Мудрый Юрист

Основания вексельного обязательства

Уруков Владислав Николаевич

Зав. кафедрой гражданско - правовых дисциплин юридического факультета Чувашского госуниверситета, кандидат юридических наук, доцент. Специалист в области вексельного и предпринимательского права.

Родился 29 ноября 1959 г. в Чувашской АССР. Трудовую деятельность начал с военной службы в Советской Армии после окончания в 1981 г. Энгельсского высшего зенитно - ракетного командного училища; в 1984 - 1994 гг. служил в органах военной контрразведки КГБ, МБ. В 1994 г. окончил МГЮА. С 1994 г. преподает в Чувашском госуниверситете.

Автор ряда публикаций, в том числе учебных пособий: "Торговое (коммерческое) право", 1997; "Предпринимательское право", 1997; "Вексельное право", 1998; "Правовые основы несостоятельности (банкротства)", 1999; "Субъекты предпринимательского права", 2000; а также монографии "Российское вексельное законодательство и практика его применения", 2000.

Основанием (юридическим фактом), порождающим, изменяющим и прекращающим вексельные правоотношения, являются сделки.

Все юридические факты в вексельном праве подразделяются на две группы: правообразующие и правопреобразующие.

Правообразующие сделки

К правообразующим фактам прежде всего следует отнести юридические факты, которые являются основаниями возникновения вексельного обязательства как целого правового явления. Известно, что единственным основанием возникновения вексельного обязательства (вексельного правоотношения) является сделка. Вексельные сделки бывают односторонние и многосторонние (договоры). Классифицируя вексельные сделки, необходимо помнить, что для возникновения простого обязательства векселедателя необходимо наличие совокупности следующих сделок: составление векселя, передача векселя первоприобретателю, принятие векселя первоприобретателем. Значит, обязательство векселедателя возникает на основе односторонней сделки по составлению векселя и сделок по передаче и принятию векселя. Принятие и передача векселя возможны только в том случае, если на это будет направлено волеизъявление двух сторон: векселедателя и первоприобретателя. Следовательно, сделки по передаче и принятию векселя являются двухсторонними, т.е. договорами. Договор этот считается заключенным между векселедателем и первоприобретателем и является односторонним, поскольку обязанности имеет только одна сторона - векселедатель, который обязуется совершить платеж по векселю на определенную сумму через определенное время. Но этот договор реальный. Следовательно, помимо заключенного договора еще требуется передача векселедателем самого векселя первоприобретателю. Для этого необходимо, чтобы векселедатель передал, а векселеприобретатель принял вексель. Как только вексель выбывает из владения векселедателя и переходит во владение первоприобретателя, векселедатель полностью обязуется по векселю, возникает вексельное обязательство, в силу которого вексельный должник (векселедатель) обязан через определенный срок совершить платеж по векселю вексельному кредитору (законному векселедержателю). Таким образом, возникновение вексельного обязательства обусловлено не одним юридическим фактом, а совокупностью юридических фактов - юридическим составом. Причем, исходя из общей теории права, такой состав может быть только сложным, поскольку порождает вексельное обязательство при условии возникновения составляющих в строго определенном порядке и конкретное время: составление векселя, договор о передаче векселя, передача векселя и принятие векселя (не составлен вексель - не может идти речь о вексельном обязательстве по причине отсутствия его в природе; договор о передаче векселя может быть заключен только после составления векселя; вексель может быть передан, если между векселедателем и первоприобретателем об этом имеется соглашение (договор); вексель не может быть принят, если его не передал векселедатель).

Юридический состав для возникновения обязательства переводного векселя отличается от юридического состава по обязательству простого векселя и обусловлен различием прежде всего субъектного состава. В переводном векселе, в отличие от простого, участвуют как минимум три субъекта: векселедатель переводного векселя (трассант); лицо, назначенное плательщиком по переводному векселю (трассат или акцептант); первоприобретатель переводного векселя (ремитент).

