Мудрый Юрист

Способы защиты субъективных гражданских прав и интересов

Максимов Виталий Алексеевич - кандидат юридических наук, старший преподаватель, Санкт-Петербургский университет МВД России.

Автором проводится анализ различных оснований классификации способов защиты субъективных гражданских прав и интересов во взаимосвязи с правом свободно выбирать по своему усмотрению не запрещенный законом способ защиты прав и свобод в соответствии с Конституцией РФ. Большое внимание уделяется вопросу исчерпывающего характера перечня способов защиты, дается авторская точка зрения и рекомендации к правоприменительной и судебной практике.

Ключевые слова: гражданское правоотношение, охрана гражданских прав, защита гражданских прав, право на защиту, субъективные гражданские права, способ защиты, субъективное право, гражданский интерес.

Ways of protection of the subjective civil rights and interests

V.A. Maximov

Analyzes the different bases of classification of ways of protection of subjective civil rights and interests in relationship to the right to choose at its discretion not prohibited by law way to protect rights and freedoms in the Constitution of the Russian Federation. The article unfolds the discussion on the question of the exhaustive nature of the list of methods of protection, the author's point of view and recommendations to law enforcement and judicial practice.

Key words: civil legal relations, civil rights protection, protection of civil rights, the right to protection of subjective civil law, a method of protecting a subjective right, civic interest.

Различные основания возникновения правоотношений по защите субъективных гражданских прав обусловливают и различное содержание этих правоотношений, в частности права управомоченных лиц. Возможности защиты вещных прав отличаются от обязательственных, на что влияют вид и степень нарушения субъективного права, правовой статус нарушителя, например, в зависимости от того, является ли он субъектом предпринимательской деятельности [1, с. 773 - 775].

В самом деле содержание правоотношений по защите прав различается в зависимости от характеристик и состояния субъективного права, которое защищается. Это право может вообще прекратиться (например, когда вещь уничтожена), может быть ограничено в том или ином виде и объеме (например, пользование вещью или непризнание права на нее в случае, когда у владельца отсутствует правоустанавливающий документ и он не может реализовать право на распоряжение вещью, и т.д.). Исходя из этих обстоятельств субъект права на защиту будет формировать свое поведение, т.е. выбирать способ защиты. Возможность такого выбора является одним из важнейших аспектов характеристики права на защиту как юридической категории. Это обусловлено общеразрешительной направленностью гражданского права. В частности, ст. 45, 46 Конституции РФ утверждается, что каждый человек имеет право свободно выбирать не запрещенный законом способ защиты прав и свобод, в том числе судебную защиту.

Способы защиты зависят от сущности нарушения субъективного гражданского права или интереса, в частности: нарушено право либо интерес; имело ли место нарушение (непризнание, оспаривание) или угроза нарушения права или интереса; возможно (или целесообразно) ли восстанавливать право, или устранять преграды в его осуществлении, или компенсировать результаты нарушения; следует ли применять комплексный подход для защиты права и т.д. Зачастую вообще не идет речи о вариантах защиты, например, если вещь уничтожена, то восстановление права на нее невозможно. Представляется не вполне точным сведение способов защиты к устранению препятствий в осуществлении субъективного права, ибо складываются многочисленные ситуации, когда уже бессмысленно надеяться на осуществление права.

Одним из важных аспектов права на защиту является принуждение, применяемое к правонарушителю, поскольку управомоченному лицу предоставляется возможность применения для защиты своего права и интереса мер охранительного характера, связанных с правовым воздействием на правонарушителя. Поэтому право на защиту включает различные возможности управомоченного лица, предусмотренные ст. 12 - 16.1 ГК РФ, которыми охватывается применение самим лицом различных средств принудительного воздействия на правонарушителя, юридических мер оперативного воздействия на правонарушителя, а также возможность обратиться в компетентный орган с требованием побуждения обязанного лица к определенному поведению.

Приведенное свидетельствует о широких возможностях, предоставляемых лицу, чьи субъективные гражданские права нарушены, из которых он выбирает тот способ защиты, который, на его взгляд, является наиболее приемлемым в той или иной ситуации. Очевидно, что выбирать способ защиты, как и осуществлять право на защиту, лицо вправе по своему усмотрению. Выбор способа защиты зависит не столько от формы защиты (юрисдикционной или неюрисдикционной), сколько от специфики защищаемого права, характера его нарушения с учетом установленных законом пределов осуществления права на защиту.

