Мудрый Юрист

Особенности правоспособности несовершеннолетнего пациента

Хамитова Гульнара Муллануровна, ассистент кафедры биомедэтики, медицинского права и истории медицины Казанского государственного медицинского университета.

Проблема закрепления и защиты прав граждан в сфере оказания медицинской помощи в действующем законодательстве относится к числу наиболее актуальных в современном российском праве. Одним из теоретических и практических вопросов в этой сфере являются особенности правоспособности несовершеннолетних пациентов. Настоящая статья посвящена анализу отдельных аспектов указанной проблемы.

Ключевые слова: медицинская помощь, несовершеннолетний, пациент, ответственность, правоспособность, гражданская правоспособность, медицинская правоспособность, лекарственные средства.

Aspects of Legal Capacity of a Minor Patient

G.M. Khamitova

Khamitova Gulnara M., Teaching Assistant of the Department of Biomedical Ethics, Medical Law and History of Medicine, Kazan State Medical University.

The challenge of sustaining and protecting the rights of citizens in sphere of rendering of medical aid in the current legislation is among the most topical in the modern Russian law. One of the theoretical and practical issues in this area are the features of legal capacity of minors patients. The present article is devoted to analysis of separate aspects of this problem.

Key words: medical care, minors, patient, responsibility, competence, civil competence, medical capacity, mediciness.

Гражданская правоспособность или способность иметь гражданские права, в том числе на получение медицинской помощи, и нести обязанности, в том числе по отношению к медицинским организациям, признается в равной мере за всеми гражданами (ч. 1 ст. 17 ГК РФ).

Как у любого гражданина, у несовершеннолетнего по общему правилу гражданская правоспособность возникает в момент его рождения и прекращается смертью (ч. 2 ст. 17 ГК РФ).

Поскольку момент возникновения гражданской правоспособности приурочен законодателем к моменту рождения гражданина, то несовершеннолетние обладают гражданской правоспособностью в равной мере с совершеннолетними гражданами [1]. Гражданская правоспособность, как отмечается в правовой литературе, есть универсальное, всеобщее качество субъекта права [2].

С момента рождения несовершеннолетний становится субъектом гражданских правоотношений в качестве его управомоченной или обязанной стороны. Содержание гражданской правоспособности определяется законодателем в ст. 18 ГК РФ путем перечисления имущественных и личных неимущественных прав и обязанностей, которые граждане могут приобретать и нести в качестве субъектов - участников гражданских правоотношений.

Повторимся, общие права несовершеннолетнего в сфере охраны здоровья граждан, имущественного и личного неимущественного характера определены в п. 5 ст. 19 Федерального закона N 323-ФЗ.

Стоит заметить, что этот перечень закрытый. Между тем действующим законодательством РФ несовершеннолетним предоставляются и иные права в медико-правовой сфере. Так, например, в этом перечне не указано право несовершеннолетних на участие в клинических исследованиях лекарственного препарата для медицинского применения, которое им предоставлено Федеральным законом от 12 апреля 2010 г. N 61-ФЗ "Об обращении лекарственных средств" (п. 5 ст. 43).

Реализация прав детей-пациентов поставлена в зависимость от соблюдения определенных условий и требований, установленных законодательством РФ. Поэтому несовершеннолетние пациенты, обладая гражданской правоспособностью, но и имея особенности в ее реализации, которые законодательно установлены как гражданским законодательством РФ, так и законодательством РФ об охране здоровья граждан, на наш взгляд, наделены специальной правосубъектностью.

Как нами было уже показано, права несовершеннолетнего пациента являются элементом специального правового статуса несовершеннолетнего лица - пациента [3]. Полагаем, что для отображения особенностей гражданской правоспособности несовершеннолетних пациентов, а также других групп пациентов целесообразно ввести в правовой оборот категорию "медицинская правосубъектность", под которой следует понимать право и способность физического лица своими действиями, действиями законных представителей осуществлять права и обязанности в сфере охраны здоровья.

Категория "медицинская правосубъектность", выступая частью гражданской правосубъектности, позволяет четко обозначить особенности реализации прав отдельных категорий граждан в сфере охраны здоровья, в том числе несовершеннолетних. Они, выступая специальными субъектами права, обладают медицинской (специальной) правосубъектностью в силу того, что у них есть законом гарантированные особые (дополнительные) права для реализации в медико-правовых отношениях [4].

Во-первых, права детей в сфере охраны здоровья являются приоритетными для государства (подп. 3 п. 1 ст. 4 Федерального закона N 323-ФЗ).

