Мудрый Юрист

Увольнения и перемещения личного состава при приведении воинских частей и органов военного управления в высшие степени боевой готовности

Глухов Е.А., старший преподаватель Санкт-Петербургского военного института войск национальной гвардии России, подполковник юстиции, кандидат юридических наук.

В статье анализируется правовой режим приведения воинских частей в высшие степени боевой готовности и сопутствующие кадровые мероприятия. Автор приходит к выводу о противоречии современному законодательству увольнения в указанный период времени военнослужащих женского пола, имеющих детей до 16 лет, лиц гражданского персонала, а также незаконности неувольнения лиц, выслуживших срок службы по призыву и срок контракта о прохождении военной службы. Автор сравнивает режим проведения мобилизации, военное время и режим перевода воинских частей в высшие степени боевой готовности.

Ключевые слова: боевая готовность, высшие степени боевой готовности, мобилизация, увольнение личного состава, законы военного времени, штат военного времени, переназначение военнослужащих, принудительный труд.

Dismissals and movements of staff at reduction of military formations in the highest degrees of combat readiness

E.A. Glukhov

Glukhov E.A., senior teacher of the St. Petersburg military institute of troops of National guard of Russia, lieutenant colonel of justice, Candidate of Law Sciences.

In article the legal regime of reduction of military units in the highest degrees of combat readiness and the accompanying personnel actions is analyzed. The author comes to a conclusion about a contradiction to the modern legislation of dismissal during the specified period of time of the female military personnel having children up to 16 years, faces of civil personnel, and also illegality of not dismissal of the persons who served conscription term and term of the contract on passing of military service. The author compares the mode of carrying out mobilization, wartime and the mode of the transfer of military units in the highest degrees of combat readiness.

Key words: combat readiness, the highest degrees of combat readiness, mobilization, dismissal of staff, war laws, state of wartime, reassignment of the military personnel, involuntary servitude.

Скажите государю, что у англичан

ружья кирпичом не чистят:

пусть чтобы и у нас не чистили,

а то, храни Бог войны,

они стрелять не годятся.

Н. Лесков. Левша

Задумывались ли вы, уважаемый читатель, как изменятся права военнослужащих и гражданского персонала воинских частей при угрозе военных действий и переводе этих воинских частей на "военные рельсы"? В настоящей статье проанализируем некоторые вопросы и противоречия реализации права на труд, которые могут возникнуть в случае угрозы вооруженного конфликта. По мнению автора, многие командиры в этих случаях вольно или невольно собираются нарушать закон и ущемлять права своих подчиненных.

Для разъяснения данного утверждения начнем с самой сути военной службы.

Военная служба издревле предназначена для обороны и безопасности государства <1>. Посредством военной службы обеспечивается главным образом безопасность страны от внешних угроз, причем здесь применимы специфические военные средства и методы (оружие массового поражения, военная хитрость и т.п.) <2>.

<1> Статья 6 Федерального закона "О системе государственной службы Российской Федерации" от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ.
<2> Более подробно данный вопрос раскрывается в статье: Глухов Е.А. Смешение военной и правоохранительной деятельности в некоторых воинских формированиях // Военно-юрид. журн. 2016. N 2.

Непосредственная задача по защите Отечества возлагается на военнослужащих. Законодательно установлено, что именно эта категория населения должна будет с риском для жизни и здоровья, с оружием, беспрекословно подчиняясь командиру (начальнику), защищать государство от внешнего врага. Задачи военнослужащих производны от задач военной организации государства, именно силами военнослужащих указанные задачи и выполняются.

Соотнося положения ст. 59 Конституции Российской Федерации о том, что защита Отечества - это долг и обязанность гражданина Российской Федерации, с приведенной выше логикой, прихожу к выводу, что главное предназначение военнослужащих - именно защита Отечества от внешних угроз, выполнение боевых задач, постоянное поддержание боевой готовности. И в мирное время главная обязанность военнослужащего - готовиться к тому, что пригодится ему на войне, научиться быстро и эффективно выполнять свою функцию военного времени. Именно по таким параметрам, по степени готовности выполнить боевые задачи, и нужно проверять и оценивать воинские части и самих военнослужащих, а не по размеру бирок на их противогазе и квадратным сугробам.