В переводном векселе, как и в простом, возникновению вексельного обязательства предшествует составление векселя векселедателем. В отличие от простого, в переводном векселе векселедатель не сам обязуется произвести платеж по векселю, а в силу пп. 2 п. 1 Положения о переводном и простом векселе предлагает уплатить определенную сумму назначенному им плательщику (трассату). После составления векселя закон допускает несколько вариантов сделок:

  1. Векселедатель предъявляет вексель к акцепту плательщику (п. 21 Положения о переводном и простом векселе).
  2. Векселедатель может обусловить предъявление векселя к акцепту с назначением или без назначения срока (п. 22 Положения о переводном и простом векселе).
  3. Векселедатель может воспретить в векселе предъявление его к акцепту, если только речь не идет о переводном векселе, который подлежит оплате в ином месте, чем место жительства плательщика, или о векселе, который подлежит оплате через определенный срок по предъявлении.

Юридический состав для возникновения вексельного обязательства зависит от того, по какому варианту решил действовать векселедатель. По моему мнению, классическим вариантом, учитывающим полностью юридическую природу переводного векселя, является первый, поскольку в этом случае резко повышается надежность векселя ввиду того, что векселеприобретатели знают о плательщике, который, акцептуя вексель, обязуется оплатить переводный вексель. Следовательно, у конкретного векселедержателя есть уверенность в своевременном получении платежа по векселю. А эти обстоятельства напрямую влияют на оборотоспособность конкретного векселя. Таким образом, акцепт выполняет также дополнительную функцию - гарантийную. После составления векселя трассанта следующей сделкой является предъявление векселя к акцепту, которое ничем не отличается от оферты. Согласно ст. 435 ГК РФ офертой признается адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, достаточно определенное и выражающее намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, который примет предложение. Предложение трассанта содержит все существенные условия будущего договора.

В.А. Белов предлагает рассматривать предложение трассанта по переводному векселю как предложение заключить договор в пользу третьего лица <*>. Предложение векселедателя полностью охватывается нормами ст. 435 ГК РФ и не может быть урегулировано нормами других отраслей законодательства. К вексельным отношениям применимы нормы гражданского законодательства, что следует из ст. 142 - 147, 815 ГК РФ. На это также было обращено внимание в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 33/14 от 4 декабря 2000 г. "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей" <**>, согласно которому "...вексельные сделки... регулируются нормами специального вексельного законодательства. Вместе с тем данные сделки регулируются и общими нормами гражданского законодательства о сделках и обязательствах (ст. ст. 153 - 181, 307 - 419 ГК РФ). В случае отсутствия специальных норм в вексельном законодательстве суду следует применять общие нормы Кодекса с учетом их особенностей".

<*> См.: Белов В.А. Очерки по вексельному праву. М.: Юринфор, 2000. С. 58 - 78.
<**> Вестник ВАС РФ. 2001. N 2.

Ранее, до принятия данного Постановления, судебно - арбитражная практика исходила из вышеизложенного. К примеру, в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 сентября 1994 г. N 36 было определено, что "...вексель - один из видов гражданско - правовых сделок. Форма таких сделок установлена общими нормами гражданского законодательства" <*>.

<*> Вестник ВАС РФ. 1995. N 2.

В соответствии с п. 26 Положения о переводном и простом векселе акцепт должен быть простым и ничем не обусловленным, однако плательщик может ограничить его частью суммы. Следовательно, существуют полный и частичный акцепты. С учетом этого составы сделок, порождающие обязательства переводного векселя, также будут различными.

