Мудрый Юрист

Преступления юридических лиц как безнравственные и греховные деяния

Федоров Александр Вячеславович, заместитель Председателя Следственного комитета России, заслуженный юрист Российской Федерации, кандидат юридических наук, профессор.

Статья посвящена вопросу о нравственных основах уголовной ответственности юридических лиц, рассмотрению преступлений юридических лиц как безнравственных и греховных деяний. Отмечается, что оценка деятельности юридического лица как безнравственной и греховной может быть одной из составляющих обоснования необходимости криминализации деяний юридических лиц либо установления за такого рода деяния административной ответственности. На основе проведенного анализа делается вывод о том, что общественное осуждение юридических лиц за совершение деяний, признаваемых населением греховными и безнравственными, станет в перспективе не менее эффективной мерой воздействия, чем привлечение юридического лица к административной или уголовной ответственности.

Ключевые слова: право, нравственность, грех, нравственные основы уголовной ответственности, уголовная ответственность юридических лиц, административная ответственность юридических лиц.

Crimes Committed by Legal Entities as Immoral and Sinful Acts

A.V. Fedorov

Fedorov Aleksandr V., Deputy Chairman of the Investigative Committee of Russia, Honored Lawyer of the Russian Federation, Candidate of Legal Sciences, Professor.

The article is dedicated to the issue of moral foundations of criminal liability of legal entities, review of the crimes committed by legal entities as immoral and sinful acts. It is noted that definition of the activity of a legal entity as immoral and sinful may be one of the constituent parts for justification of the necessity of criminalization of the acts of legal entities or establishment of administrative liability for such acts. Based on the carried out analysis the author comes to a conclusion that public condemnation of legal entities for the performance of acts acknowledged by the population as sinful and immoral will become over time no less efficient measure of influence than imposition of administrative or criminal liability on a legal entity.

Key words: law, morality, sin, moral foundations of criminal liability, criminal liability of legal entities, administrative liability of legal entities.

Представителями российской юридической науки на рубеже XX - XXI вв. активно обсуждается вопрос о необходимости введения уголовной ответственности юридических лиц. При этом, как правило, предметом рассмотрения становятся вопросы международно-правового регулирования уголовной ответственности юридических лиц и выполнения Российской Федерацией международных обязательств в этой части, а также вопросы, связанные с изучением имеющих место за рубежом законодательных решений по установлению уголовной ответственности юридических лиц. Разрабатываются и обосновываются различные варианты закрепления такой ответственности в российском законодательстве.

В то же время в современных условиях весьма актуален как с позиции теории права, так и с позиции реализуемой правовой политики, практики законотворчества и правоприменения вопрос о нравственных основах уголовной ответственности юридических лиц.

Нормы нравственности, как и нормы права, меняются со временем, в связи с чем вопросы соотношения права и нравственности, влияния нравственности на развитие права, в том числе вопросы нравственности применительно к уголовному праву, неоднократно становились предметом исследования <1>.

<1> См., напр.: Карпец И.И. Уголовное право и этика. М., 1985. 256 с.; Цыбулевская О.И. Нравственные основания современного российского права. Саратов, 2004. 220 с.; Тасаков С.В. Нравственные основы норм уголовного права о преступлениях против личности. СПб., 2008. 318 с.; и др.

Тем не менее происходящие глубокие социально-экономические преобразования обусловили потребность вновь вернуться к рассмотрению нравственных основ уголовного права.

Нравственные, религиозные и правовые нормы объединяет то, что они констатируют алгоритм должного поведения человека, общепринятый на определенном этапе исторического развития для конкретной территории или группы лиц, а также определяют реакцию общества в случае нарушения этого алгоритма.

При этом понятия безнравственного поведения, греха и преступления со временем меняются, и то, что когда-то считалось безнравственным, грехом и преступлением, в настоящее время может и не признаваться таковым, как, впрочем, и наоборот.

По мере развития социально-экономических отношений рассматриваемые понятия наполняются новым содержанием, что делает возможным сегодня говорить о безнравственном поведении, грехе и преступлении не только применительно к конкретному человеку, но и к юридическому лицу.

