

В приведенном примере отказ нотариуса обоснован, так как он выдает свидетельство о праве на наследство на основании бесспорных документов.

  1. Причиной отказа могут быть недостатки в самих документах, подтверждающих право, например, на наследство, они могут содержать недостатки, препятствующие их принятию. В таких случаях нотариусы выносят отказ в совершении нотариального действия, ссылаясь на то, что документы не соответствуют требованиям законодательства. Необходимо отметить, что сами недостатки в документах могут быть различными.

Так, нотариус вынес постановление об отказе в совершении нотариального действия - выдаче И-ву свидетельства о праве на наследство по завещанию к имуществу Х-вой, умершей 7 декабря 1999 г., указав, что в завещании, удостоверенном 14 сентября 1999 г. нотариусом, месяц указан сокращенно, адрес не указан полностью, т.е. отсутствует наименование населенного пункта, из принадлежащего наследодателю имущества завещана часть жилого дома в долях, а какая именно - не указано. Из текста самого завещания видно, что число, месяц и год выполнены штампом. При этом месяц указан сокращенно как "сен", адрес наследодателя указан следующим образом: "Московская область, Одинцовский район, ул. Косой Клин, д. 23". Кроме того, И-ву завещана восточная часть дома 50/100 (пятьдесят сотых) долей дома с земельным участком площадью 0,1025 га, а Л-ву западная часть дома 50/100 (пятьдесят сотых) долей дома с земельным участком площадью 0,06 га, местонахождение земельного участка не указано. Решением суда жалоба И-ва на действия нотариуса признана необоснованной.

В указанном примере отказ нотариуса в совершении нотариального действия был вызван недостатками в оформлении завещания как документа. В ст. 45 Основ законодательства о нотариате указано, что текст нотариально удостоверенного документа должен быть написан ясно и четко, он не должен иметь приписок, относящиеся к содержанию документа числа и сроки должны быть обозначены хотя бы один раз словами, исправления должны быть оговорены.

Завещание - это документ, который должен соответствовать определенной форме, установленным правилам его написания, и с этой точки зрения завещание - формальный документ. Применительно к изложенному делу с позиции действующего законодательства необходимо отметить, что в п. 3 ст. 1131 ГК РФ впервые предусмотрено положение о том, что не могут служить основанием недействительности завещания описки и другие незначительные нарушения порядка его составления, подписания или удостоверения, если они не влияют на понимание волеизъявления завещателя. Право оценивать значение допущенных при составлении завещания недостатков для его действительности предоставлено только суду.

Отказ в совершении нотариальных действий может иметь место в случае необоснованного непринятия нотариусом документа.

Так, Д-вы обратились в суд с жалобой на действия нотариуса, которая своим постановлением отказала им в выдаче свидетельства о праве на наследство после их умершего отца Д. по тем основаниям, что представленная справка из похозяйственной книги за 1986 год о принадлежности наследственного дома их умершим родителям, по мнению нотариуса, не является правоподтверждающим документом. В судебном заседании главой сельского округа были представлены подлинные похозяйственные книги за 1986 - 1987 годы. Кроме того, из материалов дела видно, что наследодатель Д. 14 июля 1987 г. получил свидетельство о праве на наследство после смерти жены и стал собственником всего дома, об этом обстоятельстве нотариус не знал. Решением суда жалоба Д. признана обоснованной, суд обязал нотариуса выдать заявителям свидетельство о праве на наследство.

Отказ нотариуса был неправомерным, так как он должен был принять справку сельского округа от 17 мая 2000 г. о принадлежности дома наследодателю и его умершей жене, т.е. родителям заявителей, на праве собственности на основании записей в похозяйственной книге за 1986 год. Справка поселкового совета должна быть обязательно основана на записи в похозяйственной книге, т.е. должно быть указано: "согласно записи в похозяйственной книге...".

Существует практика нотариусов, отказывающих в совершении нотариальных действий, например по отчуждению имущества, по причине недостатков в правоустанавливающих документах, на основании которых уже была произведена государственная регистрация права правообладателя.

Так, нотариус отказал С-вой в выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию Н-ва, умершего 15 декабря 2000 г., на имущество, состоящее из 1/2 доли в двухкомнатной квартире, которую наследодатель приобрел на основании договора о передаче жилого помещения в собственность, заключенного с администрацией района 30 сентября 1998 г. Нотариус сослался на то, что ранее указанный договор был составлен с нарушением требований закона о форме договора, в частности использовано факсимильное воспроизведение подписи Н-ва, что, по мнению нотариуса, допустимо лишь в случаях, указанных в законе, а лично Н-вым, имеющим физические недостатки, договор вообще не подписан, в то время как при наличии физических недостатков договор должен быть подписан другим лицом, о чем производится запись в договоре с указанием причины. С-ва обжаловала отказ нотариуса в суд. Решением суда действия нотариуса признаны неправомерными. Суд установил, что завещатель являлся инвалидом по зрению, вторая сторона договора не возражала против факсимильного воспроизведения подписи, главой района договор был подписан. При этом суд указал, что право собственности наследодателя на ранее указанную квартиру было зарегистрировано 13 ноября 1998 г. в Регистрационной палате, ему было выдано свидетельство о регистрации права.

С решением суда следует согласиться. Однако затронутая проблема нуждается в пояснении. В соответствии со ст. 223 ГК РФ право на недвижимость считается возникшим с момента его государственной регистрации. Регистрирующий орган на основании правоустанавливающего документа производит регистрацию права и выдает правоподтверждающий документ. Эти действия означают признание государством за этим лицом права. Однако нотариус, считая договор не отвечающим требованиям закона, в совершении нотариального действия отказал.

Между тем нотариус не наделен правом проведения правовой экспертизы документов в свете тех требований, которые закреплены в ст. 9 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним". Функция проведения правовой экспертизы документов и проведения проверки законности сделки отнесена к компетенции органа по регистрации прав. В соответствии с указанным Законом правовая экспертиза - это изучение представленных для государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним документов в целях установления юридического факта, являющегося основанием для возникновения, наличия, перехода, прекращения прав на это имущество. Правовая экспертиза включает в себя: установление отсутствия противоречий между заявляемыми и уже зарегистрированными правами на данный объект недвижимого имущества, проверку документов на соответствие требованиям законодательства, действовавшего на момент их издания, проверку законности совершаемой сделки, установление наличия возникновения, перехода, прекращения прав на недвижимое имущество на основании представленных правообладателем документов. Нотариус в отличие от государственного регистратора указанным объемом прав не обладает. Поэтому право нотариуса на непринятие документов, не соответствующих требованиям законодательства, с правовой экспертизой документов в свете Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" и ст. ст. 45, 48 Основ законодательства о нотариате отождествлять нельзя.

