Мудрый Юрист

Передача дебиторской задолженности должника по договорам уступки права требования (цессии) как способ выведения активов в деле о банкротстве

Полевая Катерина Дмитриевна, аспирант кафедры гражданского права юридического факультета имени М.М. Сперанского Института права и национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

В статье рассмотрен такой способ выведения активов организации должника, как передача дебиторской задолженности третьим лицам по договорам уступки права требования (цессии).

Ключевые слова: банкротство, должник, договор уступки права требования (цессия), дебиторская задолженность, вред имущественным правам кредиторов, оспаривание сделок.

Transfer of Receivables of a Debtor under Claim Cession (Assignment) Agreements as a Way to Move Assets in a Bankruptcy Case

K.D. Polevaya

Polevaya Katerina D., Postgraduate Student of the Department of Civil Law of the Law Faculty of the Speranskiy Institute of Law and National Security of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration.

The article describes a method for the disposal of assets of the debtor company, as the transfer of receivables to third parties under contracts of assignment of claims (cession).

Key words: bankruptcy, the debtor, the contract of assignment of claims (cession), receivables, harm to the property rights of creditors.

Фундаментом в деле о банкротстве является сохранение и увеличение имущества должника с целью дальнейшего удовлетворения имущественных требований кредиторов. Основным способом поступления имущества в конкурсную массу является взыскание дебиторской задолженности с контрагентов должника, представляющей собой права требования должника к третьим лицам. Между тем должники не всегда заинтересованы в увеличении своего имущества и в преддверии банкротства, злоупотребляя своими правами, стараются всеми возможными способами "вывести" свои активы. Одним из таких способов является передача этой дебиторской задолженности третьим лицам по договорам уступки права требования (цессии).

Согласно пункту 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации <1> (далее - ГК РФ) право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им по сделке другому лицу (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

<1> См.: Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

Порядок уступки права требования (договор цессии) третьим лицам регламентирован главой 24 "Перемена лиц в обязательстве" ГК РФ.

По своей сути договор уступки права требования на дебиторскую задолженность представляет собой соглашение, в соответствии с которым одно лицо (кредитор по передаваемому договору) передает другому лицу (принимающему такую задолженность) свои права требования к третьему лицу (должнику по передаваемому договору) <2>. При осуществлении договора цессии происходит уступка права требования на дебиторскую задолженность третьему лицу (новому кредитору), а первоначальный кредитор выбывает из обязательства.

<2> См.: Бычков А. Как обществу возместить убытки, причиненные его директором? // Акционерный вестник. 2012. N 10. С. 35.

Суть такой передачи состоит в том, что дебиторская задолженность как часть активов, которая могла бы поступить в конкурсную массу, намеренно передается другим, как правило, аффилированным с должником лицам, за меньшую стоимость или безвозмездно в ущерб интересам кредиторов, нарушая такой основополагающий принцип гражданского права, как добросовестность сторон.

Большое значение в данном контексте имеет именно неравноценность предоставления по договору цессии и, как следствие, причинение таким договором вреда имущественным правам кредиторов.

Данная позиция подтверждается судебной практикой. Арбитражный суд, рассматривая требование о признании договора уступки права требования недействительным, в своем Постановлении установил, что "в результате совершения спорной сделки должник получил денежные средства в размере, эквивалентном размеру уступленного по спорному договору права требования, было произведено замещение одного актива должника (дебиторской задолженности) на другой актив в эквивалентном размере (наличные денежные средства), являющийся более ликвидным активом, нежели дебиторская задолженность, и в результате совершения спорной сделки не было причинено вреда имущественным правам кредиторов должника", правомерно отказал в удовлетворении заявленных требований о признании оспариваемой сделки недействительной <3>.

<3> См.: Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 02.03.2015 N Ф09-7158/09 по делу N А71-1435/2009 // СПС "КонсультантПлюс".

Напротив, в Постановлении ФАС СЗО от 20.11.2013 по делу N А05-13130/2010 судом было установлено, что оспариваемые сделки цессии представляют собой фактически одну сделку, направленную на вывод ликвидного актива ООО "П.Д." в преддверии банкротства в пользу ООО "А". При этом рассматриваемые судом сделки были совершены юридическими лицами в достаточно короткий срок и без равноценного встречного исполнения, будучи подконтрольными прямо или косвенно одному лицу - Потеряшину А., в действиях которого усматриваются признаки недобросовестного поведения по отношению к должнику и к его кредиторам. Факт совершенных цессионариями платежей суд признал как создание видимости исполнения обязательств за счет средств, поступающих от Потеряшина А.

