Мудрый Юрист

О признаках понятия "плагиат" в авторском праве

/"ИС. Авторское право и смежные права", 2017, N 2/
В. ВИТКО

Витко В., г. Москва.

В представленной статье руководителем юридической службы АО "Фирма "АйТи". Информационные технологии" В. Витко рассмотрены доктринальные представления о содержании понятия "плагиат". Автор приходит к выводу, что господствующее определение плагиата как присвоение авторства не является удовлетворительным. Обосновывается предположение тем, что гражданско-правовая сущность плагиата состоит в изложении лицом мыслей в объективной форме, созданной другим автором (авторами), без указания имени автора (соавтора).

Ключевые слова: автор, право авторства, произведение, заимствование, цитирование, подражание, присвоение, плагиат.

On attributes of "plagiarism" in copyright law

V. Vitko

V. Vitko, head of the legal division of the "IT Firm. Information Technologies" examines the doctrinal views of the notion of "plagiarism" and its contents and comes to the conclusion that the widely accepted definition of plagiarism as illegal acquisition of authorship is not satisfactory. He argues that the essence of plagiarism in terms of civil law consists in some person's reproduction of ideas in the objective form already created by other authors without referencing them (or coauthors).

Key words: author, right for authorship, work, borrowing, citing, imitation, acquisition, plagiarism.

Часть I. Господствующий взгляд на понятие "плагиат"

Определение содержания понятия "плагиат", ввиду отсутствия в цивилистике единообразного понимания правовой сущности этого явления, остается неразрешенной научной проблемой. По этой причине нами предпринята попытка гражданско-правового исследования этого понятия с целью раскрыть его сущность путем выделения присущих ему признаков и на их основе предложить определение понятия "плагиат".

В Российской Федерации авторские правоотношения регулируются нормами части четвертой ГК РФ, которая не содержит и не использует понятия "плагиат". Определение плагиата как присвоения авторства закреплено в ст. 146 УК РФ. Законодательство об авторском праве других государств, бывших республик СССР (кроме Украины), также не содержит понятия "плагиат", при этом в уголовных кодексах целого ряда государств установлена ответственность за присвоение авторства <1>.

<1> Уголовная ответственность за присвоение авторства предусмотрена в Уголовных кодексах Республики Беларусь (ст. 201), Республики Молдова (ст. 185-1), Республики Армения (ст. 158), Республики Казахстан (ст. 184), Украины (ст. 176), Республики Узбекистан (ст. 149), Грузии (ст. 189), Республики Таджикистан (ст. 156), Эстонской Республики (ст. 277), Литовской Республики (ст. 191), Латвийской Республики (ст. 148).

Ввиду того что понятие "плагиат" подвергалось исследованию в науке, видится необходимым рассмотреть выводы, к которым пришли ученые, исследуя это явление. В научных публикациях господствующей является позиция, согласно которой характерным признаком плагиата является присвоение авторства [1, с. 10].

Эта мысль, без сомнения верная, вызывает неудовлетворенность тем, что словосочетание "присвоение авторства" является в гражданском праве неопределенным, и поэтому есть сомнение в том, что понятие "плагиат", определяемое посредством его, является практически применимым. Кроме того, такое понимание сущности плагиата, по нашему мнению, не исчерпывает все его содержание.

Стоит заметить, что определения плагиата целого ряда авторов, по существу, сводятся к нему. Приведем в качестве примера несколько определений плагиата, предложенных в литературе гражданского права:

  1. "плагиат - это самостоятельное нарушение лично-неимущественных прав, выраженное в присвоении авторства как в отношении всего произведения, так и его отдельных частей, в том числе использование произведения, части (включая название) без указания источника заимствования" [2, с. 9];
  2. плагиат - это нарушения, связанные с присвоением чужого авторства, выдачей чужого результата интеллектуальной деятельности за свой собственный [3, с. 109];
  3. плагиат - это "умышленное присвоение авторства другим лицом" [4, с. 17].

Такого же взгляда на понятие "плагиат" придерживается ряд других авторов: А.П. Сергеев [5, с. 200], И.А. Зенин [6, с. 384], В.А. Белов [7], Р.А. Мерзликина [8], И.В. Овчинников [9, с. 116], С.А. Денисов и А.А. Молчанов [10, с. 78]. Как видим, многие готовы защищать то, что сущность плагиата состоит в присвоении авторства (прим.: здесь и далее выделено автором).

В одной из недавних работ было предложено развернутое определение плагиата: "Это противоправное умышленное присвоение авторства и других правомочий на произведение науки, литературы и искусства как охраняемого результата творческой деятельности (то есть объекта интеллектуальных прав) помимо воли его подлинного автора" [11, с. 14].

Видится необходимым разобрать его содержание с целью анализа признаков, предлагаемых не только упомянутым автором, но и другими исследователями, для характеристики понятия "плагиат".

Словосочетание - "охраняемого результата творческой деятельности (то есть объекта интеллектуальных прав)" является излишним, так как все произведения охраняются законом и среди них не может быть неохраняемых (ст. 1225 ГК РФ). Еще один признак - "противоправное" - также видится излишним, потому что присвоение авторства не может быть законным.