Конечно же, нотариус может разъяснить заинтересованному лицу право обжаловать в суд государственную регистрацию по основаниям несоответствия закону документов, на основании которых это право было зарегистрировано. Признать регистрацию права или сделки недействительными можно только в судебном порядке.

Позиция нотариусов не признавать значимость свидетельства, выдаваемого после проведения государственной регистрации права или сделки с недвижимым имуществом, возможно, обусловлена разным соотношением ответственности регистрирующего органа и нотариуса за допущенные нарушения при совершении действий.

Так, согласно ст. 17 Основ законодательства о нотариате нотариус, занимающийся частной практикой, совершивший нотариальное действие, противоречащее законодательству Российской Федерации, обязан по решению суда возместить причиненный вследствие этого ущерб, если его возмещение иным способом стало невозможным. В случае совершения нотариусом действий, противоречащих законодательству Российской Федерации, его деятельность может быть прекращена судом. Учитывая это положение закона, нотариусы предпочитают отказывать в совершении нотариальных действий во избежание угрозы возможной материальной ответственности, которую может повлечь действие, совершенное на основании документа, по мнению нотариуса, не соответствующего требованиям закона, несмотря на то что право на основании этого документа было зарегистрировано регистрационной палатой. В таких случаях отказ нотариуса в совершении нотариальных действий обжалуется в суд заинтересованными лицами; решением суда действия нотариуса признаются незаконными, после чего нотариус производит нотариальное действие. Таким образом, для самого нотариуса решение суда по обжалованию его действий становится своего рода "страховкой" при совершении нотариальных действий с правоустанавливающими документами, имеющими изъяны.

Вместе с тем отказы нотариуса в совершении нотариального действия по поводу недвижимого имущества, при наличии государственной регистрации права на него, нельзя признать законными.

Другое дело, когда государственная регистрация права на недвижимое имущество отсутствует, поэтому право не считается возникшим. В таких случаях отказы нотариусов в совершении нотариальных действий правильны.

Однако и здесь возможны сложности.

Так, нотариус отказала В-вой в выдаче свидетельства о праве на наследство на гараж в ГСК "ЛУЧ-1" после умершего 17 января 1999 г. Н-ва по той причине, что имущество не было зарегистрировано. В-ва, обратившись в суд, указала, что решением суда 30 ноября 1999 г. был установлен факт владения наследодателем на праве собственности гаражом, но право на основании решения суда зарегистрировано не было. Решением суда от 7 февраля 2000 г. жалоба В-вой признана обоснованной, суд обязал нотариуса совершить нотариальное действие.

В соответствии со ст. 28 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат регистрации на общих основаниях. Момент возникновения права определяется решением суда. Регистратор права на недвижимое имущество и сделок с ним не вправе отказать в государственной регистрации права, установленного вступившим в силу решением суда. Решение суда - правоустанавливающий документ. В то же время регистрация права на основании решения суда согласно ст. 28 Закона осуществляется на общих основаниях, т.е. в том числе и с соблюдением ст. 16 Закона. Произвести регистрацию права за умершим регистрирующий орган не имел права. Представляется, что в приведенном случае вопрос о праве собственности на гараж за В-вой мог быть решен только в общеисковом порядке, а не в порядке обжалования действий нотариуса.

  1. Имеют место отказы нотариусов в совершении нотариальных действий, вынесенные с нарушением норм материального права. Нередко это касается прав наследника на обязательную долю в наследстве.

Л-чев обратился с жалобой на действия нотариуса, который своим постановлением отказал ему в выдаче свидетельства о праве на наследство на обязательную долю в наследственном имуществе после смерти отца, который распорядился своим имуществом, оставив 19 сентября 1996 г. завещание в пользу внука К-ва, т.е. племянника заявителя. При этом нотариус указала, что К-ов не имеет права на получение обязательной доли, так как является инвалидом III группы, которая считается рабочей. Решением суда заявленные требования удовлетворены, суд признал отказ нотариуса неправомерным и обязал его выдать Л-ву свидетельство о праве на обязательную долю в наследстве.

Завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам и распределить между ними наследственное имущество в любых долях, не считаясь с очередностью наследования, предусмотренной законом. Однако свобода завещателя ограничена установлением в законе круга наследников, которые, согласно ст. 1149 ГК РФ (по ГК РСФСР 1964 года в соответствии со ст. 535), могут получить обязательную долю в наследстве. При составлении и удостоверении завещания нотариус обязан разъяснить ст. 1149 ГК РФ, и это должно найти свое отражение в самом завещании. Согласно действующему и прежнему законодательству право на обязательную долю имеют несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя (в том числе усыновленные), а также нетрудоспособные супруг, родители (усыновители) и иждивенцы умершего. Нетрудоспособными признаются лица, достигшие пенсионного возраста на момент смерти наследодателя, и инвалиды I, II, III группы, независимо от возраста. Основная задача нотариуса при принятии заявления о вступлении в наследство по завещанию состоит в определении круга наследников по закону и обязательных наследников. Отказ наследнику - инвалиду III группы в оформлении обязательной доли является незаконным. Постановление об отказе в совершении нотариального действия - оформлении обязательной доли инвалиду III группы не соответствует закону, и суд совершенно правильно удовлетворил жалобу заявителя.

К. и П. обратились к нотариусу с заявлениями о выдаче им свидетельства на обязательные доли в наследстве, состоящем из однокомнатной квартиры, после смерти их родителей Б-х. Согласно завещанию матери Б-й от 27 июня 1997 г. и завещанию отца Б-ва от 20 апреля 2002 г. свои доли в праве на совместное имущество они завещали сыну Б-ву, который против выделения обязательной доли сестрам возражал, ссылаясь на то, что при жизни родителей они не оказывали им материальной помощи, а всю заботу осуществлял только он, истицы жильем обеспечены, его же семья нуждается в улучшении жилищных условий. Наследство после смерти матери Б-й, умершей в 1997 году, не оформлялось, в квартире оставался проживать переживший супруг Б-в, умерший 3 мая 2002 г. Нотариус производство по наследственному делу приостановил до рассмотрения дела в суде. К. и П. предъявили иск к своему брату Б-ву о признании завещаний частично недействительными и признании за ними права на обязательные доли по причине достижения ими пенсионного возраста еще до смерти матери.

