Мудрый Юрист

Дефиниция злоупотребления процессуальными правами как предпосылка для эффективного противодействия недобросовестному поведению

Боловнев Михаил Алексеевич, преподаватель кафедры трудового, экологического права и гражданского процесса Алтайского государственного университета.

В статье определяется важное значение правильного определения злоупотребления процессуальными правами на пути к эффективному противодействию недобросовестным действиям лиц, участвующих в деле. С учетом позиций теории и практики анализируются ключевые признаки понятия и предлагается определение категории. Исследуется также термин "эффективность" в контексте противодействия процессуальным злоупотреблениям. Указывается на то, что приоритетом над формальным применением норм процессуального права должна обладать реальная защита прав и законных интересов граждан и юридических лиц, которая выражается в учете истинных мотивов участников гражданского и арбитражного процессов при реализации предоставленных им процессуальных прав. Выводы подтверждаются примерами из практики российских судов, число которых в последнее время неуклонно растет.

Ключевые слова: гражданский процесс, арбитражный процесс, злоупотребление процессуальными правами, недобросовестность, эффективность.

Definition of Abuse of Process as a Prerequisite for an Effective Response to Unfair Behavior

M.A. Bolovnev

Bolovnev Mikhail A., Lecturer of the Department of Labor, Environmental Law and Civil Procedure of the Altai State University.

The important significance of the proper definition the category of the abuse of the procedural rights on way to effective counteraction to participants' of civil process unconscientious activities has been denoted in the article. The key term's traits is analyzing taking into account theoretical and practical positions and offering the definition. Also the term "efficiency" is exploring and revealing. The real defense of the civilian's and organisation's subjective rights and legal interests must have the most priority than formal using procedural rules, which means taking into account the true motivations civil process' participants. The conclusions has been confirmed with court's acts which numbers is rising.

Key words: civil process, arbitral process, abuse of procedural rights, unconscionability, efficiency.

В качестве исходной посылки утвердим: целью правового регулирования общественных отношений является ожидаемый и планируемый результат деятельности. Одной из задач гражданского судопроизводства, в соответствии со ст. 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), является правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел. Статья 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), именуемая также "Задачи судопроизводства в арбитражных судах", позволяет понять, что означает правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел, - это защита нарушенных или оспариваемых прав лиц. В первую очередь такую защиту суд осуществляет, вынося решение, которым он определяет правовое положение спорящих сторон.

В этой связи важным представляется ответить на, казалось бы, несложный вопрос: что для судов общей юрисдикции и арбитражных судов должно обладать приоритетом - формальное применение норм права или обеспечение реальной защиты прав и законных интересов лиц, участвующих в деле?

На потенциальную опасность сугубо формального применения норм процессуального права обращает внимание и Л.А. Терехова, замечая, что, например, "преувеличенно бережное отношение к иерархической подсудности приводит даже к смене приоритетов, когда предпочтительнее пойти на отказ в правосудии, чем на возможность рассмотрения дела "несоответствующим" судом" <1>.

<1> См., например: Терехова Л.А. Фетишизация правил подсудности в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. N 6. С. 10 - 12.

Полагаем, в рамках поставленного выше вопроса следует, безусловно, склониться ко второму варианту ответа. Суд, убедившись, что одна из сторон реализует предоставленные ей субъективные процессуальные права не в соответствии с их назначением, должен предоставить ее оппоненту полную и безоговорочную защиту от посягательств недобросовестных лиц, всеми силами воспрепятствовать в том числе и упомянутому отказу в правосудии. Под последним следует понимать правовую ситуацию, при которой суд отказывается рассматривать по существу то или иное дело, вследствие чего судебная защита прав и свобод заинтересованных лиц становится невозможной <2>.

<2> Осипов М.Ю. Отказ в правосудии и его причины // Арбитражный и гражданский процесс. 2015. N 3. С. 3.

Отказ в правосудии может быть допущен в результате состоявшегося злоупотребления правом одной из сторон. Примерное мнение о том, что представляет собой данный институт, мы, безусловно, имеем. Однако сформулировать точное определение, перечислив всю совокупность необходимых и достаточных признаков, оказывается не таким простым занятием. Возможно, и не следует пытаться его конкретизировать максимальным образом, оставляя простор для судейского усмотрения, но унифицировать судебную практику, обеспечив ее однообразие, все же стоит. Поэтому для эффективного применения норм, направленных на предотвращение процессуальных злоупотреблений, следует отталкиваться от базового определения понятия, что мы и попытаемся произвести в настоящей статье, положив в основу признаки, как выделяемые судебной практикой (примеры дефиниций встречаются в судебных актах), так и теоретические.

