Мудрый Юрист

Отвод судьи в гражданском процессе

Степкин Станислав Павлович, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин юридического факультета Российского государственного социального университета, кандидат юридических наук.

Актуальность выбранной темы обусловлена необходимостью поддержания авторитета судебной системы как объективного и беспристрастного способа разрешения споров. В данной статье автор исследует проблему регламентирования процедуры рассмотрения заявлений об отводе судьи в гражданском процессе. Автор проводит анализ норм гражданского и арбитражного процессуального законодательства, научных исследований, связанных с вопросами отвода судьи при рассмотрении гражданских дел. Изучены предлагаемые пути решения задачи совершенствования механизма отвода судьи, имеющие своей целью добиться от суда большей объективности и беспристрастности. В качестве собственного варианта решения, представляется, необходимо выделить вопрос об отводе судьи в отдельное производство, при котором решение должно приниматься судом вышестоящей инстанции, в том же порядке, в каком обжалуются и сами судебные решения.

Ключевые слова: объективность и беспристрастность суда, гражданский процесс, отвод судьи.

Disqualification of a Judge in Civil Procedure

S.P. Styopkin

Styopkin Stanislav P., Assistant Professor of the Department of Civil and Legal Disciplines of the Law Faculty of the Russian State Social University, Candidate of Legal Sciences.

Relevance of the topic chosen due to the need to maintain the credibility of the judicial system as an objective and impartial way of resolving disputes. In this article the author examines the problem of regulation of the procedure of consideration of applications for disqualification of judges in civil proceedings. The author analyzes the norms of civil and arbitration procedural legislation, research related to the issues of disqualification of a judge in civil cases. Examined proposed solutions to improve the mechanism of disqualification of a judge, whose purpose is to seek from the court greater objectivity and impartiality. As a solution the author proposes to allocate the settlement of the question of disqualification of a judge in a separate proceeding in which the decision must be made by a higher court in the same order in which appealed, and the judicial decisions.

Key words: objectivity and impartiality of the court, civil process, a statement of no confidence in the judges.

Проблема беспристрастности и непредвзятости суда является одной из наиболее актуальных и злободневных проблем современного мира. Об этом можно судить как по научным публикациям, так и по сообщениям средств массовой информации. И говорить о том, что это только проблема Российского государства, будет не вполне правильным. В частности, это подтверждается и практикой Европейского суда по правам человека, в решениях которого вопросы беспристрастности суда не раз становились предметом судебного разбирательства. В качестве примеров можно привести ставшие прецедентными дела "Оджалан против Турции" <1> и "Гечмен против Турции" <2>, в которых рассматривались аспекты независимости гражданского суда от влияния военных, другие постановления ЕСПЧ <3>. Отдельно Европейский суд рассматривал такой аспект беспристрастности, как обязательность соблюдения принципа права Nemo iudex in propria causa <4>, то есть права на справедливость судебного разбирательства <5>.

<1> Постановление Большой Палаты ЕСПЧ от 12 мая 2005 г. по делу "Оджалан против Турции" (N 4621/99).
<2> Постановление ЕСПЧ от 17 октября 2006 г. по делу "Гечмен против Турции" (N 72000/01).
<3> См., например: Постановления ЕСПЧ от 22 ноября 1995 г. "Брайан против Соединенного Королевства" (Bryan v. UK), от 25 февраля 1997 г. по делу "Финдли против Соединенного Королевства" (Findlay v. UK, N 22107/93), от 22 декабря 2009 г. по делу "Парлов-Ткальчич против Хорватии" (Parlov-Tkalcic v. Croatia, N 24810/06), от 19 апреля 2011 г. по делу "Батурлова против России" (Baturlova v. Russia, N 33188/08).
<4> С лат. - никто не судья в собственном деле.
<5> См., например: Постановление ЕСПЧ от 09.12.1994 "Греческие нефтеперерабатывающие заводы "Стрэн" и "Стратис Андреадис" (Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis) против Греции" (жалоба N 13427/87) [рус. (извлечение), англ.], от 09.11.2004 по делу "Светлана Науменко (Svetlana Naumenko) против Украины" (жалоба N 41984/98).