Проанализируем полный акцепт. Для возникновения обязательства переводного векселя трассант должен составить вексель. Следующее действие трассанта - предъявление векселя к акцепту, что допускается п. 21 Положения о переводном и простом векселе (переводный вексель может до наступления срока платежа быть предъявлен векселедержателем или даже просто лицом, у которого вексель находится, для акцепта плательщику по месту жительства). Таким образом, векселедатель до передачи векселя ремитенту вправе предъявить его к акцепту, например, в целях повышения надежности и привлекательности векселя. Следующая сделка после предъявления векселя - акцепт. Акцепт - это сделка, совершаемая лицом, назначенным плательщиком по векселю, состоящая в принятии им на себя простого и ничем не обусловленного обязательства оплатить переводный вексель в срок полностью <*>. В силу ст. 433 ГК РФ с момента акцепта между векселедателем простого векселя и акцептантом считается заключенным договор. Поскольку по этим условиям договора должник (акцептант) обязуется произвести исполнение не кредитору, а указанному в договоре третьему лицу, ремитенту, имеющему право требования от должника исполнения обязательства в свою пользу. Таким образом, этот договор, безусловно, можно отнести к договору в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ). Следующая сделка - передача векселя векселедателем первоприобретателю и принятие этого векселя последним. С момента принятия векселя между акцептантом, векселедателем и первоприобретателем можно признать заключенным договор, в силу которого векселедатель в случае, если не будет произведен платеж акцептантом, обязуется оплатить вексель, а приобретатель - получить платеж. Представляется, что отношения между акцептантом, векселедателем и первоприобретателем могут быть только договорными, поскольку наличие волеизъявления векселедателя, акцептанта для возникновения переводного векселя - условие недостаточное. Необходимо еще встречное волеизъявление со стороны первоприобретателя. Если такого волеизъявления нет, обязательства из переводного векселя не возникают. К примеру, первоприобретатель откажется принять вексель или не согласен принять платеж по векселю от конкретного субъекта - акцептанта ввиду различных факторов: неприязненные отношения, ремитенту невыгодно получить платеж по коммерческим соображениям от него и т.п.

<*> Белов В.А. Практика вексельного права. М.: Юринфор, 1998. С. 12.

Таким образом, основанием для возникновения обязательства переводного векселя, с условием предъявления полного акцепта, является сложный состав, включающий сделки в принятой последовательности: составление переводного векселя, предъявление для акцепта, акцепт, договор между трассантом и трассатом, передача векселя первоприобретателю, принятие векселя первоприобретателем, договор между векселедателем, трассатом и ремитентом. Но и здесь есть исключение: на основании п. 3 Положения о переводном и простом векселе переводный вексель может быть выдан на самого векселедателя, значит, в таком варианте участником первоначального обязательства переводного векселя не является первоприобретатель. И договор между векселедателем и акцептантом не может быть признан договором в пользу третьего лица, поскольку обязательства плательщика состоят уже в совершении платежа в пользу самого векселедателя. Сложный состав для возникновения данного обязательства включает: сделку по составлению векселя, предъявление к акцепту, акцепт, договор между векселедателем и акцептантом.

Приведенные примеры достаточно четко показывают, что права и обязанности сторон вексельных отношений вытекают прежде всего на основании соглашений (договора) и с учетом односторонних сделок. Исходя из изложенного, можно прийти к выводу, что основанием возникновения вексельного обязательства является сложный юридический состав, включающий в себя договоры, односторонние сделки. Отсутствие какого-либо юридического факта из сложного состава не позволяет возникнуть вексельному обязательству. К примеру, векселедатель составил вексель, но не передал его первоприобретателю и не предъявил для акцепта. Порождает ли это (составление векселя) какое-либо вексельное правоотношение? Конечно, нет. А если первоприобретатель (векселедержатель) не принял вексель, отказался от векселя, то это значит, что вексельное обязательство не может возникнуть (если вексель не акцептован, векселедатель освободил себя от ответственности за акцепт), вексель утрачивает оборотоспособность и другие свойства ценной бумаги. Это еще раз подтверждает выводы о том, что:

  1. в основе возникновения вексельного обязательства лежит договор;
  2. для возникновения вексельного обязательства такого юридического факта, как договор, недостаточно, дополнительно требуется ряд односторонних вексельных сделок;
  3. с учетом вышеназванного основанием возникновения вексельного обязательства является сложный состав, т.е. совокупность юридических фактов в определенной последовательности.

Правопреобразующие сделки

К правопреобразующим вексельным сделкам относятся: индоссирование, частичный акцепт, отказ от акцепта, авалирование, посредничество, предъявление (к платежу, к акцепту, датированию), совершение протеста (в неплатеже, неакцепте, недатировании).