В настоящее время во многих странах мира одной из важнейших составляющих противодействия преступности стало установление уголовной ответственности юридических лиц. Такая ответственность предусматривается в законодательствах уже более чем 70 стран <2>.

<2> Об уголовной ответственности юридических лиц за рубежом см.: Уголовное право. Общая часть. Преступление. Академический курс: В 10 т. / Под ред. Н.А. Лопашенко. М., 2016. Т. VII: Субъект преступления. Субъективная сторона преступления. Кн. I: Субъект преступления. С. 120 - 237.

Причиной ее введения является рост числа и масштабов преступлений, совершаемых от имени юридических лиц или за их счет либо для их выгоды физическими лицами <3>. При этом, как неоднократно отмечалось в имеющихся исследованиях, "роль отдельного человека как преступника отходит на второй план, юридическое же лицо выдвигается на передний план в качестве реального преступника, незаконно получающего денежные или иные выгоды от преступной деятельности" <4>.

<3> За рубежом к числу преступлений, совершаемых юридическими лицами, относятся преступления в сфере экономической деятельности, налогообложения и финансовых рынков, в антимонопольной сфере, коррупционные преступления, преступления в сферах экологии, охраны труда и ряд других.
<4> Голованова Н.А. Тенденции развития института уголовной ответственности юридических лиц за рубежом // Юридическая ответственность: современные вызовы и решения: Мат-лы для VIII ежегод. науч. чтений памяти проф. С.Н. Братуся. М., 2013. С. 153.

В Российской Федерации на данный момент имеется лишь административная ответственность юридических лиц, которую при существующем процессуальном механизме ее реализации нельзя признать достаточно эффективной.

В то же время значительная часть административных правонарушений юридических лиц фактически обладает всеми признаками, присущими преступлениям. Это обусловлено тем, что имеет место стирание границ между совпадающими по объективной стороне преступлениями и административными правонарушениями.

Долгое время главным критерием разграничения преступлений от других правонарушений являлся материальный признак - высокая степень общественной опасности, выражающаяся в способности причинять вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям.

Теперь уже не только отдельными учеными, но и решениями Конституционного Суда Российской Федерации признается, что административные правонарушения юридических лиц могут представлять общественную опасность, сопоставимую с общественной опасностью преступлений, а в некоторых случаях и превосходящую ее <5>.

<5> См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июня 2014 г. N 1308-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Приоритет" на нарушение конституционных прав и свобод частью 1 статьи 19.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2014. N 6; СПС "КонсультантПлюс".

Основным доводом противников уголовной ответственности юридических лиц является утверждение о том, что у юридического лица не может быть вины.

Естественно, если исходить из традиционного понимания субъекта преступления как физического лица, то у юридического лица нет вины в виде его психического отношения к совершенному деянию.

Но если признать, что юридическое лицо может быть субъектом преступления, и привести российское уголовное законодательство в этой части с реалиями нашего бытия, проблемы с определением вины нет. Достаточно использовать уже апробированные нормы административного законодательства, согласно которым юридическое лицо признается виновным в совершении правонарушения, если у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (ст. 2.1 КоАП РФ).

При этом нет необходимости в Уголовном кодексе предусматривать какие-то особые преступления для юридических лиц. Они уже определены, так как ряд существующих административных правонарушений юридических лиц по объективной стороне полностью совпадает с деяниями, предусмотренными уголовным законом в качестве преступных. Достаточно будет признать, что юридическое лицо может быть субъектом таких преступлений.

Закреплено в уголовном законодательстве и основное наказание, которое может быть применено к юридическим лицам. Это штраф. Причем на данный момент по ряду преступлений, совпадающих по объективной стороне с административными правонарушениями юридических лиц, предусмотренный уголовным законом размер штрафа даже ниже, чем административный, за соответствующие деяния, что противоречит концепции признания административных правонарушений менее опасными, чем преступления, и, соответственно, наказуемыми менее строго.

