Мудрый Юрист

Задержание подозреваемого по поручению следователя вне места производства предварительного расследования (процессуальный аспект)

Архипов Алексей Сергеевич, заместитель начальника Отдела полиции N 3 (по Северному району) Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Орлу, кандидат юридических наук.

В статье описана процедура задержания органом дознания объявленного в розыск подозреваемого на удалении от места производства предварительного расследования. Показаны проблемы правового регулирования кратковременного ограничения свободы подозреваемого в указанных условиях. Предложено уточнить некоторые процессуальные нормы, определяющие взаимодействие следователя с органом дознания.

Ключевые слова: задержание, орган дознания, подозреваемый, предварительное расследование, следователь.

Detention of a Suspect by Order of an Investigator Out of the Preliminary Investigation Site (Procedural Aspect)

A.S. Arkhipov

Arkhipov Aleksey S., Deputy Head of the Police Department No. 3 (for the Northern district) of the Directorate of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation for the city of Orel, Candidate of Legal Sciences.

The essence of investigative actions is that they are the main tool of gathering evidence in a criminal case. This is why not all the types of actions of an investigator are studied in forensic tactics, only those that involve with evidence collection, its' gathering and verification. Tactic of investigative actions is directly associated with an investigative situation that occurs and changes periodically in the course of disclosure and investigation of robberies.

Key words: forensics, robbery, investigation, investigator, crime, criminal case investigation situation, the tactics of investigative actions, and situational characteristics.

В ст. 152 УПК РФ определено, что предварительное расследование за некоторыми исключениями следует производить по месту совершения преступления. При этом действующий уголовно-процессуальный закон не отличается гибкостью в решении вопросов территориального распределения полномочий, когда возникает потребность в выполнении тех или иных действий на значительном удалении от основного места досудебного производства по делу. По мере увеличения мобильности населения, развития информационных технологий закрепленная в законе жесткая пространственная определенность предварительного расследования, отсутствие надежных правовых механизмов, позволяющих на значительном удалении от следственного органа своевременно и эффективно применять меры процессуального принуждения, собирать и проверять доказательства, все с большей очевидностью выступают сдерживающим фактором продуктивного развития процессуальных правоотношений.

В настоящей статье рассматриваются правоприменительные проблемы, возникающие при обнаружении на значительном удалении от места производства предварительного расследования подозреваемого, розыск которого был объявлен на основании ч. 1 ст. 210 УПК РФ. Для обеспечения участия в деле ранее скрывшегося подозреваемого, как правило, необходимо его заключение под стражу. В соответствии с ч. 4 ст. 108 УПК РФ такой подозреваемый обязательно доставляется в суд, рассматривающий вопрос об избрании меры пресечения. Это требует кратковременного ограничения свободы скрывшегося лица с момента его обнаружения и до принятия судом соответствующего решения.

В УПК РФ нет специальных норм, определяющих основания и порядок задержания разыскиваемого подозреваемого после его обнаружения. В таких случаях правоприменитель, ориентируясь на некоторые акты толкования [6, п. 18], руководствуется ст. ст. 91, 92 УПК РФ. Анализ указанных правовых положений свидетельствует об их недостаточной адаптации к практике задержания разысканного подозреваемого органом дознания вне места производства предварительного расследования.

Три основания задержания, перечисленные в ч. 1 ст. 91 УПК РФ, не могут возникнуть в ситуации, когда ранее скрывшийся подозреваемый обнаруживается органом дознания в результате разыскных мероприятий. Так, первое из них соотносится законодателем со временем совершения преступления или с моментом "непосредственно после его совершения". Второе основание требует наличия потерпевших или очевидцев, которые прямо должны указать на лицо, совершившее преступление. Отсутствие у очевидца статуса свидетеля косвенно "отсылает" в самое начало предварительного расследования, до момента дачи этим лицом показаний. Аналогичный вывод можно сделать и в отношении третьего основания, так как возможность сохранения подозреваемым на себе, своей одежде или в жилище явных следов преступления после того, как он сначала был установлен, получил свой процессуальный статус, затем скрылся от следователя (дознавателя) и, наконец, был обнаружен в ходе розыска, представляется маловероятной.

Основание задержания разысканного подозреваемого можно обнаружить в ч. 2 ст. 91 УПК РФ (речь идет о попытке скрыться). По мнению Л.И. Лавдаренко, обстоятельства, перечисленные в ч. ч. 1 и 2 ст. 91 УПК РФ, выступают основаниями двух разных видов задержания. Нормы, содержащиеся в п. п. 1, 2, 3 ч. 1 ст. 91 УПК РФ, регулируют задержание в описанных в них неотложных ситуациях, а в ч. 2 этой же статьи - в иных случаях, когда возникает необходимость обеспечить рассмотрение судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу [3, с. 13 - 14].

По нашему мнению, в обеих частях ст. 91 УПК РФ описываются неотложные ситуации, которые могут возникнуть лишь на первоначальном этапе предварительного расследования, когда процессуальный статус большинства участвующих лиц не определен. Несмотря на то что ст. 91 УПК РФ названа "Основания задержания подозреваемого", в тексте статьи речь идет о задержании не имеющего процессуального статуса лица "по подозрению в совершении преступления", которое становится подозреваемым только по факту его задержания (п. 2 ч. 1 ст. 46 УПК РФ). В связи с этим при задержании разысканного подозреваемого ст. 92 УПК РФ будет применяться в случае, не прямо указанном в законе, а аналогичном ему. Так как речь идет об ограничении неприкосновенности личности, применение нормы по аналогии, по нашему мнению, должно быть прямо оговорено в правовом акте по примеру ч. 3 ст. 210 УПК РФ, посвященной задержанию обвиняемого.