Акцептом называют выражение плательщиком (акцептантом) своего согласия оплатить переводный вексель. Для переводного векселя особое значение имеет возможность его предъявления до срока платежа плательщику для акцепта. В соответствии с п. 25 Положения о переводном и простом векселе акцепт отмечается на векселе. Он выражается словом "акцептован" или другим равнозначным словом; он подписывается плательщиком. Следует иметь в виду, что простая подпись плательщика, сделанная на лицевой стороне векселя, также имеет силу акцепта. Акцепт должен быть простым и ничем не обусловленным, однако плательщик может ограничить его частью суммы. Всякое иное изменение, произведенное акцептантом в содержании переводного векселя, равносильно отказу в акцепте. Касаясь юридической природы акцепта, Н. Миловидов подчеркивал, что "акцепт является юридическим актом, выражающим собой одностороннее абстрактное обязательство произвести платеж в определенный срок" <*>.

<*> Миловидов Н. Вексельное право. Сравнительно - критический очерк. Ярославль, 1976. С. 101.

До предъявления переводного векселя трассат может и не знать о существовании вексельного обязательства, по которому он должен осуществить платеж. Выдача переводного векселя не связывает его с вексельным обязательством. С момента совершения акцепта трассат включается в вексельное обязательство.

Акцепт означает принятие обязательства заплатить по векселю, что дает векселедержателю право простого иска против акцептанта, что повышает получение платежа по векселю. Плательщик, не акцептовавший переводной вексель, не несет ответственности перед векселедержателем, на что неоднократно обращала внимание судебно - арбитражная практика <*>. Например, организация выдала переводный вексель, в котором в качестве плательщика указан банк. Векселедержатель в установленный в векселе срок предъявил вексель к акцепту. Банк отказался акцептовать вексель, в связи с чем векселедержатель обратился в суд с иском о взыскании с банка суммы по векселю.

<*> Приложение к информационному письму ВАС РФ от 25 июля 1997 г. N 18.

Арбитражный суд иск удовлетворил. Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, поскольку, в соответствии со п. 47 Положения, лицо, не акцептовавшее вексель, не несет ответственности перед векселедержателем переводного векселя. В удовлетворении иска отказано.

Отказ плательщика от акцепта, удостоверенный актом протеста векселя в неакцепте, дает векселедержателю право обратиться с иском к векселедателю, индоссантам и авалистам в порядке, предусмотренном гл. VII Положения о переводном и простом векселе.

Акцептовать вексель - право плательщика, а не его обязанность, несмотря на то что в основе выдачи векселя, как правило, лежит реальный долг трассата перед векселедателем переводного векселя. Как указывает Л.А. Новоселова, выставление переводного векселя на плательщика, как правило, связано с вневексельными отношениями между ним и векселедателем. При отказе плательщика от акцепта векселедатель может требовать от последнего уплаты долга и / или возмещения убытков, исходя из тех гражданских обязательств, которые их связывают. Если векселедатель выставляет переводный вексель на своего должника по договору поставки, то при отказе последнего от акцепта векселедержатель вправе потребовать от него исполнения денежного обязательства по уплате цены за товар <*>.

<*> Новоселова Л.А. Вексель в хозяйственном обороте. М.: Статут, 1997. С. 54.

Согласно нормам вексельного права возможен акцепт по предъявлении и акцепт с отсрочкой времени. Последний допускается в силу п. 24 Положения о переводном и простом векселе, согласно которому плательщик может потребовать, чтобы вексель был вторично предъявлен ему на следующий день после первого предъявления. Таким образом, закон жестко определяет промежуток времени, в течение которого трассат должен выразить свое согласие оплатить переводный вексель. Теоретически время для обдумывания об отказе векселя для трассата не может превышать 48 часов. Неполучение ответа от трассата в этот срок дает право векселедержателю совершить протест в неакцепте (п. 44 Положения о переводном и простом векселе).

Вексельной сделкой, входящей в круг правопреобразующих фактов, является отказ от акцепта векселя трассатом. Как уже упоминалось, в основе любого векселя, как правило, лежит реальный гражданско - правовой договор (займа, поставки, купли - продажи и т.п.). Ввиду этого акцептантом по векселю всегда выступает определенный должник по одному из вышеуказанных гражданско - правовых договоров. Вместе с тем вексельный закон допускает возможность не совершать акцепта векселя трассатом (должником).