Органы государственной власти РФ, субъектов РФ и органы местного самоуправления в соответствии со своими полномочиями обязаны разрабатывать и реализовывать программы, направленные на профилактику, раннее выявление и лечение заболеваний, снижение материнской и младенческой смертности, формирование у детей и их родителей мотивации к здоровому образу жизни, и принимают соответствующие меры по организации обеспечения детей лекарственными препаратами, специализированными продуктами лечебного питания, медицинскими изделиями. В числе таких программ можно назвать: государственную программу Российской Федерации "Развитие здравоохранения" [5] и государственную программу Республики Татарстан "Развитие здравоохранения РТ до 2020 года" [6].

Принцип приоритета охраны здоровья детей означает, что несовершеннолетние имеют право на первоочередное получение медицинской помощи.

В связи с этим нам представляется перспективным законодательное закрепление в отдельной главе Федерального закона N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" - "Охрана здоровья отдельных категорий граждан" (в которую вошла бы и глава 6 данного Закона "Охрана здоровья матери и ребенка, вопросы семьи и репродуктивного здоровья"), статей, посвященных гражданским правам и обязанностям всех категорий пациентов, включая детей, образующих их медицинскую правосубъектность.

Во-вторых, правоспособность несовершеннолетнего пациента хотя и возникает с момента его рождения, но может при определенных условиях пониматься шире.

Так, например, в соответствии с ч. 6 ст. 43 Федерального закона от 12 апреля 2010 г. N 61-ФЗ "Об обращении лекарственных средств" [7] запрещается проведение клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения с участием женщин в период беременности, женщин в период грудного вскармливания, за исключением случаев, если проводится клиническое исследование лекарственного препарата, предназначенного для указанных женщин.

В правовой и медицинской литературе ряд исследователей задаются вопросами: имеет ли еще не родившийся ребенок права и, в частности, право на охрану его здоровья в утробе матери?

По мнению К.Н. Свитнева, "подобно тому, как все основные права человека производны от естественного права на жизнь, установленного ст. 20 Конституции РФ, так и право человека на жизнь основывается на праве родиться. Но по российским законам ребенок такого права не имеет [8]. Прямое следствие отсутствия законодательных норм, гарантирующих право эмбриона на жизнь и право каждого ребенка на рождение, - огромное число абортов в нашей стране". К.Н. Свитнев убежден, что эмбрион в любом случае обладает правом на реализацию своего потенциала с момента зачатия [9].

В.И. Акопов, наоборот, считает, что правовое решение искусственного прерывания беременности, наряду с регуляцией других функций репродуктивной деятельности человека, важный, нередко неизбежный способ планирования семьи и сохранения здоровья женщины, и вопросы сохранения эмбрионов в утробе матери должны ставиться только в интересах матери [10].

М. Жарова, различая категории "ребенок, находящийся на стадии внутриутробного развития" и "эмбрион человека", занимает ту позицию, что определение статуса эмбриона как человека (потенциального, находящегося на ранней стадии своего развития и т.д.) закономерно предполагает и его право на жизнь. Определение эмбриона как совокупности живых клеток, составляющих только материальную основу для будущего человека, лишает его права на жизнь. В связи с этим необходимо конкретизировать законодательство [11].

Анализ действующего законодательства РФ, различных точек зрения по этой проблеме, натолкнул нас на мысль: почему государство при регулировании отдельных видов правоотношений, например отношений наследования (согласно ст. 1116 ГК РФ к наследованию могут призываться граждане, зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства), страхования (Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" [12] содержит право детей, зачатых при жизни потерпевшего, на обеспечение по страхованию), получения налоговых вычетов (п. п. 11 - 12 ч. 2 ст. 218 Налогового кодекса РФ относят к категории налогоплательщиков, имеющих право на стандартные налоговые вычеты, лиц, эвакуированных из населенных пунктов, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие аварии на производственном объединении "Маяк" (1957 г.), а также из зоны Чернобыльской АЭС (1986 г.), в том числе детей, которые на момент эвакуации находились в состоянии внутриутробного развития) закрепляет правовые механизмы, связанные с заботой о здоровье не родившегося еще ребенка (в третьем же триместре аборт можно сделать лишь по веским медицинским показаниям [13]), но не считает его субъектом правоотношений?