Как видно из обстоятельств дела, наследник по завещанию, возражая против выделения обязательной доли, указывал на то, что в отличие от истиц он и его семья нуждаются в жилье. По ранее действовавшему законодательству суд не мог при определении обязательной доли учесть возможность оставления квартиры ответчику по таким основаниям. Поэтому следует обратить внимание на новеллу части третьей ГК РФ, состоящую в том, что с учетом имущественного положения наследников, имеющих право на обязательную долю, размер обязательной доли может быть уменьшен или вообще отказано в ее присуждении. Однако решить этот вопрос может только суд, а не нотариус.

В ст. 1149 ГК РФ размер обязательной доли уменьшен до одной второй доли, которая причиталась бы при наследовании по закону. Несмотря на то что с 1 марта 2002 г. вступила в силу часть третья ГК РФ, регламентирующая вопросы наследования, еще достаточно длительное время будут применяться два способа определения обязательной доли в наследстве. Критерием применения различных размеров обязательных долей будет дата составления завещания. В указанном примере суд удовлетворил требования истцов и, определяя размер обязательных долей, исходил из следующего. Один из супругов составил завещание до 1 марта 2002 г., второй супруг составил завещание после 1 марта 2002 г. В соответствии со ст. 8 Федерального закона от 26 ноября 2001 г. N 147-ФЗ "О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" правила об обязательной доле в наследстве, установленные частью третьей ГК РФ, применяются лишь к завещаниям, совершенным после 1 марта 2002 г. Поэтому наследники, имеющие право на обязательную долю, при наличии завещания, составленного одним из супругов до указанной даты, вправе претендовать на обязательную долю в наследстве в размере двух третей от той доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону. Наследники же, имеющие право на получение наследственной доли по завещанию второго супруга, составленному им после 1 марта 2002 г., имеют право на получение обязательной доли в наследстве лишь в размере половины от той доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону. В указанном случае суд правильно применил нормы третьей части ГК РФ, но доли к имуществу матери исчислил по правилам ГК РСФСР 1964 года.

В изложенном примере интересным является и вопрос о том, можно ли считать, что переживший супруг получил право на обязательную долю в наследстве жены, которая, как указано, распорядилась своей долей, завещав ее сыну. Или, обобщая проблему, можно ли утверждать, что факт совместного проживания наследника с наследодателем в любом случае означает, что наследник обязательную долю принял. Однозначного ответа закон не содержит, а на практике, еще не сложившейся по этому поводу, поставленный вопрос повлек два решения.

Первый вариант решения: если лицо является обязательным наследником и наследником по закону, то на него распространяется общее положение о способах принятия наследства. Согласно ст. 1153 ГК РФ признается, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности, если наследник вступил во владение или управление наследственным имуществом. Проживание в доме означает пользование и владение имуществом. Поэтому получается, что если наследник и не обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства, то он все равно принял и обязательную долю.

Второй вариант решения таков: если руководствоваться тем обстоятельством, что наследование по завещанию является основным видом наследования, а наследование обязательной доли является специальным видом наследования, то в первую очередь должно исполняться завещание. Поэтому в случае, если наследник не высказал своего намерения выделить обязательную долю, то факт его проживания совместно с наследником нельзя рассматривать как принятие им обязательной доли.

Представляется, что первый вариант решения наиболее правильный.

Примером необоснованного неприменения нотариусом нормы права, а поэтому и неправомерного отказа в совершении нотариального действия является следующее дело.

Так, нотариус вынес постановление об отказе в выдаче Пугаст Елене, проживающей в Эстонской Республике, свидетельства о праве на наследство на имущество - доли в квартире в Подмосковье, принадлежавшей Пугаст Любови, умершей 30 мая 2000 г., в связи с тем, что в свидетельстве о смерти, выданном в Эстонии по месту смерти, указаны лишь фамилия и имя наследодателя, но не указано отчество, в связи с чем не представляется возможным установить, что Пугаст Любовь Тимофеевна и Пугаст Любовь - одно и то же лицо. Решением суда жалоба Пугаст на действия нотариуса признана обоснованной, суд обязал нотариуса совершить необходимые нотариальные действия. При этом суд указал, что анализ всех представленных заявительницей документов, т.е. тех, которые были представлены и нотариусу, свидетельствует о том, что наследодатель и собственница доли в квартире - одно и то же лицо.

Представляется, что при наличии разночтений в фамилиях, именах, отчествах при совершении нотариальных действий вопрос об их незначительности нотариус решает в каждом конкретном случае индивидуально. Если один или несколько наследников по закону лишены возможности представить доказательства родственных или иных отношений, нотариус может включить этих лиц в свидетельство о праве на наследство с согласия всех остальных наследников, принявших наследство и представивших документы, подтверждающие родственные или иные отношения. Это согласие наследников оформляется в виде письменного заявления, подлинность их подписей на документе должна быть нотариально засвидетельствована.

Суд совершенно правильно признал отказ нотариуса в приведенном деле необоснованным. В соответствии со ст. 44 Минской конвенции о правовой помощи и правовым отношениям по гражданским, семейным и уголовным делам стран СНГ (Эстония в число стран СНГ не входит, поэтому между Российской Федерацией и Эстонской Республикой существует двусторонний договор о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 26 января 1993 г.) граждане каждой из договаривающихся сторон могут наследовать на территориях других договаривающихся сторон имущество или права по закону или по завещанию на равных условиях и в том же объеме, как и граждане данной договаривавшейся стороны. В соответствии со ст. 19 ГК РФ гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая. В соответствии с законодательством Республики Эстония имя гражданина состоит из имени и фамилии, без отчества. В соответствии со ст. 1195 ГК РФ личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет. В данном случае нотариус мог, проанализировав представленные документы, с учетом правовых норм сделать вывод о том, что наследодатель и собственница доли в квартире - одно и то же лицо.

