Мудрый Юрист

Институт организационного (общественного) группового иска за рубежом

Шандурский Д.И., аспирант кафедры гражданского права и процесса Института государства и права Тюменского государственного университета.

Статья посвящена применению института организационных групповых исков в странах с различными правовыми системами. Институт группового иска является важной гарантией защиты прав и законных интересов больших групп лиц, уже зарекомендовавших себя в развитых зарубежных правопорядках. Одной из наиболее востребованной форм группового иска в странах континентального права (Франция, Швеция, Аргентина) является организационный групповой иск, который инициируется негосударственными объединениями, так называемыми идеологическими истцами (ассоциациями, фондами, общественными организациями) в защиту нарушенных коллективных прав большой группы лиц или неопределенного круга лиц в наиболее уязвимых сферах экономической жизни. Меньшее распространение институт коллективной защиты прав нашел в странах с общей правовой системой (США, Австралия, Канада), в которых традиционно применяются частные (личные) групповые иски. Тем не менее такие страны с общей правовой системой, как Великобритания (Англия и Уэльс), активно используют инструменты общественной защиты нарушенных прав и интересов сограждан. Вместе с тем сфера применения таких исков и механизм (от подачи иска до вынесения решения) судебной защиты коллективных прав и публичного интереса негосударственными объединениями имеет свои особенности, которые могут быть использованы российскими законодателями для эффективной защиты населения.

Ключевые слова: организационный групповой иск; общественный групповой иск; защита коллективных прав; коллективная компенсация; публичный интерес; групповые судебные споры.

INSTITUTE OF ORGANIZATIONAL (REPRESENTATIVE) CLASS ACTION ABROAD

D.I. Shandurskiy

Shandurskiy D.I., Postgraduate of the Department of Civil Law and Procedure of the Institute of State and Law of the Tyumen State University.

The article is devoted to application of the institute of organizational class actions in countries with various systems of law. Class action is an important safeguard to protect rights and legitimate interests of large groups of people and it's already proven in advanced foreign legal systems. One of the most popular forms of class action in countries with a continental legal system (France, Sweden, Argentina) is an public class action, which is initiated by non-governmental associations, the so-called "ideological claimants" (associations, foundations, non-governmental organizations) in defense of violated collective rights of a large group of people or unspecified persons in the most vulnerable areas of economic life. The institution of collective protection of rights in countries with a common legal system received smaller expansion (USA, Australia, Canada), which are traditionally used representative class actions. Nevertheless, countries with a common legal system, as the United Kingdom (England and Wales) actively use the tools of social protection of violated rights and interests of citizens. At the same time, the scope of these claims and the mechanism (from suiting a case before adjudication) of judicial protection of collective rights and public interest by non-governmental associations have its own characteristics, which can be used by Russian legislators to effectively protect the population.

Key words: organizational class action; representative class action; defense of collective rights; collective redress; public interest; group litigation.

Введение

В отечественной процессуальной системе предусмотрено участие общественных объединений (организаций) в защиту нарушенных коллективных прав большой группы лиц или неопределенного круга лиц в наиболее уязвимых сферах экономической жизни (ст. 46 ГПК РФ, ст. 42 КАС РФ).

Однако при всей актуальности для российского общества институт организационного группового иска испытывает дефицит теоретических исследований и практического применения.

В свою очередь, защита нарушенных прав и интересов граждан и неопределенного круга лиц профильными общественными объединениями (организациями) от действий финансовых и производственных корпораций активно используется за рубежом.

Вместе с тем в связи с общемировой тенденцией развития гражданского судопроизводства произошло сближение и взаимное обогащение двух основных типов гражданского судопроизводства: романо-германского и англосаксонского <1>.

<1> Малешин Д.Я. Российская модель группового иска // Вестник ВАС РФ. 2010. N 4. С. 70 - 87.

Одним из ярких проявлений такого сближения в странах романо-германского права стали попытки законодателей и ученых гармонизировать институт групповых исков с действующей системой гражданского судопроизводства.

Несмотря на значительное количество предложений, законодатели европейских стран (Франции, Германии и Италии) не стали копировать англосаксонский институт частных групповых исков. Своеобразной альтернативой англосаксонскому институту стали организационные групповые иски, которые инициируются некоммерческими организациями, которые в некоторых странах аккредитуются государством, в защиту нарушенных коллективных прав большой группы лиц или неопределенного круга лиц в наиболее уязвимых сферах экономической жизни.

Нельзя также не учитывать, что особую актуальность вопрос о возможном использовании групповых исков приобрел сразу после объединения государств Европы в рамках Европейского союза и создания общих органов судебной юрисдикции почти одновременно с увеличением общей территории данного политического образования <1>.

<1> Аболонин Г.О. Практическое применение групповых исков в некоторых странах мира // Вестник гражданского процесса. 2015. N 4. С. 207 - 260.

В выбранных для исследования странах Европы и Латинской Америки общественные движения (профсоюзы, ассоциация) принимают активное участие в общественно-политической и экономической жизни. В некоторых государствах такие общественные объединения аккредитованы на национальном уровне с целью защиты населения, им предоставлено право подачи группового иска от имени потерпевших как по делам о возмещении ущерба, так и по делам с нематериальными требованиями (о признании условий договора незаконным).

При этом право на обращение в суд таких общественных объединений может быть ограничено определенной сферой законодательства.

Так, например, Закон Бельгии, которым в 2014 г. был введен институт групповых исков, в ст. XVII.37 Хозяйственного кодекса Бельгии четко устанавливает перечень нормативно-правовых актов, в связи с потенциальным нарушением которых может быть предъявлен иск в рамках механизма коллективного возмещения вреда. Эти нормы действуют в случаях с защитой прав потребителей; вводящей в заблуждение рекламой; несправедливыми условиями договоров и соглашений, заключенных на расстоянии; бесспорным взысканием потребительского долга; причинением вреда окружающей среде; дискриминацией и расизмом, а также авторскими правами.

В Германии на данный момент институт группового иска (близкий по конструкции к групповому (классовому) иску США) введен в целях защиты прав инвесторов на основании Модельного закона Германии. Механизмы коллективного возмещения вреда в Германии также действуют (и были введены ранее) в сферах защиты прав потребителей и защиты конкуренции, телекоммуникационного регулирования и некоторых иных <1>.

<1> Haar B. Investor Protection through Model Case Procedures - Implementing Collective Goals and Individual Rights under the 2012 Amendment of the German Capital Markets Model Case Act (Kap-MuG) (Arbeitspapier Nr. 9/2013). P. 11 // http://papers.ssrn.com/abstract_id=2352248; Overview of Existing Collective Redress Schemes in EU Member States. P. 22.

