Мудрый Юрист

Обязательные неналоговые платежи и конституционный принцип определенности правовых норм

Абызова Елена Равильевна, судья Арбитражного суда города Москвы, кандидат юридических наук, доцент.

Рябов Алексей Александрович, руководитель экспертно-правового центра Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей, кандидат юридических наук, доцент.

В статье сквозь призму конституционного принципа определенности правовых норм анализируется правовая природа обязательных неналоговых платежей и их место в системе правовых институтов и отраслей. На этой методологической основе дается оценка правовым актам, регулирующим взимание платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн.

Ключевые слова: парафискалитеты, неналоговые платежи, конституционные принципы, определенность правовых норм, банкротство, Платон.

Mandatory Non-tax Payments and Constitutional Principle of Certainty of Legal Norms

E.R. Abyzova, A.A. Ryabov

Abyzova Elena R., Judge of the Commercial Court of Moscow, Candidate of Legal Sciences, Assistant Professor.

Ryabov Aleksey A., Head of the Expert and Legal Center of the Business Rights Commissioner under the President of the Russian Federation, Candidate of Legal Sciences, Assistant Professor.

In the article the legal nature of obligatory non-tax payments and their place in the system of legal institutions and branches are being analyzed through the prism of constitutional principle of definition of legal norms. On this methodological basis the authors evaluate the legal acts regulating the charges for damage caused to the public highways of federal importance by the vehicles of maximum authorized mass exceeding 12 tons.

Key words: non-tax payments, constitutional principles, definition of legal norms, bankruptcy, Platon.

Тема правовой природы обязательных неналоговых платежей в последние два десятка лет то с большей, то с меньшей интенсивностью обсуждается представителями наук гражданского, финансового и конституционного права. Ее актуальность за это время нисколько не уменьшилась. Усиление интереса научного и предпринимательского сообщества к этой теме вполне закономерно, ведь появление новых видов фискальной нагрузки неизбежно затрагивает интересы субъектов экономической деятельности в условиях, когда экономика страны находится в зоне турбулентности, цена кредита высока, а горизонты планирования бизнеса существенно уменьшаются.

Вопросы о праве таких платежей на существование, о возможности их исключения из сферы правового регулирования налоговым законодательством периодически ставились перед Конституционным Судом РФ. В итоге Конституционный Суд РФ сформировал ряд важных правовых позиций, в частности, сделал вывод о возможности их существования вне круга отношений, регулируемых налоговым законодательством.

Анализ правовой природы каждого вновь вводимого неналогового платежа у представителей юридической науки, как правило, начинается с вопроса о том, к какой структурной единице права (и, соответственно, к какому кругу отношений, входящих в их предмет) тяготеет данный платеж - налоговому или гражданскому, или же такой неналоговый платеж стоит особняком? Это базовый вопрос, непосредственно связанный с пониманием права как системы.

Категории "обязательный неналоговый платеж", "неналоговый сбор", "неналоговый фискальный сбор" отсутствуют в действующем законодательстве. Эти термины были введены Конституционным Судом РФ при решении вопросов о соответствии Конституции РФ определенных обязательных платежей, не включенных законодателем в систему налогов и сборов, предусмотренных НК РФ. Использование их Конституционным Судом РФ в качестве особых терминов, обозначающих особые правовые явления, казалось бы, позволяет говорить об их самостоятельности, особенностях их правовой природы. Однако, как указал судья Конституционного Суда РФ Л.А. Кононов в Особом мнении к Определению Конституционного Суда РФ от 08.04.2004 N 133-О "О прекращении производства по делу о проверке конституционности статьи 33 Патентного закона Российской Федерации и абзацев 3 и 4 подпункта "л" пункта 1 Положения о пошлинах за патентование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, регистрацию товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров, предоставление права пользования наименованиями мест происхождения товаров в связи с жалобой гражданина Котова Владимира Михайловича" <1>, термин "неналоговый сбор" "...есть не что иное, как оксюморон, поскольку если это сбор, то он регулируется налоговым правом, а если это неналоговая плата, то она не может быть названа этим налоговым термином".