Какие же юридические последствия наступают в случаях отказа платежа векселя?

  1. Прежде всего, трассат отказывается от предложения векселедателя и выбывает из вексельных правоотношений, т.е. с этого момента трассат не является участником вексельных отношений по конкретному переводному векселю.
  2. Поскольку в переводном векселе выбывает основной плательщик и главный должник одновременно, то главным должником по этому векселю выступает сам векселедатель, если только он не освободил себя от ответственности за акцепт и платеж по векселю.
  3. Переводный вексель превращается в простой вексель, и его обращение должно быть урегулировано нормами вексельного закона, предусмотренными для простого векселя.

Сделки по авалированию можно также отнести к правопреобразующим юридическим фактам. Вексельное право предусматривает специальные способы обеспечения исполнения вексельного обязательства - аваль (вексельное поручительство).

Аваль должен содержать указание, за кого он дан, т.е. чье обязательство гарантировано авалистом. При отсутствии такого указания он считается данным за векселедателя (п. 31 Положения о переводном и простом векселе).

Аваль (авалирование) - это сделка, в силу которой авалист обязуется произвести платеж полностью или частично за вексельного должника перед его кредитором. Следует отметить, что в литературе вопросы юридической природы аваля мало исследованы. Имеются две точки зрения: аваль - односторонняя сделка (является преобладающей) и аваль - одностороннеобязывающий договор (этой точки зрения придерживается автор). В пользу договорного характера аваля свидетельствует то, что:

согласно п. 31 Положения о переводном и простом векселе аваль дается на переводном векселе или на добавочном листе; он может быть дан и на отдельном листе. Следовательно, вексельный должник обязан обратиться с предложением к авалисту о вексельном поручительстве (оферте). Согласие (акцепт) авалиста на его предложение закрепляется словами "считать за аваль" или иной равнозначной формулой и подписывается тем, кто дает аваль. Таким образом, налицо две стадии заключения договора (оферта и акцепт), а также соглашение двух договаривающихся сторон о вексельном поручительстве;

при этом следует иметь в виду, что к вексельному поручительству неприменимы отдельные нормы гражданского законодательства о договоре, в том числе правила о расторжении или изменении договора в одностороннем порядке, поскольку нормы аваля (п. 30 - 32 Положения о переводном и простом векселе) не предусматривают односторонний отзыв или аннулирование подписи авалиста, т.е. с момента совершения аваля авалист не в состоянии отказаться в одностороннем порядке от вексельного поручительства.

После некоторого колебания судебная практика также пошла по пути признания вексельного поручительства (аваля) как договора, регулируемого нормами Гражданского кодекса РФ (об обязательствах и договорах) <*>. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении N 261/00 от 31 октября 2000 г. установил, что "...дело по иску о взыскании задолженности по векселям и пеней за просрочку их оплаты направлено на новое рассмотрение, т.к. арбитражный суд ошибочно определил срок действия договора поручительства без учета гражданского законодательства" <**>.

<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 28 апреля 1998 г. N 4979/97 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 8.
<**> Вестник ВАС РФ. 2001. N 1.

Правопреобразующие сделки по посредничеству, как показывает практика, не характерны для вексельного обращения в России.

Многочисленную группу односторонних управомочивающих сделок образует предъявление векселя. Вексельным Законом предусмотрены следующие виды предъявления:

  1. предъявление к платежу;
  2. предъявление к акцепту;
  3. предъявление для датирования;
  4. предъявление для совершения протеста.