Все вышесказанное позволяет нам, руководствуясь международным и национальным законодательством РФ, прийти к выводу, что жизнеспособный, но еще не родившийся ребенок, не являясь частью организма матери, имеет право на защиту его здоровья, которое должно быть закреплено в российском законодательстве. Соответственно, он может быть включен при определенных условиях (например, жизнеспособность плода в утробе матери даже в случае преждевременного рождения) в первую группу несовершеннолетних пациентов, включающих лиц в возрасте от 0 до 6 лет.

Полагаем, что законодательство РФ должно легализовать статус еще не родившегося ребенка, не имеющего патологий, способного к самостоятельной жизнедеятельности, так как:

В-третьих, учитывая, что оказание медицинской помощи в силу своей специфики имеет индивидуально направленное назначение и напрямую связано с жизнью и здоровьем человека, реализация несовершеннолетними своих прав на получение медицинской помощи осуществляется с согласия родителей и иных законных представителей, за исключением случаев угрозы жизни и здоровью ребенка и необходимости незамедлительного оказания медицинской помощи.

Важным представляется внесение изменений в Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", а точнее, необходимо изложить пункт 1 статьи 22 следующим образом:

"1. Каждый, независимо от возраста, имеет право получить в доступной для него форме имеющуюся в медицинской организации информацию о состоянии своего здоровья, в том числе сведения о результатах медицинского обследования, наличии заболевания, об установленном диагнозе и о прогнозе развития заболевания, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных видах медицинского вмешательства, его последствиях и результатах оказания медицинской помощи".

В этой связи в отношениях по оказанию медицинской помощи несовершеннолетним вполне целесообразно, если интересы ребенка будут представляться во всех случаях не только его законными представителями путем их согласия/несогласия на проведение определенных медицинских вмешательств, госпитализацию и т.д., но и уполномоченными органами власти.

Также необходимо разработать дифференцированный перечень видов медицинских услуг, получение которых возможно с достижением определенного возраста. Разумеется, в этот перечень не должны входить сложные медицинские услуги - его следует ограничить простыми услугами разового характера, момент заключения которых должен совпадать с моментом исполнения. Такое разграничение следует включить в Правила предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями.

Помимо этого, в подходе к учету мнения ребенка по поводу оказания ему отдельных видов медицинских услуг необходимо учитывать опыт зарубежных стран. В связи с этим целесообразно определить и законодательно закрепить понятия "добровольного информированного согласия несовершеннолетнего пациента" для разных возрастных групп, способ его фиксации и оформления, определить случаи, когда медицинское вмешательство может быть осуществлено и при отсутствии согласия законных представителей на оказание медицинской помощи. Тем более несовершеннолетний пациент тоже потребитель и, как пишет С.И. Помазкова, приравнивание правового статуса любого пациента к потребителю позволяет иначе взглянуть на проблему информированного добровольного согласия пациента на медицинское вмешательство [15]. Руководствуясь ст. 10 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей", исполнитель медицинской услуги обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию об услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора, включая информацию о правилах оказания медицинских услуг, о враче, который будет оказывать медицинскую услугу, о ее цене и условиях, сроках, порядке ее оказания. Однако, как часто бывает на практике, некачественное оказание медицинской помощи вследствие непредставления пациенту и (или) его законному представителю полной информации об оказываемой медицинской услуге может стать причиной причинения ребенку физических и нравственных страданий как со стороны медицинского персонала, так и со стороны законных представителей ребенка.

В-четвертых, законодательно установлены особые права в сфере охраны жизни и здоровья, предоставляемые отдельным категориям детей-пациентов.

Так, действующее законодательство РФ предусматривает возможность бесплатного обеспечения детей-инвалидов лекарственными препаратами как за счет средств федерального бюджета в рамках государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг, так и за счет бюджетов субъектов Российской Федерации.

В соответствии со ст. ст. 6.1, 6.2 Федерального закона "О государственной социальной помощи" дети-инвалиды имеют право на получение государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг, в том числе на получение лекарственных средств и изделий медицинского назначения по рецептам врачей бесплатно. Предоставление необходимых лекарственных препаратов на амбулаторном этапе оказания медицинской помощи осуществляется в соответствии с перечнем групп населения и категорий заболеваний, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 30 июля 1994 г. N 890 [16], и перечнем, утвержденным Приказом Минздравсоцразвития России от 18 сентября 2006 г. N 665 [17].

В то же время проблема обеспечения детей с ограниченными возможностями здоровья, детей, страдающих редкими (орфанными) заболеваниями, лекарственными препаратами стоит достаточно остро на уровне субъектов РФ.