<1> См.: Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 6.

По сути, назвав явление определенным термином, но не выявив критерии общности для разных видов обязательных неналоговых платежей, Конституционный Суд РФ снял вопрос лишь формально. Единое место для таких платежей в системе права и сущностные признаки такого места остались "за скобками". По этой причине каждый последующий вводимый государством "обязательный платеж" в ситуации, когда отсутствуют четкие конституционно-правовые признаки института (или подотрасли) "обязательных платежей", вновь становится предметом оспаривания на предмет конституционности.

Не все представители юридической науки усматривают проблему в том, что системное место неналоговых платежей в российском праве, по сути, неопределенно, многие из них идут по пути обоснования независимости этого правового явления, ссылаясь на опыт существования и развития особых институтов парафискалитетов за рубежом. Они же стремятся предложить "парафискалитету" соответствующее доктринальное определение, рассматривая парафискалитеты как априори единое правовое явление особого рода.

Например, А.Ю. Долгова определяет парафискалитет как "денежный вклад, односторонне налагаемый законом или подзаконным нормативным актом, уплачиваемый юридическому лицу, не являющемуся государственным или муниципальным органом, аккумулируемый вне государственного или муниципального бюджета; парафискалитет служит для финансирования государственных расходов". Она же ссылается на определение парафискалитета, предложенное Р. Буссе, в соответствии с которым это "платежи однородной группы плательщиков на формирование внебюджетных финансовых ресурсов отдельных субъектов публичного и частного права, выполняющие общественно значимые задачи, в целях покрытия расходов, связанных с предоставлением права на пользование оказанными ими услугами или получение дотации и пособия в пользу плательщиков; платежи могут быть принудительными" <2>.

<2> Долгова А.Ю. Понятие парафискалитета в контексте общеевропейской концепции института неналоговых платежей // Финансовое право. 2012. N 12; СПС "КонсультантПлюс".

М.Ю. Орлов, напротив, полагает, что "парафискалитет - это налоговый платеж, который государство не хочет называть налогом, чтобы не связывать себя теми ограничениями, которые установлены в Налоговом кодексе" <3>.

<3> Клуб налоговедов обсудил парафискальные платежи // Российский налоговый портал. URL: http://taxpravo.ru/analitika/statya-137249-klub_nalogovedov_obsudil_parafiskalnyie_plateji.

Л.В. Ромащенко считает, что "парафискальные платежи не могут быть признаны особым видом обязательных платежей, а по своей правовой природе должны признаваться налогами либо сборами (пошлинами), зачисляемыми не в централизованные публичные фонды. Направление взимания платежа является единственным отличительным признаком данных платежей и по своей сути процедурным признаком, поскольку его наличие вызвано только механизмом осуществления властью своих функций" <4>. По ее мнению, следует согласиться с Д.В. Винницким в том, что для европейского права характерно стремление к дуализму фискальных взиманий и что "в целом закрепленные российским законодателем понятия "налог" и "сбор" вполне достаточны для того, чтобы распределить все входящие в налоговую систему обязательные платежи, приписав их соответственно к группе налогов или сборов (что, безусловно, не исключает их дальнейшей дифференциации)" <5>. Критерием разграничения сбора и гражданско-правовой платы, как пишет Л.В. Ромащенко, является наличие у субъекта, оказывающего услугу и получающего платеж, исключительных, монопольных полномочий на оказание услуги <6>.

<4> Ромащенко Л.В. Правовая природа парафискальных платежей: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2013. С. 83.
<5> Винницкий Д.В. Российское налоговое право: Проблемы теории и практики. СПб.: Юрид. центр "Пресс", 2003. С. 261.
<6> См.: Ромащенко Л.В. Указ. соч. С. 77.

