Мудрый Юрист

Договор банковского вклада и защита прав потребителей: иной взгляд

Артемов В.В., специалист 1-й категории, юрист финансового управления Управы г. Тулы.

Согласно сложившейся судебной практике, нашедшей свое закрепление в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21 ноября 2000 г. N 32 "О внесении изменений и дополнений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда РФ" <*>, на договор банковского вклада распространяется действие Закона РФ "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей), который регулирует отношения, возникающие при продаже товаров, выполнении работ, оказании услуг. Согласно данному Закону вкладчик получает широкий спектр специальных прав, таких, как освобождение от уплаты госпошлины при подаче искового заявления в суд, предъявление иска по месту своего жительства, право на компенсацию морального вреда и др. Определяющим признаком отнесения данного договора в сферу действия Закона о защите прав потребителей является определение данной сделки как договора по возмездному оказанию услуг. Данной точки зрения придерживается подавляющее большинство специалистов в области юриспруденции, включая таких известных ученых, как доктор юридических наук, профессор Е.А. Суханов, кандидат юридических наук, доцент А. Эрделевский.

<*> Справочно-правовая система "КонсультантПлюс:Проф".

Несмотря на авторитет известных правоведов и Пленум Верховного Суда РФ, считаю, что данное мнение не является истинным - договор банковского счета не является договором оказания услуг, и на него действие закона о защите прав потребителей не распространяется. Моя точка зрения подтверждается следующим.

Правоотношения, вытекающие из договора банковского вклада, регулируются главой 44 ГК РФ, а также правилами о договоре банковского счета (глава 45), если иное не предусмотрено главой 44 или не вытекает из существа договора банковского вклада. Согласно ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.

Согласно указанному Постановлению Пленума Верховного Суда РФ договор банковского вклада относится к договорам по оказанию финансовых услуг, однако оснований своего умозаключения Пленум не приводит. Вызывает также интерес точка зрения кандидата юридических наук, специалиста по банковскому праву Ефимовой Л.Г., выраженная в комментарии к ст. 834 ГК РФ <*>, согласно которой, с одной стороны, на договор банковского вклада закон о защите прав потребителей распространяется, а с другой - все признаки, характеризующие правоотношения по продаже товаров, выполнению работ и оказанию услуг, противоречат существу договора банковского вклада.

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть 2 / Под ред. О.Н. Садикова.

