Мудрый Юрист

Особенности правового положения членов семьи собственника жилого помещения, находящегося в долевой собственности

Самойлов Евгений Иванович, мировой судья судебного участка N 3 Ленинского судебного района г. Ростова-на-Дону, преподаватель кафедры гражданского права Ростовского филиала Российского государственного университета правосудия, кандидат юридических наук.

В статье рассматривается право членов семьи собственника владеть и пользоваться принадлежащим ему жилым помещением при его нахождении в долевой собственности и возникновении между собственниками спора об определении порядка пользования жилым помещением и проживания в нем указанных лиц.

Ключевые слова: жилое помещение, порядок пользования жилым помещением, члены семьи собственника, защита жилищных прав.

Features of Legal Status of Family Members of an Owner of Shared Residential Premises

E.I. Samoylov

Samoylov Evgeniy I., Justice of the Peace of the Court Circuit No. 3 of the Leninsky Court District in Rostov-on-Don, Lecturer of the Department of Civil Law of the Rostov Branch of the Russian State University of Justice, Candidate of Legal Sciences.

This article presents the right of the family members of an owner to possess and to use the vested dwelling premise if it is in shared ownership and if there is an argument about the procedure for using the dwelling premise and living in it between the owners.

Key words: dwelling premise, procedure for using the dwelling premise, family members of an owner, protection of housing rights.

Одной из категорий дел, отнесенных законом к подсудности мировых судей, являются споры об определении порядка пользования общим имуществом. В подавляющем большинстве случаев речь идет о жилых помещениях и земельных участках, находящихся в долевой собственности граждан. При рассмотрении данных споров перед судом стоит задача определить ту часть недвижимого имущества, которая будет предоставлена во владение и пользование каждого из сособственников.

Однако при распределении площади жилого помещения нередко встает вопрос о признании и защите права на проживание членов семьи долевого собственника, проживающих в этом доме или квартире, об учете судом состава семьи собственника при передаче ему во владение и пользование конкретной части жилого помещения, которая способна удовлетворить жилищные потребности всех проживающих с ним граждан.

Такие интересы могут вступать в конфронтацию с правами иных сособственников, проживающих здесь же, и членов его семьи, в особенности когда речь идет о жилом помещении, площадь которого не соответствует установленным органами местного самоуправления нормам предоставления социального жилья и не позволяет поселить в нем всех собственников с членами их семей. В связи с этим возникает вопрос о существовании (признании) у членов семьи какого-либо самостоятельного права на пользование жилым помещением и его учете при определении порядка пользования общим имуществом.

Для рассмотрения правового положения этих лиц в рамках долевой собственности изначально следует обратиться к правовой природе этих прав.

Согласно п. 2 ст. 31 Жилищного кодекса РФ (далее - ЖК РФ) члены семьи собственника жилого помещения имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи. Нормы ЖК РФ также предусматривают возможность сохранения за бывшими членами семьи права пользования жилым помещением на основании решения суда и при прекращении семейных отношений с собственником.

В первоначальной редакции Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) право проживания сохранялось за членами семьи и после прекращения семейных отношений и было наделено свойством следования. В дальнейшем, в связи с принятием и введением в действие ЖК РФ (п. 4 ст. 31), в ст. 292 ГК РФ были внесены изменения, и переход права собственности на дом или квартиру к другому лицу стал являться основанием для прекращения права членов семьи пользоваться жилым помещением.

Это дало основание ряду ученых говорить об утрате вещного характера их права пользования и о его переходе в разряд обязательственных правоотношений <1>. Основными доводами сторонников такой позиции являются ссылки на утрату у данного права свойства следования за вещью как обязательного признака вещных прав.

<1> Суханов Е.А. Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., стереотип. Автор главы - Е.А. Суханов. М.: Статут, 2011. Т. I: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права. С. 601.

