Мудрый Юрист

Некоторые проблемы применения дефиниции "самовольная постройка"

Чиконова Людмила Валентиновна, доцент кафедры гражданского права и процесса Горно-Алтайского государственного университета, кандидат политических наук (г. Горно-Алтайск).

В статье исследуются проблемы, возникающие при использовании дефиниции "самовольная постройка" в правоприменительной практике. Выявляются существенные признаки этой дефиниции исходя из законодательных и научных определений. Автор анализирует судебную практику, касающуюся учета признаков самовольного строения в ходе рассмотрения дел, делает прогноз возможных тенденций развития законодательства Российской Федерации по этим вопросам.

Ключевые слова: дефиниция "самовольная постройка", квалифицирующий признак самовольной постройки, юридическое понятие недвижимости, критерий самовольности.

The problems of applying the definition of unauthorized construction

L.V. Chikonova

The article examines the problems associated with the use of the definition of unauthorized construction in the law enforcement practice. Identifies the essential features of this definition on the basis of legal and scientific definitions. The author analyzes the judicial practice regarding accounting signs of unauthorized buildings in the course of consideration of cases, makes the forecast possible trends of development of the Russian legislation on these issues.

Key words: definition of unauthorized construction, qualified by unauthorized construction, the legal concept of property, arbitrary criterion.

Разнообразие подходов к дефиниции "самовольная постройка" как с законодательной, так и с научной точек зрения вызывает затруднения в правоприменительной практике. С одной стороны, законом предусмотрена возможность приобретения права собственности на самовольную постройку, а с другой - суды принимают решения о сносе самовольной постройки. Легальное определение самовольной постройки содержится в статье 222 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ): "Самовольной постройкой является здание, сооружение или другое строение, возведенные, созданные на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительство на нем данного объекта, либо возведенные, созданные без получения на это необходимых разрешений или с нарушением градостроительных и строительных норм и правил". Из этого определения можно выделить некоторые существенные признаки самовольной постройки, рассмотрение которых позволят выявить проблемы, возникающие при применении этой дефиниции.

Законодателем к самовольным постройкам отнесены "здание, сооружение или другое строение". В цивилистической науке множество мнений и подходов к пониманию и определению зданий и сооружений. Например, В.В. Витрянский пишет, что "попытки дать юридические дефиниции понятий "здание" и "сооружение" вряд ли целесообразны, поскольку указанные понятия не относятся к числу правовых категорий. Еще более сомнительны попытки выделить различия между этими понятиями... правильнее было бы употреблять выражение "здания и иные сооружения" [21].

В ряде научных работ, посвященных исследуемой проблематике, выделяется следующее отличие зданий от сооружений: первые предназначены для постоянного проживания в них людей, а вторые - для использования в технических целях, и люди находятся там лишь короткое время (см. [22, с. 60; 27, с. 85]). Исходя из нормативного определения этих понятий, в частности, в статье 2 Федерального закона от 30 декабря 2009 года N 384-ФЗ "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений" основным отличием между зданиями и сооружениями является срок пребывания в них. Здания предназначены для "проживания и (или) деятельности", а сооружение - для "временного пребывания". По мнению О.В. Гумилевской, "несмотря на то, что в юридической литературе неоднократно делались попытки дать юридическое определение зданию, сооружению и их различиям, традиционно в российской цивилистике здание и сооружение обозначались термином "строение" [22, с. 60]. Между тем в доктрине аргументировано утверждение, что для обозначения здания, разделенного на помещения, каждое из которых принадлежит кому-либо на праве собственности, то есть отдельно стоящего завершенного строительством правомерно возведенного объекта (инженерно-строительных объемов), перемещение которого невозможно без несоразмерного ущерба назначению, но который при этом не признается объектом гражданских прав, предлагается применять термин "строение" [31, с. 17].

