Мудрый Юрист

Правовое регулирование деятельности акционерных обществ в связи с реформированием гражданского законодательства

Лядская Наталья Владимировна - магистрант, Ленинградский государственный университет им. А.С. Пушкина.

В статье рассматривается реформа гражданского законодательства Российской Федерации в части правового регулирования акционерных обществ. Анализируется новый правовой статус акционерных обществ в связи с разделением хозяйственных обществ на публичные и непубличные, а также цель установления новых правовых режимов.

Ключевые слова: новый правовой статус акционерных обществ, реформа гражданского законодательства, публичные акционерные общества, непубличные хозяйственные общества.

Legal regulation of activity of joint-stock companies in connection with reforming of the civil legislation

N.V. Lyadskaya

The article deals with the reform of the civil legislation of the Russian Federation in terms of legal regulation of joint-stock companies. It analyzes the new legal status of joint-stock companies in connection with the division of business entities in the public and non-public, as well as the purpose of the establishment of new legal regimes.

Key words: the new legal status of joint-stock companies, the reform of the civil legislation, public joint-stock companies, non-public economic companies.

Законодательные нормы, регулирующие правовой статус и деятельность юридических лиц, и в частности акционерных обществ, функционируют в Российской Федерации на протяжении более чем двадцати лет: действующий ныне Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - ГК РФ) был принят в 1994 г., Федеральный закон "Об акционерных обществах" - в 1995 г. Однако законодательство догматичным не является и до сих пор периодически претерпевает существенные изменения. Последняя глобальная реформа законодательства о юридических лицах, существенно изменившая правовое регулирование акционерных обществ, произошла в 2014 г.

Так, 1 сентября 2014 г. вступили в силу изменения, внесенные Федеральным законом от 05.05.2014 N 99-ФЗ в гл. 4 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), в соответствии с которыми все хозяйственные общества (общества с ограниченной ответственностью и акционерные общества) были разделены на публичные и непубличные. В связи с данными изменениями законодательства акционерные общества приобрели новый правовой статус [5].

В соответствии с действующим законодательством публичным признается акционерное общество, акции которого и ценные бумаги, конвертируемые в его акции, публично размещаются (путем открытой подписки) либо публично обращаются на условиях, установленных законами о ценных бумагах. Правила о публичных обществах применяются также к акционерным обществам, устав и фирменное наименование которых содержат указание на то, что общество является публичным (п. 1 ст. 66.3 ГК РФ).

Акции публичного общества размещаются и обращаются среди неопределенного круга лиц, соответственно, состав участников такого общества неограничен и может регулярно изменяться.

Под размещением эмиссионных ценных бумаг в соответствии с законодательством о ценных бумагах понимается отчуждение эмитентом эмиссионных ценных бумаг первым владельцам путем заключения гражданско-правовых сделок.

Обращение ценных бумаг - заключение гражданско-правовых сделок, влекущих переход прав собственности на ценные бумаги. Публичное размещение ценных бумаг - размещение ценных бумаг путем открытой подписки, в том числе размещение ценных бумаг на организованных торгах. Публичное обращение ценных бумаг - обращение ценных бумаг на организованных торгах или обращение ценных бумаг путем предложения ценных бумаг неограниченному кругу лиц, в том числе с использованием рекламы [6, ст. 2].

Открытая подписка - это возмездное размещение дополнительных акций в процессе эмиссии неограниченному кругу лиц (является способом увеличения уставного капитала акционерного общества) [1, с. 5].

Акционерные общества, созданные до 1 сентября 2014 г., отвечают признакам публичности по критерию обращения ценных бумаг при соблюдении следующих условий. Во-первых, на момент вступления в силу новых положений гражданского законодательства о юридических лицах (1 сентября 2014 г.) акции общества или ценные бумаги, подлежащие конвертации в его акции, должны находиться в публичном обращении. Иными словами, обществом должно фактически реализовываться право на публичное обращение его акций. Во-вторых, публичное обращение акций должно осуществляться в соответствии с законодательством о ценных бумагах. В данном случае неприменимо публичное обращение ценных бумаг, осуществляемое в соответствии с законодательством о приватизации <1>.

<1> Подробнее см.: Глушецкий А.А. Спорные вопросы определения публичного статуса акционерного общества // Право и экономика. 2016. N 1.

В соответствии с изменениями законодательства, введенными Федеральным законом от 05.05.2014 N 99-ФЗ [5], акционерное общество, отвечающее указанным выше признакам, обязано представить для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц сведения о фирменном наименовании общества, содержащем указание на то, что оно является публичным (п. 1 ст. 97 ГК РФ). При этом закон не содержит норм о том, что публичным должно признаваться акционерное общество, у которого на момент введения в действие соответствующих изменений прекращено публичное обращение акций (и ценных бумаг, конвертируемых в акции), даже если ранее оно осуществлялось.