Как сказано в Уставе внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации <3>, боевая подготовка является основным содержанием повседневной деятельности военнослужащих. Она проводится как в мирное, так и в военное время. Занятия и учения в целях овладения военнослужащими приемами действий в современном бою должны проводиться без послаблений и упрощений (ст. 234 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации).

<3> Утвержден Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. N 1495.

Одним из основных вопросов боевой подготовки являются учения, тренировки действий военного времени, которые, как правило, начинаются с перевода воинских частей и системы управления с режима мирного на режим военного времени. Кстати, в общевоинских уставах много раз упоминаются такие понятия, как "план перевода с мирного на военное время" и "приведение воинских частей в высшие степени боевой готовности". У любого командира обязанность поддерживать постоянную боевую и мобилизационную готовность вверенной ему воинской части (подразделения) стоит на первом месте. Результаты служебной деятельности, связанные с повышением боевой и мобилизационной готовности подразделения или направления деятельности, отражаются в аттестационных листах и учитываются при определении перспектив использования любого офицера.

Перевод Вооруженных Сил Российской Федерации с мирного на военное положение - это процесс их приведения в высшие степени боевой готовности, их отмобилизования, доукомплектования до штатов военного времени, частичной реорганизации с учетом требований войны и завершения подготовки войск (сил флота) к ведению военных действий. Может осуществляться постепенно, с введением промежуточных степеней готовности или сразу с приведением в полную боевую готовность с отмобилизованием <4>.

<4> Война и мир в терминах и определениях. Военно-политический словарь / Под ред. Д.О. Рогозина. М., 2011.

Автор не ставит целью рассмотреть все составляющие данного процесса, остановимся лишь на одной и них - на переводе воинских частей и учреждений на штатную структуру военного времени.

Итак, в мирное время военные организации существуют по штатам мирного времени, в военное время их штаты изменяются под выполнение военных задач, как правило, увеличиваются. Например, многие офицеры физической подготовки и спорта воинских частей переводятся на другие воинские должности (предполагается, что в военное время люди и так устают от физической нагрузки и проведение занятий по физической подготовке, тем более на передовой, тем более с лицами, призванными на военную службу из запаса, менее необходимо), офицеры юридических служб становятся военными советниками, вводятся должности военных цензоров и т.п. Но целесообразность проведения такого рода мероприятий в настоящей статье не рассматривается, проанализируем лишь юридическую составляющую перехода на штаты военного времени.

Сигналы и команды для приведения в высшие степени боевой готовности и их временные интервалы приведены в боевых и мобилизационных документах почти всех органов военного управления. Причем данный вопрос заранее должен быть детально регламентирован и отрепетирован, каждый военнослужащий должен знать свой маневр и порядок действий по тревоге, чтобы при этом не возникло беспорядка и потери управления, чтобы соответствующие воинские формирования могли слаженно и в установленные сроки перейти на состав военного времени и выполнить боевые задачи, чтобы они не были сразу же уничтожены агрессором.

Однако это в идеале. В реальности же здесь имеется множество нестыковок и пробелов законодательства. Рассмотрим их подробнее.

При приведении в высшие степени боевой готовности, согласно планам перевода с мирного на военное время, в частности, происходит:

  1. Увольнение военнослужащих женского пола, имеющих детей в возрасте до 16 лет.

Согласно п. 5 ст. 17 Федерального закона "О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации" военнослужащие при объявлении мобилизации продолжают проходить военную службу, за исключением военнослужащих женского пола, имеющих детей в возрасте до 16 лет.

Таким образом командиры воинских частей и учреждений в своих боевых и мобилизационных документах уже заранее в мирное время запланировали, что именно так они поступят с военнослужащими женского пола, имеющими детей, хотя бы один из которых не достиг возраста 16 лет. Они их уволят. Причем здесь идет речь о безусловном увольнении, без учета согласия или несогласия такой военнослужащей с увольнением.

Что здесь вызывает сомнения с правовой точки зрения? Во-первых, само основание увольнения - наличие детей. Исчерпывающий перечень оснований увольнения военнослужащих приведен в ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ (в редакции от 28 декабря 2016 г.), и там нет таких оснований увольнения, как перевод воинской части в какое-либо состояние боевой готовности или наличие у военнослужащего женского пола детей. Тогда непонятно, по какому же основанию такую женщину увольнять?