Иначе говоря, законодателями стран были созданы специальные законы в сферах, в которых возможно будет происходить или происходит нарушение коллективных прав граждан либо внесены изменения в действующие правовые акты. При этом процессуальные законы стран в большинстве случаев не изменяются.

Отметим, что организации по защите прав потребителей наделены правом подавать иски в защиту потребителей в Бельгии, Люксембурге, Нидерландах, Испании и Португалии <1>.

<1> Hodges C. Europeanisation of Civil Justice: Trends and Issues // Civil Justice Quarterly. 2007. Vol. 26. January. P. 115.

Российское гражданское процессуальное законодательство развивалось схожим с большинством стран континентальной Европы образом и шло по пути введения и совершенствования институтов публичного и организационного групповых исков. Однако организационные групповые иски почти не используются в нашей стране, процессуальное законодательство не детализирует процедуру их подачи и рассмотрения, а суды вынуждены рассматривать любую по количеству группу лиц как отдельных материальных истцов даже при условии, что в защиту нарушенных прав и законных интересов этой группы лиц обращаются некоммерческие объединения, наделенные законом полномочиями.

Одним из не явных, но успешных на практике отечественных примеров реализации защиты коллективных прав общественными организациями является защита правообладателей авторских и иных смежных прав. Такая защита осуществляется некоммерческими организациями (Российское авторское общество, Всероссийская организация интеллектуальной собственности, Российский союз правообладателей), которые аккредитованы государством в лице федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере авторского права и смежных прав. Согласно положениям ст. 1242 ГК РФ такие организации вправе выступать в защиту как определенных правообладателей, так и от имени неопределенного круга правообладателей по модели opt-out.

Как верно отмечает Д.А. Нагоева <1>, в таких исках организации защищают не свои личные права и интересы, а права и интересы правообладателей - членов таких организаций, судебное решение о взыскании вознаграждения выносится в отношении прав и обязанностей других лиц и не касается напрямую этих организаций, впоследствии из этих вознаграждений удерживаются суммы на покрытие необходимых расходов по сбору, распределению и выплате такого вознаграждения.

<1> Нагоева Д.А. Проблема определения производного (косвенного) иска // Арбитражный и гражданский процесс. 2014. N 3. С. 59 - 63.

Вместе с тем модель группового иска opt-out, когда все участники группы предполагаются истцами "по умолчанию" и подтверждение для участия не обязательно (американская модель), вызвала серьезные замечания правообладателей в связи с непрозрачной системой распределения вознаграждения за нарушение авторских и иных смежных прав, а также невозможностью изменить условия и размер вознаграждений, так как в случае с Российским авторским обществом все обнародованные музыкальные произведения (с текстом или без текста) и отрывки музыкально-драматических произведений для их правомерного публичного исполнения на территории Российской Федерации являются объектом управления и защиты.

В свою очередь, именно судебная практика применения общественных групповых исков за рубежом, в том числе в выбранных для исследования странах, показала свою эффективность в делах о защите коллективных прав граждан или неопределенного круга лиц.

Так, например, ГПК Австрии (Zivilprozessordnung, ZPO) не содержит положений о порядке рассмотрения групповых исков, однако Верховный суд Австрии постановил, что групповые иски допустимы на основании § 227 ГПК Австрии, который позволяет уполномочивать одного истца (в том числе общественное объединение) на представление интересов потерпевших. Так называемый групповой иск в австрийском стиле сводится к судебному разбирательству "один истец - один ответчик", что позволяет существенно снизить судебные издержки заявителей <1>.

<1> Karlsgodt P.G. World Class Actions: A Guide to Group and Representative Actions around the Globe. Oxford University Press, 2012. P. 253.

Отметим, что именно активная роль общественных объединений позволила развить механизмы регулирования, позволяющие эффективно рассматривать дела в порядке группового производства.

Великобритания (Англия и Уэльс)

Как процессуальный институт групповой иск впервые стал применяться в английских судах справедливости в середине XVI в. В судах справедливости было установлено правило, в соответствии с которым при рассмотрении гражданских дел всем лицам, заинтересованным материально либо имеющим законную или бенефициарную заинтересованность в предметном основании иска, должна быть предоставлена возможность принятия участия в процессе в качестве сторон, истцов или ответчиков независимо от того, насколько велико их множество, таким образом, чтобы решение суда распространялось на каждого из них. Данный принцип судопроизводства в английских судах на практике означал, что решение суда не может быть вынесено до тех пор, пока к процессу не присоединятся все его заинтересованные участники <1>.

<1> Dickerson H.T.A. Class Actions: The Law of 50 States // Law Journal Seminars - Press 345 Park Avenue South. New York, 1996. P. 56.

Процессуальный институт группового иска позволил любому участнику многочисленной группы лиц, заинтересованному в разрешении дела, взять на себя обязанность по представлению интересов всех лиц, имеющих такие же основания возникновения спора и заинтересованных в его разрешении.

Однако, несмотря на целесообразность и удобство использования института групповых исков, данная практика не была распространена повсеместно. Первоначально процессуальные нормы закрепляли возможность обращения с групповым иском исключительно для рассмотрения гражданских споров, подведомственных судам справедливости. Применение механизма групповых исков в судах общего права законодательство Англии не допускало.

Возможность предъявления групповых исков была введена Правилами Верховного суда Англии. В разд. 15 Правил закреплено, что групповым иском является исковое заявление, в соответствии с которым инициируется судебное разбирательство в отношении множества лиц, которое может быть назначено судом в защиту или в отношении одного и более участников многочисленной группы, выступающих в качестве представителей всех участников многочисленной группы или всех участников группы ответчиков, за исключением одного или нескольких из них <1>.

<1> Аболонин Г.О. Массовые иски. М.: Волтерс Клувер, 2011. С. 20.

Процесс рассмотрения групповых исков в Англии регулируется Правилами гражданского процесса, в разд. 7 которых указано, что групповым иском является иск, в котором с позволения суда объединены исковые требования в защиту или в отношении двух и более лиц, выступающих в качестве истцов или ответчиков <1>.

<1> Аболонин Г.О. Практическое применение групповых исков в некоторых странах мира. С. 28.