Итак, можно сделать вывод о том, что и здание, и сооружение относятся к видам строения. В советское время И.Л. Брауде писал: "Термин "строение" является наиболее принятым нашим законодательством, но не единственным, обозначающим постройку. Наряду с ним в законодательных актах встречаются термины "здание" (от древнего "здати", то есть созидать, строить) и "дом" [19, с. 12]. И.Д. Кузьмина также отмечала, что "термин "строение", популярный в советском законодательстве, использовался для обозначения отдельно стоящей постройки капитального или некапитального типа. В современном законодательстве на смену столь неопределенному, не отражающему основное деление вещей на движимые и недвижимые обозначению пришло понятие "здания и сооружения" как рукотворной недвижимости..." [25, с. 10].

Сегодня на законодательном уровне понятие "строение" отсутствует, что вызывает сложности в правоприменительной практике. Учитывая недавнее изменение в определении самовольной постройки и правовых последствий самовольности, эта категория может быть наполнена правовым содержанием и быть предметом самостоятельного научного исследования.

Нельзя не отметить, что в новой редакции пункта 1 статьи 222 ГК РФ законодатель исключил словосочетание "иное недвижимое имущество". Однако сложившаяся судебная практика предлагает рассматривать самовольную постройку, по сути, как недвижимую вещь. В частности, этот тезис подтверждается пунктом 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 года N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - Постановление N 10/22) [10, с. 80 - 104]. Более того, относимость того или иного строения к недвижимым вещам принципиально влияла на исход дела.

Так, например, решением от 28 марта 2012 года Савеловский районный суд города Москвы (дело N 2-1166/12) вынес решение о сносе самовольных некапитальных строений: некапитальное одноэтажное строение типа шатер площадью 700 квадратных метров, административные помещения - три некапитальных двухэтажных строения бытовочного типа общей площадью 2 000 квадратных метров. Хотя некапитальный характер спорного строения является условием, исключающим возможность обращения в суд с требованием о сносе самовольной постройки, важно разобраться в вопросе, что все-таки нужно считать самовольной постройкой. В подтверждение этого тезиса можно привести Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20 сентября 2006 года N Ф08-4484/06, который, проверяя законность решения суда первой инстанции, указал, что спорный павильон не относится к объектам недвижимости, поэтому суд правомерно отказал в иске о признании права собственности на самовольную постройку.

Анализируя судебную практику требований истцов об обязании осуществить снос самовольных построек, В.А. Болдырев отмечал, что из 25 судебных актов Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации о сносе шесть по своим техническим характеристикам могут считаться объектами недвижимости, семь таковыми не являются (павильоны, киоски, заграждения, коробы кондиционеров, волоконно-оптические линии связи и другие конструкции) [20].

Согласно статье 130 ГК РФ к недвижимым вещам относятся здания, сооружения, объекты незавершенного строительства. В статье 1 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" также указано, что к объектам недвижимого имущества отнесены здания, сооружения, жилые и нежилые помещения, предприятия как имущественные комплексы, в статье 1 Федерального закона от 24 июля 2007 года N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" кадастровый учет осуществляется в отношении земельных участков, зданий, сооружений, помещений, объектов незавершенного строительства, в статье 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации (далее также - ГрК РФ) к недвижимым вещам относятся здания, строения, сооружения, объекты незавершенного строительства.

Итак, законодатель, определяя объекты, относящиеся к самовольной постройке, перечисляет объекты недвижимого имущества. При этом объекты незавершенного строительства не включатся в определение самовольной постройки, хотя незавершенный строительством объект подпадает под признаки самовольной постройки. В связи с этим Р.А. Валеевым было обосновано следующее мнение: "Объект незавершенного строительства может возводиться как на законных основаниях, так и в режиме самовольной постройки" [13, с. 8].

В доктрине мнения по поводу причисления самовольной постройки к движимым или недвижимым вещам разделялись. Например, А.В. Савина считала, что самовольная постройка - это объект, физически подпадающий под признаки объекта недвижимости, однако его создание является нарушением установленных правовых норм [28, с. 27]. Также правовыми проблемами, касающимися самовольных построек, занимались такие исследователи, как С.А. Краснова [24, с. 122], А.Ф. Бакулин и А.В. Петухова [17, с. 122], В.В. Селиванов [29, с. 25]. Интересно, что все эти авторы считали правильной позицию законодателя, заключающуюся в том, что самовольная постройка должны быть объектом недвижимого имущества.