При задержании разысканного подозреваемого правоприменитель также сталкивается с трудностями соблюдения предусмотренного ст. 92 УПК РФ порядка применения меры процессуального принуждения. На момент установления местонахождения скрывшегося лица уголовное дело может быть приостановлено (п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ). В этой связи действия органа дознания по идентификации и принудительному препровождению обнаруженного подозреваемого исключаются из сферы уголовно-процессуальных правоотношений и осуществляются на основе административно-правовых норм, например п. 4 ч. 2 ст. 14 Федерального закона от 07.02.2011 N 3-ФЗ "О полиции".

Обнаружив скрывшегося подозреваемого, орган дознания обязан уведомить следователя (дознавателя), поручившего его розыск [5, п. 23]. Последний, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 211 УПК РФ, возобновляет производство по делу и принимает решение о задержании подозреваемого, поручая его исполнение тому же органу дознания. Учитывая, что орган дознания слабо подходит на роль субъекта, полномочного осуществлять задержание [4, с. 11], его начальник должен определить исполнителя - конкретное должностное лицо, составляющее протокол задержания. Сложности коммуникации следователя и органа дознания очевидны, поскольку протекают в условиях их значительного взаимного удаления и крайне ограниченного времени (согласно ч. 1 ст. 92 УПК РФ 3 часа).

Должностные лица, участвующие в задержании ранее скрывшегося подозреваемого, не только жестко ограничены во времени, но и лишены ясного понимания пределов своей компетенции в рамках совместной процессуальной деятельности. Источник данной проблемы видится в том, что главой 12 УПК РФ не предусматривается процессуальное оформление решения о задержании подозреваемого (вынесения постановления) в отличие от применения большинства иных мер процессуального принуждения. В то же время в протоколе задержания наряду с фактическими обстоятельствами (датой, временем составления протокола, датой, временем и местом задержания, результатами личного обыска и другими обстоятельствами) отражаются основания и мотивы задержания. В соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ обоснованность и мотивированность выступают неотъемлемыми критериями процессуальных решений, которые в стадии предварительного расследования следователем и дознавателем принимаются в форме постановлений (п. 25 ст. 5 УПК РФ). В связи с этим видится обоснованным предположение о замысле законодателя объединить в протоколе задержания два различных процессуальных акта: постановление и собственно протокол.

Учитывая, что принимают и исполняют решение о применении меры процессуального принуждения в данном случае разные субъекты, вынесение постановления о задержании подозреваемого представляется необходимым и должно осуществляться лицом, в производстве которого находится уголовное дело, на основании п. 4 ч. 2 ст. 38, п. 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ.

Следует отметить, что существующий правовой механизм передачи следователем полномочий по выполнению тех или иных действий за пределами места производства предварительного расследования позволяет поручить органу дознания выполнение только следственных или разыскных действий (ч. 1 ст. 152 УПК РФ), к которым задержание подозреваемого не относится [1, с. 117; 2, с. 14].

Помимо принятия решения о задержании подозреваемого, следователь (дознаватель) в постановлении либо отдельном процессуальном документе (поручении) должен разрешить вопросы, связанные с производством действий, предусмотренных ч. ч. 1, 3, 4 ст. 92, ч. 1 ст. 94, ч. 2 ст. 95, ст. 96 УПК РФ (разъяснение подозреваемому прав, предусмотренных ст. 46 УПК РФ, его допрос и личный обыск; сообщение прокурору, уведомление или предоставление возможности уведомления близких родственников; письменное разрешение органу дознания, осуществляющему оперативно-разыскную деятельность, встречи с подозреваемым; освобождение задержанного и т.д.).

Проведенный анализ показывает, что обеспечение установленного порядка задержания подозреваемого на этапе его обнаружения в ходе розыска органом дознания на удалении от места производства предварительного расследования, когда следователь (дознаватель) не может лично выполнить действия, предусмотренные главой 12 УПК РФ, требует внесения коррективов в некоторые положения УПК РФ. В связи с этим предлагается:

Предложенные меры по совершенствованию нормативного регулирования и практики совместной процессуальной деятельности следователя (дознавателя) и органа дознания по задержанию скрывшегося подозреваемого, обнаруженного вне места производства предварительного расследования, должны способствовать обеспечению установленного УПК РФ правового режима кратковременного ограничения свободы данного участника уголовного судопроизводства, защите его прав и законных интересов, ускорению досудебного производства.

Литература

  1. Актуальные проблемы уголовно-процессуального права: Учеб. пособ. для студентов вузов, обучающихся по специальности "Юриспруденция" / Под ред. О.В. Химичевой, О.В. Мичуриной. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право. 2014. 287 с.
  2. Бычков В.В. Система следственных действий в российском уголовно-процессуальном законодательстве // Российский следователь. 2013. N 10. С. 11 - 14.
  3. Лавдаренко Л.И. Определение целей и мотивов уголовно-процессуального задержания // Российский следователь. 2015. N 12. С. 11 - 15.
  4. Мириев Б.А.-оглы. Отдельные вопросы законодательной регламентации мер уголовно-процессуального принуждения // Российский следователь. 2013. N 9. С. 9 - 12.
  5. Наставление о порядке исполнения обязанностей и реализации прав полиции в дежурной части территориального органа МВД России после доставления граждан, утвержденное Приказом МВД России от 30.04.2012 N 389 (ред. от 19.06.2014) // Рос. газ. 2012. N 156.
  6. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2013 N 41 "О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога" // СПС "КонсультантПлюс".
  7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 06.07.2016) // СЗ РФ. 2001. N 52 (ч. I). Ст. 4921.
  8. Федеральный закон от 07.02.2011 N 3-ФЗ "О полиции" (ред. от 13.07.2015) // СЗ РФ. 2011. N 7. Ст. 900.