О государственной монополии в соответствующей сфере как основе и причине существования неналоговых платежей говорит и Д.В. Винницкий, признающий статус сбора за "платежами, обусловленными получением от публичных образований и уполномоченных ими учреждений товаров (работ, услуг), приобретение которых у них является обязательным для плательщика в силу закона или вынужденным по причине наличия государственной монополии в соответствующей сфере" <7>. Д.М. Щекин также отмечает, что "если формирование денежного фонда построено на началах обязательности и этот денежный фонд является монопольным (т.е. не допускается выбор субъектов, в какой фонд уплачивать обязательные взносы), то в этом и проявляется (помимо его предназначения) публично-правовой характер такого денежного фонда, который может и не находиться в государственной собственности" <8>.

<7> Винницкий Д.В. Налоги и сборы: Понятие. Юридические признаки. Генезис. М.: Норма, 2002. С. 77 - 78.
<8> Щекин Д.М. Публичные денежные фонды как основополагающая категория финансового права // Бюджетное право РФ: Ежегодник Международной ассоциации финансового права за 2006 г. / Под общ. ред. С.В. Запольского, Д.М. Щекина. М.: Статут, 2007. С. 121 - 122.

Наиболее серьезно проблема системного места неналоговых сборов проявляется в тех случаях, когда, по словам Д.В. Винницкого, при введении неналогового сбора речь идет о "перерождении гражданско-правового института в институт сборов по причине государственной монополии в соответствующей сфере" <9>. Именно здесь, как справедливо пишет Л.Е. Васянина, проблема соотношения "сбора" и "цены" заслуживает более детального рассмотрения <10>.

<9> Винницкий Д.В. Указ. соч. С. 82 - 83.
<10> См.: Васянина Е.Л. Фискальное право России: Монография / Под ред. С.В. Запольского. М.: КОНТРАКТ, 2013.

Последний раз перед Конституционным Судом РФ вопрос о правовой природе обязательных платежей, не включенных в систему налогов и сборов, регулируемых НК РФ, был поднят в деле о проверке конституционности положений статьи 31.1 Федерального закона "Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", Постановления Правительства РФ "О взимании платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн" и статьи 12.21.3 КоАП РФ.

Группа депутатов Государственной Думы, обратившихся в Конституционный Суд РФ, полагала, что плата в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн, является, по сути, налоговым платежом, однако ее существенные элементы установлены не законом, а нормативным актом Правительства РФ; кроме того, государственные полномочия по ее взиманию переданы без указания на такую возможность в федеральном законе оператору (юридическому лицу), полномочия и ответственность которого законодательно не урегулированы.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 31 мая 2016 г. N 14-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 31.1 Федерального закона "Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", Постановления Правительства Российской Федерации "О взимании платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн" и статьи 12.21.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы" <11> (далее - Постановление КС РФ N 14-П) положения оспариваемых правовых актов были признаны не противоречащими Конституции РФ. Как указал Конституционный Суд РФ, плату в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения большегрузными транспортными средствами, следует квалифицировать не в качестве налога или сбора, а как обязательный публичный индивидуально-возмездный платеж компенсационного фискального характера. К аналогичному выводу Конституционный Суд РФ пришел и ранее в Постановлении от 17 июля 1998 г. N 22-П "По делу о проверке конституционности Постановлений Правительства Российской Федерации от 26 сентября 1995 года N 962 "О взимании платы с владельцев или пользователей автомобильного транспорта, перевозящего тяжеловесные грузы, при проезде по автомобильным дорогам общего пользования" и от 14 октября 1996 года N 1211 "Об установлении временных ставок платы за провоз тяжеловесных грузов по федеральным автомобильным дорогам и использовании средств, получаемых от взимания этой платы" <12>, давая оценку правовой природе платежа, взимаемого с транспортных средств, осуществляющих перевозку тяжеловесных грузов, как имеющего неналоговый характер.

<11> См.: Вестник Конституционного Суда РФ. 2016. N 5.
<12> См.: Вестник Конституционного Суда РФ. 1998. N 6.

Такие выводы Конституционного Суда РФ были ожидаемы, учитывая его предшествующие правовые позиции по схожим вопросам. Вместе с тем в Особом мнении судьи Конституционного Суда РФ Г.А. Гаджиева к Постановлению КС РФ N 14-П прозвучали мысли, которые, как представляется, могут иметь серьезное стратегическое значение для решения вопросов системности права вообще и проведения четких границ между гражданским и налоговым правом (как подотраслью права финансового).