По мнению суда первой инстанции, ООО "С-Ф" было создано лишь для вида с целью участия этого общества в сделке по выводу актива ООО "П.Д." с дальнейшим переводом прав на третьих лиц и по созданию видимости расчетов по такой сделке, поскольку общество не обладало средствами для приобретения такого актива даже по цене договора, срок платежа по цессии не предполагал пополнения денежными средствами должника для расчетов с его кредиторами, а последующие действия ООО "С-Ф" по дальнейшей уступке, смене места нахождения и ликвидации свидетельствуют о злоупотреблении правом.

Кассационный суд оставил без изменения судебные акты в части признания сделок недействительными, признав правильной их квалификацию в качестве единой сделки, совершенной со злоупотреблением правом как должником, так и другой стороной, поскольку отчужденные права требования составляли более половины стоимости активов должника, их рыночная оценка не производилась, цена сделки не соответствовала условиям рыночных отношений и обычаям делового оборота, приобретатель имущественных прав не исполнил своих обязательств и не обладал для этого необходимыми средствами, а после заключения сделки изменил место нахождения и был ликвидирован <4>.

<4> См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20.11.2013 по делу N А05-13130/2010 // СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, еще раз отметим, что в оценке договоров уступки дебиторской задолженности должника определяющим является равноценность размера уступаемой дебиторской задолженности оплате по договору цессии. В зависимости от этой оценки можно делать выводы о намерениях должника - являются ли они добросовестными или имеют своей целью причинение вреда другим лицам.

Дискуссионным является вопрос о том, может ли быть договор цессии безвозмездным. Практика показывает, что неисследованность вопроса о возмездности цессии часто приводит к отмене судебных актов. Отсутствие в договоре цессии указания об оплате зачастую ведет к тому, что такой договор квалифицируется как договор дарения.

В силу пункта 3 статьи 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. На основании чего предполагаем, что указание на возмездность цессии в самом договоре не является обязательным.

Такого же мнения придерживаются М.И. Брагинский и В.В. Витрянский: "Отсутствие в соглашении об уступке прав требования, заключенном между коммерческими организациями, условий об оплате цессионарием получаемого права либо об ином встречном предоставлении само по себе не может являться основанием для признания указанного соглашения договором дарения. Напротив, следует исходить из презумпции возмездности всякого гражданско-правового договора, предусмотренной пунктом 2 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации... поэтому такое соглашение может быть квалифицировано как договор дарения лишь в тех случаях, когда в его тексте положительно решен вопрос о безвозмездности передачи дара либо когда заинтересованным лицом будет доказано отсутствие какой-либо причинной обусловленности безвозмездной уступки права" <5>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Договоры о передаче имущества" (книга 2) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2002 (4-е издание, стереотипное).

<5> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. М., 2000. С. 346.

На основании вышеизложенного делаем вывод о презумпции возмездности договора цессии: при отсутствии прямо выраженной в содержании договора воли сторон на безвозмездность цессии такой договор можно считать возмездным, поскольку при заключении такого договора у обеих сторон - коммерческих организаций должен быть экономический интерес.

В качестве подтверждения возмездности договора цессии можно рассматривать дальнейшие действия сторон, в том числе встречное соразмерное предоставление цессионарием цеденту с целью установить истинную волю сторон. На практике встречаются ситуации, когда стороны, включив такое условие о возмездности в договор, на самом деле не имеют намерения его исполнять. Даже при наличии в договоре цессии условия об оплате переданного права требования, но отсутствии длительное время реальных действий хотя бы одной из сторон по оплате (истребованию оплаты) суду следует обсудить вопрос о том, не является ли данное условие договора мнимым и не свидетельствуют ли эти обстоятельства о направленности воли сторон на дарение.

Так, в деле N А76-23833/2014 суд установил, что договор уступки заключен сторонами с целью безвозмездной передачи права требования, вывода в ущерб имущественным интересам кредиторов должника значительного актива в виде дебиторской задолженности, а условие договора об оплате уступленного права зачетом взаимных требований произведено для видимости оплаты в отсутствие реальных хозяйственных операций по обязательствам, и признал договор цессии недействительным <6>.

<6> См.: Определение Верховного Суда РФ от 25.04.2016 N 309-ЭС16-3145 по делу N А76-23833/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

Безвозмездность цессии может выражаться не только при отсутствии условия об оплате и фактической оплаты, но и в явной несоразмерности предусмотренной договором цены прав (требований) их объему.

Безусловно, что сумма передаваемой по договору уступки права требования дебиторской задолженности и ее цена не обязательно должны совпадать, иначе отсутствует экономическая обусловленность такого договора. В то же время суд должен оценивать соразмерность договорной цены права и объема передаваемого права.

Согласимся с мнением судов, что если будет выявлено отсутствие экономической выгоды у должника, то в таком случае можно говорить о том, что спорная сделка (особенно с аффилированными лицами) направлена на увеличение кредиторской задолженности в нарушение интересов добросовестных кредиторов и причинение вреда их имущественным правам <7>.