По мнению других ученых, право пользования жилым помещением членов семьи собственника и после прекращения семейных отношений остается вещным. Его сторонники ссылаются на то обстоятельство, что данное право формально осталось в разделе II ЖК РФ, именуемом законодателем "Право собственности и другие вещные права на жилые помещения" <2>, что возможность следования за вещью не является обязательным атрибутом вещного права <3>, что абсолютный характер возможностей членов семьи собственника, составляющий содержание права, остался неизменен: они совершают собственные активные действия, направленные на объект права, и пользуются абсолютной защитой <4>.

<2> Щенникова Л.В. Вещное право: Учебное пособие. М.: Юрист, 2006. С. 71.
<3> Свит Ю.П. Жилищное право: Учеб. пособие / Отв. ред. В.П. Мозолин. М.: Юрист, 2005. С. 51.
<4> Качалова И.В. Право совместного проживания (жилищные права членов семьи собственника, нанимателя и члена жилищного кооператива) // Право и политика. 2005. N 12. С. 138.

По мнению автора, право членов семьи собственника жилого помещения в том значении, которое законодатель и судебная практика придавали ему на протяжении длительного периода времени - изначально в советском, а потом и в российском праве, - а именно сохранение права на проживание после прекращения семейных отношений с собственником, в том числе и в случае дальнейшей продажи жилого помещения, в своей основе содержит и несет вещную природу, однако имеет и свою специфику.

Например, в период действия Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 года при выходе из состава семьи собственника последний был не вправе требовать выселения из принадлежащего ему дома бывшего члена семьи, который не лишался жилищных прав, но мог быть поставлен хозяином дома в положение нанимателя <5>. Аналогичное положение содержалось и в ст. 127 Жилищного кодекса РСФСР.

<5> Басин Ю.Г. Вопросы советского жилищного права. Алма-Ата, 1963. С. 192, 193.

Однако в настоящей редакции ГК РФ и ЖК РФ эти права лишены характерных признаков вещных прав, прежде всего свойства следования за вещью (п. 3 ст. 216 ГК РФ), их вещный статус законодательно не оформлен.

В жилищном правоотношении, характерном для долевой собственности, правовое положение указанной категории граждан будет иметь свои особенности, выражающиеся в зависимости данного ограниченного вещного права не только от прав собственника жилого помещения, но и от прав других лиц на данное жилое помещение.

Изначально для приобретения статуса члена семьи необходимо вселение граждан, указанных в п. 2 ст. 31 ЖК РФ, в жилое помещение, происходящее с согласия собственника.

В ст. 247 ГК РФ закреплен общий принцип определения порядка пользования общим имуществом между собственниками объекта недвижимости. В его основе лежит передача собственнику вещи соответствующего размера доли в праве общей долевой собственности. В случае невозможности выделения каждому из собственников имущества, которое соответствовало бы идеальной доле, суды определяют часть общедолевого имущества, подлежащего передаче, по сложившемуся порядку пользования.

Освещая порядок пользования жилым помещением, находящимся в долевой собственности, Верховный Суд РФ на вопрос, необходимо ли участнику общей долевой собственности на квартиру (в том числе однокомнатную) получение согласия другого собственника этого жилого помещения на вселение членов своей семьи или иных граждан, вселяемых им в качестве членов своей семьи, ответил, что вселение собственником жилого помещения членов своей семьи и иных граждан является реализацией права пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением, в связи с чем необходимо согласие всех сособственников этого жилого помещения <6>.

<6> Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2010 года (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 16 июня 2010 г.), вопрос N 4 // СПС "КонсультантПлюс".

Руководствуясь данным разъяснением, суды при рассмотрении данной категории споров стали производить выселение членов семьи собственника, при вселении которых не было получено согласия остальных правообладателей, даже несмотря на сложившийся порядок пользования жилым помещением и наличие в нем отдельных изолированных комнат <7>.

<7> См., например: Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 30 мая 2016 г. N 33-10614/2016 по делу N 2-8620/2015; Определение Приморского краевого суда от 6 октября 2015 г. по делу N 33-9030/2015.