Судебной практике известны случаи, когда злоупотребление процессуальными правами могло привести к вышеупомянутому отказу в правосудии, пусть и правомерному (формально основания имелись), но совершенно не согласующемуся с правильным рассмотрением и разрешением гражданского дела, которое отчасти отождествляется с максимой правосудия - не столько легальной, сколько доктринальной, базисной - восстановлением социальной справедливости (сколь громко бы это ни звучало), справедливого положения дел между участникам гражданского оборота.

В таком случае уместно вспомнить ироничное высказывание, приписываемое императору Священной Римской империи германской нации Фердинанду I: "Пусть рухнет мир, но свершится правосудие" <3>, которое, на наш взгляд, можно интерпретировать следующим образом: ничто не может умалить право граждан и организаций на доступ к правосудию, недопустимо установление зависимости между недобросовестным поведением одной из сторон и свершением правосудия, реализацией задач судопроизводства. Нарушенные права субъектов цивилистического процесса должны быть восстановлены в любом случае.

<3> Сайт Dslov.ru. URL: http://dslov.ru/pos/38/p38_500.htm (дата обращения: 31.10.2016).

Процесс, будучи формой существования права материального, должен составить с последним механизм эффективной защиты прав граждан. Продолжая рассуждения относительно правильного рассмотрения и разрешения гражданских дел, отметим, что под этим понимается, исходя из смысла ст. 330 ГПК РФ, ст. 270 АПК РФ, в том числе применение закона. В целях процессуальной экономии последнее не следует откладывать до нового судебного разбирательства. Например, ч. 3 ст. 149 АПК РФ допускает повторное обращение в арбитражный суд с исковым заявлением после устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления его без рассмотрения.

Думается, мы не случайно вспомнили о правовом регулировании оставления заявления без рассмотрения. Интересным для анализа представляется Определение судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации (далее - СКЭС, СК ВС РФ) от 23.07.2015 по делу N 306-ЭС15-1364 <4>. Допускаем, что СК ВС при принятии данного судебного акта руководствовалась иными, отличными от указанных мотивами, хотя соображения процессуальной экономии могли присутствовать. Автором уже была выражена позиция относительно возможности рассмотрения в качестве санкции за процессуальные злоупотребления отказа в удовлетворении ходатайств <5>. Вызывает неподдельное восхищение собственно усмотрение в действиях стороны злоупотребления процессуальным правом, а также обоснование причин отказа в удовлетворении ходатайства об оставлении заявления без рассмотрения.

<4> Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 23.07.2015 по делу N 306-ЭС15-1364 // СПС "КонсультантПлюс".
<5> См., напр., Боловнев М.А. Теоретические и практические аспекты ответственности за злоупотребления процессуальными правами // Проблемы правоприменения в современной России: Материалы научно-практической конференции (Омск, 27 февраля 2015 г.) / Отв. ред. М.П. Клейменов, М.С. Фокин. Омск: Изд-во Ом. гос. ун-та, 2015.

Сформулировано оно следующим образом: "Суд апелляционной инстанции указал, что настоящий спор рассматривался в суде первой инстанции с марта 2012 года. Ответчик не возражал против рассмотрения спора арбитражным судом, представляя суду свои доводы по существу спора и активно пользуясь принадлежащими ему процессуальными правами, заявляя в том числе ходатайства о выделении искового требования в отдельное производство, об отложении дела для представления дополнительных доказательств, о назначении по делу судебной экспертизы по определению объемов и стоимости фактически выполненных работ и т.д. До начала судебного разбирательства ответчик не заявил о несоблюдении истцом претензионного порядка урегулирования спора, не обосновал невозможность своевременного оформления ходатайства об оставлении требований истца без рассмотрения по объективным причинам, в связи с чем суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что подача ответчиком такого ходатайства от 26.11.2013 свидетельствует о его недобросовестном поведении по пользованию процессуальными правами. Суд первой инстанции не оценил поведение ответчика с точки зрения принципов добросовестности в реализации процессуальных прав и состязательности в арбитражном процессе, возложив последствия недобросовестного поведения ответчика на истца. При таких обстоятельствах у суда первой инстанции не имелось оснований для оставления требований МТС без рассмотрения".

Соблюдение претензионного порядка, возможно, и не следует рассматривать как предпосылку права на предъявление иска, однако это условие для его реализации, поскольку недостаточно просто обладать правом, важно также выполнить правильный порядок осуществления.