Во-вторых, зачем вообще увольнять женщину-военнослужащую, если она замечательный военный специалист и хорошо справляется со своими служебными обязанностями, полностью устраивает командование, к выполнению ею обязанностей нет нареканий? Например, женщина - военный врач или военный переводчик может выполнять свои должностные обязанности совсем не хуже мужчины. Так почему же тогда мужчина-военнослужащий, у которого также есть 15-летний сын, останется служить, а военнослужащую-женщину в равной ситуации уволят? Налицо дискриминация по признаку пола, что запрещено ч. 3 ст. 19 Конституции Российской Федерации.

Тем более странной представляется проиллюстрированная ситуация, если такая военнослужащая-женщина сама не хочет увольняться, имеет патриотичное желание Родину защищать? Ведь эта женщина уже служит в воинской части, знает ее специфику и специфику работы по занимаемой должности, а на ее место, вполне возможно, планируется взять человека (возможно, также женщину, но с детьми старше 16 лет), который совсем не проходил военную службу и которому потребуется гораздо больше времени и нервов для освоения обязанностей по этой воинской должности. Так от кого из них будет больше пользы воинской части? И неужели такую военнослужащую-женщину можно будет не увольнять, оставить служить, если она разведется с мужем и заключит с ним нотариальное соглашение о проживании детей с ним?

Во время Великой Отечественной войны на фронте было 300 тыс. медсестер, 300 тыс. санитарок, 222 тыс. снайперов, связисток и других специалистов женского пола. Женщинами укомплектовывались не только отдельные подразделения специальных родов войск; из них были сформированы отдельная женская добровольческая стрелковая бригада, отдельный женский запасной стрелковый полк, а также несколько истребительных и бомбардировочных авиационных полков <5>.

<5> Стренина Е.А. Юридический справочник военнослужащих женского пола. М., 2007.

В-третьих, если такой женщине-военнослужащей на момент увольнения уже положена квартира от военного ведомства, ее все равно нужно увольнять, не предоставляя ей жилье и нарушая ее права? Напомню: государство гарантирует предоставление военнослужащим жилья, причем эта социальная гарантия должна предоставляться в период прохождения военной службы, а не после увольнения с нее в необозримом будущем. И законодательство запрещает увольнять в связи с организационно-штатными мероприятиями военнослужащих, имеющих право на обеспечение жильем от военного ведомства, без жилья (если они сами не дадут согласия на такое увольнение) <6>. Получаем, что, уволив такую женщину-военнослужащую без предварительного предоставления ей жилья, командование нарушит ее права и требования закона.

<6> Абзац 2 п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ.

Подытоживая сказанное, полагаю, что при переводе военных организаций на штаты военного времени огульное увольнение всех женщин-военнослужащих только лишь по причине наличия у них детей в возрасте до 16 лет противоречит как требованиям закона, так и здравому смыслу.

В связи с изложенным следует обратить внимание на точку зрения А.В. Боголюбова, указывающего, что "ч. 5 ст. 17 Закона о мобилизации представляет собой отнюдь не императивную норму, которая предписывает органам военного управления при объявлении мобилизации уволить с военной службы военнослужащих женского пола, имеющих детей в возрасте до 16 лет, - наоборот, данная норма является диспозитивной и адресована она в первую очередь именно женщинам, предлагая им различные варианты своих действий относительно продолжения военной службы" <7>.

<7> Боголюбов А.В. Если завтра война, если завтра в поход... // Право в Вооруженных Силах. 2015. N 5.

При этом представляется, что в условиях объявления мобилизации и введения военного положения основания увольнения с военной службы будут предусмотрены законами военного времени.

  1. Увольнение лиц гражданского персонала, не приписанных к данной воинской части по военному времени.

Поясним, что это означает.

В соответствии с п. 1 ст. 20 Федерального закона "О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации" в целях своевременного перевода Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов на организацию и состав военного времени и создания специальных формирований граждане, пребывающие в запасе, заблаговременно приписываются к воинским частям (предназначаются в специальные формирования) для прохождения военной службы в военное время на воинских должностях или для работы на должностях гражданского персонала, предусмотренных штатами военного времени.