С учетом содержания подп. 7.3.3 п. 7.3 разд. 7 Правил гражданского процесса Англии 1998 г. представительский иск - это иск, в котором с позволения суда объединены исковые требования в защиту или в отношении двух и более лиц, выступающих в качестве истцов или ответчиков. Кроме того, правило содержит норму, в соответствии с которой объединение данных исковых требований истцов или ответчиков, как и самих указанных лиц в одном процессе, при определенных условиях может осуществляться без разрешения суда. Нормы английского гражданского процесса устанавливают, что при решении вопроса о рассмотрении гражданского дела по представительскому иску суд должен руководствоваться стремлением достижения целей справедливого, эффективного и своевременного разрешения гражданского спора.

В Англии в ходе судебных процессов, касающихся групповых действий, судьи часто ссылаются на данное положение. Например, в деле Emerald Supplies Ltd. v. British Airways plc судья Морритт однозначно заявил, что справедливость в судебном процессе против авиаперевозчиков, подозреваемых в ценовом сговоре, будет скорее достигнута после подачи потерпевшей стороной группового иска <1>.

<1> Wrbka S., Van Uytsel S., Siems M. Collective Actions: Enhancing Access to Justice and Reconciling Multilayer Interests? Cambridge University Press, 2012. P. 390.

В 2000 г. были введены также правила производства по групповым искам (group litigation order). Поэтому в настоящее время в Англии существуют два способа защиты прав группы лиц: представительские и групповые иски <1>.

<1> Andrews N. Multy-Party Proceedings in England: Representative and Group Actions // Duke Journal of Comparative and International Law. 2001. Vol. 11. P. 249 - 267.

Изначально отраслевым законодательством, а именно разд. 47B Закона о конкуренции 1998 г., было предусмотрено право общественной организации (specified body) инициировать групповой иск о нарушении конкуренции в Апелляционный антимонопольный трибунал (Competition Appeals Tribunal) (далее - Трибунал) в различных сферах экономики (энергетическая отрасль, авиа-, железнодорожные перевозки) с требованием о возмещении ущерба за нарушение закона Великобритании или закона о конкуренции Европейского союза от имени отдельных потребителей, которые понесли убытки в результате указанных нарушений законодательства о защите конкуренции.

В отличие от Правил производства по групповым искам иски по делам о защите конкуренции инициируются организациями потребителей от имени заявителей. В настоящее время Ассоциация прав потребителей Англии Which? является единственной организацией, аккредитованной на федеральном уровне, обладающей правом на подачу группового иска.

Такие представители должны соответствовать определенным критериям, в том числе, что они представляют или защищают интересы потребителей, действуют независимо, беспристрастно и добросовестно. Эти требования будут расширены в рамках новой коллективной процедуры судопроизводства, которая предусматривает, что иски могут быть предъявлены представителем, утвержденным Трибуналом. Это может быть любое лицо, которое Трибунал считает целесообразным, чтобы представлять интересы группы лиц (класса), включая в соответствующих случаях ассоциации потребителей, при этом государственная аккредитация для таких случаев необязательна.

По разд. 47B Закона о конкуренции непосредственно пострадавшее лицо не может осуществлять никаких действий в рамках данного режима. Противоположное положение режима представлено в законопроекте о финансовых услугах 2010 г., по которому либо идеологический истец, либо непосредственно пострадавший член группы может подавать иск на возмещение ущерба, в случае если это лицо является подходящим.

В реформах, предусмотренных для режима групповых исков согласно законопроекту о финансовых услугах 2010 г., право на инициирование группового иска "идеологическим истцом" также предусматривалось (CPR 19.21(3)). Предполагалось, что данная реформа будет касаться исков по финансовым услугам, содержащих иски opt-in (механизм выбора в пользу присоединения к группе) или opt-out (механизм выбора в пользу выхода из состава группы) (в зависимости от выбора судьи). В конечном счете проект был свернут перед всеобщими выборами в мае 2010 г., и дополнительные правила, составленные для ГПК, так и не вступили в силу.

Кроме того, общественные объединения от имени любого лица (как отдельных потребителей, так и компаний, понесших убытки или ущерб в результате нарушений Закона о конкуренции), которыми были поданы от двух и более исков, могут обратиться в Трибунал. Такая организация не должна быть участником группы лиц, имеющих право на подачу иска (участника класса), но может быть сторонней организацией, например организацией потребителей или группой интересов, если Трибунал считает его справедливым и разумным для них, чтобы действовать в качестве представителя заявителей.

Интересно, что в соответствии с Законом о правах потребителей другие потребительские объединения и торговые ассоциации будут иметь возможность инициировать групповой иск как по модели opt-in, так и по модели opt-out.

Производство по коллективным судебным процессам может быть начато только с одобрения Трибунала, который будет рассматривать такой групповой иск, идентифицировать группу участников иска (сертификация), утверждать представителя класса (группы), а также выбирать способ управления процессом по модели opt-in либо opt-out.

Вместе с тем в настоящее время в Великобритании не существует иного порядка, по которому общественные представители могли бы инициировать коллективные иски от имени группы заявителей. Тем не менее Правительство Великобритании указало в своем докладе "Улучшение доступа к правосудию посредством коллективных действий" <1>, что представители могут быть уполномочены инициировать коллективные иски в отличных от Закона о конкуренции областях, если есть необходимость.

<1> https://www.ucl.ac.uk/laws/judicial-institute/files/lmproving_Access_to_Justice_through_Collective_Actions_-_final_report.pdf

Относительно сертификации (авторизации) согласно Порядку судопроизводства при групповых исках выделяются следующие пять критериев:

  1. численность (существует определенное количество жалоб (п. 19.11(1) ГПК));
  2. общность (необходимо давать ход общим или взаимосвязанным по факту или по закону вопросам (п. 19.10 и 19.11(1) ГПК));
  3. соответствие (управление делами, согласно Порядку судопроизводства при групповых исках (GLO), должно соответствовать важнейшим целям ГПК, что позволит суду выносить справедливое решение);
  4. предварительные обоснования (прежде чем рассматривать дело, согласно Порядку судопроизводства при групповых исках (GLO), требуется согласие Верховного судьи, младшего судьи канцелярского суда или Главы гражданской юстиции, в зависимости от того, какое из них является подходящим (Практическое руководство, гл. 19B, § 3.3));
  5. преимущественное право (дело не будет рассматриваться, согласно системе GLO, если наиболее подходящим вариантом будет объединение жалоб или представительских исков (Практическое руководство, гл. 19B, § 2.3)).

Что же касается представительских исков, то ст. 19.6 ГПК устанавливает два критерия сертификации: одинаковые интересы и наличие более чем одного участника, разделяющего жалобы и притязания представителя иска. Эти два критерия определяются не в силу формальной сертификации процесса, а в силу возражений ответчика по поводу компетенции суда при рассмотрении представительских исков.