Согласно гражданскому законодательству публичный статус может иметь только акционерное общество. При этом, как уже отмечалось выше, оно должно отвечать критериям публичного размещения и (или) публичного обращения акций (либо ценных бумаг, конвертируемых в его акции). Законодательство обязывает публичное общество публично раскрывать определенную информацию, предусмотренную законом (п. 6 ст. 97 ГК РФ). Целью раскрытия информации является повышение уровня информационной открытости общества в связи с публичным ведением деятельности, что способствует защите интересов потенциально неограниченного круга инвесторов.

В то же время законодательство о рынке ценных бумаг допускает публичное размещение и обращение ценных бумаг непубличными акционерными обществами и обществами с ограниченной ответственностью (в данном случае речь идет о ценных бумагах, отличных от акций и не конвертируемых в акции). При этом непубличные акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью, осуществляющие деятельность по публичному размещению и обращению ценных бумаг, обязаны раскрывать информацию, предусмотренную законодательством о рынке ценных бумаг аналогично публичным акционерным обществам. Однако, несмотря на фактическое публичное осуществление деятельности с ценными бумагами и выполнение в связи с этим обязанности по раскрытию информации, такие хозяйственные общества все же не признаются публичными.

Есть мнение, что реформа законодательства должна была отвечать задачам большей информационной открытости корпораций, осуществляющих деятельность по публичному размещению и обращению ценных бумаг (не только акций), и соответственно режим публичности должен был распространиться на все подобные хозяйственные общества, в том числе общества с ограниченной ответственностью. Это позволило бы обеспечить защиту прав большого круга инвесторов и поддержание доверия к фондовому рынку <2>.

<2> Подробнее см.: Настин П.С. Публичные и непубличные хозяйственные общества по гражданскому законодательству Российской Федерации // Вестн. Челябинского гос. ун-та. 2015. N 17. С. 95 - 102.

Однако реформа гражданского законодательства в большей степени пошла по пути деления хозяйственных обществ на публичные и непубличные в сфере корпоративных отношений и управления в обществе, а не в осуществлении публичной деятельности с ценными бумагами.

Непубличным признается хозяйственное общество, которое не отвечает признакам, установленным законодательством для публичных обществ.

Акции непубличного акционерного общества размещаются среди заранее определенного круга лиц и в дальнейшем не подлежат публичному обращению. Подобные акционерные общества ориентированы на ограниченный, как правило, заранее определенный круг участников, в связи с чем они имеют относительно небольшой и фиксированный состав входящих в них акционеров.

Новое законодательное деление обществ на публичные и непубличные преследовало цель установить специальные режимы правового регулирования корпоративных отношений для обществ с большим и динамично меняющимся составом участников и обществ с относительно небольшим и определенным составом акционеров.

Так, правовое регулирование корпоративных отношений в непубличных акционерных обществах стало ближе к регулированию корпоративных отношений участников обществ с ограниченной ответственностью (которые, в свою очередь, также отнесены законом к числу непубличных хозяйственных обществ). В непубличных акционерных обществах наблюдается большая (по сравнению с публичными обществами) свобода внутрикорпоративной самоорганизации, так как деятельность таких акционерных обществ в значительной степени регулируется диспозитивными нормами законодательства, которые допускают установление правил поведения участников общества, отличных от предусмотренных законом.

Так, например, гражданское законодательство допускает по единогласному решению общего собрания акционеров непубличного акционерного общества включить в устав общества положения, отличные от правил, установленных законом:

Деятельность и корпоративные отношения участников в публичных акционерных обществах, напротив, в значительной мере регулируются императивными нормами закона, которые предписывают точные и однозначные правила поведения. У публичных акционерных обществ значительно меньше свободы внутрикорпоративной самоорганизации, чем у непубличных обществ, так как в правовом регулировании гораздо меньше диспозитивных норм, чем предусмотрено законом для непубличных акционерных обществ.

Таким образом, реформа гражданского законодательства изменила режим правового регулирования деятельности акционерных обществ и сблизила правовой режим части акционерных обществ с правовым режимом обществ с ограниченной ответственностью.

Однако следует заметить, что стремление законодателя предоставить больше свободы акционерным обществам с непубличным статусом оправданно лишь для вновь создаваемых акционерных обществ. Большинство акционерных обществ, созданных до реформы законодательства о юридических лицах, не могут в полной мере воспользоваться предоставленной свободой внутрикорпоративной самоорганизации по следующим причинам.

Многие диспозитивные нормы ГК РФ и Федерального закона "Об акционерных обществах", содержащие в себе новации, позволяющие непубличному акционерному обществу использовать свободу внутрикорпоративной самоорганизации, могут быть реализованы только посредством внесения соответствующих положений в устав общества по единогласному решению всех акционеров. Законодательством предусмотрено более 20 дополнительных диспозитивных опций, которые могут быть реализованы только путем внесения соответствующих положений в устав непубличного общества по решению общего собрания акционеров, принятому всеми акционерами общества единогласно [2, с. 73].