Материально-правовые способы защиты предлагается разделять на пресекательные, восстановительные и штрафные. Содержание первых состоит в том, что они прекращают незаконные или неправомерные действия, в результате чего возобновляется возможность для лица беспрепятственной реализации своего права [2, с. 38]. К пресекательным способам защиты относится отмена доверенности в период срока ее действия (ст. 188 ГК РФ), что "пресекает" недобросовестные или некомпетентные действия представителя; самозащита (ст. 14 ГК РФ) и др. Восстановительные способы защиты демонстрируют проявление компенсационной функции гражданского права, направленной на восстановление положения, имевшего место до правонарушения. Примером этого способа защиты является требование о взыскании убытков. А штрафные - влекут за собой неблагоприятные последствия для правонарушителя в повышенном объеме, чему служит, например, штрафная неустойка.

Юрисдикционные способы защиты связаны с определенной процедурой их применения [3, с. 17], которая при судебной защите порождает процессуальные правоотношения. Последние возникают уже на основании соответствующих норм процессуального законодательства, что и отличает правосудие от иной юрисдикционной деятельности. При этом возникает необходимость проследить соотношение соответствующих норм ГК РФ с нормами процессуального права.

Обычно считается, что наиболее распространенными из этих способов защиты являются судебные, перечень которых приводится в ст. 12 ГК РФ и порождает дискуссию по поводу того, является ли он исчерпывающим. С одной стороны, он таковым не может считаться хотя бы потому, что сама эта норма содержит возможность для сторон предусмотреть в договоре установленные законодателем другие способы защиты, кроме приведенных в этой статье. С другой стороны, на практике возникают проблемы удовлетворения судом исковых требований, не предусмотренных законом.

Следует отметить, что термин "закон" в аспекте положений ст. 12 ГК РФ означает нормативно-правовые акты, имеющие силу закона РФ. Поэтому подзаконным нормативно-правовым актом способ защиты устанавливаться не может.

Относительно исчерпывающего характера перечня способов защиты существуют три основных подхода, которые сформировались по этому поводу в судебной практике [10, с. 84 - 85]. Следует поддержать тот из них, согласно которому перечень способов защиты не носит исчерпывающего характера. Устанавливая перечень способов защиты гражданских прав и интересов, законодатель стремился сформулировать не четкую, завершенную юридическую конструкцию, а скорее наиболее распространенные модельные механизмы защиты. Такая позиция вполне адекватна подходам, применяемым в гражданско-правовых актах, где фактически отсутствуют случаи замкнутого круга средств и механизмов, ими регулируемых. Перечень договоров, например, в ГК РФ также приведен далеко не исчерпывающий. Поэтому, следуя логике законодателя, заложенной в ГК РФ доктрине и общим принципам гражданского законодательства, перечень способов защиты гражданских прав и интересов также не может быть исчерпывающим.

К тому же утверждение об исчерпывающем характере этого перечня не согласуется с требованиями ст. 45, 46 Конституции РФ, которые гарантируют каждому право любыми не запрещенными законом способами защищать свои права от нарушений и противоправных посягательств.

Правоприменительная практика избрания лицом иного способа защиты, по сравнению с предусмотренными в ст. 12 ГК РФ, складывалась по-разному. Длительное время суды (как общие, так и специализированные) достаточно однозначно считали, что суд может защитить право лишь способом, предусмотренным законом. В настоящее время эта позиция с вступлением в силу последних изменений в ГК РФ изменилась.

До последнего времени господствующей в судебной практике была позиция, согласно которой перечень способов защиты субъективных гражданских прав, предусмотренных в приведенных нормах права, не является исчерпывающим только при наличии в законе нормы, в которой бы содержался другой способ защиты. При этом такое указание может носить косвенный характер, исходить из содержания той или иной нормы. При отсутствии определенного способа защиты в перечне, определенном общими нормами, он может быть установлен посредством обращения к специальным нормам ГК РФ и другим источникам. При отсутствии в специальных нормах указания на способы защиты прав допускается косвенная ссылка на тот или иной способ защиты, следующий из этих норм. И лишь при их отсутствии актуализируется вопрос о самостоятельном определении или выборе управомоченным лицом способа защиты своего права.

При этом на суде лежит обязанность определить юридическую приемлемость выбранного лицом способа защиты. Следует сказать, что эта задача непроста, хотя бы потому, что юридическая приемлемость выбранного способа защиты это не только его проверка на наличие в определенном перечне способов защиты, но и соответствие другим общим и специальным нормам, принципам права, учета характера нарушения и прав и интересов других лиц.

Представляется, что суд всегда должен занимать активную позицию по определению способа защиты гражданского права или интереса. Даже в той ситуации, когда он по результатам судебного разбирательства отказывает в иске по мотивам неприемлемости избранного истцом способа защиты, им должно указываться, с помощью какого способа может быть защищено нарушенное право. Такие подходы хотя и редко, но наблюдаются в правоприменительной практике.

