Мудрый Юрист

О понятии корпоративных отношений и принципах их гражданско-правового регулирования

Микрюков В.А., доцент МГЮА (Университет имени О.Е. Кутафина), кандидат юридических наук.

Микрюкова Г.А., доцент МГЮА (Университет имени О.Е. Кутафина), кандидат юридических наук.

В.А. Микрюков и Г.А. Микрюкова анализируют легальное определение корпоративных отношений, показывают его узость в общегражданском смысле и излишнюю широту применительно к созданию и деятельности основанных на членстве юридических лиц, что обусловливает необходимость дифференциации принципов правового регулирования корпоративных отношений в зависимости от видов корпораций.

Ключевые слова: корпорации, корпоративные отношения, гражданско-правовое регулирование, принципы корпоративного права.

До последнего обновления статьи 2 Гражданского кодекса РФ понятие и отраслевая природа корпоративных отношений широко дискутировались.

Абсолютизация управленческого, организующего элемента в характеристике корпоративных отношений, предполагающих известную долю субординационного воздействия одних субъектов на других (участников корпорации на корпорацию, большинства участников корпорации на не согласное с ним меньшинство, членов органов корпорации на лиц, занимающих в системе корпоративного управления нижестоящее положение), приводила ученых к отрицанию возможности считать корпоративные правоотношения в качестве одной из разновидностей гражданских правоотношений <1>.

<1> Мозолин В.П. Современная доктрина и гражданское законодательство. М.: Юстицинформ, 2008. С. 118 - 140.

Сторонникам включения корпоративных отношений в предмет гражданского права для обоснования этого было достаточно опоры на то, что помимо прямо указанных в ГК РФ (вещные права, интеллектуальные права, обязательства) в предмет гражданского права могут входить другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников <2>, и гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота <3>. Действительно, в последнюю формулировку вполне укладывается процесс создания юридических лиц, взаимоотношения между ними и их учредителями (участниками), порядок и способы защиты прав и интересов последних, процедуры принятия решений органами юридических лиц и др. При этом понятно, что, хотя указанные отношения неоднородны с точки зрения связанности их содержания с имуществом и личностью участников, это обстоятельство не заслоняет таких их общих гражданско-правовых отраслевых характеристик, как основанность на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

<2> Гутников О.В. Содержание корпоративных отношений // Журнал российского права. 2013. N 1. С. 26 - 39.
<3> Ковалькова Е.Ю. К вопросу о корпоративных отношениях // Российская юстиция. 2012. N 10. С. 12 - 15.

На сегодняшний день отстаивание гражданско-правовой сути корпоративных отношений получило весомый дополнительный аргумент - явно выраженную позицию законодателя. В статью 2 ГК РФ внесено дополнение, непосредственно включающее корпоративные отношения в предмет гражданского права и дающее их легальную дефиницию как "отношений, связанных с участием в корпоративных организациях или с управлением ими". Таким образом, в статье 2 ГК РФ второй раз применен прием констатации гражданско-правовой природы социальных связей путем прямого указания на их регулирование гражданским правом. Ранее этот прием использовался для причисления к гражданско-правовым предпринимательских отношений как отношений "между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием", определение которых опирается на раскрываемое в этой же статье понятие предпринимательской деятельности. И хотя данное в статье 2 ГК РФ определение предпринимательской деятельности оценивается в юридической литературе как несовершенное <4>, его значение в контексте статьи нельзя недооценивать: законодатель однозначно дал понять, что по крайней мере на современном этапе развития он отказывается от разработки особого предпринимательского (торгового) кодекса ввиду признания принципиального единства горизонтальных (основанных на равном, координационном положении участников) отношений между предпринимателями и между ними и другими субъектами гражданского оборота. Второе использование критерия недвусмысленного обозначения гражданско-правового существа обособленных по сфере и назначению групп общественных отношений - корпоративных - также видится неким подводящим итоги знаком: законодатель считает оптимальным обратить внимание на особую - не вещную и не обязательственную, а иную - членскую природу корпоративных отношений, но не создавать новую отрасль права для их урегулирования, а приспособить для этого гражданско-правовой инструментарий. Такое решение поддержало отрицание идеи включения в число субъектов гражданского права не только самих корпораций и их участников (членов), но и их органов, подвело материально-правовую базу под конструирование процессуальных правил о распределении ролей истцов и ответчиков при судебном рассмотрении корпоративных споров.

<4> Ершова И.В. Понятие предпринимательской деятельности в теории и судебной практике // Lex russica. 2014. N 2. С. 160 - 167.