Проблема отвода судьи в различных видах судопроизводства широко волнует и российскую правовую науку. По крайней мере, такой вывод можно сделать по многочисленным статьям в юридической литературе <6>, хотя специальных монографических исследований по данному вопросу практически нет.

<6> См., например: Грузд Б.Б., Сайкин Л.Р. Невозможно быть беспристрастным, рассматривая отвод самому себе // Российская юстиция. 2003. N 11; Фалькович М.С. Отводы и самоотводы в арбитражном процессе // ЭЖ-Юрист. 2004. N 37; Кудашев Ш.А. Расширительное толкование нормы УПК РФ об отводе нарушает принцип равенства перед судом // Мировой судья. 2006. N 3; Восканян М.Ж. Отвод суда в первой и апелляционной инстанции арбитражного суда // Юрист. 2007. N 8; Багаутдинов Ф.Н., Валиахметов Р.Х. Отвод судьи в конституционном судопроизводстве // Российская юстиция. 2008. N 8; Калинкина Л.Д. Заявление и разрешение повторных отводов суду (судье) на стадии судебного разбирательства // Адвокат. 2009. N 10. С. 19 - 23; Дикарев И. Отвод судьи, ведущего предварительное производство в суде надзорной инстанции // Уголовное право. 2011. N 4. С. 79 - 82; Есева Е.Ю. Отвод судьи в гражданском процессе: реальность или фикция? // Администратор суда. 2012. N 1. С. 7 - 11; Восканян М.Ж. Заявил отвод суду - злоупотребил процессуальными правами? // Российский судья. 2012. N 5. С. 41 - 46; Тетюев С.В. Возможность отвода судьи - гарантия беспристрастности состава суда // Российская юстиция. 2012. N 12. С. 42 - 46; Гаврилов Э.П. О недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела // Хозяйство и право. 2013. N 11. С. 54 - 61; Тай Ю.В., Арабова Т.Ф., Ле Бурдон В. Отвод судей как гарантия независимости суда // Вестник ВАС РФ. 2014. N 8. С. 131 - 147; Юмашев Н.С., Юмашев А.Н., Солопов Н.С. О принципе добросовестности, обходе закона и запрете злоупотребления правом в нормах гражданского и уголовно-процессуального законодательства // Российский следователь. 2015. N 15. С. 34 - 40; Михайлова А.А. Разрешение судьей заявления о собственном отводе при единоличном рассмотрении им гражданского дела, или Никто не судья в собственном деле // Арбитражный и гражданский процесс. 2015. N 5. С. 14 - 19; и др.

Особенно много нареканий вызывает процедура отвода судьи в гражданском процессе. Основным моментом, на который обращают многие авторы, является положение о порядке рассмотрения поступивших заявлений об отводе судьи или состава суда, регламентированном п. 2 ст. 20 ГПК РФ <7> и предусматривающем, что такие заявления рассматриваются тем же судьей или судьями, в отношении которых высказано сомнение в их беспристрастности и объективности при рассмотрении дела <8>. Обычно в качестве более подходящего способа разрешения подобных отводов указывают на нормы арбитражного законодательства, в частности, на ст. 25 АПК РФ <9>, пункт 2 которой предусматривает, что заявления в отношении судьи, рассматривающего дело единолично, или нескольких судей, всего состава суда рассматриваются вышестоящими должностными лицами - председателем суда, его заместителем или председателем состава.

<7> Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.
<8> См.: Грузд Б.Б., Сайкин Л.Р. Указ. соч. С. 2; Калинкина Л.Д. Указ. соч. С. 3.
<9> Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.