Во-первых, некоторые служащие воинских частей при мобилизации будут уволены в связи с их призывом на военную службу по мобилизации (ч. 2 ст. 17 Федерального закона "О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации" от 26 февраля 1997 г. N 31-ФЗ (в редакции от 28 декабря 2016 г.)). Это касается в первую очередь мужчин в возрасте до 40 лет и женщин такого же возраста, имеющих воинские специальности. Следовательно, при переводе на штаты военного времени в воинских частях возникнет текучесть кадров.

Во-вторых, уже в мирное время командование планирует, какие должности лиц гражданского персонала будут сокращены в военное время. Возможно, вместо должностей некоторых служащих в штатах воинских частей появятся должности военнослужащих и т.п. Однако некоторые должности лиц гражданского персонала будут существовать в штатах воинских частей неизменно как в мирное, так и в военное время. Казалось бы, здесь нет оснований для увольнения гражданских лиц, замещающих такие должности. Но это не так. На практике даже на такого рода должности уже заранее, в мирное время, в планирующих документах воинских частей уже есть конкретные лица, которые должны их занять при переводе с мирного на военное время. Соответственно, если работник воинской части не приписан к занимаемой им же должности в мобилизационных документах, то он будет уволен при переводе этой воинской части в высшие степени боевой готовности.

Здесь мы встречаем аналогичную проблему, что и в случае с увольнением военнослужащих женского пола с детьми. Закон (Трудовой кодекс Российской Федерации) не содержит такого основания увольнения работника, как перевод организации в высшие степени боевой готовности. Увольнение по инициативе работодателя регламентировано ст. 81 названного Кодекса, и ни один из ее пунктов не подходит под рассматриваемую ситуацию.

  1. Приостановление увольнения военнослужащих, выслуживших срок военной службы по призыву (отмена демобилизации), и военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, по истечении срока действия их контрактов. Это означает, что командование прекращает увольнение военнослужащих, ранее имевших право на увольнение и даже подлежащих увольнению. Естественно, в военное время будут уволены с военной службы военнослужащие, осужденные к лишению свободы или признанные негодными к военной службе по состоянию здоровья, но для остальных категорий военнослужащих демобилизация будет приостановлена.

Ниже более подробно рассмотрим две категории увольняемых военнослужащих: а) у которых закончился срок действия контракта о прохождении военной службы и б) у которых закончился срок службы по призыву.

Оставление на военной службе указанных лиц, возможно, целесообразно для повышения боевой готовности военных организаций и даже отчасти соответствует ч. 5 ст. 17 Федерального закона "О мобилизации и мобилизационной подготовке", где указано, что военнослужащие при объявлении мобилизации продолжают проходить военную службу, за исключением военнослужащих-женщин, имеющих детей в возрасте 16 лет. Однако означает ли это, что такие военнослужащие не должны быть уволены с военной службы по окончании срока действия контракта или срока военной службы?

Относительно военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, следует отметить, что срок военной службы по призыву установлен ч. 1 ст. 38 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" и равен 12 месяцам.

В соответствии с п. 3 ст. 32 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" условия контракта о прохождении военной службы включают в себя обязанность гражданина проходить военную службу в течение установленного контрактом срока. Военнослужащий подлежит увольнению с военной службы по истечении срока военной службы по призыву или срока контракта (подп. "б" п. 1 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе").

После истечения срока службы по призыву или срока действия контракта военнослужащий подлежит увольнению в запас (подп. "б" ч. 1 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе"). Используемая в Законе формулировка "подлежит увольнению" не допускает иного решения о прохождении военной службы данного военнослужащего, кроме как его увольнения. Такое увольнение не зависит от воли сторон военно-служебных правоотношений и обязательно как для командования, так и для самого военнослужащего.

Окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части (абз. 1 п. 11 ст. 38 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе"); военнослужащий должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы (абз. 2 п. 11 ст. 38 названного Закона). Закон не содержит такого основания неувольнения военнослужащего, подлежащего увольнению, как приведение воинской части в высшие степени боевой готовности. Однако согласно имеющимся планам перевода с мирного на военное время командиры воинских частей не собираются увольнять таких военнослужащих, приказ об их увольнении при переводе воинских частей в определенные степени боевой готовности подписывать они не будут. Более того, в юридической литературе были высказаны мнения о необходимости отмены приказов об увольнении таких военнослужащих, если к началу отмобилизования они еще не были исключены из списков личного состава воинской части <8>.

<8> Радецкий С.А. Теоретические и практические проблемы увольнения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту при объявлении мобилизации // Пробелы в Российском законодательстве. 2012. N 1. С. 291 - 294.

Такие действия напоминают принудительное удержание на службе, что запрещено законом, однако предписано ведомственным документом по переводу воинских формирований с мирного на военное время. В соответствии с ч. 2 ст. 37 Конституции Российской Федерации принудительный труд запрещен. Однако здесь есть нюанс - согласно ст. 8 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., а также ст. 4 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. все виды военной службы и службы, назначенной вместо обязательной военной службы, не являются принудительным трудом.

Возникает вопрос: каково правовое положение не уволенных своевременно военнослужащих, проходящих военную службу по призыву? И являются ли они субъектами военно-уголовных отношений, распространяются ли на них положения Уголовного кодекса Российской Федерации об ответственности за преступления против пребывания на военной службе?

Самовольное оставление воинской части и дезертирство являются длящимися преступлениями, они заканчиваются при наступлении обстоятельств, при которых субъект преступления подлежит увольнению с военной службы. Истечение срока службы по призыву является таким обстоятельством. Как показывает судебная практика, в настоящее время такие лица в случае совершения преступлений против военной службы не признаются субъектами данного вида преступлений <9>.

<9> Авдонкин В.С. Подсудность уголовных дел военным судам России по персональному признаку // Рос. юстиция. 2012. N 8. С. 34 - 41.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении "О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы" от 3 апреля 2008 г. N 3 (в редакции от 23 декабря 2010 г.), "если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что в соответствии с законом лицо не подлежало призыву на военную службу или подлежало освобождению от исполнения воинской обязанности, суд постановляет оправдательный приговор ввиду отсутствия в деянии состава преступления".

Следовательно, если такой отслуживший 12 месяцев и неуволенный военнослужащий не подлежит уголовной ответственности за дезертирство и самовольное оставление части, то это будет стимулировать его на бегство со службы. Но даже не беря в расчет оставление им воинской части, надеяться на исполнительность и дисциплинированность такого подчиненного командиру не имеет смысла, так как направления их желаний противоположны. Командир заинтересован заставить подчиненных усиленно работать, нести дежурство, участвовать в боевом слаживании, а подчиненный заинтересован покинуть службу и считает, что имеет такое моральное право. Полагаю, что такое положение дел будет порождать безнаказанность и снижение уровня боевой готовности в воинских подразделениях и вряд ли командиры подразделений будут заинтересованы в наличии таких подчиненных.

Непонятен и правовой статус указанных лиц. В соответствии с п. 2 ст. 2 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" военнослужащие проходят военную службу по призыву и по контракту (в добровольном порядке). Установленный законом срок службы по призыву для этих граждан истек, желания проходить службу по контракту эти лица не изъявляют, их доброй воли служить нет. Следовательно, они не относятся ни к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, ни к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту. Ввиду этого непонятно, из какого расчета обеспечивать таких лиц денежным довольствием, вещевым имуществом, предоставлять иные социальные льготы, связанные с военной службой.

По мнению автора, оставление на военной службе военнослужащих, подлежащих увольнению и рассчитывающих уволиться, порождает множество проблем для командования и не повышает уровень боевой готовности воинской части. Поэтому полагаю целесообразным до введения военного положения либо фактического начала военных действий руководствоваться требованиями существующего Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" и производить увольнение таких лиц. При необходимости их нового призыва на военную службу по мобилизации должен быть соблюден установленный законом порядок призыва через военный комиссариат.

  1. Перемещение военнослужащих на другие воинские должности по штатам военного времени.

В принципе такого рода перемещения массово производятся и в мирное время. В чем же различие перемещений военнослужащих в мирное время и при приведении в высшие степени боевой готовности?