Однако существует противоположная теория, сторонники которой полагают, что самовольные постройки нельзя отнести не только к объектам недвижимости, но и к объектам права в целом.

Так, О.М. Козырь, являясь сторонником "юридического" понятия недвижимости, пишет, что "нормы ГК РФ о самовольной постройке, хотя и оперируют термином "недвижимость" (п. 1 ст. 222), используют этот термин не в его правовом значении, поскольку не рассматривают такую постройку в качестве объекта какого-либо права. Лишь в случае, если право собственности на самовольную постройку будет признано судом и зарегистрировано на основании судебного решения, она может стать объектом гражданских прав" [23, с. 279]. Е.А. Суханов полагал, что "самовольно построенный объект, даже будучи тесно связанным с землей, не будет признан недвижимостью и не сможет стать объектом имущественного оборота (ст. 222 ГК РФ)" [12, с. 306]. Подобных взглядов придерживается и С.Ю. Селифонова [30]. Понятно, что авторы исходят из невозможности осуществить государственную регистрацию права собственности в отношении такого объекта. Хотя в статье 130 ГК РФ не указан такой признак недвижимой вещи, как наличие государственной регистрации.

Полагаю, что наличие такой регистрации является следствием отнесения той или иной вещи к недвижимым вещам, а не наоборот. В то же время нельзя отрицать, что недвижимые вещи становятся объектом любых гражданских правоотношений только после государственной регистрации прав на них. В.А. Бехтер в одной из последних научных работ, посвященных исследованию самовольных построек, относит этот объект гражданского права именно к недвижимости в силу его физической природы, но поскольку такие постройки возведены с нарушением закона, правовой режим их использования имеет определенные особенности (см. [18, с. 79]).

Действительно, если взять за основу только физическую природу самовольных построек, то их смело можно причислить к объектам недвижимости, но их правовая природа вызывает определенные сомнения.

Законодатель неслучайно исключил из легального определения автоматическое причисление их к объектам недвижимости, поскольку по правовой природе до постановки на кадастровый учет и регистрации прав объект строительной деятельности не может существовать в качестве недвижимости.

В прежней редакции статьи 222 ГК РФ в качестве одного из признаков самовольной постройки указывалось ее возведение на земельном участке, не отведенном для целей строительства, в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, то есть с нарушением административного порядка отвода земельного участка для строительства. Собственники и иные правообладатели земельных участков могут возводить на нем здания и сооружения, осуществлять их перестройку или снос при условии соблюдения градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о целевом назначении земельного участка (статьи 263, 264 ГК РФ). Одним из принципов земельного законодательства является принцип деления земель по целевому назначению на категории (статья 1 Земельного кодекса Российской Федерации; далее - ЗК РФ).

Статьей 7 ЗК РФ земли в Российской Федерации по целевому назначению подразделяются на следующие категории:

  1. земли сельскохозяйственного назначения;
  2. земли населенных пунктов;
  3. земли промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны, безопасности и земли иного специального назначения;
  4. земли особо охраняемых территорий и объектов;
  5. земли лесного фонда;
  6. земли водного фонда;
  7. земли запаса.

Правовой режим земель определяется исходя из их принадлежности к определенной категории и разрешенного использования в соответствии с зонированием территорий.

Зонирование территории для строительства регламентируется Градостроительным кодексом Российской Федерации. Для этого в пункте 7 статьи 1 Кодекса вводится понятие "территориальные зоны", то есть зоны, для которых в правилах землепользования и застройки определены границы и установлены градостроительные регламенты. В свою очередь, под градостроительным регламентом в ГрК РФ понимаются устанавливаемые в пределах границ соответствующей территориальной зоны виды разрешенного использования земельных участков. Понятие, конкретные виды и состав территориальных зон даны в статьях 1 и 35 ГрК РФ, а виды разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства указаны в статье 37 ГрК РФ. Территориальная зона - это зона, для которой правилами землепользования и застройки определены границы и установлены градостроительные регламенты. Правилами землепользования и застройки устанавливается градостроительный регламент для каждой территориальной зоны, применительно к которой устанавливаются виды разрешенного использования земельного участка и объектов недвижимости. Именно поэтому в случае возведения постройки на земельном участке, правовой режим которого не допускает создание объектов капитального строительства или с нарушением правил градостроительного зонирования, постройка будет считаться созданной на земельном участке, не отведенном для этих целей. Такая правовая позиция отражена в Обзоре судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 19 марта 2014 года.