Например, за дачу взятки максимальный размер штрафа определен ст. 291 УК РФ в сумме до девяностократной суммы взятки, но не более 500 млн рублей (ст. 46 УК РФ), тогда как по ст. 19.28 КоАП РФ за взятку (незаконное вознаграждение от имени юридического лица) установлен штраф в размере до стократной суммы переданных или обещанных денежных средств без какого-либо верхнего ограничителя суммы штрафа.

Наступило время замаскированные под видом административных правонарушений преступления юридических лиц, образно говоря, вывести на свет божий. Объективная обусловленность такого решения уже не раз раскрывалась в научных публикациях <6>.

<6> См., напр.: Федоров А.В. Введение в Российской Федерации уголовной ответственности юридических лиц как результат объективной обусловленности развития уголовного права в пространстве и времени // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2014. N 6. С. 1063 - 1067; Он же. О перспективах введения уголовной ответственности юридических лиц в Российской Федерации: политико-правовой анализ // Ученые записки Санкт-Петербургского имени В.Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии. 2014. N 2. С. 135 - 144; Он же. Уголовная ответственность юридических лиц как атрибут рыночной экономики // Правовое поле современной экономики. 2015. N 7. С. 11 - 18.

Констатация возможности совершения юридическими лицами преступлений и необходимость применения к ним уголовных наказаний уже у многих ученых и практиков не вызывает сомнений.

В связи с этим встает вопрос и о применении к юридическим лицам таких нравственных и религиозных категорий, как "безнравственность" и "грех".

В обыденном сознании преступление, как правило, ассоциируется с безнравственным поведением, грехом <7>. Такое признание складывалось на протяжении истории человечества и обусловлено воздействием нравственных и религиозных учений и норм на формирование позитивного права. Часто преступление - это конечный продукт греха или безнравственного поведения.

<7> В то же время следует учитывать, что грех имеет место уже при появлении греховных мыслей, т.е. еще ничего не произошло, не было никаких деяний, а человек уже согрешил. Это наглядно подтверждает постулат о том, что греховное не всегда преступно и греховные деяния зачастую не есть преступления, но совершенное преступление уже, как правило, есть грех и нарушение нравственных норм.

Преступление является нарушением законов государственных, безнравственное поведение - нарушением нравственных норм, образно говоря, законов человеческих, грех - нарушением соответствующих религиозных норм, законов Божьих.

Можно ли признать юридическое лицо субъектом совершения безнравственного или греховного деяния? Если говорить об объективной стороне содеянного, то, несомненно, можно.

Если рассматривать безнравственное и греховное деяние юридического лица с позиции духовного мира, то у юридического лица такого мира нет. Однако это не является препятствием для признания деяния юридического лица безнравственным или греховным, ведь такую оценку дает общество, которое может осудить юридическое лицо за содеянное как с нравственных, так и с религиозных позиций.

Понятие преступления нормативно закреплено на уровне национальных законодательств и применимо в конкретном государстве к физическим лицам, а там, где это предусмотрено законом, и к юридическим лицам.

Понятия нравственного и греховного не являются общепризнанными <8>.

<8> Так, например, имеются разные религии, и в них отсутствует единое понимание греховного. То, что одной религией признается грехом, в другой религии может не признаваться таковым. А как быть с осознанием греха атеистами?

Признать на государственном уровне безнравственность или греховность осуществляемой юридическим лицом деятельности невозможно, если только не произошла трансформация представлений о нравственном поведении и грехе в нормы права <9>.

<9> Российскими учеными неоднократно рассматривался процесс трансформации представлений о нравственном поведении и грехе в нормы права и морали. См., напр.: Есипов В.В. Грех и преступление, святотатство и кража. СПб., 1894. 200 с.: Бойко А.И. Нравственно-религиозные основы уголовного права: Монография. Ростов н/Д, 2007. 219 с.; Георгиевский Э.В. Религиозные основания уголовно-правовых запретов: от архаичного политеизма к русскому православию. М., 2014. 336 с.; Беспалько В.Г. Ветхозаветные корни уголовного права в Пятикнижии Моисея. СПб., 2015. 533 с.

В то же время оценка деятельности юридического лица как безнравственной и греховной может быть дана частью общества или самим юридическим лицом.