Выражение - "помимо воли" - не может составить критерия исследуемого понятия, ввиду того что право авторства непередаваемо, отказ от него ничтожен (п. 1 ст. 1265 ГК РФ). Поэтому невозможно представить, что авторство может быть присвоено с согласия, т.е. по воле самого автора. Более того, даже если автор разрешит третьему лицу именовать себя автором его произведения, то и в этом случае будет иметь место плагиат, так как такое разрешение не основано на законе.

Критерий - "умышленное" - также вряд ли можно считать признаком плагиата, хотя многие убеждены в том, что в действующем законодательстве термин "плагиат" используется только для обозначения случаев умышленного присвоения авторства на произведения науки, литературы и искусства [1, с. 12].

Возражение состоит в том, что "случайно" создать ровно такое же произведение невозможно, поэтому плагиат - это всегда умышленное, т.е. преднамеренное, а не "случайное" действие, и поэтому без намерения, как бы невзначай, присвоения права авторства быть не может. Ведь невозможно представить, что "человек, заимствующий мысли у другого, может ввести их в систему своих мыслей в той же точно форме, какую они получили у этого другого" [12, с. 33].

Поэтому иначе как ошибочным нельзя считать подход, допускающий, что "нельзя, по крайней мере теоретически, исключать возможность того, что два автора самостоятельно и независимо друг от друга создадут два абсолютно идентичных произведения (как по форме, так и по содержанию)" [13, с. 56]. Это допущение приводит автора к невозможному выводу о том, что "даже тогда, когда созданное одним автором произведение полностью идентично произведению, созданному другим автором, делать однозначный вывод о том, что речь идет о плагиате (присвоении авторства), не всегда правомерно" [13, с. 56].

Мы убеждены, что повторно создать произведение невозможно и поэтому не можем согласиться, что "с субъективной стороны плагиат характеризуется умыслом на незаконное использование чужого произведения под видом собственного. В отсутствие такого умысла неоригинальность (похожесть) вновь созданного произведения не означает плагиат" [14, с. 37].

Как следствие, полагаем, что действие плагиатора всегда является умышленным и поэтому оно не может составить критерия понятия "плагиат", так как не служит отграничению плагиата от других, схожих с ним понятий.

Вернемся к анализируемому определению, которое в итоге сводится к следующему: плагиат - это присвоение авторства и других правомочий, под которыми понимается совокупность "всех прав, принадлежащих подлинному автору" [11, с. 58], на произведение науки, литературы и искусства.

Из этого следует заключить, что плагиат - это присвоение личных неимущественных прав, а также исключительного права на произведение (п. 2 ст. 1255 ГК РФ).

Такой вывод видится достаточно спорным и вот почему.

Во-первых, возможно ли говорить о присвоении права автора на имя, которое "является способом обозначения гражданина" [15, с. 249]?

Полагаем, что присвоить право автора на имя, которое автором реализовано, невозможно, так как автор уже обозначил себя определенным образом (своим именем, псевдонимом или анонимно) в качестве автора определенного произведения. Поэтому речь может идти о нарушении права на имя, состоящем в несоблюдении избранного автором обозначения себя в качестве автора, но при этом присвоения права авторства может и не быть. Так, например, если автор произведения будет обозначен любым иным способом, отличным от выбранного автором, то это будет нарушением права на имя, но присвоения авторства здесь нет. В действительности возможна ситуация, когда имя автора и лица, присвоившего чужое произведение, совпадают, и здесь не будет нарушения плагиатором права на имя. Разве не возможно, к примеру, что статья автора будет опубликована издателем не под тем именем, которое выбрал автор, а под иным, что приведет к нарушению права на имя, но не авторства. По этой причине нельзя согласиться с мнением, что плагиат будет в случае, "когда в качестве автора указывается имя третьего лица, хотя таковым оно не является" [13, с. 55]; "приписывания авторства (другим лицам)" [7] - ведь здесь нет воли третьего лица на присвоение права авторства. Таким образом, нарушение права авторства не всегда сопровождается нарушением права автора на имя.

Далее, если произведение обнародовано, то тем самым право обнародования "исчерпано" автором, и поэтому ни присвоить, ни нарушить его уже невозможно, так как оно осуществлено автором. В случае если произведение не было обнародовано автором и его обнародовало другое лицо под именем подлинного автора, то перед нами, конечно, нарушение права автора, но такое действие не является плагиатом. Так, А.С. Пушкин в письме к П.А. Вяземскому упрекает Муханова в том, что "он без спросу взял у меня начало Цыганов и распустил его по свету", т.е. в обнародовании части его поэмы. Но этот упрек состоит не в присвоении права авторства, а в нарушении права автора на обнародование поэмы.

Нет сомнения в том, что плагиат возможен как в отношении обнародованного, так и необнародованного произведения, так как каждое охраняется авторским правом. Исходя из этого плагиат не всегда сопровождается нарушением права на обнародование, и значит, нарушение этого права автора не является сущностным признаком плагиата.

Право на неприкосновенность произведения, согласно п. 1 ст. 1266 ГК РФ, состоит в том, что никто, кроме автора, не может внести в его произведение изменения, сокращения и дополнения, т.е. изменить форму, в которой автор изложил мысли. При плагиате может быть нарушено это право автора, поэтому "присвоение" права на неприкосновенность также не является квалифицирующим признаком плагиата. К примеру, если редакция журнала опубликует статью автора под его именем, но при этом внесет в нее не согласованные с автором изменения, то этим нарушит право на неприкосновенность произведения, но не право авторства.