<7> См.: Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 25.03.2016 N Ф06-2505/2015 по делу N А72-672/2015 // СПС "КонсультантПлюс".

Для наглядности приведем дело, рассмотренное ФАС Северо-Западного округа <8>. Конкурсный управляющий должника обратился в арбитражный суд с заявлением об оспаривании на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве соглашения, по которому права и обязанности подрядчика по договору между заводом (заказчиком) и должником (подрядчиком) перешли к компании - заинтересованному лицу по отношению к должнику, при этом указанное соглашение было заключено менее чем за месяц до возбуждения дела о банкротстве должника. Арбитражный суд пришел к выводу о ничтожности сделки, как создающей угрозу наступления неблагоприятных правовых последствий для третьих лиц вследствие злоупотребления правом всех ее сторон. Также суд указал, что соглашение, по существу, являлось сделкой по уступке права требования и переводу долга, при этом объем переходящих к компании обязанностей в соглашении не был конкретизирован, а должник к моменту его заключения выполнил работы по договору подряда. В результате данного соглашения общество лишалось активов на сумму 727 760 руб., чем был бы причинен вред имущественным правам его кредиторов, а компания необоснованно приобретала право на такой актив и право требовать указанной суммы с завода за работы, выполненные обществом. Из рассмотренного решения мы делаем вывод, что безвозмездная передача права требования (дебиторской задолженности) должника к заинтересованному лицу свидетельствует о злоупотреблении правом всеми сторонами сделки.

<8> См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 08.07.2014 N Ф07-4816/2014 по делу N А56-38785/2012 // СПС "КонсультантПлюс".

В качестве способа защиты Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" <9> (далее - Закон о банкротстве) предоставляется возможность оспорить подозрительные сделки должника, т.е. сделки, условия которых существенно в худшую для должника сторону отличаются от аналогичных сделок, или если они совершаются во вред кредиторам. Определение вреда, причиненного имущественным правам кредиторов, дается в абзаце 32 статьи 2 Закона о банкротстве, и под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий либо бездействия, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества. В основе признания сделки, совершенной во вред кредиторам, лежит злоупотребление правом. В случае если не будет доказано причинение спорной сделкой вреда имущественным правам кредиторов должника вследствие злоупотребления ее участниками своими правами, то оспорить такую сделку не получится в рамках дела о банкротстве.

<9> См.: Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" // СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

Как вытекает из Определения Верховного Суда РФ, для признания договора уступки требований недействительным по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, конкурсному управляющему необходимо доказать совокупность обстоятельств (с учетом презумпций, закрепленных в данной норме):

<10> См.: Определение Верховного Суда РФ от 28.04.2016 N 306-ЭС15-20034 по делу N А12-24106/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

Если не будет доказано хотя бы одно из этих обстоятельств, такая уступка и платеж по ней не могут быть признаны недействительными в соответствии с указанной статьей Закона о банкротстве (п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" <11>).

<11> См.: Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, если уступка дебиторской задолженности совершается без причинения имущественного вреда правам кредиторов, то говорить о злоупотреблении правом нельзя.

ЛИТЕРАТУРА

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

  1. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. М., 1997. С. 373.
  2. Бычков А. Как обществу возместить убытки, причиненные его директором? / А. Бычков // Акционерный вестник. 2012. N 10. С. 35.
  3. Витрянский В.В. Реформа российского гражданского законодательства: промежуточные итоги / В.В. Витрянский. М.: Статут, 2016. 431 с.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.
  5. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".
  6. Карасева С.Ю. Обзор практики рассмотрения дел Верховным Судом РФ / С.Ю. Карасева // СПС "КонсультантПлюс".
  7. Ковалев С.Н., Дранцова К.В. Применение статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации при рассмотрении обособленных споров в делах о банкротстве / С.Н. Ковалев, К.В. Дранцова // Арбитражные споры. 2015. N 2. С. 5 - 22.
  8. Определение Верховного Суда РФ от 25.04.2016 N 309-ЭС16-3145 по делу N А76-23833/2014 // СПС "КонсультантПлюс".
  9. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 25.03.2016 N Ф06-2505/2015 по делу N А72-672/2015 // СПС "КонсультантПлюс".
  10. Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 02.03.2015 N Ф09-7158/09 по делу N А71-1435/2009 // СПС "КонсультантПлюс".
  11. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 08.07.2014 N Ф07-4816/2014 по делу N А56-38785/2012 // СПС "КонсультантПлюс".
  12. Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // СПС "КонсультантПлюс".
  13. Самсонова А.Е. Варианты предотвращения вывода активов должников при банкротстве / А.Е. Самсонова // Юридическая работа в кредитной организации. 2010. N 2.
  14. Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" // Собрание законодательства РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.