Нередко в суде возникали дела по обжалованию отказов нотариусов, которые допускали нарушения Закона РСФСР от 4 июля 1991 г. "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", в ст. 1 которого предусматривается приватизация жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде. До внесенных изменений Федеральным законом от 20 мая 2002 г. "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" нотариусы подчас отказывали в совершении нотариальных действий по поводу комнаты в коммунальной квартире. Дело в том, что до внесения изменений в данный Закон в договорах о приватизации указывалась в качестве объекта комната в коммунальной квартире как таковая, а места общего пользования указывались в долях в соответствии с размерами комнат. На практике это вызывало многочисленные трудности, которые влекли и необоснованные отказы нотариусов в совершении нотариальных действий при оформлении наследства или удостоверения сделок на такой вид имущества, как комната в коммунальной квартире.

Так, нотариус отказала Ш-ву в выдаче свидетельства о праве на наследство О-вой, умершей 29 декабря 1999 г., по той причине, что наследодателю на праве собственности по договору о приватизации от 21 октября 1999 г. принадлежала комната 17,9 кв. м в коммунальной квартире и 28/100 долей в праве собственности на места общего пользования в квартире. При этом нотариус указала, что в действующем законодательстве не существует понятия права долевой собственности на места общего пользования, так как они являются принадлежностью главной вещи - квартиры. По мнению нотариуса, договор о приватизации квартиры противоречит ст. ст. 289, 290 ГК РФ, а также Закону Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", которыми предусмотрена бесплатная передача в собственность граждан жилых помещений, а приватизация мест общего пользования вообще не предусмотрена. Решением суда жалоба Ш-ва на действия нотариуса признана обоснованной, суд обязал нотариуса совершить нотариальное действие. При этом суд указал, что право собственности умершей на указанное имущество подтверждено документами, ее право собственности было зарегистрировано, поэтому нотариус не вправе был отказывать наследнику в выдаче свидетельства о праве на наследство.

Отказ нотариуса неправомерен по следующим основаниям. Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 3 ноября 1998 г. по делу "О проверке конституционности отдельных положений статьи 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" в связи с запросами Волгоградской областной Думы, Дмитровского районного суда Московской области и жалобами гражданина В.А. Мостипанова" была признана не соответствующей Конституции Российской Федерации ст. 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" в части, ограничивающей приватизацию комнат в коммунальных квартирах государственного и муниципального жилищного фонда социального использования. Существовавшее ограничение противоречило принципу равенства граждан перед законом вне зависимости от каких-либо обстоятельств, несмотря на то что предоставляемые государственными и муниципальными жилищными органами жилые помещения в коммунальных квартирах и в отдельных квартирах, при наличии определенных объективных отличий, по правовым признакам не различаются, поскольку в отношении их действуют единые основания предоставления жилья и они имеют общий правовой режим. Следовательно, как указал Конституционный Суд, применительно к этим жилым помещениям отсутствуют и объективные основания для установления различий в праве на их приватизацию, в том числе для введения общего правила, запрещающего приватизацию жилых помещений в коммунальных квартирах.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 7 февраля 2002 г. "По жалобе гражданки Кулаковой на нарушение ее конституционных прав абзацем пятым статьи 4 Закона Российской Федерации "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения" указано, что в результате принятия Закона РСФСР от 4 июля 1991 г. "О приватизации жилищного фонда в РСФСР" граждане, ставшие собственниками жилых помещений, владеют, пользуются и распоряжаются ими по своему усмотрению, вправе продавать, завещать, сдавать в аренду эти помещения, совершать с ними иные сделки, не противоречащие закону. В связи с внесением в Жилищный кодекс РСФСР изменений и дополнений, касающихся регулирования права собственности на квартиры, а также в связи с заменой понятия "жилой дом (часть дома)" на понятие "жилой дом (часть дома), квартира" такие объекты частной собственности, как жилой дом и квартира, были полностью уравнены в правовом титуле. Принятая в декабре 1993 года Конституция Российской Федерации закрепила равную правовую охрану всех объектов частной собственности, в том числе жилых помещений, и гарантии их наследования.

Федеральным законом от 20 мая 2002 г. "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" доля собственника приватизированного жилого помещения в коммунальной квартире в праве собственности на общее имущество в коммунальной квартире признана пропорциональной доле площади принадлежащего ему жилого помещения в коммунальной квартире, если соглашением всех собственников приватизированных жилых помещений в коммунальной квартире не установлено иное. Доля каждого собственника приватизированного жилого помещения в коммунальной квартире в праве собственности на общее имущество в коммунальной квартире следует судьбе права собственности на жилое помещение в коммунальной квартире, принадлежащее этому собственнику.

  1. Многие отказы нотариусов связаны с неурегулированностью тех или иных вопросов законом.

Так, нотариусом отказано Д. в удостоверении договора купли-продажи квартиры. При этом из материалов гражданского дела по иску Д. к У. о признании сделки действительной и признании права собственности на квартиру усматривается, что стороны заключили договор купли-продажи, фактически сделку исполнили, т.е. покупатель передал деньги, а продавец выселился из квартиры, передав ее покупателю. Отказ нотариуса был связан с неопределенностью ответа органа опеки и попечительства, согласие которого на совершение сделки истребовал нотариус, так как в квартире вместе с правоотчуждателем Д. проживал несовершеннолетний ребенок. Дело в том, что Д., являясь матерью этого ребенка, к моменту обращения к нотариусу изменила свою половую принадлежность на мужскую. Орган опеки и попечительства сослался на то, что подобная ситуация законом не урегулирована, и конкретного согласия или отказа на сделку не высказал. Нотариус при таком ответе органа опеки и попечительства отказал Д. в нотариальном удостоверении сделки.

Согласно ст. 70 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" (с изменениями от 25 октября 2001 г. N 138-ФЗ, от 29 апреля 2002 г. N 44-ФЗ) заключение о внесении исправления или изменения в запись акта гражданского состояния составляется органом записи актов гражданского состояния в случае, если представлен документ установленной формы об изменении пола, выданный медицинской организацией.