При этом распределение возмещенных убытков, по мнению некоторых английских ученых <1>, не является чем-то новым в существующей системе судебного возмещения в Англии. Так, например, в деле, которое рассматривалось еще до появления Порядка судопроизводства при групповых исках (GLO) и в котором Ассоциация потребителей предъявила представительский иск автомобильной компании Range Rover, обвиняя ее в нарушении Закона о конкуренции, судебный процесс завершился согласием компании Range Rover выплатить 1 млн ф. ст., но не непосредственно тем, кто пострадал от искусственной фиксации цен, а Ассоциации потребителей, которая использует эти деньги для исследования автомобилей на уровень безопасности.

<1> Малерон Р. Национальный доклад Англии и Уэльса // Гражданский процесс в межкультурном диалоге: евразийский контекст: Всемирная конференция Международной ассоциации процессуального права, 18 - 21 сентября 2012 г., Москва, Россия: Сборник докладов / Под ред. Д.Я. Малешина; Международная ассоциация процессуального права. М.: Статут, 2012. С. 600.

В свою очередь, в октябре 2015 г. Законом о правах потребителей <1> (Consumer Rights Act) действовавшие ранее нормы были заменены на гораздо более широкий перечень процедур для коллективных действий. Наиболее значительным из этих изменений является то, что теперь стало возможным возбудить дело в американском стиле opt-out в Великобритании, где предъявляется требование представителем от имени каждого члена класса, если этот участник не уведомил представителя, что они не хотят быть включенными в групповой иск.

<1> http://www.legislation.gov.uk/ukpga/2015/15/contents

Важно отметить, что новый режим будет применяться задним числом, что позволяет инициировать групповой иск в отношении случаев нарушения закона о конкуренции, которые уже были урегулированы судами Великобритании и европейскими судами.

Франция

Впервые на законодательном уровне рабочая группа под руководством видного ученого в области прав потребителей профессора Кале Алое в 1984 г. внесла предложения по созданию механизма защиты коллективных прав потребителей в суде. Этот доклад был весьма инновационным для Франции, поскольку был вдохновлен американской моделью групповых исков (class action). Позднее, в 2005 г., бывший президент Франции Жак Ширак высказался о необходимости введения групповых исков во французское законодательство только для потребителей.

Несмотря на предложения, в настоящее время во Франции групповые иски от организаций регламентированы такими отраслями права, как потребительское право, правовые нормы по охране окружающей среды и здоровья, а также защита прав инвесторов на финансовом рынке.

Согласно положениям ст. 422-1 Кодекса потребителей уполномоченная на национальном уровне Министерством экономики и финансов Франции некоммерческая организация может инициировать групповой иск, чтобы получить возмещение в суде от имени нескольких потребителей. Такие ассоциации могут осуществлять только представительские функции в случаях, если (1) нескольким выявленным потребителям причинен индивидуальный вред, (2) причиненный одним и тем же действием (бездействием) ответчика, (3) возникший из однородной юридической ситуации.

В таких случаях ассоциации потребителей также должны быть надлежащим образом уполномочены как минимум двумя потребителями в письменной форме.

Уполномоченные ассоциации по защите здоровья вправе возбуждать групповой иск против медицинских учреждений. В соответствии со ст. 1114-2 Кодекса здравоохранения такие объединения могут осуществлять права участника обвинения в отношении действий, которые прямо или косвенно нанесли вред коллективным интересам пользователей системы здравоохранения.

На федеральном уровне также предлагается расширить сферы группового иска по делам о защите населения от некачественных лекарств или медицинских услуг, а также по делам о дискриминации (прямой или косвенной).

Групповой иск также может быть инициирован ассоциацией защиты прав инвесторов (ст. 254-2 Валютно-финансового кодекса) и ассоциациями по охране окружающей среды (ст. 142-3 Кодекса окружающей среды) при наличии аналогичных потребительским отношениям обстоятельств.

Можно сказать, что аккредитованные некоммерческие ассоциации имеют монополию на подачу групповых исков во Франции, в связи с этим профессиональные представители не могут приобрести права такой организации.

Вместе с тем Законом о потребителях N 2014-344 от 17 марта 2014 г. (известным как "loi Hamon") введен механизм рассмотрения группового иска во французскую правовую систему (ст. 423-1 Кодекса потребителей Франции). Положения о групповом иске потребителей стали предметом рассмотрения Конституционного совета Франции (Conseil Constitutionnel), который внес поправки, вступившие в силу с 1 октября 2014 г.

Суть поправок заключается в том, что в рамках процедуры группового иска соответствующий гражданский суд до принятия такого иска должен будет проверить: 1) возможность его рассмотрения по правилам группового производства; 2) полномочия организации, которая должна быть авторизована на национальном уровне; 3) пределы ответственности ответчика и 4) размер возможной компенсации.

Помимо обязательной авторизации на государственном уровне некоммерческие организации (ассоциации) должны существовать не менее шести месяцев до даты обращения с групповым иском, а также иметь большое количество членов (точное количество не указывается).

Французский подход к рассмотрению представительских (организационных) групповых исков строится на модели opt-in, т.е. суд проверяет допустимость рассмотрения дела по правилам группового производства, определяет размер группы и ответчика, на которых будет распространяться сила судебного решения. При этом все лица, которые уполномочили организацию на ведение дела в суде, должны быть раскрыты заранее.

Мероприятия по публичному оповещению заинтересованных лиц, которым мог быть причинен вред, не ограничены. Такими формами извещения могут быть публикации в местных или национальных печатных средствах массовой информации, пресс-релиз на сайте. В некоторых случаях суд может обязать ответчика информировать будущих членов группы через телевизионные объявления. Что касается организаций, действующих в интересах потерпевших, то судом может быть ограничена либо вообще запрещена реклама группового иска.

В большинстве случаев ассоциации самостоятельно финансируют групповые иски, редко, когда авторизованная организация просит финансировать такой иск своих членов. Вместе с тем даже для объединений, которые имеют много участников, затраты на групповое разбирательство настолько велики, что это удерживает их от начала каких-либо действий.

Интересно, что именно французские судьи в первую очередь, а не государственные структуры начали применять институт группового иска. Согласно так называемому понятию Jurisprudence des ligues de defense группа людей может объединиться, чтобы защитить не только свои собственные, но и коллективные интересы в суде. В связи с этим судебные прецеденты с участием профессиональных групп лиц увеличивались. Так, например, в знаменитом деле, рассмотренном в 1913 г. Верховным судом Франции, группе виноделов было разрешено совместно защищать свои интересы в суде <1>.