Более того, именно такая оценка обществом является одной из составляющих криминализации деяний юридических лиц за рубежом, а в Российской Федерации - установления для них административной ответственности.

Соответственно, можно констатировать наличие нравственных оснований установления ответственности юридических лиц за противоправные деяния.

При этом, признавая виновное совершение правонарушения, независимо от того, в каком порядке оно будет наказуемо - уголовном или административном, юридическое лицо, помимо принятия наказания, может принять меры по искуплению причиненного им вреда, нарушения нравственных и религиозных норм.

Мировые тенденции таковы, что страны, устанавливающие уголовную ответственность юридических лиц, одновременно закрепляют нормы по стимулированию юридических лиц к раскаянию, насколько это применимо к юридическим лицам, в случае их привлечения к ответственности за совершение преступлений.

Одной из таких мер является применение позорящего юридическое лицо наказания - опубликование приговора или его части в средствах массовой информации, что предусмотрено, например, в законодательствах Бельгии, Литвы, Словении, Чехии, Чили и еще ряда стран.

Не все то, что применимо к конкретному человеку, может быть применимо и к юридическому лицу, но право и нравственность развиваются таким образом, что все больше из того, что раньше применялось только к физическому лицу, применяется теперь и к лицу юридическому, и вполне возможно, что общественное осуждение юридических лиц за совершение деяний, признаваемых населением греховными и безнравственными, станет в перспективе не менее эффективной мерой воздействия, чем привлечение юридического лица к административной или уголовной ответственности.

При этом можно прогнозировать, что в XXI в. будет дана должная правовая оценка деяниям юридических лиц, оцениваемым российским обществом как безнравственные и греховные, в том числе за наиболее опасные из них будет установлена уголовная ответственность.

Литература

  1. Беспалько В.Г. Ветхозаветные корни уголовного права в Пятикнижии Моисея. СПб.: Юридический центр, 2015. 533 с.
  2. Бойко А.И. Нравственно-религиозные основы уголовного права: Монография. Ростов н/Д: Северо-Кавказская академия государственной службы, 2007. 219 с.
  3. Георгиевский Э.В. Религиозные основания уголовно-правовых запретов: от архаичного политеизма к русскому православию: Монография. М.: Юрлитинформ, 2014. 336 с.
  4. Голованова Н.А. Тенденции развития института уголовной ответственности юридических лиц за рубежом // Юридическая ответственность: современные вызовы и решения: Мат-лы VIII ежегод. науч. чтений памяти проф. С.Н. Братуся. М.: ИЗИСП; ИНФРА-М, 2013. С. 153 - 163.
  5. Есипов В.В. Грех и преступление, святотатство и кража. СПб.: Типография А.Ф. Маркса, 1894. 200 с.
  6. Карпец И.И. Уголовное право и этика. М.: Юридическая литература, 1985. 256 с.
  7. Тасаков С.В. Нравственные основы норм уголовного права о преступлениях против личности. СПб.: Пресс, 2008. 318 с.
  8. Уголовное право. Общая часть. Преступление. Академический курс: В 10 т. / Под ред. Н.А. Лопашенко. М.: Юрлитинформ, 2016. 536 с. Т. VII: Субъект преступления. Субъективная сторона преступления. Кн. I: Субъект преступления.
  9. Федоров А.В. Введение в Российской Федерации уголовной ответственности юридических лиц как результат объективной обусловленности развития уголовного права в пространстве и времени // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2014. N 6. С. 1063 - 1067.
  10. Федоров А.В. О перспективах введения уголовной ответственности юридических лиц в Российской Федерации: политико-правовой анализ // Ученые записки Санкт-Петербургского имени В.Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии. 2014. N 2. С. 135 - 144.
  11. Федоров А.В. Уголовная ответственность юридических лиц как атрибут рыночной экономики // Правовое поле современной экономики. 2015. N 7. С. 11 - 18.
  12. Цыбулевская О.И. Нравственные основания современного российского права: Монография / Под ред. Н.И. Матузова. Саратов: Саратовская гос. академии права, 2004. 220 с.