Нормативного акта, предусматривающего "установленную форму" документа, не существует. Поэтому в настоящее время изменения в записях актов гражданского состояния в случае смены пола производят органы ЗАГСа на основании решения суда об установлении такого факта. Но при смене пола человека по существу происходит социальная смерть <*>. В сфере установления правопреемства существует пробел в праве, поскольку положения наследственного или обязательственного права в данном случае не применимы. Социальная смерть предполагает утрату лицом его социальной роли, разрыв прежних социальных связей и установление новых. Лицо, которое является родителем ребенка, со сменой пола теряет статус отца или матери ребенка, и при этом не приобретает противоположного статуса (соответственно матери или отца), но продолжает рассматриваться в качестве биологического родителя. Однако органы опеки и попечительства ссылаются на неурегулированность вопроса на законодательном уровне, так как со сменой пола семья в правовом понимании распадается. Отказ нотариуса следует признать правильным, поскольку была соблюдена ст. 37 ГК РФ. Как указано ранее, заинтересованные стороны обратились с иском о признании сделки действительной в суд, который вправе оценить все обстоятельства, в том числе и проверить, не нарушаются ли отчуждением квартиры права несовершеннолетнего.

---------------------------------

<*> Степанов Д.И. Правовые проблемы смены пола человека. М., 2001.

Немало споров вызывают отказы нотариусов совершении действий по поводу автотранспортных средств.

Так, нотариус отказал К. в удостоверении сделки купли-продажи автомашины по той причине, что автомашина не была снята с учета в органах ГИБДД. К. обжаловал отказ нотариуса в суде, сославшись на то, что в ГК РФ прекращение регистрации автомашины в качестве условия удостоверения подобного рода сделок не предусмотрено. Заявитель утверждал, что Законом Российской Федерации "О безопасности дорожного движения" регистрация автотранспортных средств устанавливается не в целях регистрации прав владельцев на них, а для допуска транспортных средств к дорожному движению. Таким образом, государственная регистрация автомашины является актом административным, который носит характер разрешения на безопасную техническую эксплуатацию транспортного средства, и с возникновением права собственности не связана. Поэтому, по мнению заявителя, отказ нотариуса был неправильным. Однако решением суда отказ нотариуса признан правомерным.

При разрешении возникшей ситуации необходимо учитывать, что государственная регистрация автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации установлена Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 августа 1994 г. N 938 и является обязательным условием для реализации собственником принадлежащих ему имущественных прав.

Поскольку требование о регистрации предусмотрено Федеральным законом "О безопасности дорожного движения", задачами которого в соответствии со ст. 1 этого Закона являются охрана жизни, здоровья и имущества граждан, защита их прав и законных интересов, а также защита интересов общества и государства путем предупреждения дорожно-транспортных происшествий, снижения тяжести их последствий, то такое требование допустимо с позиции п. 1 ст. 1 ГК РФ. Согласно указанной норме гражданское законодательство основывается в том числе и на недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела. Таким образом, получается, что Федеральный закон предусматривает наличие определенной процедуры, заключающейся в регистрации транспортного средства. Это является ограничением прав собственника автомашины, которое состоит в специальной процедуре допуска транспортного средства к эксплуатации, к участию в дорожном движении путем регистрации, предусмотренной Правилами регистрации автотранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения, утвержденными Приказом МВД России от 26 ноября 1996 г. N 624 (с изменениями и дополнениями). Поскольку в силу положений ст. 4 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" законодательство Российской Федерации о безопасности дорожного движения состоит из настоящего Федерального закона и других федеральных законов, принимаемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, то и требования п. 4.1 Инструкции о порядке производства работ по регистрации транспортных средств в подразделениях государственной инспекции безопасности дорожного движения, утвержденной Приказом МВД России от 26 ноября 1996 г. N 624, о том, что снятие с учета транспортных средств производится в связи с их отчуждением (прекращением права собственности) или вывозом за пределы Российской Федерации на постоянное пребывание, подлежат обязательному применению. Поэтому нотариус был вправе отказать в совершении нотариального действия по удостоверению договора купли-продажи автомашины, не снятой отчуждателем с регистрационного учета.

  1. Причиной обжалования могут являться и иные действия нотариуса.

Так, 8 октября 1994 г. Л. подарила свою квартиру Г., договор был нотариально удостоверен нотариусом. Брат умершей, Л., обратился к нотариусу с просьбой ознакомить его с текстом договора и показать подпись сестры в реестре. Нотариус в удовлетворении просьбы отказал, указав, что сведения и документы о совершенных нотариальных действиях могут выдаваться только лицам, от имени и по поручению которых совершены эти действия. Решением городского суда от 28 июня 2001 г. жалоба Л. на действия нотариуса признана необоснованной.

В приведенном примере отказ нотариуса является обоснованным. В соответствии со ст. 5 Основ законодательства о нотариате нотариусу при исполнении служебных обязанностей запрещается разглашать сведения, оглашать документы, которые стали ими известны в связи с совершением нотариальных действий. Сведения (документы) о совершенных нотариальных действиях могут выдаваться только тем лицам, от имени или по поручению которых совершены эти действия. Справки о совершенных нотариальных действиях выдаются по требованию суда, прокуратуры, органов следствия в связи с находящимися в их производстве уголовными или гражданскими делами.

Нередко предметом обжалования становятся даваемые нотариусами сторонам разъяснения прав и обязанностей в соответствии с требованиями закона.

Так, С. обжаловал действия нотариуса, указав, что обратился к нотариусу за свидетельством о праве на наследство по завещанию на дом после умершего отца К. Нотариус разъяснила заявителю, что вторая жена наследодателя Х. имеет право на обязательную долю в наследственном имуществе. Заявитель утверждал, что дом был получен завещателем 2 февраля 1989 г. в порядке наследования после смерти первой жены К. Решением суда жалоба С. признана необоснованной, так как нотариус разъяснил ему положения закона и в выдаче свидетельства о праве на наследство на 1/3 не отказывал.

Нотариус вправе и даже обязан в соответствии со ст. 16 Основ законодательства о нотариате разъяснять сторонам их права и обязанности согласно положениям закона. В указанном примере разъяснения были даны правильные. Обязательная доля представляет собой часть всего наследственного, а не только завещанного имущества. Если завещатель распорядился своим имуществом, соблюдая норму об обязательной доле в наследстве, то нет оснований выделять обязательную долю из завещанной части имущества и тем самым ограничивать в большей степени, чем установлено законом, свободу завещания. Необходимо определить стоимость наследственной массы в целом, стоимость завещанного имущества и проверить возможность выделения обязательной доли из незавещанной части имущества. Правильное исчисление размера обязательной доли связано с необходимостью учета всего наследственного имущества.