<1> Magnier V. Class Actions, Group Litigation & Other Forms of Collective Litigation Protocol for National Reporters // http://globalclassactions.stanford.edu/sites/default/files/documents/France_Nation-al_Report.pdf.

На сегодняшний день во Франции насчитывается 15 общественных объединений, зарегистрированных на федеральном уровне. Начиная с 1 октября 2014 г. такими организациями было инициировано пять групповых исков по защите прав потребителей в сфере недвижимости, страхования и телекоммуникационных услуг. Для примера, с 1992 по 2014 г. во Франции было инициировано всего пять групповых исков.

Так, в октябре 2014 г. решением Высшего трибунала Нантер по групповому иску, инициированному общественным объединением L'UFC-Que Choisir в отношении компании, управляющей недвижимостью, FONCIA, действия последней по взиманию комиссий за отправление счетов на оплату аренды недвижимости были признаны незаконными, права 318 тыс. арендаторов были защищены, по результатам рассмотрения дела в пользу потерпевших была взыскана компенсация фактически понесенных расходов в размере 44 млн евро <1>.

<1> 44 millions d'euros doivent etre reverses aux locataires // http://www.quechoisir.org/droits-justice/systeme-judiciaire/action-en-justice/communique-l-ufc-que-choisir-lance-la-premiere-action-de-groupe-contre-foncia-groupe-44-millions-d-euros-doivent-etre-reverses-aux-locataires.

В мае 2015 г. Association Familles Rurales <1> инициировала групповой иск к телекоммуникационному оператору SFR в связи с тем, что в конце 2013 г. реклама, интернет-сайт и брошюры сотового оператора вводили в заблуждение потребителей, указывая на то, что связь 4G был доступна на большей части территории Франции.

<1> TELECOMS: Familles Rurales lance la premiere action de groupe // http://www.famillesrurales.org/Actus-1604/telecoms-familles-rurales-lance-la-premiere-action-de-groupe.

Указанные выше примеры общественных групповых исков свидетельствуют о том, что в процессуальной системе Франции предусмотрены как иски о защите публичного интереса (нематериальные), так и групповые иски с целью возмещения потерпевшим причиненного вреда.

Швеция (опыт Скандинавских стран)

Шведский Закон о групповых судебных разбирательствах 2002 г. (SGPA) <1> позволил предъявлять частные групповые (классовые) иски, публичные групповые иски, групповые иски от организации на судебный запрет и индивидуальное возмещение убытков во всех сферах гражданского права, где суды общей юрисдикции имеют полномочия.

<1> Group Proceedings Act (Svenskforfattningssamling [SFS] 2002:599) (Swed.).

С принятием SGPA, представляющего собой своеобразное дополнение Кодекса о юридической процедуре 1948 г., в Швеции начали действовать почти все известные как странам континентального, так и странам общего права способы защиты прав группы лиц либо неопределенного круга лиц. Шведская модель разрешения коллективных споров была адаптирована и другими Скандинавскими странами: начиная с 2007 г. Финляндией, а с 2008 г. Норвегией и Данией <1>.

<1> Hodges C. Op. cit. P. 118.

Некоторые ученые <1> отмечают, что групповые иски в Скандинавских странах используются как "микрополитический инструмент" для развития механизмов юридической ответственности бизнеса и социальной безопасности граждан.

<1> Wilhelmsson T. Senmodern ansvarsratt. Privatratt som redskap for mikropolitik. Kauppakaari, 2001. P. 64.

Все некоммерческие организации, имеющие установленную цель, имеют право предъявлять групповой иск от организации. Не существует ограничений, санкционированных государством, относительно размера, срока деятельности организации. Такая ассоциация с небольшим количеством членов может быть создана в один день, а на следующий день ее члены уже могут предъявлять иск, если финансовые дела находятся в хорошем состоянии и суд считает, что организация является достойным представителем группы.

В Швеции <1> и Финляндии групповые иски от организаций регламентированы двумя отраслями права: потребительское право и правовые нормы по охране окружающей среды.

<1> Линдблом П.Х. Шведский национальный доклад // Гражданский процесс в межкультурном диалоге: евразийский контекст: Всемирная конференция Международной ассоциации процессуального права, 18 - 21 сентября 2012 г., Москва, Россия: Сборник докладов / Под ред. Д.Я. Малешина; Международная ассоциация процессуального права. С. 635.

Некоммерческие организации, занимающиеся охраной природы и защитой окружающей среды (и профессиональные объединения рыболовов, фермеров, оленеводов и лесоводов), имеют право подать иск на судебный запрет и (или) возмещение убытков за ущерб, нанесенный окружающей среде.

Групповое производство в Швеции может быть инициировано только с согласия суда, которое будет дано при соблюдении следующих условий: иск основан на одном или нескольких общих или одинаковых обстоятельствах или вопросах права по отношению к претензиям членов группы; групповой иск является лучшим доступным способом рассмотрения большинства претензий (старшинство); состав группы достаточно определен; финансовое состояние дел представителя группы удовлетворительно и представитель является надлежащим.

В соответствии с SGPA групповой иск должен содержать сведения, касающиеся группы, которая инициирует групповой иск, а также имена и адреса всех членов группы или содержать указание на определенную группу, допустим, "все лица, которые воспользовались услугой компании X в течение 2015 года".

Шведское законодательство основывается на модели opt-in. Вместе с тем соседние Скандинавские страны, Дания и Норвегия, допускают возможность использования механизма opt-out с автоматической групповой принадлежностью в сочетании с правом отказаться от участия в групповом иске <1>.

<1> Lindblom P.H. National Report. Group Litigation in Sweden // http://globalclassactions.stanford.edu/sites/default/files/documents/Sweden_Update_paper_Nov%20-08.pdf.

Уведомление членов группы, инициирующих групповое производство, является прерогативой суда. Затраты на уведомление группы несет также суд. В некоторых случаях суд может обязать представителя истца либо ответчика принять участие в уведомлении, когда это может ускорить процесс. Сторона, которая понесла расходы на уведомление, в таком случае имеет право на компенсацию за счет государственных средств.

После получения такого уведомления каждый член группы должен уведомить суд в письменной форме, что он хочет быть включен в групповой иск. При отсутствии такого уведомления член считается вышедшим из группы. Новые члены группы могут присоединиться к группе на более позднем этапе при условии, что это не вызывает каких-либо существенных задержек для дела.



В шведском процессуальном праве не предусмотрена процедура сертификации группы, тогда как законодательством Дании и Норвегии установлено, что суд выносит специальное постановление о сертификации такой группы. Если суд приходит к выводу, что условия для инициирования группового иска не были соблюдены, в рассмотрении дела будет отказано, а истец вправе обратиться в суд высшей инстанции.