Как было указано выше, штаты мирного времени и штаты военного времени могут отличаться друг от друга; подразумевается, что в военное время изменяются, увеличиваются и задачи воинской части, поэтому под новые задачи необходимо привести и штат исполнителей. Как правило, в военное время увеличивается штатная численность воинских формирований. При этом занимаемые по штатам мирного времени должности военнослужащих могут сокращаться, вводятся иные воинские должности, изменяются штатно-должностная категория по воинской должности, тарифные разряды и т.п. Во всех перечисленных случаях должно происходить переназначение военнослужащих, чьи занимаемые должности изменяются. Причем такого рода переназначения нужно произвести срочно, в мобилизационных планах на это отводится всего несколько дней. В принципе такой подход оправдан срочностью выполнения мобилизационных мероприятий, так как в условиях нарастания вероятности скорого вооруженного конфликта именно на кадровых военнослужащих возлагается выполнение максимума первоочередных задач. Причем они должны действовать, исполняя именно те должности, на которые они заранее были предназначены в мобилизационных документах. Так, согласно действовавшему в советское время Положению о прохождении воинской службы офицерским составом Вооруженных Сил СССР <10> первоочередному и наиболее полному укомплектованию офицерским составом подлежали части, соединения и органы управления действующих армии и флота (п. 99).

<10> Утверждено Постановлением Совета Министров СССР от 18 марта 1985 г. N 240. Утратило силу на территории Российской Федерации в связи с изданием Указа Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237, утвердившего Положение о порядке прохождения военной службы.

Вместе с тем запланировать такие переназначения мало, их нужно еще и оформить приказами по личному составу соответствующих командиров (начальников). Сложность заключается в том, что в настоящее время нет отдельного доступного для всеобщего ознакомления нормативного правового акта, регламентирующего порядок назначения военнослужащих на воинские должности в военное время и в угрожаемый период. Так, для военнослужащих войск национальной гвардии России полномочия по перемещению офицеров и прапорщиков определены Приказом МВД России "О некоторых мерах по упорядочению назначения должностными лицами МВД России офицеров и прапорщиков (мичманов) на воинские должности, освобождению их от воинских должностей, увольнению с военной службы и присвоению им воинских званий" от 27 февраля 2003 г. N 120. Согласно положениям данного Приказа только младшие офицеры, прапорщики, солдаты и сержанты могут быть переназначены внутри своей, к примеру, бригады приказом командира этой бригады. Приказы о перемещении офицеров от капитана и выше, даже внутри своей воинской части, должны издаваться вышестоящим начальником. И этот процесс долгий, он включает в себя оформление представлений к назначению, рассмотрение кандидатур на аттестационных комиссиях, согласование со многими должностными лицами кадровых документов, пересылку документов по команде и обратно, доведение приказов о перемещениях военнослужащих. Действующее законодательство предписывает и учитывать согласие военнослужащих при назначении на высшую или низшую воинскую должность, без такого согласия приказ о переводе не соответствует закону (пп. 13 и 17 ст. 11 Положения о порядке прохождения военной службы <11>).

<11> Утверждено Указом Президента Российской Федерации "Вопросы прохождения военной службы" (в ред. от 2 января 2017 г.) от 16 сентября 1999 г. N 1237.

Однако пока будут оформляться представления на перевод, согласовываться, идти по инстанциям, издаваться приказы о назначении и возвращаться выписки из приказов, пройдут недели и месяцы, как это и происходит в настоящее время. Соответственно, запланированные в мобилизационных планах перемещения военнослужащих не будут выполнены в установленные сроки. Получается, запланированные в мобилизационных документах довольно сжатые сроки перемещения военнослужащих изначально невыполнимы, если их выполнять по алгоритмам существующих нормативных правовых актов мирного времени.

В связи с изложенным возникает множество вопросов относительно того, изменяются ли правила перемещения военнослужащих при приведении воинских формирований в высшие степени боевой готовности. Изменяется ли компетенция воинских должностных лиц по переназначению подчиненных военнослужащих на иные должности в условиях приведения подчиненных воинских частей в высшие степени боевой готовности? Или приказы об освобождении от должности и назначении на должность издают те же самые лица, которые имеют такие права и в настоящее время? Требуется ли согласие военнослужащего здесь на переназначение его на высшие и низшие должности? И должна ли учитываться при перемещении имеющаяся у военнослужащего военно-учетная специальность (пример - преподаватель уголовного права в военное время планируется к назначению на должность преподавателя тактики, военно-учетная специальность меняется <12>)?