Такой вывод имеет поддержку в литературе. Так, например, О.В. Бобкова, С.А. Давыдов, И.А. Ковалева считают, что плагиат "факультативно влечет нарушение других личных неимущественных прав. Так, если объектом плагиата явилось необнародованное произведение, то плагиат, в числе прочего, может повлечь нарушение права на обнародование. В случаях когда плагиатор незаконно использует изъятый из оригинального произведения фрагмент, можно также говорить о нарушении права автора на неприкосновенность произведения" [14, с. 34].

Остался вопрос: всегда ли плагиат обязательно сопровождается присвоением не только личных прав автора, но и имущественных прав на произведение?

Так, высказывается мнение, что "плагиат, помимо имущественных прав автора, нарушает такое неимущественное право, как право авторства... и всегда совершается умышленно" [4, с. 17]. Другие исследователи также считают, что "плагиат влечет нарушение исключительных прав автора или иных правообладателей, поскольку при плагиате в большинстве случаев имеет место бездоговорное использование чужих произведений" [14, с. 34 - 35].

На наш взгляд, нет оснований утверждать, что цель плагиатора состоит в использовании произведения (в смысле ст. 1270 ГК РФ) и поэтому плагиат всегда влечет нарушение исключительного права автора. Но то справедливо, что при плагиате могут быть нарушены и имущественные права автора.

В качестве обоснования приведем следующие доводы. Обладателем исключительного права может быть не только автор, и поэтому если автор передал исключительное право на произведение другому лицу, то даже в случае незаконного его использования нет оснований говорить о нарушении исключительного права автора, так как у автора его просто нет. Как видим, в таком случае могут быть нарушены только личные права автора.

Если имущественные права на произведение принадлежат автору, то и в этом случае нарушение права авторства не обязательно сопровождается нарушением его имущественных прав. Во-первых, плагиатор может, законно обладая правом использования произведения, нарушить право авторства. Во-вторых, плагиатор не всегда точно воспроизводит в своем произведении фрагмент (часть) произведения другого автора, поэтому даже если он не обладает необходимым правомочием, то и в этом случае отсутствует незаконное использование чужого произведения путем воспроизведения.

Исходя из этого верной является позиция, согласно которой плагиатор "в первую очередь посягает на право создателя произведения считаться его автором, а затем и на имущественные права автора" [16, с. 8]. С одной поправкой, плагиат может сопровождаться нарушением имущественных прав автора, поэтому нарушение этих прав не составляет обязательного признака плагиата.

По этой причине трудно согласиться с дефиницией плагиата как "умышленно совершаемым физическим лицом незаконным использованием или распоряжением охраняемыми результатами чужого творческого труда, которое сопровождается доведением до других лиц ложных сведений о себе как о действительном авторе" [14, с. 3].

Похожее мнение ранее высказала Н.Г. Толочкова: "Плагиат представляет собой не только присвоение авторства в отношении произведения в целом, но и любое несанкционированное использование его частей..." [2, с. 89].

Однако практика жизни показывает, что при плагиате не всегда происходит использование произведения, и значит, использование произведения не составляет его обязательного признака. Определения должны соответствовать объективной действительности, поэтому не представляется возможным согласиться с вышеприведенными определениями плагиата.

Итак, при плагиате всегда происходит присвоение права авторства, но также могут быть нарушены и другие личные права автора - на неприкосновенность, обнародование произведения, а также имущественные права автора. Эти признаки, являющиеся только возможными, необходимо отклонить как побочные при определении понятия "плагиат".

Как видим, анализируемое определение в итоге сводится к общепризнанному в доктрине: плагиат - это присвоение права авторства. Такой взгляд на сущность плагиата установился начиная с XVII века, он и сегодня является господствующим в нашей науке.

Кажется, невозможно сомневаться в верности такого взгляда, однако возьмем на себя смелость сказать, что правовая сущность явления плагиата состоит не в присвоении права авторства - ведь нельзя же всерьез согласиться с тем, что право авторства как идеальную категорию можно действительно присвоить.

Чтобы яснее была наша мысль, приведем пример. Представим себе, что украдена вещь. Разве кто-то говорит при этом о присвоении права собственности на вещь? Нет, так как действие лица было направлено именно на вещь, и именно присвоение вещи является результатом хищения. Ровно так же объектом, на который направлено действие плагиатора, является произведение, но не право авторства на него.

Попробуем обосновать высказанное предположение, для чего необходимо вернуться к термину "присвоение", который часто используется как русскими цивилистами (В. Спасович [17, с. 77], Д. Липцик [18, с. 483] и др.), так и современными учеными при характеристике понятия "плагиат".

Его применение вызывает возражение, поскольку понятие "присвоение" - это экономическая категория, которая соотносится с правом собственности, объектом которой являются вещи, но вряд ли приложима к неосязаемым объектам (объектам авторского права и правам на них).