Можно предположить, что законодатель, учитывая указанную правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации, в действующей редакции статьи 222 ГК РФ использовал более широкую формулировку критерия самовольности, установив, что в случае если земельный участок не предоставлен для целей строительства в установленном порядке или его разрешенное использование не допускает строительства на нем объектов, то объект, возведенный на нем, является самовольным. Например, земли сельскохозяйственного назначения используются для сельскохозяйственного производства, научно-исследовательских и иных целей, но не для жилищного строительства. Законодатель ужесточил критерий самовольности, видимо, чтобы предотвратить возможность легализации таких построек даже в судебном порядке. В прежней и ныне действующей редакциях ГК РФ признаком самовольной постройки является отсутствие разрешения на строительство.

Основным документом, дающим право на строительство, является разрешение на строительство. Разрешение на строительство представляет собой документ, подтверждающий соответствие проектной документации требованиям градостроительного плана земельного участка и дающий право застройщику осуществлять строительство, реконструкцию объектов капитального строительства, а также их капитальный ремонт (п. 1 ст. 51 ГрК РФ). В этой же статье определено, что разрешение не требуется, в частности, в случае строительства гаража на земельном участке, предоставленном для целей, не связанных с предпринимательской деятельностью; объектов, не являющихся объектами капитального строительства (киосков, навесов и т.д.); объектов вспомогательного использования (заборы, калитки, теплицы, бани, сараи и т.п.). Однако такие строения могут быть возведены самовольно, но для их строительства не требуется разрешение, которое является квалифицирующим признаком самовольной постройки.

Вместе с тем, с одной стороны, судебная практика показывает, что критерием самовольности является отсутствие разрешения на строительство, но с другой стороны, отсутствие такого разрешения не является препятствием для его легализации как объекта права собственности.

Такая правовая позиция содержится в ряде судебных постановлений. Так, в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2007 года, утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации 1 августа 2007 года, указано, что по смыслу статьи 222 ГК РФ право собственности на жилой дом, возведенный гражданином без необходимых разрешений на земельном участке, предоставленном ему по договору аренды для строительства жилья, может быть признано без необходимых разрешений. В пункте 26 Постановления N 10/22 разъяснено, что отсутствие разрешения на строительство не может свидетельствовать о самовольности построек и не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку. В то же время суд должен будет выяснить, предпринимало ли лицо, создавшее самовольную постройку, надлежащие меры по ее легализации, в частности, для получения разрешения на строительство и (или) акта ввода объекта в эксплуатацию. Иск о признании права собственности на самовольную постройку подлежит удовлетворению при установлении судом того, что единственным признаком самовольной постройки является отсутствие разрешения на строительство и (или) акта ввода объекта в эксплуатацию, для получения которых лицо, создавшее самовольную постройку, предпринимало меры, то есть обращалось в орган местного самоуправления с заявлением о выдаче разрешения на строительство или акта ввода постройки в эксплуатацию.

Аналогичная позиция содержится в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации от 2009 года о правовом режиме самовольной постройки. В частности, авторами Концепции предлагается легализовать самовольную постройку при отсутствии административного разрешения на ее возведение, но при условии предоставления земельного участка из государственной или муниципальной собственности в установленном законом порядке в целях осуществления строительства.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что обязательность получения разрешения на строительство объектов установлена в статье 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации и его отсутствие является нарушением этой нормы закона. Вместе с тем судебная практика допускает возможность сохранения постройки, если застройщик хотя бы пытался его получить.