Из содержания статьи 2 ГК РФ следует, что корпоративные, так же как и предпринимательские, отношения представляют собой особые совокупности имущественных и неимущественных отношений, выделенные по специальным критериям на вторичном уровне обобщения, т.е. они не могут быть поставлены в один ряд (через запятую) с имущественными и неимущественными. В то же время корпоративные и предпринимательские отношения не образуют и собственного единого ряда, ибо возможны корпоративные отношения как предпринимательского, так и непредпринимательского характера, а в предпринимательских связях можно выделить корпоративные составляющие.

Ключевым в определении корпоративных отношений как структурного элемента предмета гражданского права стало понятие корпораций (корпоративных юридических лиц), поскольку именно с участием в них или с управлением ими связана признанная законодателем специфика гражданско-правовых связей.

Законодатель не воспринял долгое время остававшееся в доктрине весьма распространенным представление о корпорациях исключительно как хозяйственных обществах <5> и оттолкнулся от понятия корпоративных организаций как всяких юридических лиц, учредители (участники) которых обладают правом участия (членства) в них и формируют их высший орган (п. 1 ст. 65.1 ГК РФ). Однако такое не самое узкое, но все-таки узкое понимание корпоративных отношений вызывает возражения. Прежде всего обращает на себя внимание распространенность участия в гражданском обороте неправосубъектных сообществ - "квази-корпораций" (сособственников, сокредиторов и содолжников, соавторов, сопатентообладателей, участников договоров простого товарищества, собраний кредиторов), внутренние отношения в которых во многом родственны отношениям в корпоративных юридических лицах. Кроме того, выбранные законодателем критерии деления юридических лиц на корпоративные и унитарные не смогли в полной мере обеспечить отвечающее формальной логике и практически полезное построение главы ГК РФ о юридических лицах. Для группы унитарных организаций не нашлось общих правил, которые согласно пандектным началам построения системы гражданского права должны были быть сформулированы. Многие же положения, касающиеся прав участников корпораций, оказались повторенными и для учредителей унитарных образований: например, они были наделены правами формировать постоянно действующий коллегиальный орган, а также лично осуществлять функции его члена, принимать решение о реорганизации, но главное - выйти из состава учредителей либо принять в этот состав новых лиц. И поскольку в создании унитарной организации (фонда, автономной некоммерческой организации, религиозной организации) могут принимать участие несколько лиц, взаимоотношения между ними по реализации указанных прав учредителя также нуждаются в учете корпоративной составляющей <6>.

<5> См. об этом: Дураев Т.А., Тюменева Н.В. Место и роль корпораций и корпоративного права в системе российского права: теоретико-правовой аспект // Гражданское право. 2016. N 1. С. 13 - 16.
<6> Поэтому можно согласиться с тем, что определение унитарных юридических лиц через отсутствие признаков, которые присущи корпорациям, в значительной степени обедняет их понятие. См.: Андреев В.К. Корпорация как самостоятельный субъект права // Гражданское право. 2015. N 1. С. 7 - 13.

Изложенное подтверждается дополнением, внесенным уже после обновления главы 4 ГК РФ Федеральным законом от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" <7>, установившим общее правило для некоммерческих корпораций и таких унитарных юридических лиц, как фонды и автономные некоммерческие организации. Согласно пунктам 3 и 4 ст. 15 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 31 января 2016 г. N 7-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" <8>) учредители (участники) указанных юридических лиц вправе выйти из состава учредителей (участников) в любое время без согласия других учредителей (участников), направив в регистрирующий орган сведения о своем выходе, а также дать согласие на вхождение в число учредителей (участников) пожелавшим того физическим и (или) юридическим лицам. Установление единых норм для урегулирования корпоративных элементов в конструкциях юридических лиц независимо от их природы предопределяет необходимость понимать корпоративные отношения более широко, не сводить их только к отношениям по участию или управлению правосубъектной корпорацией. Более того, легальная дефиниция корпоративных отношений видится неоптимальной при применении ее к взаимоотношениям таких некоммерческих корпораций, как общественные организации и ассоциации (союзы) с их территориальными подразделениями, созданными в качестве юридических лиц (такая возможность ныне предусмотрена статьей 5.1 Закона "О некоммерческих организациях").

<7> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145.
<8> СЗ РФ. 2016. N 5. Ст. 559.

Думается, более плодотворным явилось бы широкое понимание подлежащих гражданско-правовому регулированию корпоративных отношений, их определение должно быть "отвязано" от одной группы юридических лиц. Применительно же к последним в статье 2 ГК РФ вполне достаточно имеющегося общего указания на гражданско-правовую принадлежность норм о правовом положении участников гражданского оборота, поскольку уже давно в юридической науке и практике признается такая составная часть предмета гражданского права, как организационные социальные связи <9>, в том числе по поводу учреждения, реорганизации и ликвидации юридических лиц, соблюдения юридических процедур (последовательного совершения определенных действий, без которого невозможно достижение необходимого правового результата).