Позитивное право содержит определение понятия "присвоение" - это хищение чужого имущества, вверенного виновному (ст. 160 УК РФ). Как видим, предметом присвоения предполагается только имущество (вещь): "Со стороны физической, имущество как объект похищения должно быть вещественным предметом внешнего мира" [19, с. 163, 191; 20, с. 286]. Но право авторства - это идеальный предмет, поэтому понятие "присвоение" к нему применимо быть не может. Исходя из этого вряд ли можно признать правильным определение плагиата как присвоение авторства, содержащееся в уголовном законодательстве (п. 1 ст. 146 УК РФ).

Есть и другая причина, по которой понятие "присвоение", содержащееся в уголовном законодательстве, не может быть использовано в авторском праве: плагиат направлен против прав автора на произведение, и поэтому этот термин должен определяться понятиями авторского права. Так, Г.Ф. Шершеневич, рассматривая вопрос об объекте контрафакции, отмечал, что "гражданский закон является в этом отношении руководителем уголовного правосудия" [20, с. 290].

Схожей позиции придерживается ряд современных исследователей плагиата. Так, А.П. Анисимов и М.Ю. Козлова также полагают, что "слово "присвоение", во-первых, в большей степени относится к терминологии уголовного права, во-вторых - скорее к вещам, чем к интеллектуальным правам, поэтому использовать его представляется не вполне обоснованным" [16, с. 7]. О.В. Бобкова, С.А. Давыдов, И.А. Ковалева считают неоправданным раскрытие понятия "плагиат" в уголовном законе, и, как следствие, им "представляется ошибочной и позиция ученых, которые, определяя правовую сущность плагиата, оперируют термином "присвоение авторства" с оглядкой на УК РФ" [14, с. 33].

Но тем не менее рассмотрим, в чем состоит юридический, точнее - гражданско-правовой, смысл выражения "присвоение авторства".

Если обратимся к словарям русского языка, то слово "присвоить" означает - завладеть, самовольно взять в свою собственность, выдать за свое (словарь Ожегова). Поэтому нельзя не согласиться с тем, что присвоение имущества подразумевает его обязательное отчуждение от всех других лиц, иначе присвоение теряет всякий смысл. Исходя из этого к интеллектуально-правовым отношениям подобная трактовка понятия "присвоение" неприемлема [14, с. 33].

Разделяя это убеждение, представляется необходимым ответить на вопрос - что вообще может быть объектом присвоения в авторских отношениях?

Начнем с того, что общим мнением признается несомненным: плагиат не может состоять в присвоении чужих мыслей, так как они "не поддаются исключительному присвоению" [20, с. 70], и поэтому юридическая защита мыслей невозможна (Гербер). При этом вопрос представления чужих мыслей за собственные - это вопрос нравственности, но не права, поэтому "автор не может считать нарушением своего интереса то обстоятельство, что его идеи повторяются многими другими писателями" [20, с. 276]. Ведь сам смысл творчества, его мотив, в первую очередь, состоит в желании автора поделиться мыслями.

И трудно согласиться с тем, что "плагиат очевиден при заимствовании и содержания, и формы" [21, с. 18]. Сомнение вызывает то, что заимствование содержания будто также составляет признак плагиата. Если следовать этому взгляду, тогда в случае выражения известного содержания в своей форме произведение должно быть признано плагиатом. С таким выводом не представляется возможным согласиться.

Может ли объектом присвоения быть труд (мыслительная деятельность) создателя произведения?

В доктрине высказывалось мнение, что "сущность плагиата заключается в присвоении себе чужого литературного или художественного труда, в выдавании его за свой собственный" [17, с. 77]. Такое толкование сущности плагиата представляется нам ошибочным, поскольку саму по себе мыслительную деятельность присвоить невозможно. По-видимому, приведенный вывод касается экономической сущности плагиата, но тогда точнее было бы говорить о присвоении результата труда, а не самого по себе труда создателя.

Но возможно ли, в правовом смысле, присвоение результата творческого труда автора, т.е. произведения?

Так, высказывается мнение, что "плагиат - присвоение и использование без ссылки на автора (авторов) более третьей части чужого... произведения, при условии что текста автора вдвое меньше против ссылок из чужого произведения" [22, с. 183], из которого следует, что объектом присвоения является произведение (или его часть).

Похожей позиции придерживается Д. Липцик, утверждая, что "плагиат заключается в полном или частичном присвоении оригинальных элементов, содержащихся в чужом произведении, и в их представлении в качестве своих собственных" [18, с. 483]. Если, конечно, ученый под "оригинальными элементами" понимает часть произведения, обладающую творческим характером, и потому самостоятельным объектом авторского права.

О.С. Иоффе также полагал, что плагиатом является "присвоение чужого произведения" [21, с. 18].

Убежденным сторонником такого подхода является С.А. Судариков: "Плагиат означает присвоение чужого произведения, исключительных и личных неимущественных прав, прежде всего права авторства. Следует подчеркнуть, что при плагиате чужое произведение или его часть присваиваются, т.е. плагиат является хищением объекта авторского права, или литературным воровством" [23, с. 268].

Что поражает в этом подходе? Это утверждение, что плагиат - это хищение произведения. Автор, похоже, упускает из виду то обстоятельство, что произведение - это далеко не вязанка дров. Даже по своей сути плагиат не "постыдное похищение" (А.С. Пушкин), а скорее обман, т.е. ложное представление о чем-нибудь (словарь Ожегова).

Представленная точка зрения видится небезупречной по той причине, что расходится с господствующим в науке взглядом, не признающим возможность присвоения произведения.

