Мудрый Юрист

Различия завещания в Российском и англо-американском праве и их правовая природа

Паничкин Вячеслав Борисович, преподаватель Кемеровского государственного института культуры, адвокат, кандидат юридических наук.

В статье на основе нормативных актов, судебных прецедентов и доктрины США и России сделан анализ основополагающего элемента наследования по завещанию - самого завещания в общем и романо-германском праве. Доказаны коренные различия правовой природы завещания и всех основных его свойств при сохранении одинаковой по существу функции. Сделаны выводы об исключительном характере завещания при посмертном преемстве в России и о множественности таких инструментов в США; о строго одностороннем характере сделки в России и допустимости двусторонних завещаний в США; о письменной форме завещания в виде одного акта в России и допустимости в США устных завещаний, а также письменных в виде совокупности документов. Сделаны выводы о разном времени вступления завещаний в силу в двух странах, а также об отнесении к завещаниям в США, в отличие от России, актов, содержащих исключительно неимущественные распоряжения.

Ключевые слова: завещание, форма завещания, изменение завещания, отмена завещания, общее право.

Difference between the Testament in Russian and Anglo-American Laws and their Legal Nature

V.B. Panichkin

Panichkin Vyacheslav B., Lecturer of the Kemerovo State University of Culture and Arts, Attorney, Candidate of Legal Sciences.

The article represents the analysis of the will as the key element of testamentary succession in common and modern Roman law on the basis of both US and Russian statutes, cases and doctrine. The essential contrasts of legal nature of wills and theirs main features in two law systems are proved while the functions of wills are functionally the same. The author comes to the conclusion on the exclusive character of a will as the only legal tool for succession causa mortis in Russia and the multitude of such tools in USA. Also there are conclusions on unilateral nature of will in Russia and both uni- and bilateral nature of it in USA; on written and entire form of a will in Russia and the admissibility of oral wills as good as incorporation of other papers by reference to a will in USA. Also author proves the differences of the time of enter in effect of wills in Russia and USA; the possibility to evaluate the acts with non-dispositive bequests as wills in USA in contrast with Russian law.

Key words: will and testament, the forms of wills, alteration of will, revocation of will, common law.

Наследование по завещанию в романо-германском, в том числе российском, праве, с одной стороны, и в общем (англо-американском) праве настолько различаются между собой, что их сравнение в системном аспекте невозможно - смысл имеет лишь функциональное сравнение.

Наглядным примером является сравнение основополагающего элемента наследования по завещанию - самого завещания, как бы банально это ни звучало. Многочисленные подынституты меньшего порядка, непривычные нам правовые инструменты и кажущиеся нелогичными, а порой даже нелепыми правила тестаментарного наследования в общем праве так или иначе произрастают из коренных отличий главного ключевого инструмента этого вида наследования - завещания.

И в российском, и в американском праве завещание - это в узком смысле правовой инструмент, выполненный с соблюдением определенных формальностей, которым наследодатель определяет судьбу своего имущества после смерти, то есть инструмент посмертного перевода имущественных прав и прежде всего права собственности на иных лиц. Здесь коренное отличие в том, что если в России именно за завещанием закреплена исключительная возможность посмертного перевода прав, то в общем праве наблюдается известный правовой плюрализм: помимо завещания имущество после смерти владельца может по его воле передаваться прижизненными актами совладения, траста и так называемыми установлениями (settlements). Характерно, что большинство крупных состояний по ряду причин правового и налогового свойства переходит именно так - вне наследственного порядка.