Впрочем, данный подход законодателя тоже признается не вполне обоснованным, поскольку фактически в данном случае возникает внутренняя административная процедура внутри судебной, поскольку решение или действие суда (судьи) о принятии дела к производству при наличии законодательно установленных оснований, тому препятствующих, обжалуется в вышестоящий административный орган, вышестоящему должностному лицу, без разбирательства самого дела по существу. Проблема отвода судьи в аспекте его беспристрастности неоднократно разбиралась и на уровне Конституционного Суда Российской Федерации. Например, в Определении от 21.11.2013 N 1775-О Конституционный суд отказал в признании ч. 3 ст. 16 ГПК РФ неконституционной, мотивировав это тем, что контроль за объективностью и беспристрастностью при разрешении дела обеспечивается в вышестоящих судебных инстанциях. Но можно ли признать вышеуказанных должностных лиц суда вышестоящими судебными инстанциями, уполномоченными на проверку обоснованности конкретного судебного решения? Представляется, что нет, так как такими полномочиями обладают суды вышестоящих инстанций. Тем более что отводы судье заявляются и рассматриваются до вынесения решения, а поэтому, по сути, не оказывают влияния на сущность такого решения, так как если такое заявление необоснованно, то угрозы для объективности нет, а если обоснованно - то такая угроза объективности и беспристрастности ликвидируется еще до принятия решения, с передачей дела другому судье или судьям, которые начинают рассмотрение дела с самого начала.

Выходы из данной ситуации предлагаются самые различные. Первый вариант - унификация норм Гражданского и Арбитражного процессуальных кодексов, с чем в принципе выразил согласие и Конституционный Суд Российской Федерации, указав, что законодатель имеет право изменить нормы процессуального законодательства, "путем установления единообразного порядка разрешения в гражданском судопроизводстве... вопроса об отводе судьи, рассматривающего дело единолично" <10>. Стоит отметить, что сравнительно недавно вступивший в силу Кодекс административного судопроизводства <11>, в ст. 35, повторяет положения ГПК, а не АПК, поскольку, видимо, по мнению законодателя, предложенный в ГПК способ разрешения заявлений об отводе более быстрый, позволяющий избежать необоснованного затягивания процесса. Поэтому перспектива унификации норм ГПК и АПК в данном аспекте, особенно в обсуждаемом варианте принятия единого процессуального кодекса, при котором будет выбрана именно арбитражно-процессуальная модель порядка рассмотрения заявлений об отводе судьи, представляется весьма сомнительной. Скорее всего, учитывая опыт КАС, будет сохранена гражданско-процессуальная модель, изложенная в ст. 20 ГПК РФ.

<10> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 08.02.2007 N 325-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Лесной Лидии Николаевны, Стригуна Станислава Владимировича, Чичерина Виктора Петровича и общества с ограниченной ответственностью "Афина-Бизнес" на нарушение конституционных прав и свобод частью второй статьи 20 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс". Документ опубликован не был (дата обращения: 14.12.2016).
<11> Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08.03.2015 N 21-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2015. N 10. Ст. 1391.

Как вариант рассмотрения заявлений об отводе судьи, предлагается создание специализированного органа, наделенного специальной компетенцией по рассмотрению подобных заявлений. В частности, сторонником такого подхода является Е.Ю. Есева, по мнению которой такой орган не должен включать в свой состав судей и иных работников данного суда, для целей исключения всякой заинтересованности данного органа в решении вопроса об отводе. Свое мнение Е.Ю. Есева мотивировала тем, что психологически все представители судебного аппарата объединены общими корпоративными интересами, что не позволит им объективно рассматривать заявления на своих коллег <12>.

<12> См.: Есева Е.Ю. Указ. соч. С. 10.

Рассматривая аналогичное предложение по созданию или учреждению специального коллегиального органа - комитета по назначениям, который должен максимально независимо и беспристрастно решать вопросы, связанные с формированием состава третейского суда, в том числе и вопросы отводов, И.П. Грешников справедливо полагает, что это приведет к эффекту, обратному ожидаемому <13>.

<13> Грешников И.П. Обход права и отсутствие здравого смысла как основные начала законодательства в области третейского разбирательства в России // Международный коммерческий арбитраж и вопросы частного права: Сборник статей / Н.Г. Вилкова, И.П. Грешников, К.В. Грешников и др.; сост. и отв. ред. И.П. Грешников. М.: Статут, 2015. 251 с.