Поддержав правовую позицию Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, судья Г.А. Гаджиев особо обратил внимание на то, что правовая норма может считаться определенной лишь в том случае, если является понятной природа правовых отношений, возникающих на основании этой нормы, их относимость к одной из отраслей права (к одному из институтов отрасли), и указал на то, что с этой точки зрения не вполне ясно, являются ли нормы, вводящие плату за проезд большегрузных автомобилей и регулирующие соответствующие правила, по своей природе частно- либо публично-правовыми, выступают ли они составной частью административного, финансового или гражданского права. Данный вопрос имеет принципиальное значение, поскольку от ответа на него зависит порядок установления такой платы и правовые основы взаимоотношений между государством и оператором ее взимания.

Такого рода неопределенность Г.А. Гаджиев усмотрел, в частности, в том, что, с одной стороны, соглашение между Правительством РФ и оператором рассматривается как концессионное, заключаемое в отношении объектов, используемых в целях обеспечения функционирования системы взимания платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн. С другой стороны, в распоряжениях Правительства РФ не конкретизируется, о каких федеральных законах, которым подчиняются условия концессионного соглашения, идет речь, там нет прямой отсылки к Федеральному закону от 21 июля 2005 г. N 115-ФЗ "О концессионных соглашениях" <13>, который в главе 3 (статья 21) предусматривает необходимость проведения конкурса на право заключения концессионного соглашения. Только если основные правовые принципы концессионного соглашения определяются законом (или, в крайнем случае, на основе и во исполнение закона), как указывает судья Г.А. Гаджиев, возможно исключить случаи нарушения принципов защиты добросовестной конкуренции и равенства предпринимательских структур перед государством, их равноудаленности от государства. В отсутствие законодательного регулирования оказалось возможным открытие счетов оператора в коммерческом банке без проведения конкурсных процедур и непрямое поступление собираемых средств в федеральный бюджет.

<13> См.: СЗ РФ. 2005. N 30 (ч. II). Ст. 3126.

Разделяя данный методологический подход, хочется, однако, обратить внимание и на другое обстоятельство: правовую неопределенность рассматриваемых правоположений можно усмотреть и в ином, сопоставляя их с законодательством о банкротстве.

В соответствии с частью 8 статьи 31.1 Федерального закона от 8 ноября 2007 г. N 257-ФЗ "Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" <14> размер и порядок взимания платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения большегрузными транспортными средствами, устанавливается Правительством РФ. Согласно утвержденным Постановлением Правительства РФ от 14 июня 2013 г. N 504 "О взимании платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн" Правилам взимания платы в счет возмещения вреда <15> (далее - Правила взимания платы) полномочия по обеспечению функционирования системы взимания платы возлагаются на оператора (индивидуального предпринимателя или юридическое лицо), который в этих целях, в частности, перечисляет внесенные собственником (владельцем) транспортного средства в качестве платы денежные средства в доход федерального бюджета, предоставляет на безвозмездной основе бортовое устройство (пункты 2, 5 и 6).

<14> См.: СЗ РФ. 2007. N 46. Ст. 5553.
<15> См.: СЗ РФ. 2013. N 25. Ст. 3165.

В соответствии с распоряжением Правительства РФ от 29 августа 2014 г. N 1662-р "О заключении концессионного соглашения в отношении объектов, предназначенных для взимания платы, используемых в целях обеспечения функционирования системы взимания платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн" <16> оператор (концессионер) принимает на себя обязательства по проектированию, строительству и производству объектов системы взимания платы, обеспечению ее функционирования за счет собственных и (или) привлеченных средств.

<16> См.: СЗ РФ. 2014. N 36. Ст. 4887.

При этом создаваемые объекты становятся собственностью Российской Федерации.