<12> Если военно-учетная специальность учитываться не должна, то теряется эффективность кадрового обеспечения войск. Ведь глупо профессионалу-юристу идти преподавать топографию, в то время как будут развертываться новые воинские части, где помощников командиров по правовой работе будут набирать из граждан, пребывающих в запасе, не знающих военной специфики или уже отвыкших от нее. Как говорил А.В. Суворов, "учить надо тому, что нужно на войне", поэтому и в чрезвычайных ситуациях целесообразно использовать военнослужащих по той специальности, по которой они исполняли обязанности в мирное время.

По действующему в настоящее время законодательству такого рода перемещения без согласия перемещаемых и увольняемых военнослужащих незаконны. Мне возразят, что война оправдывает указанные выше действия, даже если они и не очень законны; интересы боевой готовности и суверенитета страны важнее незаконного увольнения, удержания на службе или перемещения отдельных военнослужащих.

Однако, во-первых, указанные мероприятия перевода с мирного на военное время совсем не обязательно проводятся в военное время. Они могут проводиться и в военное, и в мирное время. Мероприятия боевой готовности могут проводиться еще до начала агрессии противника, до объявления мобилизации или военного положения, в том числе и при проведении учений, учебных сборов. Например, п. 22 ч. 3 ст. 2 Федерального закона "О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации" предусмотрено проведение учений и тренировок по мобилизационному развертыванию и выполнению мобилизационных планов, и такие мероприятия проводятся в условиях мирного времени. Полный или частичный перевод воинских частей на штаты военного времени предусмотрен, в частности, и для проведения учебных сборов приписного состава (п. 17 Положения о проведении учебных сборов <13>). Для проведения проверочных сборов осуществляется полный или частичный перевод воинских частей на штаты военного времени с призывом граждан, приписанных к этим воинским частям, и проведением боевого слаживания (слаживания). После перевода воинских частей с мирного на военное время воинские части могут подвергаться проверке на их способность выполнять задачи по предназначению <14>.

<13> Утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации "О военных сборах и некоторых вопросах обеспечения исполнения воинской обязанности" от 29 мая 2006 г. N 333.
<14> Фатеев К.В. О военных сборах и правовом статусе граждан, пребывающих в запасе, во время прохождения военных сборов // Право в Вооруженных Силах. 2008. N 8.

К слову, нарушение своих должностных обязанностей в части, касающейся организации перевода сил (войск) Балтийского флота с мирного на военное время, проверки боевой готовности и руководства проведением соответствующих мероприятий, было вменено в вину бывшему командующему Балтийским флотом адмиралу Кравчуку В.П. и даже послужило основанием для его увольнения в связи с невыполнением им условий контракта <15>. А ведь в период исполнения своих должностных обязанностей командующего Балтийским флотом мобилизация Президентом России не объявлялась. Приведенный совсем свежий пример еще раз подтверждает, что мероприятия по приведению воинских формирований в высшие степени боевой готовности не тождественны мероприятиям, проводимым после объявления мобилизации.

<15> Решение Верховного Суда Российской Федерации от 23 ноября 2016 г. N ВКАПИ16-48 [Электронный ресурс]. URL: http://www.supcourt.ru/stor_pdf.php?id=1494434.

По мнению автора, в военных ведомствах при издании секретных приказов о проведении мероприятий при переводе с мирного на военное время их составители смешали в "одну кучу" такие разные понятия, как отмобилизование, военное положение и переводы в высшие степени боевой готовности. Между тем это разные правовые режимы, с различными мероприятиями и правовыми последствиями. Так, например, мобилизация или военное положение даже на определенной территории России может объявляться только Президентом Российской Федерации, а перевод отдельной военной организации в высшие степени боевой готовности - и Президентом Российской Федерации, и Министром обороны Российской Федерации, и начальником Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации (иным должностным лицом).