В России ввиду универсального характера наследственного правопреемства завещание не может служить инструментом преобразования прав на имущество (оно передает строго существующее право), тогда как в общем праве в силу сингулярного характера посмертного преемства завещание часто служит средством одновременного с передачей имущественного права его преобразования. Посредством завещания в форме так называемого settlement наследодатель может закрепить имущество за потомством, превратив попутно свое право собственности в урезанное или ограниченное право estate in tail, и - более того - определить порядок перехода по наследству на будущее время только по нисходящей линии (обычно к старшему сыну и его потомству, за отсутствием такового ко второму сыну и его потомству, а за отсутствием мужчин - к дочерям, но уже не по праву старшинства, а в равных долях). На основе подобных актов урезанные имения переходят к наследнику и его потомству в собственность, но не могут быть отчуждены ими или стать предметом завещательных распоряжений. В случае отсутствия потомства у кого-либо из наследников таковой признается уже не собственником, а только пожизненным держателем, и после его смерти имение возвращается в род первоначального собственника, к потомству последнего. Как правило, settlements предусматривают также обеспечение интересов остальных членов семьи, в частности младших детей, посредством определенной компенсации, например в виде назначения для этого денежных сумм, обеспечиваемых залогом имения, либо иным способом <1>.

<1> См. подробно: Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Д.М. Генкина. М.: Госюриздат, 1949. С. 527 - 528 (автор главы - Н.В. Рабинович).

Если согласно российскому Гражданскому кодексу завещание - это строго односторонняя сделка (п. п. 4, 5 ст. 1118 ГК РФ), то в США оно может быть как односторонней, так и двусторонней сделкой. Широко используются совместные (joint wills) и взаимные завещания (mutual wills, reciprocal wills), иногда именуемые зеркальными (mirror wills) <2>.

<2> См. подробно: Паничкин В.Б., Боровик О.Ю. Наследственное право США. СПб.: Изд-во Р. Асланова Юрцентр "Пресс", 2006. С. 484 - 487 (Гл. 9. Разд. 2: Совместные и взаимные завещания).

Если в России допустимы лишь письменные завещания, то в ряде штатов США в определенных случаях применимы и устные. Равно и в Англии Законом о завещаниях 1837 г. была установлена возможность совершать устные завещания в присутствии свидетелей военнослужащим, находящимся на действительной службе, и морякам в плавании <3>. "В дополнение к этому в Англии во время Второй мировой войны был принят Закон 1939 г. "О завещаниях моряков военного флота", который упростил форму завещаний моряков на все время состояния войны" <4>. Закон о незавещанных наследствах 1952 г. и Закон о завещаниях моряков военного и торгового флота 1953 г. сохранили и даже расширили эти нормы.

<3> Вергасова Р.И. Нотариат в России: Учеб. пособие. М.: Юристъ, 2005.
<4> Гражданское и торговое право капиталистических государств. С. 527 (автор главы - Н.В. Рабинович).

В России к форме завещания совершенно очевидно применяется ограничение, свойственное также некоторым договорам (купли-продажи недвижимости, ренты): завещание должно представлять собой один документ. То есть недопустимо завещание в виде совокупности документов, что, разумеется, не порочит возможность применения к одному наследству нескольких последовательно составленных завещаний с приоритетом позднее составленного. Требование одного документа хотя формально не указано в ГК РФ, тем не менее следует из толкования требований к форме ст. 1124 ГК РФ и логически связано с обязательностью удостоверения завещания. Причем логика диктует невозможность удостоверения одного завещания разными составами удостоверяющих лиц (то есть очевидно, что одно завещание не может быть, к примеру, удостоверено двумя разными нотариусами).

В отличие от этого в США завещание с точки зрения формы может представлять собой не один документ, а совокупность взаимосвязанных завещаний двух лиц, и даже завещание одного лица согласно доктрине отсылочной инкорпорации может состоять из любого количества документов <5>.

<5> См. подробно: Там же. С. 462 - 466 (Гл. 8. Разд. 2: Отсылочная инкорпорация завещания).

Если в России при отсутствии у завещателя возможности самолично подписать завещание в силу отсутствия физической возможности или неграмотности допускается его подписание рукоприкладчиком (а всякие возможности злоупотребления, очевидно, нейтрализуются нотариальным порядком засвидетельствования его личности и подписи), то в общем праве нет единства. В самой Англии по ст. 9 Закона о завещаниях 1837 г. была установлена неизменная по сей день форма: завещание должно быть подписано лично завещателем и удостоверено не менее чем двумя свидетелями в присутствии завещателя, но при этом возможно и подписание завещания по просьбе завещателя и в его присутствии другим лицом. Этот Закон с изменениями, внесенными в 1892 г., действует и поныне. Правда, современная тенденция общего права заключается в полном запрете подписания завещания рукоприкладчиком, что иллюстрирует принятый в 1994 г. в Канаде Закон о реформировании наследственного права: завещание только тогда обладает юридической силой, когда оно составлено в письменной форме и подписано самим завещателем, - подписание завещания другим лицом ни при каких обстоятельствах не допускается <6>.