Чтобы вексель был акцептован, он может быть предъявлен для акцепта плательщику. Предъявление к акцепту может быть как обязательным, так и факультативным. Обязательное предъявление к акцепту требуется в случаях, когда сам векселедатель при выдаче векселя обусловливает необходимость его предъявления к акцепту с назначением или без назначения срока под страхом наступления в будущем неблагоприятных последствий для участников вексельных отношений. Так, в силу п. 53 Положения о переводном и простом векселе в случае непредъявления к акцепту в срок, обусловленный векселедателем, векселедержатель лишается принадлежащих ему прав, возникающих как вследствие неплатежа, так и вследствие неакцепта, если только из содержания условия не вытекает, что векселедатель предполагает освободить себя только от ответственности за акцепт. Правом обусловливать необходимость предъявления векселя к акцепту обладают и лица, у которых находится вексель (п. 21 Положения о переводном и простом векселе), если этому не воспрепятствует векселедатель. Но такое воспрещение векселедатель не вправе делать в трех случаях: если речь идет о переводном векселе, который подлежит оплате у третьего лица; или о векселе, который подлежит оплате в ином месте, чем место жительства плательщика; или о векселе, который подлежит оплате через определенный срок по предъявлении. Ранее в вопросах предъявления векселя к платежу (акцепту) имелись ошибочные решения.

Например, в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 ноября 1998 г. N 5340/98 записано, что "...истец не представил доказательства предъявления векселя к оплате векселедателю. Обращение с иском к другим обязанным по векселю лицам возможно лишь при неполучении платежа по векселю от прямого должника..." <*>. Эта позиция суда мною подвергалась критике <**>, поскольку, на мой взгляд, векселедержатель вправе обратиться с иском без предъявления, а само обращение в суд является доказательством предъявления.

<*> Вестник ВАС РФ. 1999. N 2. С. 52.
<**> Уруков В.Н. Вопросы предъявления векселя // Хозяйство и право. 1999. N 7.

Ошибочная позиция арбитражных судов по данному вопросу была частично устранена Постановлением Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 декабря 2000 г. N 33/14 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей" <*>, где в п. 18 разъяснено, что при непредъявлении переводного векселя в указанные сроки держатель утрачивает права, вытекающие из этого векселя,.. за исключением акцептанта. На мой взгляд, представляется верным и вывод Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, содержащийся в Постановлении N 9433/99 от 1 февраля 2002 г., о том, что "предъявление векселя к платежу является лишь условием исполнения вексельного обязательства для обязанного по векселю лица" <**>. Следовательно, основные вексельные должники несут обязанности независимо от того, было предъявление к платежу или нет. Как следует из этого положения, предъявление - необходимый атрибут, но оно не влияет на правовое положение главных вексельных должников.

<*> Вестник ВАС РФ. 2001. N 2.
<**> СПС "КонсультантПлюс:Арбитраж". 14.

Правовое значение предъявления векселя к платежу, по мнению автора, заключается в следующем.

  1. Процесс предъявления обязателен для совершения протеста в неплатеже, предъявление должно предшествовать протесту векселя, поскольку, в силу п. 44 Положения о переводном и простом векселе, протест в неплатеже совершается в один из двух рабочих дней, следующих за днем, в который переводный вексель подлежит оплате. Следовательно, имеется презумпция в том, что до совершения протеста вексель предъявляется к платежу.
  2. От момента предъявления векселя к платежу идет отсчет суммы процентов и пени, предусмотренных п. 48 Положения о переводном и простом векселе. Если вексель не предъявлен своевременно к платежу, то векселедержатель не вправе требовать проценты и пени за период несвоевременного предъявления, поскольку имеет место просрочка вексельного кредитора (векселедержателя) на основании ст. 406 ГК РФ.

Следующей односторонней управомочивающей сделкой является принятие к оплате. К сожалению, действующее вексельное законодательство не разъясняет, что понимается под принятием векселя на оплату. Это обстоятельство систематически является предметом судебных споров. На мой взгляд, под принятием векселя на оплату понимается любая односторонняя сделка вексельного должника, с полным правом утверждающего, что осуществляется оплата векселя.

Индоссирование как вексельная сделка является сложной сделкой и состоит, как представляется, из двух простых вексельных сделок:

  1. совершение передаточной надписи (именной или бланковой, препоручительной, залоговой);
  2. передача векселя индоссату.