В юридической литературе существует мнение, что под необходимым разрешением на строительство объекта следует понимать не только дозволение органов публичной власти, но и дозволение лиц, чей частноправовой интерес имеет значение при возведении строений. В первую очередь речь идет о собственниках земельных участков или лиц, обладающих в отношении их вещным правом. Подобный вывод подтверждается нормами статей 260, 263 и 264 ГК РФ, которые позволяют собственнику земельного участка разрешать строительство на своем участке другим лицам. При этом собственник земельного участка должен принять меры по выполнению градостроительных и строительных норм и правил, в частности, получить разрешение на строительство.

Например, А.Ф. Бакулин и А.В. Петухова считают, что возведение застройщиком на чужом земельном участке здания или сооружения без получения явно выраженного и документально оформленного согласия собственника либо без его ведома влечет признание объекта самовольной постройкой по частноправовому основанию в связи с нарушением норм гражданского и земельного права (см. [17, с. 122 - 123]). В Концепции от 2009 года сказано, что необходимо расширить возможности для признания права собственности застройщика на самовольную постройку, возведенную на не принадлежащем ему земельном участке. В частности, право собственности застройщика на самовольную постройку может признаваться при условии выплаты компенсации собственнику земельного участка и при соответствии постройки градостроительным и строительным нормам и правилам. Эта позиция нашла подтверждение в правоприменительной практике на региональном уровне. Так, например, в Бюллетене судебной практики Омского областного суда говорится, что к числу необходимых условий соблюдения градостроительных и строительных норм и правил следует относить разрешение на строительство собственника земельного участка иным лицам, поскольку при отсутствии подобного разрешения в соответствии с положениями статьи 301 ГК РФ собственник вправе истребовать соответствующую часть земельного участка из чужого незаконного владения (см. [9, с. 19]).

В то же время судебная практика на федеральном уровне свидетельствует об ином. Например, в пункте 25 Постановления N 10/22 разъяснено, что в случае осуществления строительства на земельном участке, не принадлежащем застройщику, право собственности может быть признано за правообладателем земельного участка, а застройщик имеет лишь право требовать от правообладателя возмещения расходов на постройку.

В целях защиты прав застройщика на чужом земельном участке логичным было бы требование прилагать к заявлению для получения разрешения на строительство (см. статью 51 ГрК РФ) заключение о предоставлении разрешения на строительство правообладателя земельного участка или получение его согласия. Однако в пункте 9 статьи 51 ГрК РФ определен исчерпывающий перечень документов, необходимых для получения разрешения на строительство, а пункт 10 запрещает требовать иные документы.

Таким образом, на законодательном уровне необходимо решить вопрос о процедуре и правилах получения разрешения на строительство объектов на земельных участках, не принадлежащих застройщикам. Целесообразно было бы добавить такое разрешение в указанный в ГрК РФ перечень.

Одним из признаков самовольной постройки в прежней редакции ГК РФ являлось нарушение застройщиком градостроительных и строительных норм и правил. При этом такое нарушение должно иметь существенный характер. В официальном определении самовольной постройки (п. 1 ст. 222 ГК РФ) не указан существенный характер нарушений, следовательно, любое отдельное или незначительное нарушение градостроительных норм и правил может квалифицировать постройку как самовольную. Между тем, как свидетельствует правоприменительная практика, существенность имеет принципиальное значение. На существенный характер нарушений обращено внимание в пункте 26 Постановления N 10/22, Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по делам, связанным с самовольным строительством. Верховным Судом Российской Федерации разъяснено, что, рассматривая иски о признании права собственности на самовольную постройку, суд устанавливает, допущены ли при ее возведении существенные нарушения градостроительных и строительных норм и правил. Официальное понятие существенности нарушения градостроительных и строительных норм и правил законодателем не установлено. В упомянутом Обзоре Верховный Суд Российской Федерации разъяснил, что существенность нарушений устанавливается судами на основании совокупности доказательств применительно к особенностям конкретного дела. Также Верховный Суд отмечает, что к существенным нарушениям строительных норм и правил суды относят такие неустранимые нарушения, которые могут повлечь уничтожение постройки, причинение вреда жизни, здоровью человека, повреждение или уничтожение имущества других лиц.