В соответствии с разд. 33 SGPA ответственность за расходы, если в иске будет отказано, несет общественная организация. Вместе с тем члены группы, как правило, не рассматриваются в качестве сторон и, следовательно, не несут ответственности за результат по делу.

В качестве исключения члены группы могут быть привлечены к ответственности в соответствии с теми же правилами, что и те, которые применяются по гражданским делам, если они завысили размер причиненного ущерба своими действиями. Еще одним исключением является случай, когда может быть заключено соглашение между сторонами, по которому ответчик не должен оплачивать расходы истца.

Представляется, что опыт финансирования процедуры организационных групповых исков в Швеции является наиболее удачным с точки зрения финансовых рисков для участников и применимым в российских реалиях в свете положения п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 г. N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела", в соответствии с которым расходы на оплату услуг представителей, понесенные органами и организациями (в том числе обществами защиты прав потребителей), наделенными законом правом на обращение в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц (ст. 45, 46 ГПК РФ, ст. 39, 40 КАС РФ, ст. 52, 53, 53.1 АПК РФ), не подлежат возмещению, поскольку указанное полномочие предполагает их самостоятельное участие в судебном процессе без привлечения представителей на возмездной основе.

Надлежащее финансовое состояние организации, признаваемой истцом, достигается с помощью сбора членских или иных взносов с членов объединения (как ограниченная гарантия). Кроме того, члены группы избегают риска оплаты расходов противоположной стороны, так как это бремя полностью возложено на организацию-истца.

Иначе говоря, при подаче общественными объединениями исков в защиту группы лиц последние должны вступить в члены данной организации (либо создать свою) и внести членский взнос, который будет финансировать в дальнейшем всю процедуру судебного разбирательства.

Практика рассмотрения групповых исков в Швеции свидетельствует о том, что начиная с 2002 г. до настоящего времени организациями не было инициировано ни одного суда. Однако, инициировав групповой иск, частные лица в процессе судебного разбирательства создавали ad hoc общественные организации, которые становились полноценными участниками иска, а первоначальные истцы становились членами этой организации.



В одном из таких дел ("Вильборг против Министра юстиции Швеции", Wine import Case <1>) группа численностью 400 человек обратилась в окружной суд с требованием о возмещении ущерба, причиненного изъятием алкогольной продукции (включая вино) таможенными органами Швеции, которая ввозилась частными лицами в страну из государств - членов Европейского союза. Специально созданная для целей финансирования и поддержки данного иска организация "Ассоциация частного импорта" (Foreningen for privatimport) не выступала в деле в качестве истца. Дело было приостановлено окружным судом Стокгольма в ожидании решения Европейского суда относительно права в частном порядке импорта алкогольных напитков в пределах ЕС. Недавно Европейский суд постановил, что запрет на импорт нарушает закон ЕС, однако дело до сих пор находится на рассмотрении. Представлением интересов группы по делу занимается созданная для этих целей организация.

<1> Nacka District Court, case number T 1286-07.

Так же и по делу жителей района Арланда (Стокгольм) против Аэронавигационной службы Швеции ("Arlanda") <1>, которое до настоящего времени рассматривается в окружном суде. Инициировав иск о возмещении ущерба в связи с высоким уровнем шума, истцы требовали возместить 1 000 шведских крон каждому участнику иска за каждый месяц нарушения. Достигнув численности более 1 тыс. человек, участники группы создали общественную организацию - истца для разрешения данного спора.

<1> Nacka District Court, Environmental Court, case number M 1931, 2007.

Отметим, что в 2008 г. был представлен отчет <1> о практике применения SGPA, согласно которому утверждается, помимо прочего, что каких-либо доказательств негативного воздействия (коммерческий шантаж и т.п.) групповых исков на процессуальную систему Швеции не выявлено. В свою очередь, английское правило о возмещении расходов и построении системы групповых исков по модели opt-in нуждается в доработке. В том числе серьезно обсуждается вопрос о необходимости введения процедуры сертификации группы перед возбуждением разбирательства, по результатам которой судом должно приниматься соответствующее решение.

<1> Review of the Swedish Group Proceedings Act (Ds 2008:74).

Аргентина (опыт стран Латинской Америки)

Групповое производство в целом и групповой (коллективный) иск в частности совсем недавно используются в процессуальных системах государств Латинской Америки.

Примеры внедрения группового производства законодателями таких стран, как Бразилия, Чили и Колумбия, выделяются среди остальных, тогда как в некоторых странах Латинской Америки механизмы защиты коллективных прав изменяются не так активно (в соответствии с экономическим развитием этих стран, по мере увеличения случаев нарушения прав в сфере потребительского и трудового права). Вместе с тем конституционное признание коллективных прав и интересов в таких странах, как Перу, Панама, Эквадор, Уругвай, Боливия и Коста-Рика, может стать основой для будущего развития группового иска в этом регионе.

Однако именно Аргентина в течение последнего 10-летия добилась наибольшего прогресса в развитии механизмов регулирования коллективного судебного разбирательства через принятие поправок в Конституцию и сверхактивное судебное правотворчество.

Введение в Аргентине с 1994 г. положения § 2 ст. 43 Конституции определило, что разные частные социальные субъекты ("потерпевший" и некоторые виды общественных организаций) и государственные учреждения (омбудсмен) имеют право подавать "amparo colectivo" от имени группы и против "какой-либо дискриминации, а также в отношении прав, связанных с защитой окружающей среды, конкуренции, прав потребителей и коллективных прав в целом" <1>.

<1> Вербик Ф. Коллективные иски потребителей в Аргентине и Бразилии: сравнительный анализ и приведение в исполнение иностранных судебных решений // Вестник гражданского процесса. 2013. N 4. С. 178 - 228.


Однако механизм подачи и рассмотрения конфликтов с участием больших групп людей не нашел полноценного регулирования в национальном процессуальном законодательстве Аргентины.

Как отмечают некоторые ученые <1>, отсутствие адекватных процедурных инструментов для рассмотрения групповых исков на федеральном уровне является особенно проблематичным в связи с тем, что принятые в 1994 г. поправки в Конституцию указывали на обеспечение соблюдения коллективных прав как конституционных (фундаментальных).

<1> Verbic F. Class Actions in Argentina: Standing to Sue and Adequacy of Representation // Russian Law Journal. 2014. Vol. 2. No. 3. P. 8.