В приведенном деле представляет интерес вопрос о том, можно ли обжаловать разъяснение нотариуса. При разрешении этого вопроса необходимо исходить из того, что закон предусматривает возможность обжаловать действия нотариуса, порождающие правовые последствия. Разъяснения нотариусов, даваемые сторонам, к таковым не относятся.

Судебная практика показывает, что ошибки нотариусов при совершении нотариальных действий случаются достаточно часто.

Так, К-ва после смерти мужа К-ва, наступившей 7 октября 1996 г., обратилась с заявлением к нотариусу Л. о выдаче свидетельства о праве на наследство, состоящего из квартиры в доме ЖСК. Однако нотариус ей в принятии заявления отказал по причине наличия завещания, удостоверенного 15 апреля 1994 г. нотариусом А., по которому К-в завещал квартиру И-ву. Суд, куда за защитой права обратилась К-ва, установил, что истица состояла с К-м в браке с 1977 года, квартира является их общим совместным имуществом, их семья, состоящая из пяти человек, проживала и была зарегистрирована в квартире дома ЖСК, пай за которую был полностью выплачен, членом кооператива являлся К-в. Суд также установил, что на основании указанного завещания 28 июня 1997 г. нотариус Л. выдал И-ву свидетельство о праве на наследство на спорную квартиру. Затем по доверенности от И-ва, удостоверенной 17 октября 1997 г. нотариусом Р., некий З-в 22 октября 1997 г. продал квартиру семье Б-р, переехавшей в связи с этим из Казахстана. Договор купли-продажи был удостоверен нотариусом М. Согласно заключению почерковедческой экспертизы подпись на завещании от 15 апреля 1994 г. была выполнена не К-вым, подпись нотариуса А. на завещании была выполнена не ею, и оттиск штемпеля нотариуса был нанесен не личным штемпелем нотариуса А. Согласно пояснениям нотариуса А., в здании нотариальной конторы в 1998 году произошел пожар, поэтому реестр не сохранился. Установив изложенное, суд иск К-вой удовлетворил, признал недействительными завещание, свидетельство о праве на наследство, договор купли-продажи, признал за истицей право собственности на 3/4 доли, а за ее дочерью право собственности на 1/4 долю квартиры, выселил семью Б-р из квартиры, взыскал с И-ва в пользу Б-р сумму стоимости квартиры, указанную в договоре, в размере 16412 руб.

Помимо того, что действия нотариусов обращают на себя внимание в приведенном деле, необходимо указать следующее. Хотя при наличии завещания нотариус и был вправе отказать К-й в принятии заявления о принятии наследства, но это произошло по той причине, что при выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию И-ву нотариус Л., наряду с проверкой обстоятельств, предусмотренных ст. 73 Основ законодательства о нотариате, обязан был проверить, не отменено ли завещание. Нотариус, оформляющий наследственные права по завещанию, удостоверенному ранее им же, делает такую отметку на самом завещании и приобщает к наследственному делу. Если завещание удостоверено другим нотариусом, запись о том, что завещание не отменено и не изменено, скрепляется подписью, печатью нотариуса с проставлением даты предъявления завещания. Оформляющий наследственные права нотариус должен запросить сведения по предъявленному завещанию, в ответ на запрос поступает сообщение с датой, подписью и печатью нотариуса, удостоверившего завещание. Учитывая, что нотариус Л. при оформлении наследства на имя И-ва не проверил, не отменено ли завещание, составленное от имени К-ва, что сразу бы выявило факт отсутствия регистрации такового в реестре нотариуса А., то свидетельство о праве собственности в порядке наследования и другие нотариальные действия, признанные судом незаконными, не были бы совершены.

2. Процессуальные вопросы обжалования отказов нотариусов

В случаях отказа в совершении нотариального действия нотариус не позднее чем в десятидневный срок выносит постановление об отказе в совершении нотариального действия.

Однако существует практика выдачи нотариусами гражданам вместо письменного отказа писем-разъяснений. Такие письма законом не предусмотрены, но они позволяют избежать обращение гражданина в суд с жалобой, поскольку постановление об отказе нотариусом не было вынесено, а разъяснения обжалованию не подлежат. К сожалению, подчас лишь в случаях, когда гражданин, обращаясь к нотариусу повторно, настаивает на совершении нотариального действия, нотариус решается на вынесение постановления об отказе.

Постановление об отказе в совершении нотариального действия должно отвечать определенным требованиям. В нем необходимо указать: дату вынесения постановления, фамилию нотариуса, наименование нотариальной конторы; фамилию, имя, отчество гражданина, обратившегося для совершения нотариального действия, место его жительства или наименование и адрес юридического лица, если обратившимся является такое лицо; о совершении какого нотариального действия просил обратившийся; мотивы, по которым нотариусом отказано в совершении нотариального действия; порядок и сроки обжалования. Постановление об отказе в совершении нотариального действия должно быть законным и обоснованным, так как жалоба на постановление, рассматриваемая судом в порядке особого производства, по существу вопроса не решает.

В тех случаях, когда в совершении нотариального действия отказывают должностные лица, наделенные правом совершать отдельные нотариальные действия, они также по просьбе лица, которому было отказано, должны изложить причины отказа в письменной форме. Закон не требует вынесения в этом случае постановления. Согласно ст. 48 Основ законодательства о нотариате требование о вынесении постановления применимо только к нотариусам.

Заинтересованное лицо, считающее неправильным совершенное нотариальное действие или отказ в его совершении, вправе обжаловать его в суд по месту нахождения нотариуса, занимающегося частной практикой, государственной нотариальной конторы или органа исполнительной власти, иного лица, наделенного правом совершать отдельные нотариальные действия в соответствии с законом.

Участниками отношений, возникающих при совершении нотариальных действий, являются физические и юридические лица, заинтересованные в совершении нотариальных действий, с одной стороны, и нотариусы, осуществляющие эти действия, с другой.

Государственные или частные нотариусы, не являясь юридическими лицами, обладают гражданской процессуальной правоспособностью и дееспособностью в соответствии со ст. ст. 31, 32 ГПК РСФСР.