В связи с этим представляет интерес мнение О.В. Гумилевской о необходимости внесения изменения в статью 222 ГК РФ в части уточнения, какие нарушения градостроительных и строительных норм и правил должны приниматься во внимание. Лишь те, которые закреплены "в соответствующих технических регламентах в предусмотренном законом порядке" (см. [22, с. 112 - 113])? Возможно, такие изменения будут способствовать возведению объектов, гарантирующих безопасность жизни и здоровья граждан.

К настоящему времени в форме Федерального закона приняты два технических регламента, имеющих отношение к строительной деятельности: Федеральный закон от 30 декабря 2009 года N 384-ФЗ "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений" и Федеральный закон от 22 июля 2008 года N 123-ФЗ "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности", в которых не содержится перечень критериев, указывающих на существенность такого рода нарушений. Также неясно, какого уровня градостроительные нормативы и правила (федерального или уровня субъектов) подлежат применению при оценке "существенности нарушений".

Например, на региональном уровне, рассматривая в апелляционном порядке законность решения Горно-Алтайского городского суда об отказе требования о сносе самовольной постройки, Верховный суд Республики Алтай в Апелляционном определении от 20 августа 2014 года по делу N 33-669 указал, что строительство объекта проведено с незначительными нарушениями строительных и санитарных норм, что само по себе не является основанием для сноса самовольной постройки. Верховный Суд Российской Федерации в Обзоре от 19 марта 2016 года считает обоснованным решение суда об отказе в удовлетворении исковых требований о сносе гаража, который возведен с нарушением требований отступа от межевой границы, но это нарушение не является существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил, противопожарные разрывы соблюдены, опасности для жизни и здоровья людей нарушение не представляет. При этом суд возложил на ответчика обязанность по устранению выявленных недостатков постройки путем переустройства конфигурации и ската крыши.

А какие решения вынесли бы указанные судебные инстанции в условиях действия существующей дефиниции "самовольная постройка"? Учитывая, что одним из критериев самовольного строительства в ныне действующей редакции статьи 222 ГК РФ является нарушение градостроительных норм и правил, представляется, что, вероятнее всего, судебные органы вынесли бы решения о сносе самовольно возведенных объектов.

Бесспорно, не всякие нарушения градостроительных и строительных норм и правил будут свидетельствовать о незаконности возведенного объекта недвижимости либо самовольности действий лица по его возведению, а лишь те, которые влекут или могут повлечь нарушения прав и законных интересов третьих лиц. Возможно, речь может идти о неустранимых нарушениях, хотя утверждение такого характера чревато определенной долей субъективизма при разрешении конкретного спора. В доктрине высказано мнение, что "Индивид не может быть застрахован от того, что суд, рассматривая конкретную спорную ситуацию, может и не согласиться с правильностью выбранного им варианта действий" [26, с. 195]. Признание наличия признака "нарушение градостроительных и строительных норм и правил самовольной постройки" полностью зависит от судейского (частного) усмотрения, то есть в этой ситуации наглядно проявляется риск применения оценочных понятий гражданского права. В связи с этим представляется обоснованным высказанное в доктрине мнение о том, что при применении гражданско-правовой нормы с оценочным понятием субъект частного усмотрения обязан принимать во внимание общие начала и смысл гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ) [26, с. 194].

Думается, что признак существенности нарушения градостроительных и строительных норм и правил имел основополагающее значение, но отсутствие четких критериев такой существенности на законодательном уровне создавало почву для появления проблем применения дефиниции "самовольная постройка". Убрав критерий существенности из этого признака, законодатель ужесточил требования правил строительства различных объектов, установив, что незначительные и устранимые нарушения строительных норм могут привести к принятию решения о сносе. Суд, ориентируясь на субъективное представление о любом характере нарушений, определяет судьбу самовольного строения и застройщика, так как снос осуществляется за его счет, и может привести к судебным ошибкам, нарушению конституционно-правовых принципов справедливости, разумности и соразмерности.