В свою очередь, основные позиции в правовом регулировании группового производства в процессуальном законодательстве Аргентины были сформированы Верховным судом Аргентины в начале 2009 г. в деле "Халаби" <1>. Эрнесто Халаби было подано требование о признании неконституционным федерального закона, который допускал просмотр личной телефонной информации без предварительного судебного разрешения. Апелляционный суд провозгласил закон неконституционным и распространил обязательный характер принятого решения на всех пользователей телекоммуникационных систем, находящихся в схожей ситуации.

<1> SCJA in re "Halabi Ernesto c/ Poder Ejecutivo Nacional".

Вместе с тем Верховный суд решил, что "формально допустимы" любые "accion colectiva", соответствующие следующим требованиям: 1) должна быть точно определена группа людей, которая представлена в этом деле; 2) истцом может быть соответствующий требованиям представитель; 3) требования должны быть основаны на вопросах факта и права, общих и однородных для группы людей в целом; 4) процесс допустим при соответствующем извещении всех людей, которые могут быть заинтересованы в исходе дела; 5) члены группы обеспечены возможностью участвовать или не участвовать в процессе и 6) общественность должна быть надлежащим образом проинформирована для того, чтобы избежать сложности совмещения коллективного процесса со схожими основаниями иска или, с другой стороны, риска различных или несовместимых позиций по одним и тем же вопросам.

В августе 2013 г. Верховный суд Аргентины в деле "Ассоциация потребителей PADEC против Swiss Medical" поддержал сформированные ранее выводы по делу "Халаби", а также указал на необходимость наличия некоторых признаков для общественных коллективных исков. Суть иска заключалась в признании незаконными действий Swiss Medical по увеличению стоимости предварительно оплаченных медицинских услуг. Однако Верховный суд отклонил иск Ассоциации потребителей, указав на то, что коллективные действия требуют существования общей фактической ситуации и результата, который отсутствовал в данном случае. Кроме того, при выяснении обстоятельств суд отметил, что защита коллективных прав может быть реализована в достаточной степени индивидуальными исками <1>.

<1> Verbic F. Analisis de la decision de la CSJN en "PADEC c. Swiss Medical" // https://classactionsargentina.com/2013/12/20/analisis-de-la-decision-de-la-csjn-en-padec-c-swiss-medical.

В 2015 г. Верховный суд Аргентины в деле Ассоциации потребителей "Mercosur Consumer Association против Loma Negra Cia. Industrial Argentina y otros" подтвердил разумность требования у лиц - инициаторов коллективного иска (объективные доказательства существования "класса" (сертификация класса)). Такой "класс" должен быть четко определен в начальной стадии иска, а также должны иметься основания, что защита коллективных прав будет поставлена под угрозу, если иск не будет рассмотрен.



В случаях если групповой иск инициируется физическим лицом или юридическим лицом, действующим от имени и представляющим группу или класс, то полномочия таких представителей должны подтверждаться доверенностью либо иным документом, удостоверяющим право действовать от имени заинтересованных сторон.

В Аргентине исковая правоспособность для обращения с коллективным иском признана за некоторыми объединениями. При этом устанавливается формальный и абстрактный контроль за организацией в порядке принятия решения об участии данной организации в судебном процессе (аккредитация): судья проверяет, соответствует ли деятельность неправительственной организации ее институциональной цели и правильно ли она зарегистрирована в соответствии с действующим законодательством (которое устанавливает среди прочих требований то, что организация не участвует в партийной политической деятельности, остается независимой по отношению к любой профессиональной или коммерческой деятельности, не получает пожертвования или вклады от коммерческих, промышленных корпораций или корпораций по оказанию услуг).

Похожим образом регулируется допуск общественных организаций к судебной защите коллективных прав потребителей в Чили; согласно Decree Law N 2.757 к Consumer Act N 19.955, который был принят в 2004 г., такие организации должны быть независимыми от всех видов экономических, коммерческих или политических интересов. Для того чтобы сформировать такую организацию, учредители должны провести встречу в присутствии нотариуса или они подписывают меморандум о создании, который должен быть одобрен членами до регистрации у нотариуса. При этом количество членов должно составлять не менее чем 25 физических лиц и (или) юридических лиц либо четыре общественные организации.

Представляется, что такая внимательность к статусу организации и возможной аффилированности к хозяйствующим субъектам не является излишней, а, наоборот, придает процессу открытость и прозрачность в истинности намерений общественного объединения.

Интересным также является тот факт, что в процессуальном законодательстве Аргентины отсутствует количественный критерий для возбуждения группового иска. Иными словами, даже один заявитель может инициировать коллективный иск и поддерживать его до тех пор, пока истец сможет доказать, что нарушен публичный интерес. Одно из первых решений в этой области было постановлено судом в 1994 г. по делу Juan y otros v. National Government Ministry of Natural Resources/amparo, в котором суд, основываясь на ст. 41 и 43 Конституции Аргентины, указал, что гражданин, проживающий по соседству с городом, в котором проходил открытый тендер по строительству и эксплуатации завода по обработке опасных отходов, имеет право подать заявление на аннулирование такого тендера. Позднее это решение было подтверждено Национальной апелляционной палатой, которая указала, что иск может быть подан любым потерпевшим, если он направлен на защиту окружающей среды.

С 1 августа 2015 г. в Аргентине вступил в силу Гражданский и Хозяйственный кодекс, в ст. 14 которого не только признается существование коллективных действий, но и утверждается, что закон не допустит осуществления действий, позволяющих негативно влиять на окружающую среду и коллективные права в целом.

Таким образом, нынешняя тенденция в Аргентине свидетельствует о дальнейшей реализации государственной политики в целях защиты коллективных прав и требований.

Заключение



Из приведенного выше анализа института организационного группового иска в различных юрисдикциях можно сделать вывод о прогрессивном развитии системы коллективной судебной защиты в странах Европы и Латинской Америки за последние 20 лет.

Такая эволюция стала возможной вследствие активной позиции как государственных органов, наделяющих общественные объединения правом на коллективную защиту лиц, так и самих организаций, пользующихся инструментами правовой защиты населения в той или иной сфере экономических отношений. Кроме того, на примере выбранных для анализа стран (Австрии, Швеции и Аргентины) нужно отметить роль судейского корпуса в создании прецедентов, которые в дальнейшем используются другими судами и общественными объединениями как руководящие начала для групповых исков.

В свою очередь, практика использования организационного группового иска в России свидетельствует как о малоизученности такого института, так и о недостаточном регулировании со стороны государства (юридический аспект) и нежелании общественных организаций инициировать судебные разбирательства в защиту нарушенных прав (финансовый аспект).