В большинстве монографий, посвященных проблеме распространения действия Закона о защите прав потребителей на правоотношения, возникающие из договора банковского вклада, отнесение предмета данного договора к оказанию услуг является аксиомой, рассуждения же касаются таких вопросов, как возмездность сделки, различие в понятии предпринимательской деятельности и получении дохода в виде процентов, цели заключения договора и т.д. Из всех опубликованных научных трудов по данной проблеме отнесение договора банковского вклада к договорам оказания услуг, на мой взгляд, наиболее подробно разъясняет статья <*> кандидата юридических наук, доцента МГЮА А. Эрделевского. В первую очередь автор пишет, что договор банковского вклада - это разновидность договора займа. Согласно существу возмездного договора займа денег одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег и заплатить проценты. Статья 834 ГК РФ, определяющая природу договора банковского вклада, не указывает, на каком праве банк принимает поступившую от вкладчика сумму. Некоторые ученые считают, что право собственности на денежные средства к банку не переходит. Например, специалист в области банковского права Олейник О.М. пишет: "...Передача денег банку не меняет вещных прав, а только устанавливает дополнительные обременения этих прав. Если заключается договор банковского вклада, то право собственности не переходит к банку, который получает только право пользования деньгами, обремененное обязательствами вернуть сумму по требованию или по истечении срока и уплатить проценты" <**>. Я полностью согласен с О.М. Олейником, что банки пользуются деньгами вкладчиков, однако мнение о том, что деньги находятся в собственности вкладчика, является заблуждением. Согласно сути существования банковской системы банки привлекают деньги во вклады для того, чтобы делать деньги, например, путем приобретения на них ценных бумаг, инвестирования различных проектов, выдачи кредитов и т.п., то есть банки берут деньги для того, чтобы ими распоряжаться. Деньги являются особым объектом гражданских прав, распоряжение которыми является их использованием, так как извлечение полезных свойств денег (правомочие пользования) - это использование их в качестве средства платежа и средства накопления, которое осуществляется только посредством распоряжения. Из этого следует, что, передавая деньги банку в пользование, вкладчик передает их во владение, пользование и распоряжение, при этом банк распоряжается данными деньгами по своему усмотрению. Данные черты могут характеризовать только право собственности. Получается, что в случае банковского вклада право собственности отождествляется с правом пользования, поэтому договор банковского вклада можно считать договором займа. Однако А. Эрделевский указывает, что, хотя договору банковского вклада и свойственны признаки договора займа, только его отнесение в ст. 779 ГК РФ к числу договоров об оказании услуг позволяет предположить возможность включения вытекающих из него отношений в сферу действия закона о защите прав потребителей. То есть предположение А. Эрделевского об отнесении договора банковского вклада к договорам возмездного оказания услуг строится исключительно на основе ст. 779 ГК РФ. Согласно рассуждениям А. Эрделевского договор банковского вклада как договор возмездного оказания услуг определяется следующей структурой обязательств: банк оказывает вкладчику услугу в виде действий по обеспечению возврата суммы вклада и выплаты процентов, а вкладчик за оказание данной услуги предоставляет банку безусловное право использовать сумму вклада в течение срока его хранения. Следовательно, если следовать рассуждениям автора, получается, что банк оказывает две услуги: одна - действия по обеспечению возврата суммы вклада, другая - выплата процентов. Из этого можно сделать вывод, что действия по обеспечению возврата суммы вклада есть услуга по хранению. Данный вывод содержится в статье 36 Закона РФ "О банках и банковской деятельности", которая определяет, что вклад - это денежные средства в валюте Российской Федерации или иностранной валюте, размещаемые физическими лицами в целях хранения и получения дохода. Исходя из этого можно предположить, что в договоре банковского вклада есть элементы договора хранения, то есть банковский вклад - это сочетание элементов займа и хранения.

<*> Банковский вклад и права потребителя // Законность. 1998. N 4.
<**> Основы банковского права. М., 1997. С. 265.

Согласно существу хранения хранитель имеет право с согласия поклажедателя пользоваться переданной ему на хранение вещью, но не может ею распоряжаться, так как при хранении право собственности на вещь не переходит (например, хранение денег в индивидуальном банковском сейфе). При займе деньгами распоряжаются (пользуются), так как деньги переходят в собственность. То есть понятия займа и хранения денежных средств взаимоисключают друг друга, так как нельзя хранить деньги и ими распоряжаться, поэтому в договоре банковского вклада не может быть элементов обязательства по хранению. Несмотря на данный факт, уверенность в том, что деньги кладутся в банк не только с целью получения дохода, но и с целью хранения, прочно закрепилась в умах подавляющего большинства людей, включая и специалистов в области юриспруденции. Не последнюю роль в этом сыграли и сами банки, например, практически во всех договорах банковского вклада срок, через который банк обязан вернуть деньги, определяется как "срок хранения вклада"; или такой известный банковский слоган: "Храните деньги в сберегательной кассе". В данном случае банки употребляют термин "хранение", скорее отдавая дань традиции, чем для квалификации сделки. В подтверждение этого обратимся к истории возникновения самих банков.