При рассмотрении дел, связанных с обжалованием отказа в совершении нотариальных действий, и иных действий, а также при рассмотрении исков о признании недействительными каких-либо нотариальных документов, нотариусы становятся участниками гражданского процесса.

Должностные лица нотариальных палат, созданных в субъектах Федерации, управлений юстиции, подписывающие в соответствии со своими должностными обязанностями ответы на жалобы граждан, могут выступать в спорах в качестве участников процесса лишь по делам, связанным с обжалованием их действий. Однако, при рассмотрении судом споров по искам граждан о признании нотариального действия противоречащего законодательству, т.е. о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки и т.д. Областная нотариальная палата или Управление юстиции не должны привлекаться к участию в деле в качестве ответчика, поскольку не являются субъектами спорных материальных правоотношений. Между тем суды допускают в этом отношении ошибки.

Так, решением суда удовлетворен иск С. к Управлению юстиции области о признании недействительным отказа нотариуса в выдаче свидетельства о праве на наследство по закону. Отказ нотариусом был выдан по тому основанию, что наследник С. не представил доказательств принятия наследства после матери К., умершей 7 октября 1993 г., в течение установленного срока для принятия наследства. Удовлетворяя требования, суд указал, что факт принятия наследства К. в шестимесячный срок подтверждается предъявлением им нотариусу сберегательной книжки наследодателя, о чем была сделана запись в наследственном деле, а также фактом сбора им в установленный законом срок документов, необходимых для принятия наследства.

Суд был не вправе привлекать в качестве ответчика Управление юстиции, которое своим письмом разъяснило суду, что в соответствии со ст. 33 Основ законодательства о нотариате за совершением нотариальных действий установлен судебный контроль, а в компетенцию Управления юстиции не входит отмена или изменение нотариальных актов.

Вторым примечательным моментом по приведенному делу является вопрос о том, является ли факт представления наследником сберегательной книжки наследодателя достаточным доказательством принятия наследства. Нотариальная и судебная практика признает сберегательную книжку доказательством принятия наследства, но при этом учитывает в качестве необходимого условия то обстоятельство, что наследник использовал эту книжку в рамках определенных прав, т.е. обращался за получением части денег на похороны и т.д. Речь идет о действиях по принятию наследства, а удержание на руках документа, который не используется, нельзя расценить как доказательство принятия наследства.

Возникший между заинтересованными лицами спор о праве на наследство, основанный на совершенном нотариальном действии, рассматривается судом в порядке искового производства.

Жалоба на отказ нотариуса в совершении нотариальных действий рассматривается по правилам главы 32 ГПК РСФСР в порядке особого производства.



Разграничение особого и искового производства и правильное определение, в каком порядке должно рассматриваться то или иное дело, имеет большое практическое значение, поскольку законом по-разному определены подсудность, размер государственной пошлины, доказательства, порядок судебного рассмотрения, процессуальное положение участников процесса.

В порядке искового производства защищаются конкретные права и охраняемые законом интересы заинтересованных лиц в тех случаях, когда они нарушаются другими лицами. В подобных случаях возникает спор о праве гражданском. Даже если спор о праве основан на совершенном нотариальном действии, тем не менее он подлежит рассмотрению в суде в порядке искового производства.

В случае, если лицу, обратившемуся к нотариусу за совершением нотариального действия, отказано в этом, то это лицо вправе обжаловать такой отказ в суд и такая жалоба подлежит рассмотрению в порядке особого производства.

Практика показывает, что лица, обращаясь в суд за защитой права в порядке искового производства, не всегда правильно формулируют свои требования, а суды не обращают на это внимание и сами допускают ошибки, поскольку заинтересованные лица, указывая нотариуса в качестве ответчика, просят суд понудить нотариуса произвести нотариальное действие.

Как известно, отличительной чертой искового производства является спор о праве, который ведется между сторонами. Они являются субъектами спорного материального правоотношения, а ответчик предполагается нарушителем прав и законных интересов истца.

Нотариус осуществляет действия или отказывает в их совершении, однако спор о материальном интересе существует между заинтересованными лицами, поэтому дело рассматривается в суде по правилам искового производства. Нотариус не является субъектом материальных правоотношений, связанных с правами на имущество и сделками с имуществом, поскольку не владеет, не пользуется и не распоряжается спорным имуществом, а поэтому и не может являться стороной по оспариваемым действиям. В связи с этим он не является ответчиком по спорам. По имущественным спорам, возникшим между наследниками или сторонами договора, удостоверенного нотариусом, последние должны привлекаться и участвовать по указанным делам в качестве третьих лиц.

В случае указания гражданами в исковых заявлениях нотариуса в качестве ответчика по спору суду необходимо установить, кто является субъектом спорных материальных правоотношений, и произвести замену на надлежащего ответчика, а в случае несогласия истца на замену все равно привлекать к участию в деле надлежащих ответчиков.



Нотариус не является ответчиком и по делам, связанным с рассмотрением жалоб на отказ в совершении нотариального действия. В таких случаях в соответствии со ст. 29 ГПК РСФСР нотариусы привлекаются к участию в деле в качестве заинтересованных лиц.

Как указано ранее, граждане обращаются в суд с жалобами на действия нотариусов или на отказ в их совершении в порядке главы 32 ГПК РСФСР. При рассмотрении таких дел суду необходимо проверять, не имеет ли место в данном случае спор о праве. Согласно п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 1981 г. N 1 "О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел по жалобам на нотариальные действия или на отказ в их совершении" (в редакции Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 1993 г. N 11, от 25 октября 1996 г. N 10), если из дела усматривается, что имеется спор о праве собственности, суд, исходя из требований ст. 246 ГПК РСФСР, должен вынести определение об оставлении такой жалобы без рассмотрения и разъяснить заявителю его право обратиться с исковым заявлением о признании права собственности или с заявлением об установлении факта владения недвижимым имуществом на праве собственности.

При удовлетворении требований о признании нотариального действия противоречащим законодательству или в случае признания отказа в совершении нотариального действия незаконным, повлекшим ущерб у заинтересованных лиц, нотариус в будущем может столкнуться с проблемой предъявления к нему иска о возмещении убытков на основании ст. 17 Основ законодательства о нотариате. Поэтому суд должен правильно определять процессуальное положение нотариуса, так как от того, в каком качестве нотариус присутствует в судебном заседании, будут зависеть его процессуальные права.