<9> Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Советское государство и право. 1966. N 10. С. 50 - 57.

Такой (широкий) подход к определению корпоративных отношений позволил бы выстроить развернутую и дифференцированную (в зависимости от вида корпораций) систему принципов их гражданско-правового регулирования, а не ограничиваться по существу единственным признаваемым юристами общим корпоративно-правовым принципом отделения имущества корпорации (юридического лица) от имущества учредителей/участников <10> (который, строго говоря, является не принципом, а признаком юридического лица, причем любого, а не только корпоративного) и не прибегать к бесплодным попыткам натянуть на всю корпоративно-правовую сферу выработанные наукой исключительно для хозяйственных обществ некоторые частные принципы корпоративного регулирования (принцип пропорциональности объема прав участников размеру их вкладов (долей) в капитал корпорации <11>, принцип сохранности капитала акционерного общества и ответственности эмитента за проспект <12> и др.).

<10> Суханов Е.А. Сравнительное корпоративное право. М.: Статут, 2014. С. 15.
<11> Шиткина И.С. Правовое регулирование корпоративных прав и обязанностей // Хозяйство и право. 2011. N 1 (Приложение). С. 3 - 26.
<12> Галкова Е.В. Соотношение принципа сохранности капитала акционерного общества и ответственности эмитента за проспект ценных бумаг // Закон. 2015. N 11. С. 114 - 131.

Если понимать корпоративные отношения широко, как отношения, связанные с образованием любых (и правосубъектных, и неправосубъектных) сообществ и управлением ими и (или) совместным осуществлением прав их участников, вполне отчетливо видятся общими для всех этих отношений включенные в ГК РФ (гл. 9.1) правила о решениях собраний как особом виде юридических актов. Становится заметной и специфичность проявления принципа равенства участников гражданских правоотношений при наличии в них корпоративных элементов - необходимость подчинения участника воле большинства членов сообщества.

Общими принципами регулирования корпоративных отношений в широком понимании можно назвать:

Вместе с тем для регулирования корпоративных отношений в узком (легальном) понимании как отношений, связанных с участием в корпоративных организациях или с управлением ими, законодатель предпринял усилия по формированию в составе отрасли гражданского права особой функциональной подотрасли - корпоративного права. Систематизация нормативного материала, посвященного корпоративной сфере, осуществляется на пандектных началах. В главе 4 ГК РФ установлены общие нормы, подлежащие применению ко всем корпоративным юридическим лицам (ст. ст. 65.1, 65.2, 65.3), далее предусмотрено специальное регулирование отношений в рамках групп корпораций (коммерческих и некоммерческих), их отдельных видов (например, хозяйственных товариществ и обществ) и разновидностей (полных товариществ и товариществ на вере, обществ с ограниченной ответственностью и акционерных обществ).

Думается, для всех корпоративных организаций общими принципами регулирования их деятельности выступают:

Гражданско-правовое регулирование отношений в коммерческих и некоммерческих корпорациях потребительского характера подчиняется началам пропорциональности в распределении блага и бремени участия в них.

Для корпоративных коммерческих организаций в качестве принципов регламентации их внутренних отношений можно указать:

Отношения по участию в некоммерческих непотребительских корпорациях подчиняются таким принципам регулирования, как:

Библиография

Андреев В.К. Корпорация как самостоятельный субъект права // Гражданское право. 2015. N 1.

Галкова Е.В. Соотношение принципа сохранности капитала акционерного общества и ответственности эмитента за проспект ценных бумаг // Закон. 2015. N 11.

Гутников О.В. Содержание корпоративных отношений // Журнал российского права. 2013. N 1.

Дураев Т.А., Тюменева Н.В. Место и роль корпораций и корпоративного права в системе российского права: теоретико-правовой аспект // Гражданское право. 2016. N 1.

Ершова И.В. Понятие предпринимательской деятельности в теории и судебной практике // Lex russica. 2014. N 2.

Ковалькова Е.Ю. К вопросу о корпоративных отношениях // Российская юстиция. 2012. N 10.

Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Советское государство и право. 1966. N 10.

Мозолин В.П. Современная доктрина и гражданское законодательство. М.: Юстицинформ, 2008.

Суханов Е.А. Сравнительное корпоративное право. М.: Статут, 2014.

Шиткина И.С. Правовое регулирование корпоративных прав и обязанностей // Хозяйство и право. 2011. N 1 (Приложение).