Об особенностях банкротства оператора (концессионера) действующее законодательство не упоминает. Вместе с тем, если строительство и обеспечение функционирования объектов системы взимания платы осуществляются за счет привлеченных средств, а создаваемые за счет кредитных ресурсов объекты становятся собственностью Российской Федерации, риск, связанный с отрицательным размером стоимости чистых активов оператора системы, оказывается весьма значительным, учитывая, что общий срок реализации проекта составляет 13 лет с даты подписания концессионного соглашения - 29.09.2014.

В силу того что объекты системы взимания платы становятся собственностью Российской Федерации, входящее в них имущество, даже если оно было приобретено за счет заемных ресурсов, не сможет войти в конкурсную массу в случае несостоятельности (банкротства) оператора системы. Отдельный вопрос - могут ли объекты системы взимания платы быть предметом залога, обеспечивающим исполнение обязательств перед кредиторами оператора, и если да, то кто именно уполномочен выступать в качестве залогодателя.

Не менее сложный вопрос связан с правами на денежные средства, получаемые оператором системы. В соответствии с пунктом 9(1) Правил взимания платы в случаях, предусмотренных пунктами 7 - 9 Правил, внесение платы может быть отсрочено на основании заявления собственника (владельца) транспортного средства при наличии ряда условий. Если оператор системы признается банкротом, какой должна быть природа этой задолженности перед ним (должна ли это быть задолженность перед ним)? Прекратится ли отсрочка при введении банкротства, кто получит право на взыскание такой задолженности и куда она поступит - в конкурсную массу или, минуя ее, непосредственно в бюджет?

В соответствии с пунктом 11 Правил взимания платы оператор ежедневно единым платежом перечисляет в доход федерального бюджета денежные средства в размере суммы, рассчитанной путем сложения всех платежей, произведенных собственниками (владельцами) транспортных средств за пройденные транспортными средствами маршруты по автомобильным дорогам общего пользования федерального значения за прошедшие сутки в целях внесения платы (по состоянию на 1 час 00 минут по московскому времени дня, следующего за отчетным), а также задолженности по внесению платы.

Если в дату вступления в силу решения арбитражного суда о введении наблюдения в отношении оператора системы на его счетах останется определенная сумма денежных средств от платежей, поступивших в предыдущем дне, - подлежит ли она перечислению в бюджет или же расчеты с бюджетом в этой части будут производиться так, как это определено в статье 63 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" <17>?

<17> См.: СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

Да и в целом, учитывая уникальность имущественного комплекса, образованного объектами системы взимания платы, а также уникальность и специфику концессионного соглашения, - какова будет судьба этого концессионного соглашения после признания оператора банкротом, кто, в каком порядке будет управлять системой?

С одной стороны, правовые отношения, возникающие в рамках процедур банкротства, носят субстантивный характер. То есть различия в правовой природе отношений с кредиторами из публичных правоотношений и частных правоотношений нивелируются, подчиняются общим правилам законодательства о банкротстве. Завершающая фаза развития субстантивных правоотношений, как справедливо указывает О.М. Свириденко, выражается в преобразовании частноправовых и публично-правовых отношений в единое публичное правоотношение, которое возникает в результате установления судом правомочности субъектов в процессе несостоятельности (банкротства) и признания их кредиторами, что является основанием для формирования полного реестра требований кредиторов <18>.

<18> См.: Свириденко О.М. Субстантивные правоотношения как составная часть концепции несостоятельности (банкротства) // Современное право. 2010. N 11. С. 76.

С другой стороны, очевидно, что правовое положение оператора системы, правовые отношения, в которых он участвует в связи с реализацией своих функций, настолько особенные, что нельзя не задаться вопросом - оправдано ли распространять на них общие нормы законодательства о банкротстве? В этом плане законодательство о банкротстве как особое правовое образование прекрасно обнажает недостатки в системности правового регулирования имущественных отношений, в которых участвуют юридические лица и индивидуальные предприниматели.

Представляется, что ответы на все эти вопросы не могут быть найдены судами при толковании норм действующего законодательства. Следовательно, корреспонденция норм, регулирующих особенности правового статуса оператора системы и правовой режим его имущества, с нормами иных законов, должна быть проведена законодателем. В связи с этим одним из первых необходимых шагов для гармонизации норм об обязательных платежах, взимаемых в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам большегрузными транспортными средствами, с иным российским законодательством в целях определения для них непротиворечивого места в общей системе российского права является корректировка законодательства о банкротстве, установление особенностей для банкротства оператора такой системы.