Такое единогласие предусмотрено законом для соблюдения интересов миноритарных акционеров, владеющих небольшим количеством акций: оно не позволяет контролирующему большинству (акционерам, владеющим большим процентом акций) продвигать свои интересы, навязывая необходимые правила всем участникам общества, в ущерб интересам миноритарных акционеров.

В то же время правило единогласного принятия решения не всегда ведет к соблюдению баланса интересов участников акционерных обществ и может создавать избыточную защиту интересов неконтролирующих участников общества (миноритарных акционеров) и, следовательно, препятствовать возможности применения новшеств законодательства об акционерных обществах. Такой подход законодателя фактически ограничил свободу внутрикорпоративной самоорганизации акционерного общества количеством его участников, поскольку достичь единства при принятии решений возможно лишь тогда, когда все акционеры лично участвуют в принятии этих решений. Также достижение единогласия во многом может быть затруднено из-за большого количества акционеров, которые могут иметь различные интересы и, соответственно, несовпадающие мнения.

Таким образом, непубличному акционерному обществу с десятками (и тем более сотнями) участников весьма затруднительно воспользоваться предоставленной свободой внутрикорпоративной самоорганизации ввиду большой трудности достижения единогласия среди всех акционеров.

Более того, у многих акционерных обществ, созданных в процессе приватизации в 90-е гг., имеются так называемые неустановленные лица (участвовавшие в процессе приватизации в чековых аукционах и не открывшие анкету в реестре акционеров) и "мертвые души" (умершие акционеры, наследники которых не приняли наследство или не открыли анкету в реестре акционеров). Очевидно, что единогласное принятие решений в акционерных обществах с подобными участниками невозможно, так как они в принципе не могут принимать участие в голосовании.

Таким образом, сближение режима правового регулирования непубличных акционерных обществ с правовым режим обществ с ограниченной ответственностью посредством предоставления свободы внутрикорпоративной самоорганизации актуально для вновь создаваемых непубличных акционерных обществ с относительно небольшим составом участников, способных принимать единогласные решения. Для акционерных обществ, созданных до реформы законодательства о юридических лицах 2014 г., многие нововведения являются неприменимыми.

Что касается нового правового регулирования публичных акционерных обществ, то здесь имеются определенные противоречия в законодательстве.

Так, гражданское законодательство позволяет акционерному обществу принять публичный статус, просто внеся в Единый государственный реестр юридических лиц сведения о фирменном наименовании общества, содержащем указание на то, что это общество является публичным. При этом акционерное общество приобретает право публично размещать (путем открытой подписки) акции и ценные бумаги, конвертируемые в его акции, которые могут публично обращаться на условиях, установленных законами о ценных бумагах, со дня внесения в Единый государственный реестр юридических лиц сведений о фирменном наименовании общества, содержащем указание на то, что такое общество является публичным (п. 1 ст. 97 ГК РФ). Таким образом, по логике Кодекса принятие публичного статуса путем указания об этом в фирменном наименовании и внесения сведений об этом в Единый государственный реестр юридических лиц позволяет акционерному обществу вести деятельность по публичному размещению своих акций (или ценных бумаг, конвертируемых в акции).

Специальное законодательство об акционерных обществах содержит гораздо более сложную процедуру принятия акционерным обществом публичного статуса.

Федеральный закон "Об акционерных обществах" предусматривает приобретение публичного статуса путем внесения в устав общества изменений, содержащих указание на то, что общество является публичным. При этом общество имеет право представить сведения о фирменном наименовании общества, содержащем указание на то, что оно является публичным для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц, только при условии регистрации проспекта его акций и заключении договора с организатором торговли о листинге его акций.

Проспект акций (ценных бумаг) - это подготавливаемый эмитентом документ, содержащий сведения об эмитенте (в том числе бухгалтерскую (финансовую) отчетность эмитента и иную финансовую информацию) и его акциях (эмиссионных ценных бумагах), об условиях размещения ценных бумаг (сведения об объеме, сроке, условиях и порядке размещения эмиссионных ценных бумаг).

Листинг ценных бумаг - включение ценных бумаг организатором торговли в список ценных бумаг, допущенных к организованным торгам для заключения договоров купли-продажи, в том числе включение ценных бумаг биржей в котировальный список [6, ст. 2].

До внесения в Единый государственный реестр юридических лиц сведений о фирменном наименовании общества, содержащем указание на то, что общество является публичным, в Центральный банк Российской Федерации (далее - Банк России) необходимо представить документы для регистрации проспекта акций.