Следовательно, пока мобилизация еще не началась, Федеральный закон "О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации" на рассматриваемые в настоящей статье кадровые мероприятия не может распространяться. А в мирное время тем более недопустимы нарушение прав граждан на труд и дискриминация по признакам пола или наличия детей, особенно не на основании федерального закона.

Во-вторых, почему бы не узаконить действия командования нормативными правовыми актами Российской Федерации? Почему бы уже в мирное время не принять законы (а не секретные приказы), регламентирующие правоотношения, связанные с переводом военных организаций с мирного на военное время и при приведении их в высшие степени боевой готовности? Чтобы уже в мирное время, заранее военнослужащие и гражданский персонал воинских частей знали об изменениях своих прав при различных чрезвычайных и кризисных ситуациях. Ведь в соответствии со ст. 35 Конституции Российской Федерации ограничение прав граждан возможно только на основании федерального закона. И такие законы имеются в некоторых странах. Так, например, по законодательству Украины женщины, имеющие детей в возрасте до 18 лет, освобождаются от военной службы во время действия особого периода только в случае, если они сами не выразили желания продолжать военную службу <16>.

<16> Подпункт "а" п. 8 ст. 26 Закона Украины "О воинской обязанности и военной службе" от 25 марта 1992 г. N 2232-XII (URL: http://consultant.parus.ua/?doc=005YX2351F).

Конечно, такие федеральные законы можно принять и позже, с введением военного положения или началом военных действий. Однако пока такие законы подготовят, примут депутаты обеих палат Федерального Собрания, опубликуют, доведут, пройдет как минимум несколько недель. За это время уже все мероприятия приведения в высшие степени боевой готовности должны быть выполнены и важность, необходимость данных законов уже потеряет свою актуальность. Кроме того, по общему правилу закон, ухудшающий права граждан, не должен иметь обратной силы. Но в смоделированной ситуации как раз так и произойдет.

Подводя итог, считаю необходимым уже сейчас обратить внимание на наличие пробелов в законодательстве о прохождении военной службы в военное время и в других нестандартных ситуациях. В соответствии с п. 1 ст. 1 Положения о порядке прохождения военной службы особенности прохождения военной службы в период проведения мобилизации, при введении чрезвычайного положения, военного положения и в военное время определяются федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Однако до сих пор не приняты нормативные правовые акты, устанавливающие особенности прохождения военной службы в указанных чрезвычайных и других кризисных ситуациях. Причем особенности прохождения военной службы реально появляются не только в период проведения мобилизации, при введении чрезвычайного положения, военного положения и в военное время (как указано в Положении о порядке прохождения военной службы), но и при приведении воинских формирований в высшие степени боевой готовности. Уже в мирное время должны быть приняты законы и подзаконные акты, регламентирующие особенности прохождения военной службы и трудовой деятельности во всех указанных режимах. Иначе возможны массовые случаи невыполнения гражданами требований мобилизационных документов, срыв поставленных сроков и мероприятий, излишний поток обращений в судебные и правоохранительные органы, которым довольно трудно будет вынести законное и вместе с тем политически верное решение.

Библиографический список:

  1. Авдонкин В.С. Подсудность уголовных дел военным судам России по персональному признаку [Текст] / В.С. Авдонкин // Российская юстиция. 2012. N 8. С. 34 - 41.
  2. Война и мир в терминах и определениях. Военно-политический словарь / Под ред. Д.О. Рогозина [Текст] / Д.О. Рогозин. М.: Вече, 2011.
  3. Глухов Е.А. Смешение военной и правоохранительной деятельности в некоторых воинских формированиях [Текст] / Е.А. Глухов // Военно-юридический журнал. 2016. N 2.
  4. Радецкий С.А. Теоретические и практические проблемы увольнения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту при объявлении мобилизации [Текст] / С.А. Радецкий // Пробелы в российском законодательстве. 2012. N 1. С. 291 - 294.
  5. Стренина Е.А. Юридический справочник военнослужащих женского пола [Текст] / Е.А. Стренина. М., 2007.
  6. Фатеев К.В. О военных сборах и правовом статусе граждан, пребывающих в запасе, во время прохождения военных сборов [Текст] / К.В. Фатеев // Право в Вооруженных Силах. 2008. N 8. С. 30 - 43.