Так, он отмечает, что, во-первых, срочно собрать коллегию из лиц, не являющихся работниками суда, судьями, для оперативного решения вопроса об отводе на практике вряд ли получится. Во-вторых, встает вопрос финансирования: кто будет оплачивать деятельность этого "комитета" - лицо, заявившее об отводе, или судебный департамент за счет бюджетных средств? Главное же сомнение вызывает реальная возможность лиц, не сведущих в тонкостях процессуального права, правовых особенностей регулирования отношений семейного характера и свойства людей, разрешить проблему именно процессуального характера с применением норм материального права <14>.

<14> Там же.

Отмечая указанные недостатки, А.А. Михайлова полагает, что наиболее целесообразным способом разрешения заявления об отводе судьи является рассмотрение такого заявления коллегией из трех судей данного суда, что позволит оперативно и без дополнительного денежного финансирования разрешить такое заявление <15>. Как представляется, разрешение подобного заявления в стенах одного судебного учреждения, когда и судья, в отношении которого подано заявление об отводе, и судьи, рассматривающие такое заявление, находятся в одинаковых отношениях соподчиненности по отношению к руководящим должностным лицам этого суда, не позволит в достаточной мере устранить сомнения в объективности и беспристрастности принятых решений.

<15> Михайлова А.А. Указ. соч. С. 19.

В связи с этим представляется взглянуть на проблему отвода судьи под ракурсом обжалования решения о принятии дела к производству. Согласно ст. 147 ГПК РФ, приняв дело к производству, судья выносит постановление о подготовке дела к судебному разбирательству. Именно с этого момента у лиц, участвующих в деле, и возникает право на заявление об отводе судьи. Поэтому суд должен разъяснить им это право и предоставить возможность предъявить доказательства невозможности судьи рассматривать конкретное дело. Тем более что в ст. 148 ГПК РФ в качестве одной из задач выступает вопрос о рассмотрении состава лиц, участвующих в деле, и иных участников процесса. Поскольку судья (суд), безусловно, является участником процесса, то данное положение позволяет ставить вопрос о возможном отводе судьи.

В то же время ст. 150 ГПК РФ в настоящее время в числе задач, стоящих перед судом при подготовке к судебному разбирательству, не вменяет ему в обязанность проверить наличие оснований для самоотвода, предусмотренных ст. 16 ГПК РФ, а также рассмотреть заявления об отводе, поступившие от иных участников судебного разбирательства. Представляется, что без решения указанных вопросов дело нельзя признать подготовленным к судебному разбирательству. Если же эти вопросы возникли по инициативе самого суда или по инициативе иных лиц, то они должны быть отражены в соответствующем постановлении, предусмотренном ст. 153 ГПК РФ.

Что касается порядка рассмотрения подобных заявлений, то здесь заслуживает внимания опыт французского законодателя. Во французском процессе вопрос об отводе одного судьи решается следующим образом.

Отвод любого судьи суда первой инстанции (в том числе председателя суда), если он возражает против отвода, рассматривает Апелляционный суд (ст. 349 ГПК Франции). В том, что вопрос об отводе решает вышестоящий суд, проявляется субординационный принцип.

Если отвод заявлен судье апелляционной инстанции, в том числе председателю его палаты, то заявление также рассматривает Апелляционный суд, но без участия в его составе судьи, которому заявлен отвод.

Заявление об отводе судьи кассационного суда рассматривает палата Кассационного суда, которая не рассматривает основное дело и которую назначает для рассмотрения вопроса об отводе первый председатель Кассационного суда (ст. 1027 ГПК Франции) <16>.

<16> Тай Ю.В., Арабова Т.Ф., Ле Бурдон В. Отвод судей как гарантия независимости суда // Вестник ВАС РФ. 2014. N 8. С. 136.