Эта задача на настоящий момент актуальна еще более из-за того, что системы взимания платы, подобные "Платону", планируются к внедрению во многих субъектах Российской Федерации. Следовательно, не только один оператор системы и не только федеральный бюджет будут подвержены описанным выше правовым и экономическим рискам. Эти риски будут зеркально отражаться и в правовых отношениях, связанных с функционированием всех иных систем, построенных по той же юридической и экономической логике.

Литература

  1. Васянина Е.Л. Фискальное право России: Монография / Под ред. С.В. Запольского. М.: КОНТРАКТ, 2013.
  2. Винницкий Д.В. Налоги и сборы: Понятие. Юридические признаки. М.: Норма, 2002. С. 77 - 78.
  3. Винницкий Д.В. Российское налоговое право: Проблемы теории и практики. СПб.: Юрид. центр "Пресс", 2003. С. 261.
  4. Долгова А.Ю. Понятие парафискалитета в контексте общеевропейской концепции института неналоговых платежей // Финансовое право. 2012. N 12.
  5. Клуб налоговедов обсудил парафискальные платежи // Российский налоговый портал. URL: http://taxpravo.ru/analitika/statya-137249-klub_nalogovedov_obsudil_parafiskalnyie_plateji.
  6. Определение Конституционного Суда РФ от 08.04.2004 N 133-О "О прекращении производства по делу о проверке конституционности статьи 33 Патентного закона Российской Федерации и абзацев 3 и 4 подпункта "л" пункта 1 Положения о пошлинах за патентование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, регистрацию товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров, предоставление права пользования наименованиями мест происхождения товаров в связи с жалобой гражданина Котова Владимира Михайловича" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 6.
  7. Постановление от 17.07.1998 N 22-П "По делу о проверке конституционности Постановлений Правительства Российской Федерации от 26 сентября 1995 года N 962 "О взимании платы с владельцев или пользователей автомобильного транспорта, перевозящего тяжеловесные грузы, при проезде по автомобильным дорогам общего пользования" и от 14 октября 1996 года N 1211 "Об установлении временных ставок платы за провоз тяжеловесных грузов по федеральным автомобильным дорогам и использовании средств, получаемых от взимания этой платы" // Вестник Конституционного Суда РФ. 1998. N 6.
  8. Постановление Правительства РФ от 14.07.2013 N 504 "О взимании платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн" // СЗ РФ. 2013. N 25. Ст. 3165.
  9. Постановление Конституционного Суда РФ от 31.05.2016 N 14-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 31.1 Федерального закона "Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", Постановления Правительства Российской Федерации "О взимании платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн" и статьи 12.21.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2016. N 5.
  10. Распоряжение Правительства РФ от 29.08.2014 N 1662-р "О заключении концессионного соглашения в отношении объектов, предназначенных для взимания платы, используемых в целях обеспечения функционирования системы взимания платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн" // СЗ РФ. 2014. N 36. Ст. 4887.
  11. Ромащенко Л.В. Правовая природа парафискальных платежей: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2013. С. 83.
  12. Свириденко О.М. Субстантивные правоотношения как составная часть концепции несостоятельности (банкротства) // Современное право. 2010. N 11. С. 76.
  13. Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" // СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.
  14. Федеральный закон от 21.07.2005 N 115-ФЗ "О концессионных соглашениях" // СЗ РФ. 2005. N 30 (ч. II). Ст. 3126.
  15. Федеральный закон от 08.11.2007 N 257-ФЗ "Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2007. N 46. Ст. 5553.
  16. Щекин Д.М. Публичные денежные фонды как основополагающая категория финансового права // Бюджетное право РФ: Ежегодник Международной ассоциации финансового права за 2006 г. / Под общ. ред. С.В. Запольского, Д.М. Щекина. М.: Статут, 2007. С. 121 - 122.