На наш взгляд, такое согласие необходимо при изменении жилищного правоотношения, выражающегося во вселении другого гражданина при недостаточности площади жилого помещения, однако сформировавшиеся жилищные отношения по владению и пользованию долевой собственностью между собственниками и членами их семей, при отсутствии чинения препятствий со стороны одного из них, необходимо рассматривать как сложившийся порядок пользования, не требующий подтверждения в виде заключения соглашений в письменной форме и, соответственно, не нарушающий права другого собственника и членов его семьи, который может быть сохранен по решению суда.

Если, например, речь идет об изолированных частях жилого помещения, то вселение других граждан на данную территорию в пределах площади нормы предоставления будет являться реализацией права гражданина на проживание с членами своей семьи, предусмотренного в п. 2 ст. 31 ЖК РФ.

Такая позиция не будет противоречить положениям, изложенным в специальном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, посвященном применению ЖК РФ <8>, предусматривающем, что порядок пользования жилым помещением определяется жилищным законодательством, которое не предусматривает получение какого-либо согласия на вселение члена семьи одного из сособственников у других правообладателей.

<8> Пункты 4, 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

В другом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, посвященном вещным правам на жилое помещение <9>, подчеркивалась возможность определения порядка пользования имуществом по фактически сложившемуся порядку, который может точно не соответствовать долям в праве общей собственности и основываться на нуждаемости каждого из сособственников в этом имуществе и реальной возможности совместного пользования, под которой, например, может быть учтен состав семьи каждого долевого собственника.

<9> Пункт 37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ" // СПС "КонсультантПлюс".

Из положения п. 2 ст. 31 ЖК РФ можно заключить, что пределы прав членов семьи на жилое помещение при долевой собственности будут ограничены размером доли самого собственника и, соответственно, площадью части жилого помещения, приходящейся на эту долю.

Так, ст. 31 ЖК РФ определяет, что жилищные права членов семьи прекращаются при разрыве семейной связи с собственником, а сохраненное по решению суда право проживания после прекращения семейных отношений прекращается при переходе права собственности на помещение к другому лицу. Заложенные в законе условия проживания уже изначально показывают, что в основе жилищных прав членов семьи лежит семейная связь с собственником.

Даже декларируемый нашим законодательством вещный характер прав этих лиц, указанный в названии раздела II ЖК РФ "Право собственности и другие вещные права на жилые помещения", не позволяет говорить о его самостоятельности и обособленности. В отличие от таких классических ограниченных вещных прав на жилые помещения, как легат или проживание на основании договора пожизненного содержания с иждивением, это право не предоставляет отдельной самостоятельности, независимости и не противопоставляет себя правам других собственников в виде самостоятельного обременения объекта права.

При определении порядка пользования жилым помещением, находящимся в долевой собственности, эта зависимость будет проявляться в том, что при выделении собственнику конкретной жилой площади дополнительно не будут учитываться права членов его семьи. Содержание и объем данного права остаются в границах права собственника и его доли.

Поэтому при нехватке жилой площади суды прежде всего должны исходить из размера доли каждого собственника и из сложившегося между ними порядка пользования данным жилым помещением. При отсутствии возможности предоставления жилой площади одному из нуждающихся в жилом помещении собственников в пределах нормы предоставления члены семьи другого собственника, проживающие здесь же, могут быть выселены без предоставления им другого жилого помещения.

Такая ситуация, например, может возникнуть, если речь идет об определении порядка пользования однокомнатной квартирой между двумя собственниками при их нуждаемости, адекватном размере доли и предыдущем пользовании этим жилым помещением. В таком жилищном правоотношении праву нуждающегося собственника будет противостоять право другого сособственника, но никак не права членов его семьи.

В научной литературе высказывалось мнение о необходимости закрепления в ЖК РФ конкретных норм, регламентирующих порядок получения одним из собственников согласия остальных собственников на вселение в общее жилище членов своей семьи <10>.

<10> Хлопцев И.В. Выселение членов семьи собственника общего жилого помещения как способ защиты нарушенных жилищных прав // Семейное и жилищное право. 2015. N 1. С. 40 - 42.

Такое согласие, безусловно, застрахует членов семьи одного из сособственников от последующих необоснованных требований о выселении со стороны других правообладателей, однако, на наш взгляд, будет являться элементом соглашения между собственниками, определяющим порядок пользования жилым помещением, но никак не свидетельствовать об укреплении вещного правового статуса одного из членов семьи.