Представляется, что в случае поступления заявления об отводе судья должен его рассмотреть и принять одно решение из двух возможных:

  1. удовлетворить заявление и вынести решение о своем самоотводе;
  2. в случае несогласия с заявленными доводами передать заявление вместе со своими пояснениями для рассмотрения в суд вышестоящей инстанции, с приостановлением производства по делу до принятия соответствующего решения.

Такой подход, с одной стороны, позволит избежать необходимости рассмотрения заявления вышестоящей инстанцией в случае признания самим судьей доводов заявления убедительными, с другой - избежать сомнений в объективности решения об отводе или отказе в отводе судьи, поскольку будет разорван круг иерархической соподчиненности проверяемого и проверяющих. Также эта процедура будет лишена административных признаков проверки, как это имеет место в настоящее время в АПК РФ.

Кроме того, выведение вопросов отвода судьи в юрисдикцию суда вышестоящей инстанции позволит добиться большей гласности и прозрачности всей процедуры судопроизводства, что, несомненно, скажется и на доверии к нему со стороны как профессиональных участников, так и непрофессиональных. В настоящее время статистика по этому аспекту деятельности судов практически не ведется, что не дает возможности проанализировать причины недоверия как к отдельным судьям, так и к судебной системе в целом. Разумеется, можно возразить, что такая практика приведет к необоснованному затягиванию судебных процессов путем подачи необоснованных заявлений об отводе. Но ущерб от недоверия суду как последней инстанции справедливости все же будет большим злом, по сравнению с возможным удлинением сроков судебных разбирательств, которые и без того затягиваются из-за непрофессиональности отдельных участников, а иногда и по умыслу, поскольку заявить отвод судье - это далеко не единственный способ затянуть процесс, что может подтвердить любой грамотный юрист или адвокат, имеющий опыт участия в отечественном суде.

Главный вывод настоящего исследования состоит в том, что не стоит бояться заявленных отводов, не стоит пытаться рассмотреть их келейно, скомканно, поскольку это не добавит уважения к судье и суду в целом, а наоборот, стоит сделать этот процесс наиболее прозрачным, доступным для обсуждения и анализа, что позволит выработать эффективные методы противодействия злоупотреблениям в процессе судебного разбирательства.

Литература

  1. Восканян М.Ж. Заявил отвод суду - злоупотребил процессуальными правами? // Российский судья. 2012. N 5. С. 41 - 46.
  2. Грешников И.П. Обход права и отсутствие здравого смысла как основные начала законодательства в области третейского разбирательства в России // Международный коммерческий арбитраж и вопросы частного права: Сборник статей / Н.Г. Вилкова и др.; сост. и отв. ред. И.П. Грешников. М.: Статут, 2015. 251 с.
  3. Грузд Б.Б., Сайкин Л.Р. Невозможно быть беспристрастным, рассматривая отвод самому себе // Российская юстиция. 2003. N 11.
  4. Есева Е.Ю. Отвод судьи в гражданском процессе: реальность или фикция? // Администратор суда. 2012. N 1. С. 7 - 11.
  5. Калинкина Л.Д. Заявление и разрешение повторных отводов суду (судье) на стадии судебного разбирательства // Адвокат. 2009. N 10. С. 19 - 23.
  6. Михайлова А.А. Разрешение судьей заявления о собственном отводе при единоличном рассмотрении им гражданского дела, или Никто не судья в собственном деле // Арбитражный и гражданский процесс. 2015. N 5. С. 14 - 19.
  7. Тай Ю.В., Арабова Т.Ф., Ле Бурдон В. Отвод судей как гарантия независимости суда // Вестник ВАС РФ. 2014. N 8. С. 131 - 147.
  8. Тетюев С.В. Возможность отвода судьи - гарантия беспристрастности состава суда // Российская юстиция. 2012. N 12. С. 42 - 46.
  9. Юмашев Н.С., Юмашев А.Н., Солопов Н.С. О принципе добросовестности, обходе закона и запрете злоупотребления правом в нормах гражданского и уголовно-процессуального законодательства // Российский следователь. 2015. N 15. С. 34 - 40.