<6> См.: Международное частное право: Учебник / Под ред. Г.К. Дмитриевой. М.: Проспект, 2001. С. 494 (автор главы - Н.Г. Скачков).

В России завещание - акт с отложенным правовым эффектом, приводящий к результату только при открытии наследства, т.е. в день смерти завещателя (ч. 5 ст. 1118 ГК РФ), а в течение его жизни вообще ничего не определяет, не передает прав и не влечет обязанностей, в том числе и в отношении/со стороны наследников, указанных в нем.

Полагаем это достаточным для утверждения о том, что принципиальная разница между завещанием и любой иной сделкой в том, что первое вступает в силу только после смерти завещателя.

Логическим следствием этого и, соответственно, невозможности установления завещанием каких-либо прав и обязанностей до этого момента является у нас возможность для самого наследодателя безо всяких ограничений в любой момент отменить и изменить свое завещание без объяснения причин (ч. 1 ст. 1119 и ст. 1130 ГК РФ). Соответственно, по ч. 2 ст. 1131 ГК РФ не допускается оспаривание завещания кем бы то ни было до открытия наследства (абз. 2 п. 2 ст. 1131 ГК РФ).

Американский же закон предоставляет всякому заинтересованному лицу право еще при жизни наследодателя оспаривать его завещание, и там это вполне привычное явление. Кроме того, в силу признания в США договорного завещания (contractual will) - договора о составлении завещания <7> или договора о несоставлении завещания <8> - не приходится говорить и о праве отменять и изменять свое завещание.

<7> См. подробно: Там же. С. 477 - 486 (Гл. 9. Разд. 1: Договор о составлении завещаний).
<8> См. подробно: Там же. С. 495 - 496 (Гл. 9. Разд. 4: Договор о несоставлении завещания).

Наследник по договорному завещанию или законный наследник в случае составления таки завещания вопреки договору о несоставлении завещания имеет определенные права и средства судебной защиты (remedies), поскольку наследодатель составил завещание не свободно, а во исполнение и в соответствии с договором с наследником или третьим лицом либо отказался от своего права на составление завещания. Но эти права и средства защиты определяются не наследственным, а договорным правом. Суть их в принудительном распределении наследства по завещанию-сделке (bargained-for testamentary disposition), составленному в пользу кого-либо в обмен на получение тех или иных благ, независимо даже от последующей отмены или изменения завещания.

С точки зрения логики это должно означать, что в США, в отличие от России, завещание вступает в силу с самого момента его составления. Вместе с тем подобный вывод может показаться и преждевременным, поскольку сама схоластическая логика противна духу общего права, основа которого не она, а опыт и удобство.

Хотя основная цель такого инструмента, как завещание, - распределение наследственного имущества после смерти собственника, оно может иметь и иные функции, равно как некоторые документы, вовсе не предусматривающие как таковую судьбу имущества, тем не менее признаются завещаниями и подлежат пробации в наследственном суде в США.

Отличие от российского права в том, что у нас неимущественные распоряжения завещателя подлежат исполнению исключительно в связи с имущественными, а документ, поименованный как завещание, но содержащий только лишь распоряжения неимущественного характера, вообще не будет признан завещанием и не подлежит исполнению.