"На заре банковского дела деньги помещались в банковские учреждения в качестве депозитов (от лат. depositum - вещь, отданная на хранение) на условиях, что те же самые монеты, которые были переданы на хранение, подлежали возврату. Таким образом, термин "депозит", то есть "поклажа", "хранение", отвечал своему содержанию. За услуги хранителю уплачивали вознаграждение. Аналогичные сделки заключали с клиентами банки дореволюционной России. Как писал один из современников того времени Г.П. Неболсин, "каждый российский и иностранный подданный может вносить в банк золотую и серебряную монету, равно как золото и серебро в слитках, суммою не менее 150 рублей серебром для хранения в продолжение определенного времени, по прошествии коего оные должны быть востребованы вкладчиком. Таковые вклады... хранятся в особенных ящиках или сундуках, с означением на них имени вкладчика и нумера, под которыми оные в книгах банка записаны, и с приложением к ним банковой и вкладчиковой печати". На этом этапе указанные отношения действительно охватывались конструкцией договора хранения. Затем депозиты стали использоваться для ссуд, поскольку банк (ростовщик) должен был вернуть ту же сумму денег, а не те же самые деньги. В результате этой метаморфозы изменилось правовое содержание рассматриваемой банковской операции. Банк получил возможность извлекать прибыль из вкладов путем предоставления этих средств в качестве кредита третьим лицам. Заинтересованный в привлечении как можно большего количества свободных средств, пытаясь заинтересовать потенциальных вкладчиков, банк начинает выплачивать проценты по вкладам" <*>. То есть с того самого времени, как банки стали пользоваться переданными им деньгами, понятия "хранение" и "депозит" утратили свой юридический смысл.

<*> См.: Л.Г. Ефимова. Банковское право. М., 1994. С. 98 - 99.

Заблуждение относительно объекта правоотношения, возникающего между вкладчиками и банком, можно проследить не только по возможности банком распоряжаться деньгами, но и по риску неполучения обратно своих денег. Если исключить умышленное невозвращение денежных средств, то данный риск может возникнуть в результате форс-мажорных обстоятельств (стихийные бедствия, массовые беспорядки и т.п.) и неплатежеспособности банка. При хранении (например, хранение в индивидуальном банковском сейфе) неплатежеспособность банка может повлиять на получение денег только в случае их хищения <*>, так как даже при объявлении банка банкротом поклажедатель получит свои деньги обратно. При займе достаточно наличия только неплатежеспособности банка, и вкладчик может лишиться всей суммы вклада или ее части. Из данного следует, что при хранении риск потери вкладчиком денег гораздо ниже, чем при займе.

<*> Банк, являясь профессиональным хранителем, обязан возместить убытки вне зависимости от вины.

Исходя из вышеизложенного, можно утверждать, что договор банковского вклада - это договор возмездного займа денег, суть которого заключается в том, что банк получает за плату в свободное пользование определенную сумму денежных средств на определенное время. Поэтому выплата банком процентов как платы за временное пользование денежными средствами не может являться услугой, в противном случае все действия по выплате дохода будут являться услугами, например, покупатель в качестве услуги передает продавцу деньги, а взамен этого получает товар, арендатор в качестве услуги передает арендодателю ежемесячно деньги, а взамен этого получает право пользования вещью, а в непосредственном договоре возмездного оказания услуг получится вообще обмен услугами.

То, что банк осуществляет пользование переданными ему денежными средствами, а проценты являются платой за их пользование, подтверждается ст. 852 ГК РФ, которая определяет, что в случае возмездного пользования банком денежными средствами, полученными им по договору банковского счета, данные отношения между банком и клиентом являются правоотношениями, вытекающими из договора банковского вклада до востребования. То же самое вытекает и из пункта 10 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда РФ от 12.11.2001 N 15 и Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.11.2001 N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности" <*>, который указывает, что проценты по договорам займа - это платежи за пользование денежными средствами.

<*> Справочно-правовая система "КонсультантПлюс:Проф".

Отрицание оказания банком услуги подтверждается самим понятием услуги. Согласно ст. 779 ГК РФ "услуга выражается в совершении определенного действия или осуществлении определенной деятельности". Для того чтобы деятельность или действие являлись услугой, они должны обладать следующими чертами. "Во-первых, услуга не имеет материального результата, она обладает только свойством осязаемости. Услуга проявляется в ее эффекте, который воспринимается зачастую на уровне чувств. Во-вторых, услуга характеризуется таким свойством, как качество. Качество - это то, что нельзя исчислить. Оно проявляется в особенностях, специфических чертах явления, и уровень качества есть ряд свойств, делающих явление ценным, значимым" <*>. Если сопоставить данные признаки с действиями банка по возврату суммы вклада и начисленных процентов, получается, что действия банка не обладают данными чертами: 1) вкладчик посредством заключения договора банковского вклада получает определенный материальный результат в виде увеличения суммы денежных средств; 2) действия банка не могут характеризоваться таким свойством, как качество, так как результат этих действий подлежит исчислению.