Так, решением суда частично удовлетворен иск Г. к Д. о признании недействительными свидетельства о праве на наследство по закону, выданного 20 апреля 2000 г. нотариусом Ж. на 1/2 долю квартиры после смерти Г., и свидетельства о государственной регистрации от 25 мая 2000 г., сославшись на то, что квартира не является общим совместным имуществом ответчика и умершей матери, так как с 1965 года членом ЖСК был его отец, который вместе с матерью внесли пай за квартиру. Ответчик же являлся вторым мужем матери и после заключения брака поселился в ее квартиру. Суд привлек и допросил нотариуса в качестве свидетеля.

Поскольку нотариус был привлечен по делу в качестве свидетеля, в то время как он является третьим лицом по делу, он был лишен возможности обжаловать решение суда.

Часто суд вообще не привлекает нотариусов к участию в деле.



Так, нотариус 3 августа 1998 г. удостоверила завещание М. в пользу дочери от первого брака Н-ой. 8 сентября 1998 г. М. умер. 25 апреля 1999 г. М-ва, жена наследодателя, и их сын М-в обратились в суд к Н-ой о признании завещания недействительным, указав, что М. страдал раком головного мозга и на момент составления завещания не мог понимать значения своих действий, кроме того, он завещал садовый участок и дом, который являлся общим совместным имуществом истицы и наследодателя, приобретенный в период брака. Согласно выводам проведенной по делу психиатрической экспертизы, сведения о его психическом состоянии и степени изменений психики подтвердились. Решением суда завещание от 3 августа 1998 г. признано частично недействительным, за М-вой признано право собственности на 1/2 долю садового участка и дома.

Суд не привлек нотариуса к участию в деле вообще, в то время как он удостоверил завещание, признанное впоследствии недействительным. Тем самым нотариус был лишен возможности представить свои доводы.

Участие в судебном заседании при рассмотрении дела по оспариванию сторонами отказа нотариуса в совершении нотариального действия, или удостоверенного этим нотариусом договора, или выданного свидетельства о наследовании и т.д. является обязанностью нотариуса.

Гражданские дела с участием нотариусов подлежат рассмотрению федеральными судами и мировыми судьями. В тех случаях, когда при оспаривании отказа нотариуса в выдаче свидетельства о праве на наследство либо при рассмотрении заявления об установлении факта принятия наследства возникает спор о праве гражданском, такие требования подлежат рассмотрению федеральным судом или мировым судьей в порядке искового производства. В случае если требования по сумме не превышают 500 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ), федеральный судья вправе оставить заявленные требования без рассмотрения, предложить стороне обратиться к мировому судье в порядке искового производства.

Мировой судья в таком случае рассматривает одновременно как требования об установлении юридического факта, так и о признании права собственности.

В случае обжалования действий нотариуса по отказу в совершении нотариального действия ст. 271 ГПК РСФСР установлен десятидневный срок на подачу жалобы в суд. Срок исчисляется со дня, следующего за днем вынесения постановления об отказе в совершении нотариального действия.

В случае пропуска заинтересованным лицом срока на подачу жалобы по уважительным причинам срок может быть восстановлен судом по общим правилам, установленным ст. 105 ГПК РСФСР.



Определение об отказе в принятии жалобы и решение суда по жалобе в случае их незаконности и необоснованности могут быть обжалованы в кассационном порядке на общих основаниях в течение десяти дней. Кассационная жалоба может быть подана как заявителем, так и нотариусом, а кассационный протест может быть принесен прокурором.

Право на судебную защиту, в том числе в случае, когда нотариус отказывает в совершении нотариального действия, относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека, которые признаются и гарантируются в Российской Федерации Конституцией согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Государство обязано обеспечить каждому право на разбирательство дела судом.

П-н, являясь сыном Х-вой от первого брака, обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства. В выдаче свидетельства о праве на наследство по закону ему было отказано по той причине, что Е-в, который оказался мужем его умершей матери, позднее предъявил нотариусу составленное Х-вой в его пользу завещание. П-н предъявил иск к Е-ву о признании недействительным брака, заключенного его матерью и ответчиком 16 января 1996 г., а также о признании недействительным завещания на квартиру, составленного его матерью 30 января 1996 г. и удостоверенного нотариусом, в пользу ответчика, указав, что умершая на момент регистрации брака и совершения сделки страдала раковым заболеванием, была немощной, ответчик являлся для матери лицом посторонним, мать более чем на двадцать лет его старше, они никогда вместе не проживали и общего хозяйства не вели, заключение брака и завещание нарушают его права как наследника. Позднее П-н требования изменил и просил признать недействительным только завещание, указав, что оно было составлено под влиянием уговоров со стороны ответчика, который посулил свой уход за ней, если она вступит с ним в брак и составит в его пользу завещание на квартиру, кроме того, ответчик вводил наследодателя в заблуждение, обещая передать квартиру сыну истца П-на.

В приведенном деле интерес представляет вопрос, обозначенный в первоначальном иске П-на, а именно: мог ли он обратиться в суд с требованием о признании недействительным брака, заключенного его матерью, т.е. наследодателем. В ст. 28 Семейного кодекса Российской Федерации определена категория лиц, которым предоставлено право возбуждать вопрос о признании брака недействительным. Наследники к их числу не отнесены. Прокурор вправе предъявлять заявление о признании брака наследодателя недействительным, однако решение вопроса о предъявлении таких требований зависит от усмотрения самого прокурора. В таких ситуациях интересы наследников, лишающихся возможности получить наследство, оказываются нарушенными. Иными словами, интересы таких лиц, как наследники, не получают признания и судебной защиты на внутригосударственном уровне, так как они не получают доступа к правосудию.

Представляется, что судам в таких случаях следует руководствоваться ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, принятой в 1950 году, о предоставлении гражданам доступа к механизмам судебной защиты, к правосудию при определении их гражданских прав и обязанностей. Россия не только ратифицировала эту Конвенцию, но и объявила в ч. 4 ст. 15 Конституции общепризнанные международные принципы и нормы составной частью своей правовой системы. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации" указал, что судам при осуществлении правосудия надлежит исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права, закрепленные в международных пактах, конвенциях и иных документах, а также международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Этой же конституционной нормой определено, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законом, то применяются правила международного договора.