Совершенно очевидно, что совершение передаточной надписи является односторонней управомочивающей или двухсторонней сделкой, являющейся правопорождающей сделкой для последующего индоссанта. С учетом учиненной надписи сделки бывают четырех видов: именное индоссирование, бланковое индоссирование, препоручительное и залоговое индоссирование. Что касается передачи векселя последующему индоссату (перепоручителю, залогодержателю), то необходимо иметь в виду, что односторонней воли индоссанта по передаче векселя недостаточно, необходима также воля со стороны последующего индоссанта на принятие этого векселя. Следовательно, между индоссатом (лицом, принимающим вексель) и индоссантом (лицом, передающим вексель) заключается договор передачи и приема векселя. Таким образом, индоссирование как сделка состоит из односторонней сделки и договора. Кроме того, при залоговом индоссировании имеется договор о залоге векселя.

Еще один вид индоссирования - препоручительство. Препоручительство также может быть основано на договоре между векселедержателем и поверенным. Препоручительство, как правило, заключается для получения платежа или реализации других прав по векселю. Чтобы препоручительство состоялось, необходимо соглашение двух участников: векселедержателя - поручителя и поверенного по векселю. Следовательно, этот договор является двухсторонним обязывающим договором, поскольку взаимные права и обязанности имеют две стороны по договору.

Таким образом, основанием для возникновения и изменения вексельных правоотношений является сделка или совокупность сделок как сложный состав юридических фактов. В этот состав входят, как правило, односторонняя сделка, одностороннеобязывающий договор или двухстороннеобязывающий договор. Для порождения конкретного вексельного правоотношения в одном случае достаточен один юридический факт, в других - совокупность или сложный состав юридических фактов. К сожалению, как показывает практика, суды какого-либо различия в основаниях вексельного обязательства не делают, что, в свою очередь, является предпосылкой вынесения ими незаконных решений или решений, не учитывающих специфические процессы возникновения, изменения или прекращения вексельного обязательства.

Разновидностью индоссирования векселя является передача с условием запрета векселедателем передачи векселя по индоссаменту. Такой запрет оформляется путем включения в вексель слов "не приказу" или какой-либо равнозначной фразы. Такого рода оговорки получили наименование "ректа-оговорки", а вексель с такой оговоркой "ректа-вексель". Согласно п. 11 Положения о переводном и простом векселе такой документ может быть передан с соблюдением формы и последствий обыкновенной цессии. При этом права первоначального кредитора переходят к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали в момент передачи права. Должник вправе выдвигать против требований нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (ст. 386 ГК РФ). На это также обращает внимание судебно - арбитражная практика <*>.

<*> Вестник ВАС РФ. 1997. N 10.

Банк выдал простой вексель на себя с фиксированным сроком платежа в подтверждение своего долга. В векселе содержалось указание на то, что вексель не подлежит передаче по индоссаменту.

Организация - первый векселедержатель передала вексель своему контрагенту, сделав на векселе передаточную надпись (индоссамент) в его пользу.

Новый векселедержатель при наступлении срока платежа обратился с требованием к банку - векселедателю. После отказа последнего оплатить вексель исковое требование было передано в Арбитражный суд. Отказывая в платеже, банк - векселедатель ссылался на то, что долг первому векселедержателю уже выплачен.

Арбитражный суд в иске отказал, исходя из следующего. В соответствии с п. 11 Положения о переводном и простом векселе, в случае если векселедатель написал в переводном векселе слова "не приказу" или какое-либо другое равнозначное выражение, документ может быть передан с соблюдением формы и последствиями обыкновенной цессии. Передаточная надпись, имеющая форму индоссамента, в данном случае не влечет правовых последствий, предусмотренных вексельным законодательством при передаче векселя посредством индоссамента.

В нарушение требований п. 3 ст. 382 Гражданского кодекса РФ соглашение об уступке права между первым векселедержателем и последующим держателем векселя не оформлялось. Доказательства передачи права в общегражданском порядке истец векселедателю не представил, в связи с чем исполнение, произведенное первоначальному кредитору, является надлежащим. При этих условиях отказ векселедателя от исполнения обязательства по векселю с оговоркой "не приказу" правомерен.