<*> Д. Степанов. Услуги как объект гражданских прав // Российская юстиция. 2000. N 2.

Исходя из вышеизложенного, можно утверждать, что договор банковского вклада не может являться договором возмездного оказания услуг. Данная точка зрения также отражена в одном из самых популярных учебников по гражданскому праву под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. Сергеева и доктора юридических наук, профессора Ю.К. Толстого, где определено, что банковский вклад к услугам не имеет никакого отношения и его причисление к услугам, по-видимому, является данью традиции, поскольку их принято было относить к непроизводственной сфере или сфере обслуживания <*>.

<*> Гражданское право. Часть 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. С. 542.

В связи с этим возникает вопрос: к какому виду гражданско-правовых договоров относится договор банковского вклада? Согласно ГК РФ (ст. ст. 2, 167) гражданское законодательство подразделяет все возмездные сделки на договоры по пользованию имуществом, возмездному отчуждению товаров, выполнению работ или оказанию услуг. Как мы уже выяснили ранее, суть договора банковского вклада заключается в том, что вкладчик передает банку во временное пользование денежные средства, а банк обязуется их вернуть и заплатить проценты за пользование. Предметом данного договора является пользование денежными средствами за плату. Поэтому данный договор входит в группу договоров по пользованию имуществом (аренда, безвозмездное пользование, наем жилого помещения и др.), являясь одновременно договором займа. Договор банковского вклада условно можно назвать "арендой денежных средств". Закон о защите прав потребителей регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), на договоры по пользованию имуществом, как и на договоры займа, данный закон свое действие не распространяет.

По моему мнению, большинство юристов, считающих договор банковского вклада договором по оказанию услуг, вводит в заблуждение статья 779 Гражданского кодекса РФ, которая относит договор банковского вклада к договорам по оказанию услуг, однако, не включая в данную группу договор займа. В данном случае или законодатель непреднамеренно (ошибочно) определил природу договора вопреки его правовой сути, или применил такой прием законодательной техники, как правовая фикция: неистинное положение, которое по закону признается истиной. Чтобы это определить, надо уяснить, какую цель преследовал законодатель, создавая данную норму права. Суть данной нормы исходя из ее содержания и логики построения заключается в следующем: законодатель указывает примерный перечень договоров оказания услуг, на которые глава 39 ГК РФ распространяется, а также приводит конкретный перечень договоров оказания услуг, к которым правила данной статьи не применяются, то есть определение данных договоров как сделок по оказанию услуг происходит автоматически, исходя из сущности перечисляемых договоров, следовательно, законодатель не ставил перед собой цель применить правовую фикцию к договору банковского вклада, то есть здесь налицо юридическая ошибка.

При ошибке законодателя в определении природы сделки в норме права, которая имеет совершенно иную цель регулирования, следует руководствоваться теми правовыми нормами, которые непосредственно определяют природу данной сделки, то есть главой 44 ГК РФ.

Возникновение данной ошибки можно объяснить тем, что договор банковского вклада связан с договором банковского счета (который является договором по оказанию финансовых услуг), так как привлечение денежных средств во вклады и открытие и ведение банковских счетов являются банковскими операциями. А также, возможно, тем, что до введения в действие части второй Гражданского кодекса РФ согласно Гражданскому кодексу РСФСР, Основам гражданского законодательства Союза ССР и республик в предмет договора банковского вклада входила обязанность банка по хранению денежных средств на счете и осуществлению расчетов, то есть происходило смешение понятий "банковский вклад" и "банковский счет", поэтому договор банковского вклада раньше можно было отнести к договорам по оказанию финансовых услуг.