В настоящий момент исследования важно отметить, что право на иск не перестает существовать, законные интересы истца, если они действительно нарушены, следует подвергнуть защите. Правила гражданского судопроизводства не должны послужить препятствием к последнему, они должны лишь "очертить путь" лицу, ищущему защиты, но не служить "подмогой" виновному с точки зрения материального права лицу.

В анализируемом примере ответчик отсутствием возражений против рассмотрения дела словно выразил согласие на его разрешение судом и вынесение по нему решения. На первый взгляд аргумент совершенно несправедлив и несостоятелен. Однако, презюмируя, что ст. ст. 129 и 148 АПК РФ являются корреспондирующими друг с другом, применяются лишь в различный момент времени относительно возбуждения гражданского дела, мы не ставим под сомнение недопустимость возвращения искового заявления при наличии заключенного соглашения сторон о рассмотрении данного дела третейским судом. Суд в таком случае вынужден принимать исковое заявление и ждать возражений стороны по поводу возможности рассмотрения дела арбитражным судом. Если такого заявления не последовало, то дело должно быть рассмотрено последним. Почему в таком случае должен применяться иной подход к рассматриваемой ситуации? Применение одной нормы должно быть однообразным. Процедура применения различных оснований, предусмотренных для совершения одного процессуального действия, должна быть единой.

Таким образом, мы установили важность проведения мероприятий, направленных на пресечение внешне правомерных действий, но имеющих под собой "злые" намерения. Как мы ранее отметили, для этого, не посягая на судейскую дискрецию, следует определить минимальный, но достаточный перечень признаков злоупотребления правами.

Некоторые такие признаки предложены Судебной коллегией по гражданским делам ВС РФ в Определении от 14.06.2016 N 52-КГ16-4 <6>. Так, указано: "Под злоупотреблением субъективным правом следует понимать любые негативные последствия, явившиеся прямым или косвенным результатом осуществления субъективного права. Одной из форм негативных последствий является материальный вред, под которым понимается всякое умаление материального блага. Сюда могут быть включены уменьшение или утрата дохода, необходимость новых расходов".

<6> Определение ВС РФ от 14.06.2016 N 52-КГ16-4 // СПС "КонсультантПлюс".

В нашем случае необходимость несения новых расходов возникнет в связи с повторным обращением в арбитражный суд с исковым заявлением, после устранения недостатков. Вновь подчеркнем, право на иск у субъекта по-прежнему имеется, создаются лишь всесторонние условия для его реализации.

"Под злоупотреблением правом, - продолжает анализ эта же коллегия, - понимается поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему права, осуществляемое с незаконной целью". Под незаконной целью будем понимать не столько собственно противоправную, сколько не отвечающую требованиям закона, а именно задачам гражданского судопроизводства, среди которых правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел. Ни на правильное, ни уж тем более своевременное рассмотрение и разрешение гражданского дела подача ходатайства об оставлении заявления без рассмотрения не направлена, учитывая и момент реализации права - спустя полтора года после возбуждения дела.

Кроме того, поведение лица, участвующего в деле, должно учитывать права и законные интересы другой стороны. Об этом же говорит СКЭС ВС РФ. Несмотря на противоположность процессуальных позиций, субъективные права следует осуществлять без выхода за установленные пределы.

На основании вышеизложенного предлагаем следующее обоснованное определение "злоупотребления процессуальным правом", сформулированное О.В. Аксеновой, которая трактует понятие "злоупотребление процессуальными правами" как особый тип правонарушения, связанный с умышленным использованием управомоченным лицом допустимых законом процессуальных средств для достижения целей, несовместимых с целями и задачами гражданского (арбитражного) судопроизводства <7>.

<7> Аксенова О.В. Субъективные гражданские права и их осуществление в гражданском процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. 12.00.2015. Тверь, 2004. С. 181.

Литература

  1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 02.11.2013) // Парламентская газета. 2002. N 140 - 141.
  2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 02.04.2014) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 46. Ст. 4532.
  3. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 23.07.2015 по делу N 306-ЭС15-1364 // СПС "КонсультантПлюс".
  4. Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 14.06.2016 N 52-КГ16-4 // СПС "КонсультантПлюс".
  5. Боловнев М.А. Теоретические и практические аспекты ответственности за злоупотребления процессуальными правами // Проблемы правоприменения в современной России: Материалы научно-практической конференции (Омск, 27 февраля 2015 г.) / Отв. ред. М.П. Клейменов, М.С. Фокин. Омск: Изд-во Ом. гос. ун-та, 2015.
  6. Осипов М.Ю. Отказ в правосудии и его причины // Арбитражный и гражданский процесс. 2015. N 3. С. 3 - 8.
  7. Терехова Л.А. Фетишизация правил подсудности в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. N 6. С. 10 - 12.