Банк России устанавливает требования к проспекту акций (ценных бумаг) и проводит тщательную экспертизу при его регистрации. При этом существует немало оснований для отказа в регистрации проспекта акций, и если общество не пройдет экспертизу, оно не сможет получить публичный статус.

Таким образом, согласно законодательству об акционерных обществах процедура принятия обществом публичного статуса подконтрольна государственному регулятору - Банку России.

Существует мнение, что подобная процедура продиктована не объективной целесообразностью, а лоббистской борьбой за усиление влияния определенных ведомств. Согласно нормам ГК РФ госрегулятор не должен контролировать процессы принятия акционерным обществом публичного статуса и прекращения этого статуса, а по акционерному законодательству этого нельзя сделать без его согласия. Реформа законодательства о юридических лицах замышлялась как расширение границ саморегуляции внутрикорпоративных отношений участников непубличных акционерных обществ, а в итоге усилилась роль чиновников [1, с. 15].

В целом описанная выше реформа гражданского законодательства (в части законодательства о юридических лицах) в значительной мере подвергается критике со стороны представителей научного юридического сообщества. Так, исследователи отмечают, что на стадии подготовки концепции изменений гражданского законодательства предлагалось значительно сократить число организационно-правовых форм юридических лиц. В результате, напротив, в Гражданский кодекс были включены новые формы юридических лиц, которые ранее там отсутствовали [9, с. 30].

Некоторые ученые сомневаются в целесообразности и оправданности введения в результате реформы новой классификации юридических лиц, а именно упомянутого выше разделения хозяйственных обществ на публичные и непубличные. Как отмечает профессор Е.А. Суханов, введение нового деления хозяйственных обществ на публичные и непубличные упорно отстаивало Министерство экономического развития России, объясняя это стремлением к максимальной либерализации российского корпоративного права в целях создания наиболее благоприятного "инвестиционного климата" и повышения места России в ряде международных рейтингов. Однако применение такой модели представляет собой не что иное, как фрагментарное и во многом случайное заимствование отдельных законодательных институтов англо-американского корпоративного права. В данном случае было проигнорировано то обстоятельство, что в англо-американском праве деление корпораций на публичные и частные относится к одному общему виду юридических лиц (доли участия в их капитале имеют одинаковый правовой режим), в то время как акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью в российском праве представляют собой две различные формы хозяйственных обществ (в частности потому, что акции и доли в уставном капитале участников обществ с ограниченной ответственностью являются различными объектами гражданских прав и имеют разные правовые режимы). Такое использование элементов чужой правовой системы чревато неблагоприятными и непредсказуемыми последствиями для отечественного корпоративного права [8, с. 12].

Изложенное выше позволяет сделать вывод о том, что на данном этапе еще не сформировалось последовательного и непротиворечивого законодательного регулирования правового статуса и деятельности юридических лиц, в частности акционерных обществ, а также корпоративных отношений. Масштабная реформа законодательства о юридических лицах требует системного продолжения. Вместе с тем необходимо устранение коллизий российского законодательства, возникших в том числе в связи с проведением указанной реформы, которые в дальнейшем будут подтверждены и найдут свое отражение в правоприменительной практике.

Список литературы

  1. Глушецкий А.А. Спорные вопросы определения публичного статуса акционерного общества // Право и экономика. 2016. N 1. С. 4 - 15, N 2. С. 10 - 15.
  2. Глушецкий А.А. Реформа гражданского законодательства в части регулирования юридических лиц. Практический комментарий // Экономико-правовой бюл. 2015. N 3. 160 с.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Закон Российской Федерации от 30.11.1994 N 51-ФЗ (в ред. от 03.07.2016) // Рос. газета. N 238 - 239. 08.12.1994.
  4. Настин П.С. Публичные и непубличные хозяйственные общества по гражданскому законодательству Российской Федерации // Вестн. Челябинского гос. ун-та. 2015. N 17. С. 95 - 102.
  5. О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации: Федер. закон от 05.05.2014 N 99-ФЗ (в ред. от 28.11.2015) // Рос. газета. N 101. 07.05.2014.
  6. О рынке ценных бумаг: Федер. закон от 22.04.1996 N 39-ФЗ (в ред. от 03.07.2016) // Рос. газета. N 79. 25.04.1996.
  7. Об акционерных обществах: Федер. закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ (в ред. от 03.07.2016) // Рос. газета. N 248. 29.12.1995.
  8. Суханов Е.А. Предпринимательские корпорации в новой редакции Гражданского кодекса Российской Федерации // Журн. рос. права. 2015. N 1. С. 5 - 13.
  9. Юридические лица в российском гражданском праве: Моногр.: В 3 т. Т. 1 / А.В. Габов, О.В. Гутников, С.А. Синицын. М.: ИНФРА-М, 2015. 384 с.