Безусловно, необходимы дальнейшие исследования дефиниции "самовольная постройка". Однако устранение уже выявленных проблем, возникающих при применении этой дефиниции, создаст более стабильные условия для гражданского оборота самовольных построек.

Литература и информационные источники

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ: в редакции Федерального закона от 31 января 2016 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 32. Ст. 3301.
  2. Земельный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 25 октября 2001 года N 136-ФЗ (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2015 года) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 44. Ст. 4147.
  3. Градостроительный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 29 декабря 2004 года N 190-ФЗ (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2015 года) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2005. N 1. Ст. 16.
  4. Федеральный закон от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (в редакции Федерального закона от 29 декабря 2015 года) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 30. Ст. 3594.
  5. Федеральный закон от 24 июля 2007 года N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2005 года) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. N 31. Ст. 4017.
  6. Федеральный закон от 30 декабря 2009 года N 384-ФЗ "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. N 1. Ст. 5.
  7. Федеральный закон от 22 июля 2008 года N 123-ФЗ "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2008. N 30. Ст. 3579.
  8. Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 19 марта 2014 года "Обзор судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2014. N 6. URL: www.vsrf.ru/second.php.
  9. Бюллетень судебной практики Омского областного суда. 2008. N 4 (37). СПС "КонсультантПлюс".
  10. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 года N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2010. N 6.
  11. Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 1 августа 2007 года "Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2007 года" // СПС "КонсультантПлюс".

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Российское гражданское право: В 2 т. Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права" (отв. ред. Е.А. Суханов) (том 1) включен в информационный банк согласно публикации - Статут, 2011 (2-е издание, стереотипное).

  1. Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. Т. 1. Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права.
  2. Валеев Р.А. Правовой режим объектов незавершенного строительства: Дис. ... канд. юрид. наук. Уфа, 2007.
  3. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20 сентября 2006 года N Ф08-4484/06 // СПС "КонсультантПлюс".
  4. Решение Савеловского районного суда города Москвы от 28 марта 2012 года N 2-1166/12. URL: http://sudact.ru/regular/?utm_campaign=sudact&utm_source=yandex&utm_medium=cpc&utm_content=126104435.
  5. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации от 7 октября 2009 года // СПС "Гарант".
  6. Бакулин А.Ф., Петухова А.В. О негаторной природе требования о сносе самовольной постройки // Российский юридический журнал. 2011. N 6.
  7. Бехтер В.А. Самовольное создание и (или) изменение объектов недвижимости в Российской Федерации (гражданско-правовой аспект): Дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2016.
  8. Брауде И.Л. Право на строение и сделки по строениям по советскому праву. М.: Госюриздат, 1954.
  9. Болдырев В.А. Требования о демонтаже самовольной постройки и обязании привести постройку в первоначальное состояние: закон и практика // Право и экономика. 2013. N 6.
  10. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передачи имущества. М.: Статут, 2002; СПС "КонсультантПлюс".
  11. Гумилевская О.В. Основания приобретения права собственности на самовольную постройку: Дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2008.
  12. Козырь О.М. Недвижимость в новом Гражданском кодексе России / Гражданский кодекс России: проблемы, теория, практика: Сборник памяти А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998.
  13. Краснова С.А. Влияние реконструкции, перепланировки и ремонтных работ на тождество объекта недвижимости // Вестник Омского университета. Серия: Право. 2010. N 3.
  14. Кузьмина И.Д. Правовой режим зданий и сооружений как объектов недвижимости. Томск: Издательство Томского университета, 2002.
  15. Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского права: разумность, добросовестность, существенность. М.: Статут, 2010.
  16. Невзгодина Е.Л. Сделки с недвижимостью: Учебно-методический комплекс. Омск: Омский государственный университет, 2006.
  17. Савина А.В. Правовой режим самовольной постройки: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010.
  18. Селиванов В.В. Гражданско-правовой режим самовольной постройки и его нормативное закрепление: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012.
  19. Селифонова С.Ю. Ответственность за самовольное строительство: признание права собственности или снос? // Налоги. 2010. N 33.
  20. Трубачев Е.О. Нежилые помещения как объекты недвижимости (гражданско-правовой аспект): Дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 2009.