Попробуем обосновать, почему позиция, согласно которой плагиат означает присвоение чужого произведения, противоречит действительности, да и закону.

Произведение - это мысль в определенном самостоятельном (индивидуальном) изложении автором в объективной форме, которая и подлежит охране авторским правом. Тогда, следуя приведенной выше позиции ученых, плагиат состоит в присвоении формы, в которой выражены мысли автором, представляющей собой неосязаемый объект.

Говорить о присвоении возможно было бы в том случае, если бы автор обладал правом собственности на внешнюю форму своего творения.

Но произведение не вещь, оно не может переходить из рук в руки, поэтому невозможно говорить о физическом присвоении внешней формы (произведения). Об этом прямо говорит закон в п. 4 ст. 129 ГК РФ.

По этой причине нельзя согласиться с теми авторами, которые полагают, что плагиат - это присвоение (похищение) произведения. Более того, у нас нет сомнений, что само понятие "присвоение" в авторском праве неприменимо.

Подытоживая, можно сказать, что плагиат не может заключаться ни в присвоении чужих мыслей (идей), ни в присвоении непосредственно труда автора (мыслительной деятельности), ни в присвоении результата труда автора - произведения.

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Близнец И., Леонтьев К. Плагиат и заимствования: правовой аспект // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2013. N 7.
  2. Толочкова Н.Г. Гражданско-правовая охрана авторских прав от контрафакции и плагиата: Дис. ... к. ю. н. Волгоград, 2004.
  3. Мозолин В.П. О концепции интеллектуальных прав // Журнал российского права. 2007. N 12.
  4. Добрякова Н.И. Заимствование или плагиат: российский и зарубежный опыт // Человеческий капитал и профессиональное образование. 2015. N 1(13).
  5. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учеб. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК "Велби"; Изд-во "Проспект", 2005.
  6. Зенин И.А. Право интеллектуальной собственности: Учебник для магистров / И.А. Зенин. 8-е изд. М.: Издательство "Юрайт", 2013. С. 384.
  7. Белов В.А. Гражданское право: Общая и Особенные части: Учебник. М.: АО "Центр "ЮрИнфоР", 2003. 628 с.
  8. Мерзликина Р.А. Право интеллектуальной собственности: Учебник / Р.А. Мерзликина. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Финансы и статистика; Ставрополь: Сервисшкола, 2009. С. 273.
  9. Овчинников И.В. Личные неимущественные права автора на произведения науки, литературы и искусства: правовая природа и содержание: Дис. ... к. ю. н. М., 2016.
  10. Денисов С.А., Молчанов А.А. О проблематике защиты авторских и смежных прав в гражданском и уголовном праве // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2012. N 2.
  11. Богданова О.В. Защита интеллектуальных авторских прав гражданско-правовыми способами: Дис. ... к. ю. н. М., 2016.
  12. Табашников И.Г. Литературная, музыкальная и художественная собственность с точки зрения науки гражданского права и по постановлениям законодательств: Северной Германии, Австрии, Франции, Англии и России. Т. 1. СПб.: Тип. М.И. Попова, 1878.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья С.П. Гришаева "Плагиат: вопросы теории и практики" включена в информационный банк.

  1. Гришаев С. Плагиат: вопросы теории и практики // Хозяйство и право. 2013. N 10.
  2. Бобкова О.В., Давыдов С.А., Ковалева И.А. Плагиат как гражданское правонарушение // Патенты и лицензии. Интеллектуальные права. 2016. N 7.
  3. Флейшиц Е.А. Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. 1. М.: Статут, 2015.
  4. Анисимов А.П., Козлова М.Ю. Плагиат как феномен современной действительности // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2013. N 9.
  5. Спасович В. Права авторские и контрафакция. СПб.: Тип. М.О. Вольфа, 1865.
  6. Липцик Д. Авторское право и смежные права / Пер. с фр.; Предисловие М. Федотова. М.: Ладомир; Издательство ЮНЕСКО, 2002.
  7. Фойницкий И.А. Курс уголовного права. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича. С. 163, 191. Цит.: Шершеневич Г.Ф. [20].
  8. Шершеневич Г.Ф. Авторское право на литературные произведения. Казань, 1891.
  9. Иоффе О.С. Основы авторского права. М.: Знание, 1969.
  10. Якушева Т.А. Регулирование отношений автора с издательством по авторскому праву Российской Федерации: Дис. ... к. ю. н. Невинномысск, 2002.
  11. Судариков С.А. Право интеллектуальной собственности: Учебник. М.: Проспект, 2010.

/"ИС. Авторское право и смежные права", 2017, N 3/

Часть II. Выявление и обоснование сущностных признаков плагиата

Теперь рассмотрим вопрос о возможности присвоения личного права автора на произведение - права авторства.

Отношения по поводу авторства на созданные произведения регулируются ст. 1257 ГК РФ, которой установлено, что "автором произведения науки, литературы или искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано". Создание произведения является основанием возникновения абсолютного правоотношения - совокупности прав автора, включая право авторства, которое корреспондирует с обязанностью любого и каждого - "весь мир" (П. Эртманн), противостоящих автору, не нарушать это право.