По мнению С. Джонсона, помимо обычного распорядительного акта на случай смерти к завещанию приравниваются еще пять видов документов <9>:

<9> Johanson S.M. Wills. 3d Edition. Chicago: Harcourt Brace Legal and Professional Publications, 2001. P. 63.
  1. акт, единственная цель которого - отмена (revocation) прежнего завещания (§ 3ff Наследственного кодекса Техаса). Исходя из смысла ст. 1119 ГК РФ такой акт также считается полноценным завещанием;
  2. акт о назначении исполнителя завещания или предусматривающий какие-либо иные условия управления наследством, но не говорящий ни слова о порядке его распределения. Такое завещание подлежит направлению на пробацию в наследственный суд для назначения исполнителем именно указанного в акте лица, а само имущество распределяется по закону, т.е. так же, как при отсутствии завещания. Этот порядок закреплен судебными прецедентами Аляски 1911 г. по делу "Коновэй против Фулмер" <10> и Калифорнии 1894 г. по делу "О наследстве Хикман" <11>.
<10> Conoway v. Fulmer, 54 So. 624 (Ala. 1911).
<11> In re Hickman's Estate, 101 Cal. 609 (1894).

Российское право прямо предусматривает возможность назначения исполнителя завещанием (ст. 1134 ГК РФ), но акт, предусматривающий только такое назначение, не считает завещанием, поскольку в нем отсутствует распоряжение имуществом как таковым;

  1. акт, реализующий лишь право назначения в отношении имущества (power of appointment over an asset) (§ 1-2.18 Закона Нью-Йорка о наследственном праве и трастах).

Такое субъективное право неизвестно российскому правопорядку, но в некоторой степени напоминает право на правообразование, пример которого - право наследников воспользоваться юридическими последствиями поданного при жизни наследодателем - нанимателем квартиры по договору социального найма заявления о приватизации муниципальной квартиры. Позиция судов ныне такова, что наследникам позволено воспользоваться имущественным благом, которое наследодатель еще не получил, но своими действиями выказал соответствующее желание. Причем в спорных случаях суды могли признать за такие действия не только подачу заявления о приватизации, но даже начатый процесс сбора документов на квартиру, например технического паспорта БТИ или справки паспортной службы о составе проживающих (до массового внедрения системы одного окна);

  1. акт, дающий указания лишь относительно тела умершего или его частей (например, внутренних органов). В некоторых штатах устные распоряжения по этому вопросу также приравниваются к устным завещаниям, если соблюдены все предъявляемые к ним требования (§ 1-2.18 Закона Нью-Йорка о наследственном праве и трастах).

Российское право допускает завещание, которое исчерпывается одним лишь завещательным отказом (абз. 3 п. 1 ст. 1137 ГК РФ), однако подобное распоряжение весьма сложно отнести как к собственно завещаниям, так и к легатам, поскольку физическая сущность человека не признается у нас оборотоспособным объектом имущественных прав. В то же время известно, что завещание одного из выдающихся ученых-цивилистов первой половины XX века содержало весьма оригинальный фидеикомисс - свой скелет ученый завещал использовать в родном университете как наглядное пособие для студентов, дабы и после смерти физически оставаться в вузе. Разумеется, эта часть завещания исполнена не была - ученого похоронили как и подобает;

  1. акт, дающий указания о том, как имущество не должно быть распределено, - "негативное завещание" (negative bequest) (§ 1-2.18 Закона Нью-Йорка о наследственном праве и трастах). Если некто, проживающий в Нью-Йорке, оставил завещание, по которому вся недвижимость переходит к Майку, "а сыну Джону не должно достаться ничего", то после передачи Майку недвижимости остается "остаточное" имущество (residuary estate), однако негативная формулировка завещания не позволяет считать эту долю подлежащей распределению по закону, т.е. в пользу сына, и движимое имущество перейдет наследникам по закону так, как будто наследодатель пережил своего сына Джона.

Но надо заметить, что такого рода норма имеется только в Нью-Йорке - в любой другой юрисдикции США сын Джон даже при наличии такой негативной оговорки все равно получил бы долю в движимом имуществе по закону, поскольку имущество считалось бы частично незавещанным. В остальных штатах действует принцип, установленный решением суда Нью-Джерси 1973 г. по делу "Кимли против Вайттэйкер" <12>: если часть имущества не завещана, то она наследуется именно по закону, а завещание, определяющее судьбу завещанной части имущества, не может никак воздействовать на незавещанную часть.