В последнее время ситуация с перечнем способов защиты принципиально изменилась. Так, если суды апелляционной и кассационной инстанций исходили из того, что ст. 12 ГК РФ не предусмотрено такого способа защиты гражданских прав, который избрали истцы, и именно на этом основании отменяли решения суда первой инстанции об удовлетворении иска, то Верховный Суд РФ высказал иную позицию на основании ст. 45, 46 Конституции РФ и ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которым каждый человек имеет право на эффективное средство правовой защиты, не запрещенное законом.

Из этого следует и пересмотр различных способов защиты, которые в одних случаях применялись, а в других - отвергались судом. Наиболее распространенным среди них является признание договора незаключенным, обязательства - неисполненным или, наоборот, - исполненным. Теперь для рассмотрения этих исков судами, очевидно, не будет препятствий, хотя следует отметить, что и ранее, т.е. до изменения Верховным Судом РФ своей позиции относительно исчерпывающего характера перечней способов защиты гражданских прав, основания для рассмотрения этих исков существовали. Так, можно было подвести указанные иски к такому способу, как признание права лица, что может пониматься достаточно широко - и как права не пребывать в отношениях, порожденных сделкой. Что касается признания обязательства исполненным, то это - признание права, порожденное таким исполнением. Поэтому аналогичные аргументы об отсутствии права, порожденного договором, если его считать незаключенным, как раз и не противоречат этому способу защиты.

Несколько иная ситуация сложилась по поводу исков о признании недействительными ничтожных сделок. При выборе лицом такого способа защиты своих прав при заключении ничтожной сделки это не будет соответствовать ее сущности, которая заключается в том, что ничтожные сделки не признаются недействительными судом и решение для этого судом выносится (ст. 166, 167 ГК РФ).

На наш взгляд, правильной будет точка зрения тех судов, которые считают, что требование об установлении ничтожности сделки подлежит рассмотрению в случае наличия соответствующего спора, так как понимание ничтожной сделки, содержащееся в ГК РФ, не исключает возможности подачи и удовлетворения иска о признании ничтожной сделки недействительной. Поэтому споры о признании ничтожных сделок недействительными подлежат решению судами в общем порядке. Выяснив, что оспариваемая сделка является ничтожной, суд отмечает в резолютивной части решения о ее недействительности или при отсутствии оснований для такого признания отказывает в удовлетворении иска.

Таким образом, целесообразно сделать заключение, что способы защиты субъективных гражданских прав и интересов являются крайне востребованной юридической категорией, остро востребованной в сложившейся правоприменительной практике.

Список литературы

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

  1. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: В 5 кн. Кн. 1: Общие положения. 2-е изд., испр. М.: Статут, 1999.
  2. Вершинин А.П. Способы защиты гражданских прав в суде. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1997.
  3. Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. М.: Юрид. лит., 1972.
  4. Желонкин С.С. Институт недействительности сделок (гражданско-правовых действий) в России и КНР как средство правовой защиты от коррупционных правонарушений: сравнительный анализ // Актуальные вопр. борьбы с трансграничной преступностью на Дальнем Востоке: Сб. ст. междунар. науч.-практ. конф. 2012. С. 227 - 231.
  5. Желонкин С.С. К вопросу о применении последствий недействительности совершенной сделки // Вестн. С.-Петерб. ун-та МВД России. 2012. Т. 4. N 56. С. 46 - 49.
  6. Желонкин С.С. К вопросу о разграничении недействительных сделок на ничтожные и оспоримые в Гражданском кодексе Российской Федерации // Юрист. 2014. N 11. С. 9 - 13.
  7. Желонкин С.С. Недействительность антисоциальных сделок: Моногр. М.: Инфра-М, 2016.
  8. Желонкин С.С. Отдельные вопросы учения Г.Ф. Шершеневича о недействительности сделок в современных условиях модернизации частного права // Научные воззрения профессора Г.Ф. Шершеневича в современных условиях конвергенции частного и публичного права (к 150-летию со дня рождения). М.: Статут, 2014. С. 274 - 277.
  9. Молчанов А.А., Шуваев А.В., Куртяк И.В. Защита неимущественных прав полиции. СПб., 2015.
  10. Практика применения Гражданского кодекса РФ, части первой / А.Б. Бабаев, Р.С. Бевзенко, В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко; Под общ. ред. В.А. Белова. М.: Юрайт-Издат, 2009.
  11. Шуваев А.В., Пархоменко И.К., Попова Е.С. Актуальные проблемы обеспечения доказательств в гражданском процессе // Вопр. совр. юриспруденции. 2016. N 61. С. 28 - 34.