Право авторство определяется в п. 1 ст. 1265 ГК РФ как "право признаваться автором произведения". Из норм, содержащихся в ст. 1228, п. 2 ст. 1255, ст. 1257, п. 1 ст. 1265 ГК РФ можно сделать вывод, что право авторства - это 1) личное неимущественное субъективное право, 2) оно неотчуждаемо и непередаваемо, 3) принадлежит гражданину, творческим трудом которого создано произведение (автору).

Право авторства возникает в связи с наступлением определенного юридического факта - создания произведения (ст. 8 ГК РФ) и может быть осуществлено автором в течение его жизни. Надо, пожалуй, обратить внимание на то, что одновременно - в момент создания произведения возникают иные личные и имущественные права автора на произведение. Указание на это содержится в норме закона (ст. 1226 ГК РФ).

Право авторства как субъективное право представляет собой меру возможного поведения автора, т.е. состоит в возможности признания себя автором созданного им произведения. Таким образом, положительное содержание права авторства - это юридически обеспеченная возможность признать (объявить) себя автором созданного произведения, которое осуществляется собственными действиями автора - "своей волей и в своем интересе" (п. 2 ст. 1 ГК РФ).

Не лишним, кажется, будет заметить, что речь идет именно о праве, а не обязанности признать себя автором созданного произведения. Как известно, А.С. Пушкин, сочинив поэму "Гаврилиада", по тому времени произведение дерзостное в отношении религии, категорически отказывался от авторства. Даже пытался в письме к П. Вяземскому приписать "чужие проказы" покойному к тому времени Д.П. Горчакову. Лишь в личном письме Николаю I, считая написание поэмы шалостью "столь же постыдной, как и преступной", сделал признание: "Объявляю, что Гаврилиада сочинена мною в 1817 году".

Из этого примера можно заключить, что пока автор произведения не раскроет свою личность и не заявит о своем авторстве, закон его автором не считает, как бы публика ни приписывала ему авторство.



Второе правомочие (отрицательное), составляющее право авторства, - это "правомочие автора требовать признания со стороны других лиц того факта, что именно он является автором произведения" [1, с. 341], которое "реализуется не действиями автора, а исполнением определенной обязанности третьими лицами" [1]. Считается, что "пассивная обязанность третьих лиц признавать чужое авторство состоит прежде всего в соблюдении запрета совершать плагиат" [1], "в воздержании от плагиата" [2, с. 628], т.е. не объявлять себя автором чужого произведения.

Кроме того, "любой и каждый" обязан в случае использования произведения указывать его автора, т.е. признание авторства совершается и активными действиями "пассивных" лиц. Именно об этом говорится в п. 1 ст. 1274 ГК РФ, которая допускает цитирование без согласия автора, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования. Как разъяснил по одному делу суд, под цитированием понимается "включение одного или нескольких отрывков из произведения одного автора в произведение другого автора" (Определение Верховного Суда РФ от 5 декабря 2003 г. N 78-Г03-77). То есть заимствование части произведения при условии соблюдения требований, содержащихся в ст. 1274 ГК РФ, является правомерным.

Когда третьи лица при использовании произведения обязаны указывать автора? На наш взгляд, при любом использовании произведения, так как неуказание автора следует понимать так, что создателем произведения является другое лицо. Напротив, указание автора - это признание третьими лицами его авторства на произведение.

Теперь поставим вопрос: возможно ли вообще - фактически или в правовом смысле, присвоить право авторства?

Полагаем, мало кто сомневается в том, что право авторства, как и любое субъективное право, невозможно фактически присвоить, т.е. отнять у подлинного автора, поскольку по своей природе оно нематериально, кроме того, неразрывно связано с личностью его носителя.

Слово "присвоение" подразумевает, что подлинный автор лишается права авторства на созданное им произведение, что, конечно, не так. Ведь закон прямо говорит, что это право неотчуждаемо от личности творца, и значит, что и в правовом смысле оно не может быть никем присвоено.

Действительно, трудно вообразить, как вообще можно присвоить право авторства подлинного автора. Если автор осуществил свое право авторства, т.е. объявил себя автором созданного им произведения, то он не может утратить этого права, если кто-то еще также объявит себя автором этого же произведения. Но, бесспорно, возможно "параллельно" объявить себя автором этого же произведения. Кажется ясным, что плагиатор не заменяет, но заслоняет собой фигуру подлинного автора.



Отличие права авторства творца от "права авторства" плагиатора состоит в том, что авторство может быть признано творцом по установлению закона по факту создания произведения. Плагиатор же не присваивает чужого права авторства на произведение, а объявляет себя автором в отсутствие юридического факта - создания им произведения.

Исходя из этого, если даже допустить, что объектом присвоения может быть право авторства, то правильнее было бы говорить не о присвоении этого права, а о признании под своим именем авторства на чужое произведение.

Итак, как в силу своей природы, так и по установлению закона, право авторства невозможно присвоить, по этой причине применение понятия "присвоение" к праву авторства не видится удачным и не должно применяться при характеристике понятия "плагиат".

Резюмируя сказанное, должны сделать вывод о невозможности присвоения ни мыслей, ни труда автора, ни произведения, ни права авторства. И неразрешенным остается вопрос: что же является объектом, на который направлены действия плагиатора, и в чем, по своему характеру, они заключаются?