Со своей стороны полагаем, что для детей, страдающих редкими (орфанными) заболеваниями, реализация права на получение медицинской помощи должна быть в полном объеме свободной и не обремененной каким-либо софинансированием. Думается, что оказание им платных медицинских услуг должно осуществляться только при их согласии медицинскими организациями частной формы собственности и только при заключении договора об оказании платных медицинских услуг в обязательной письменной форме.

Таким образом, несовершеннолетний пациент обладает гражданской правоспособностью в полном объеме, но ее реализация имеет ряд особенностей. Если по общему правилу гражданская правоспособность физического лица возникает с момента рождения и заканчивается смертью, то в медицинской сфере применение этого правила будет иметь свою специфику.

Представляются правильными следующие правовые "нововведения":

Литература

  1. Галь И.Г. Обязательства по оказанию медицинских услуг: проблемы теории и практики // Российский судья. 2011. N 3. С. 13 - 17.
  2. Постановление Правительства РФ от 4 октября 2012 г. N 1006 "Об утверждении Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. N 41. Ст. 5628
  3. Осокина Г.Л. Гражданская право- и дееспособность физического лица как элементы его материально-правового статуса // Вестник Томского государственного университета. 2012. N 361. С. 117.
  4. Акулин И.М., Акулина Т.И., Ковалевский М.А. и др. Конституционно-правовые проблемы взаимосвязи правового режима медицинской деятельности и пенсионного обеспечения медицинских работников частных учреждений (организаций) здравоохранения // Здравоохранение. 2004. N 10. С. 136.
  5. Постановление Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. N 294 "Об утверждении государственной программы Российской Федерации "Развитие здравоохранения" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. N 17. Ст. 2057.
  6. Постановление Кабинета министров Республики Татарстан от 1 июля 2013 г. N 461 "Об утверждении государственной программы "Развитие здравоохранения РТ до 2020 года" // Электронный фонд правовой и нормативно-технической документации: http://docs.cntd.ru/document/463303996; в посл. ред.: http://pravo-rt.ru/?p=298.
  7. Федеральный закон от 12 апреля 2010 г. N 61-ФЗ "Об обращении лекарственных средств" (в ред. Федерального закона от 8 марта 2015 г. N 34-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. N 16. Ст. 1815; Российская газета. 2015. 11 марта.
  8. Свитнев К.Н. Статус эмбриона: правовые и морально-этические аспекты // МЦФЭР "Медицина". Правовые вопросы здравоохранения. 2011. N 7. С. 47; http://www.jurconsult.ru/publications/embrio_status.pdf.
  9. Свитнев К.Н. Статус эмбриона: правовые и морально-этические аспекты // МЦФЭР "Медицина". Правовые вопросы здравоохранения. 2011. N 7. С. 49; http://www.jurconsult.ru/publications/embrio_status.pdf.
  10. Акопов В.И. Правовые аспекты искусственного прерывания беременности // RELGA: научно-культурологический журнал. 2014. N 13; http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?level1=magazine.
  11. Жарова М. Этические проблемы начала жизни человека // RELGA: научно-культурологический журнал. 2014. N 13; http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?level1=main&level2=articles&textid=2652.
  12. Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 31. Ст. 3803; 2014. N 49 (часть VI). Ст. 6915.
  13. Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 3 декабря 2007 г. N 736 "Об утверждении перечня медицинских показаний для искусственного прерывания беременности" // Российская газета. 2007. 25 декабря; 2012.
  14. Декларация прав ребенка (прин. Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г.) // Официальный сайт ООН: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/childdec.shtml.
  15. Помазкова С.И. Информированное добровольное согласие пациента на медицинское вмешательство в контексте законодательства о защите прав потребителей // Юридический мир. 2012. N 12 (192). С. 49 - 50.
  16. Постановление Правительства РФ от 30 июля 1994 г. N 890 "О государственной поддержке развития медицинской промышленности и улучшении обеспечения населения и учреждений здравоохранения лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения" // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 15. Ст. 1791; 2002. N 7. Ст. 699.
  17. Приказ Минздравсоцразвития России от 18 сентября 2006 г. N 665 "Об утверждении Перечня лекарственных препаратов, в том числе перечня лекарственных препаратов, назначаемых по решению врачебной комиссии лечебно-профилактических учреждений, обеспечение которыми осуществляется в соответствии со стандартами медицинской помощи по рецептам врача (фельдшера) при оказании государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг" // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2006. N 43; Российская газета. 2011. 9 декабря.