Вместе с тем последние пять лет отечественная процессуальная система идет по пути законодательного развития института коллективной защиты и механизмов его регулирования, о чем свидетельствует принятие Концепции единого ГПК РФ <1>: в соответствии с положениями гл. 50 создатели указали на необходимость введения единой модели группового иска и группового производства, которая может одинаково применяться всеми судами с учетом особенностей подведомственности и разграничения предметов ведения, а также предусмотрели механизм регулирования при рассмотрении групповых исков, сертификации группы, отметили необходимость рассмотрения такого иска как иска не только о признании, но и о присуждении.

<1> Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 8 декабря 2014 г. N 124(1)) // СПС "КонсультантПлюс".

С сентября 2015 г. на территории Российской Федерации действует КАС РФ, в ст. 40 которого указано на существование института организационного группового иска по делам, возникающим из публичных правоотношений, при обращении в защиту других лиц либо неопределенного круга лиц. К сожалению, с момента вступления в силу КАС РФ, согласно которому подача групповых исков (в том числе организационных) стала возможна по определенным категориям дел, не было рассмотрено ни одного дела.

Исследовав западный опыт внедрения механизмов регулирования рассмотрения организационных групповых исков, предлагается уже опробованный отечественным законодателем правовой инструмент государственной аккредитации общественных объединений на инициирование и представление интересов лиц, чьи права были нарушены, в суде в определенной сфере правоотношений (защита прав потребителей товаров и услуг, охрана окружающей среды). Несмотря на большое число зарегистрированных общественных объединений, созданных с целью защиты прав граждан, такое количество организаций не приводит к качественному улучшению защиты прав граждан от незаконных действий коммерческих организаций.

В целях поддержания независимости общественных объединений представляется важным финансирование процедуры рассмотрения коллективных исков путем внесения членских взносов участниками группового иска, которые будут покрывать операционные расходы общественного объединения в процессе рассмотрения дела до вступления в силу судебного решения. Данные изменения будут стимулировать инициирование и участие некоммерческих организаций в делах о массовом нарушении прав граждан и организаций в связи с невозможностью в настоящее время взыскивать судебные расходы на оплату услуг представителя.

Отметим, что организационные иски позволяют избежать некоторых недостатков, характерных для использования частных групповых исков англосаксонской модели. В то же время практика их применения показывает, что в ряде случаев этого мало. Такие иски не охватывают многих областей общественных отношений, в которых происходит нарушение прав групп либо неопределенного круга лиц.

Имеющееся правовое регулирование коллективной судебной защиты отражено только в отраслевом законодательстве, необходимо расширить сферы применения такого института, внедрив в соответствующее федеральное законодательство возможность общественным объединениям инициировать групповые иски в защиту группы лиц (как физических, так и юридических) либо неопределенного круга лиц. Такими сферами могут являться коллекторская деятельность, защита от недобросовестной конкуренции.

References

Abolonin G.O. Massovie iski [Mass Actions]. Moscow, 2011 (In Russian).

Abolonin G.O. Prakticheskoe primenenie gruppovykh iskov v nekotorykh stranakh mira [Practical Application of Class Actions in Some Countries of the World]. Vestnik grazhdanskogo protsessa = Herald of Civil Procedure, 2015, no. 4 (In Russian).

Andrews N. Multy-Party Proceedings in England: Representative and Group Actions. Duke Journal of Comparative and International Law, 2001, vol. 11.

Dickerson H.T.A. Class Actions: The Law of 50 States. In Law Journal Seminars - Press 345 Park Avenue South. New York, 1996.

Haar B. Investor Protection through Model Case Procedures - Implementing Collective Goals and Individual Rights under the 2012 Amendment of the German Capital Markets Model Case Act (Kap-MuG) (Arbeitspapier Nr. 9/2013) (http://papers.ssrn.com/abstract_id=2352248).

Hodges C. Europeanisation of Civil Justice: Trends and Issues. Civil Justice Quarterly, 2007, vol. 26, January.

Karlsgodt P.G. World Class Actions: A Guide to Group and Representative Actions around the Globe. Oxford University Press, 2012.

Lindblom P.H. Shvedskij natsional'nyi doklad [Sweden National Report]. In Maleshin D.Ya. (ed.). Graghdanskij protsess v meghcul'turnom dialoge: evrazijskiy kontekst: Vsemirnaya konferentsiya Mezhdunarodnoi assotsiatsii protsessual'nogo prava: Sbornik dokladov [Civil Procedure in Cross-Cultural Dialog: Eurasian Context: World Conference of the International Association of Procedural Law: Collection of Reports]. Moscow, 2012 (In Russian).

Magnier V. Class Actions, Group Litigation & Other Forms of Collective Litigation Protocol for National Reporters (http://globalclassactions.stanford.edu/sites/default/files/documents/France_National_Report.pdf).

Maleron R. Natsional'nij doklad Anglii i Uel'sa [England and Wales National Report]. In Maleshin D.Ya. (ed.). Graghdanskij protsess v meghcul'turnom dialoge: evrazijskiy kontekst: Vsemirnaya konferentsiya Mezhdunarodnoi assotsiatsii protsessual'nogo prava: Sbornik dokladov [Civil Procedure in Cross-Cultural Dialog: Eurasian Context: World Conference of the International Association of Procedural Law: Collection of Reports]. Moscow, 2012 (In Russian).

Maleshin D.Ya. Rossijskaya model gruppovogo iska [Russian Model of the Class Action]. Vestnik VAS RF = Bulletin of the Supreme Commercial Court of the Russian Federation, 2010, no. 4 (In Russian).

Nagoeva D.A. Problema opredeleniya proizvodnogo (kosvennogo) iska [Problem of Definition of the Collateral Action]. Arbitrazhnij i grazhdanskij protsess = Arbitration and Civil Procedure, 2014, no. 3 (In Russian).

Overview of Existing Collective Redress Schemes in EU Member States.

Verbic F. Class Actions in Argentina: Standing to Sue and Adequacy of Representation. Russian Law Journal, 2014, vol. 2, no. 3.

Verbik F. Kollektivnye iski potrebitelei v Argentine i Brazilii: sravnitel'nij analiz i privedenie v ispolnenie inostrannykh sudebnykh reshenij [Class Actions of Consumers in Argentina and Brazil: Comparative Analysis and Enforcement of Foreign Judgments]. Vestnik grazhdanskogo protsessa = Herald of Civil Procedure, 2013, no. 4 (In Russian).

Wilhelmsson T. Senmodern ansvarsratt. Privatratt som redskap for mikropolitik. Kauppakaari, 2001.

Wrbka S., Van Uytsel S., Siems M. Collective Actions: Enhancing Access to Justice and Reconciling Multilayer Interests? Cambridge, 2012.