За пределами рассматриваемого правового положения данной категории лиц будут находиться права несовершеннолетних детей членов семьи собственника, которые будут владеть и пользоваться жилым помещением своих родителей вне зависимости от его размера и иных вещных прав на данное жилое помещение других лиц, включая сособственников, и которые будут основываться на нормах семейного законодательства <11>.

<11> Самойлов Е.И. Особенности законодательного регулирования права несовершеннолетних на проживание в жилом помещении родителей // Повышение эффективности общественного контроля в социальной сфере (здравоохранение, образование, социальное и жилищное обеспечение): создание Академии общественного контроля: Сборник докладов конференции по итогам социально значимого проекта / Под ред. А.Е. Тарасовой. М.: Юрист, 2015. С. 150 - 151.

Попытка закрепить право членов семьи собственника жилого помещения была предпринята путем введения законодателем в Гражданский кодекс РФ <12> ограниченного вещного права социального пользовладения (узуфрукт), предусматривающего возможность владения и пользования социальным пользовладельцем чужим жилым помещением собственника или его частью. В качестве субъектов данного права выступали члены семьи собственника жилого помещения, в отношении которых он обязан выплачивать алименты в соответствии с семейным законодательством.

<12> Проект федерального закона N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27 апреля 2012 г.) // Сайт "Российской газеты". 2012. 7 февр. URL: http//www.rg.ru/2012/04/06/gk-popravki-site-dok.html.

Согласно положениям проекта лицо, обладающее правом социального пользовладения, сохранит право владения и пользования жилым помещением в случае перехода права собственности на него к другому лицу. Более того, лицо, приобретшее жилое помещение, обремененное правом социального пользовладения, не вправе вселяться в него в период действия данного права (ст. 302.7).

Однако анализ норм законопроекта позволяет сделать вывод, что они не смогут урегулировать правоотношения в сфере долевой собственности. По смыслу проекта социальное пользовладение будет регулировать отношения собственника и лица, в пользу которого он обязан уплачивать алименты, и обременять только его право собственности на жилое помещение, не расширяя это право за счет прав других собственников жилья.

Таким образом, действующее законодательство не устанавливает в качестве юридически значимого обстоятельства при определении порядка пользования жилым помещением, находящимся в долевой собственности, состав семьи сособственников, а правовое положение членов их семьи обусловлено зависимостью не только от семейных связей с собственником, но и от вещных прав других лиц на это жилое помещение.

Несмотря на законодательную декларацию права членов семьи собственника как ограниченного вещного права, оно фактически обременяет только права самого собственника жилого помещения, и объем этих прав в пользовании общим имуществом ограничен объемом прав самого собственника.

Литература

  1. Басин Ю.Г. Вопросы советского жилищного права. Алма-Ата, 1963. 244 с.
  2. Качалова И.В. Право совместного проживания (жилищные права членов семьи собственника, нанимателя и члена жилищного кооператива) // Право и политика. 2005. N 12. С. 136 - 142.
  3. Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2011. Т. I: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права. 958 с.
  4. Самойлов Е.И. Особенности законодательного регулирования права несовершеннолетних на проживание в жилом помещении родителей // Повышение эффективности общественного контроля в социальной сфере (здравоохранение, образование, социальное и жилищное обеспечение): создание Академии общественного контроля: Сборник докладов конференции по итогам социально значимого проекта / Под ред. А.Е. Тарасовой. М.: Юрист, 2015. 296 с.
  5. Свит Ю.П. Жилищное право: Учеб. пособие / Отв. ред. В.П. Мозолин. М.: Юрист, 2005. 207 с.
  6. Хлопцев И.В. Выселение членов семьи собственника общего жилого помещения как способ защиты нарушенных жилищных прав // Семейное и жилищное право. 2015. N 1. С. 40 - 42.
  7. Щенникова Л.В. Вещное право: Учебное пособие. М.: Юрист, 2006. 190 с.