<12> Kimley v. Whittaker, 306 A.2d 443 (N.J. 1973).

Хотя, на наш взгляд, такая формулировка по существу является не чем иным, как лишением сына Джона всякого наследства.

Российское право, позволяя наследодателю лишить любое лицо наследства без объяснения причин (ч. 1 ст. 1119 ГК РФ), в принципе позволяет и такого рода "негативные завещания".

Крайним же, "пограничным" завещанием в общем праве, очевидно, можно считать последнюю волю английского банкира, содержавшую всего три слова: "Я полностью разорен" <13>.

<13> Наследственное право. 2006. N 2. С. 16 (заметка без авторства).

К завещанию в США предъявляется пять основных требований: оно должно быть личным и, соответственно, не может быть составлено представителем; оно должно быть надлежащим образом оформлено; составлено именно с распорядительным намерением (with testamentary intent); составлено без обмана (free of fraud), принуждения, угрозы насилия (duress), неправомерного влияния (undue influence) или заблуждения (mistake); а наследодатель должен обладать завещательной дееспособностью (testamentary capacity) <14>.

<14> Johanson S.M. Op. cit. P. 65.

Требования российского закона к завещанию аналогичны, но вот требуемый объем дееспособности выше - никакой особой завещательной дееспособности со сниженными требованиями в ГК РФ не существует: завещатель должен обладать полной общегражданской дееспособностью (п. 2 ст. 1118).

Наконец, сравним терминологию в праве двух стран.

Если в России понятие "завещание" в течение долгих веков неизменно (при советской власти от него лишь отпало слово "духовное"), то в США в традициях общего права используются сразу два равнозначных термина: will и testament. Так что классическое завещание неизменно начинается словами "It is my last will and testament", что означает: "Это мое последнее завещание и завет".

Если российское право не делало гендерных различий фигуры завещателя (и, соответственно, в русском языке формально нет слова "завещательница"), то согласно терминологии общего права завещатель-мужчина именуется testator, а женщина - testatrix, что было вызвано определенным завещательным неравенством полов. При этом в современном американском праве употребление второго термина, хотя и допустимо, считается анахронизмом.

Таким образом, можно сделать следующие выводы.

Если в России завещание - исключительный инструмент посмертного перевода прав, то в общем праве, помимо завещания, такой функцией наделены прижизненные актами совладения и траста. Если в России завещание - строго односторонняя сделка, то в США оно может быть как односторонней, так и двусторонней сделкой. Если в России форма завещания - строго письменная в виде одного акта, то в США допустимы устные завещания, а письменные могут представлять собой совокупность документов. Если в России при жизни наследодателя его завещание не влечет никаких прав и обязанностей и в связи с этим не может рассматриваться иначе как сделка, вступающая в силу в момент смерти завещателя, то в США определенные виды завещания (взаимные, совместные, договорные) влекут такие права и обязанности, могут быть оспорены заинтересованными лицами при жизни наследодателя, а значит, считаются вступившими в силу с момента своего составления. В отличие от России, в США завещание может содержать исключительно неимущественные распоряжения, в том числе в отношении объектов, с точки зрения российского закона находящихся вообще за пределами гражданско-правового регулирования и необоротоспособных.

Литература

  1. Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Д.М. Генкина. М.: Госюриздат, 1949.
  2. Паничкин В.Б., Боровик О.Ю. Наследственное право США: Монография. СПб.: Изд-во Р. Асланова Юрцентр "Пресс", 2006. 850 с.
  3. Наследственное право. 2006. N 2. С. 16 (заметка без авторства).
  4. Международное частное право: Учебник / Под ред. Г.К. Дмитриевой. М.: Проспект, 2001.
  5. Conoway v. Fulmer, 54 So. 624 (Ala. 1911).
  6. Johanson S.M. Wills. 3d Edition. Chicago: Harcourt Brace Legal and Professional Publications, 2001. 262 p.
  7. In re Hickman's Estate, 101 Cal. 609 (1894).
  8. Kimley v. Whittaker, 306 A.2d 443 (N.J. 1973).