Казалось бы, основываясь на общепризнанном положении, что любое право - это власть (фактическая или правовая) субъекта над тем или иным объектом, объект у любого субъективного права обязательно должен быть, и поэтому не должно быть затруднений в его определении.

Если мы возьмем исключительное право автора, то объектом, на который устанавливается это право, является произведение, и действия нарушителя могут быть направлены на использование произведения тем или иным способом, приводя к нарушению исключительного права.

В отношении права авторства такой ясности нет, и в литературе спорным и требующим дальнейшего выяснения является вопрос о том, какое "благо" является объектом этого права.



Так, высказывается мнение, что "авторство" - это благо, возможность заниматься творческой деятельностью" [3]. Мерзликина Р.А. также считает, что "авторство - это проявление творческих способностей автора при создании результата интеллектуальной деятельности... является неимущественным благом автора, на которое законом признается личное неимущественное право" [4].

Но спрашивается: на чем основан такой взгляд? По-видимому, на норме п. 1 ст. 150 ГК РФ, которой авторство отнесено к нематериальным благам, неотчуждаемым и непередаваемым по своей природе. При этом ст. 128 ГК РФ нематериальные блага отнесены к объектам гражданских прав, и значит, авторство является объектом права авторства.

С предположением, что авторство - это благо, составляющее объект права авторства, согласиться трудно. Причина видится в том, что если, как говорят, авторство - это возможность творчества, тогда под правом авторства должно понимать возможность быть творцом. Но это расходится с общим мнением (и законом), согласно которому право авторства - это возможность объявить себя автором созданного произведения.

Вряд ли авторство можно считать объектом права авторства. Как писал П. Эртманн, "применительно к личным правам такого объекта недостает. По крайней мере недостает объекта, отличного от субъекта. Лицо, подвергающееся господству посредством личного права, само является одновременно управомоченным. Поэтому эти права в смысле внутреннего отношения - господства, или дозволенности, - могли быть определены лишь как права на собственную личность" [5, с. 97]. Доводы убедительны, и следует признать, что "право авторства... не имеет никакого реального объекта, но непосредственно связано с лицом автора" [6, с. 55].

Итак, в праве авторства нет объекта (блага), на который может быть направлено действие нарушителя, и, возможно, именно по этой причине является устоявшимся выражение "присвоение права авторства", а не присвоение авторства как блага.

В отношении права авторства как абсолютного права "всякий и каждый являются пассивными субъектами, обязанными в отношении управомоченного лица к воздержанию от определенных действий" [7, с. 148].



Но на что могут быть направлены "определенные действия" третьих лиц?

Обратим внимание на мнение Е.А. Флейшиц, которая, рассматривая вопросы охраны субъективного права, пришла к выводу, что "воля нарушителя права направлена непосредственно не на нарушаемое право, а именно на объект последнего. Этот объект служит удовлетворению известных интересов, и лицо, нарушающее чужое право, своим воздействием на объект этого права либо препятствует удовлетворению носителем права своего соответствующего интереса, либо и само противоправно удовлетворяет свой такой же интерес. Поэтому действие нарушителя конкретнее всего характеризуется в законе как действие, направленное на объект нарушаемого права" [8, с. 224].

Таким образом, действия плагиатора могут быть направлены только в отношении произведения, но не права авторства.

На практике в подавляющем числе случаев речь идет о плагиате в отношении не всего произведения <1>, а только его части или фрагмента. Слово "фрагмент", означающее отрывок текста, художественного, музыкального произведения (словарь Ожегова), часто употребляется в судебных решениях по такого рода спорам. По этой причине необходимо обратиться к закону: в каком случае часть (фрагмент) произведения представляет собой объект авторского права?

<1> Пожалуй, самый известный случай, это обвинение М.А. Шолохова в присвоении авторства на целое произведение - роман "Тихий дон".

Согласно п. 3, 7 ст. 1259 ГК РФ авторские права распространяются на часть произведения, на его название, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и выражены в какой-либо объективной форме.

Исходя из этого заимствование частей произведения, которые не образуют самостоятельного объекта авторского права, не является плагиатом. Под заимствованием понимается включение фрагментов чужого произведения в состав собственного, создаваемого своим творческим трудом.

Понятие "заимствование" часто используется при определении понятия "плагиат". Так, С.А. Судариков указывает: "Заимствование частей из чужих произведений и обнародование их под своим именем без указания источника заимствования и автора произведения также признается плагиатом" [9, с. 268]. Похожее мнение высказывает А.Г. Матвеев, предлагающий в авторском праве понятие "плагиат" определить как "полное либо частичное заимствование оригинальных элементов, содержащихся в чужом произведении, и представление их в качестве своих. Таким образом, плагиат - это нарушение авторских прав, а именно права авторства..." [10, с. 66].



Поскольку понятие "заимствование" утверждается необходимым признаком плагиата, то оно требует объяснения - установления его содержания.

В словарях русского языка слово "заимствовать" означает "занимать, брать в долг, извлекать, пользоваться" (словарь Даля). То есть заимствование - это действие по извлечению, использованию чего-нибудь у кого-нибудь. В авторских отношениях возможно заимствование мыслей, замысла произведения, что правом не запрещается. Подтверждение этому можно найти у Г.Ф. Шершеневича, который, говоря о плагиате, писал: "Заимствование сюжета, положений, имен - может быть в высшей степени предосудительно с точки зрения литературной этики... но следует признать, что контрафакции не будет, если в уста действующих лиц не вложены фразы, заимствованные из романа или повести" [11, с. 290].