Другой разновидностью индоссамента, не передающего право собственности на вексель, является залоговый индоссамент. Залоговый индоссамент - надпись о передаче векселя какому-либо лицу в залог, т.е. обеспечение принадлежащего ему имущественного требования к лицу, передающему вексель в залог. Залоговый индоссамент оформляется словами "валюта в залог", "валюта в обеспечение" или иными словами, имеющими в виду залог. Проблема залогового индоссамента является одной из наиболее сложных. В литературе нет однозначного подхода к юридической природе залогового векселя. В общегражданском смысле залог возникает в силу закона или договора (п. 3 ст. 334 ГК РФ). А в соответствии с п. 2 ст. 339 ГК РФ договор залога должен быть заключен в письменной форме. Таким образом, с точки зрения гражданского права право залогодержателя получить вексель по залоговому индоссаменту и воспользоваться правом залогодержателя векселя возникает с момента заключения договора о залоге векселя, что противоречит вексельному закону. Но тогда возникает еще один вопрос: можно ли рассматривать залоговый индоссамент как договор о залоге? Как считает А.А. Вишневский, "залог векселя, выполненный в форме залогового индоссамента, не является по своей юридической природе залогом в том значении, которое придается залогу общегражданским законодательством. Правила обращения взыскания заложенного имущества совершенно неприменимы к залогу векселя, т.к. держатель векселя по залоговому индоссаменту имеет право требовать вексельной суммы независимо от судьбы того обязательства, которое было обеспечено залогом векселя" <*>.

<*> Вишневский А.А. Вексельное право. М.: Юристъ, 1996. С. 104 - 106.

Следует отметить, что арбитражная практика пошла совсем по иному пути, приравняв залог векселя к общегражданскому договору. Например, в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 января 2002 г. N 67 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с применением норм о залоге и иных обязательственных сделках с ценными бумагами" в п. 3 (см. также п. 1, 5, 7) установил следующее: "...Из материалов дела следовало, что истец является залогодателем, а ответчик - залогодержателем в отношениях по договору заклада векселя... Вместе с тем... отношения между залогодателем и залогодержателем по договору залога регулируются нормами гражданского законодательства о договоре, которым связаны эти стороны. В соответствии с п. 1 ст. 334 и ст. 350 ГК РФ залогодержатель не вправе сохранять у себя суммы, полученные сверх сумм, причитающихся ему по неисполненному и обеспеченному залогом обязательству" <*>.

<*> Вестник ВАС РФ. 2002. N 3.

Таким образом, как следует из вышеназванного информационного письма, суды не восприняли различные докторальные выводы о правовой природе залога векселя, заняли такую позицию, что залог векселя и залог общегражданский - сходные институты, следовательно, они должны быть урегулированы нормами гражданского законодательства. На мой взгляд, эта позиция судов верная, поскольку, во-первых, вексельный Закон практически не содержит нормы, регулирующей залог векселя; во-вторых, любой залог объекта гражданских прав должен быть прежде всего урегулирован нормами гражданского законодательства, т.к. в противном случае законодателю пришлось бы принять отдельные нормы о залоге по каждому объекту гражданского оборота, что практически и теоретически нельзя представить ввиду их бесконечного количества; в-третьих, регулирование залоговых отношений одними и теми же нормами гражданского законодательства позволяет создать единообразную судебную практику и облегчает их понимание не только правоохранительными органами, но и частными лицами (юристами, специалистами, руководителями и другими гражданами). Это является также доказательством того, что в правоприменительной практике формируется положительная тенденция о необходимости правового регулирования вексельных отношений прежде всего общегражданскими нормами, т.е. в отдельных случаях наблюдается приоритет общегражданских норм над специальными вексельными нормами. Представляется, что такая тенденция в правоприменительной практике заслуживает самой широкой поддержки исследователей вексельного права, поскольку Женевские вексельные конвенции, как неоднократно указывалось, не учитывают специфику России, отдельные их нормы не только устарели, но и являются нонсенсом.

КонсультантПлюс: примечание.

По-видимому, ссылаясь на Женевские вексельные конвенции, автор имел в виду Конвенцию, имеющую целью разрешение некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях, Конвенцию о гербовом сборе в отношении переводных и простых векселей и Конвенцию о единообразном законе о переводном и простом векселе, заключенные в Женеве 07.06.1930.