Возникает вопрос: что же является объектом заимствования, которое ведет к нарушению права авторства на произведение?

По мнению Г.Ф. Шершеневича, заимствование может состоять в извлечении наиболее ценных в литературном отношении мест [11, с. 277], т.е. фрагментов произведения. Сводя мнения ряда цивилистов о понятии "плагиат", он заключает, что "плагиатом называется заимствование в пределах, дозволенных законом... без указания источника" [11, с. 279].

Попробуем разобрать высказанную цивилистом мысль.

Дефиниция плагиата сформулирована с применением двух понятий: "заимствование" и "без указания источника". Некоторое неудовлетворение вызывает первый признак. Во-первых, слово "извлечение", означающее в словарях русского языка "вытаскивание, выбирание" (словарь Даля), не имеет точного содержания в авторском праве и, скорее всего, может относиться только к вещи, но не объекту авторского права. Во-вторых, слово "извлечение" наталкивает на то, что все действие извлекателя заключается только в вытаскивании из чужого произведения фрагмента, с чем согласиться нельзя. Поэтому, по всей видимости, ученый имел в виду то, что фрагмент, извлеченный из чужого произведения, в дальнейшем включается в собственное произведение, и оба этих действия вместе составляют содержание понятия "заимствование".

Попутно заметим, что объектом, на который могут быть направлены действия плагиатора, является часть чужого произведения.

В более поздней своей работе ученый говорит о том, что "повторение отдельных частей из чужого художественного произведения в своем произведении называется плагиатом" [12, с. 260].

На наш взгляд, это определение является более точным. Слово "повторение" указывает на то, что действие плагиатора состоит в воспроизведении формы, в которой выражены мысли автора, в собственном произведении. Однако почему-то в нем отсутствует другой признак, обязательный при квалификации плагиата - "без указания автора". Ведь само по себе воспроизведение формы чужого произведения только может повлечь нарушение прав автора. Так, к примеру, когда мы у соседей одалживаем (заимствуем) соль, то это, конечно, присвоение вещи, но никто ведь не называет это воровством.

Если наши предположения правильны, тогда плагиат, по мысли Г.Ф. Шершеневича, - это воспроизведение формы, в которой выражены мысли автором, без указания его имени.

Определение понятия "плагиат" посредством применения термина "заимствование" не видится точным потому, что под него подходят не все возможные способы плагиата. Как верно замечал Бланк, "плагиатор скорее подражает, чем воспроизводит" [цит. по: 11, с. 278], поэтому заимствование фрагмента чужого произведения может заключаться как в дословном воспроизведении текста, так и в воспроизведении текста в собственном изложении, но с несущественным изменением формы.

Для квалификации плагиата совсем не требуется, чтобы форма, в которой приводятся мысли плагиатором, точно бы повторяла форму, созданную другим автором. Так, например, О.С. Иоффе, полагал, что "если разница в содержании незначительна, а расхождения в форме несущественны (перестановка фраз или абзацев, замена или перестановка слов, сочетание присвоенных и собственных текстов и т.п.)" [13, с. 19], то есть серьезные основания говорить о плагиате.

Какой вывод тут напрашивается? Тот, что при несущественном изменении формы произведения, когда мы видим лишь повторение готового взгляда, а не результат самостоятельного мышления, тоже будет плагиат, ведь "каждый обязан внести свою долю самостоятельного труда" [11, с. 276], а не быть "собирателем осколков чужого творчества".

Судебная практика стоит на такой же точке зрения. Так, по одному спору суд указал, что различие текстов по смысловой нагрузке, характеру изложения само по себе не является обстоятельствами, исключающими возможность заимствования из других источников (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 9 апреля 2013 г. N 5-КГ13-2).

Верно и то, что "заимствование темы или сюжета произведения, либо научных идей, составляющих его содержание, без заимствования формы их выражения не считается плагиатом" [14, с. 78]. Причина заключается в том, что "если мы отступим от взгляда, что только форма составляет предмет исключительного права автора, и перейдем на почву содержания, то мы должны будем прийти к заключению, что контрафакция будет всюду, где повторяется раз выбранная тема, сюжет" [11, с. 291].

Заимствование темы или сюжета произведения является подражанием, но не повторением чужого творчества, и поэтому своим результатом имеет самостоятельное произведение. В литературе высказана мысль, что будто бы подражание это исключает: "произведение, созданное на основе чужого, может оказаться только слабой копией уже существующего или подражанием ему. В таком случае есть некоторый элемент новизны, но нет элемента творчества, а потому и не возникает самостоятельного объекта авторского права" [15, с. 45].

Такой взгляд, кажется, нетрудно опровергнуть.

Начнем с действительной жизни, которая показывает, что вся русская литература XIX века была подражательной. Даже "сам Крылов - этот талант... долго не имел смелости отказаться от незавидной чести быть то переводчиком, то подражателем Лафонтена" [16, с. 130]. У В.Г. Белинского есть мысль, на наш взгляд, без сомнения верная, что подражатель "живет чужою мыслию - мыслию гения" [16, с. 266]. Развивая ее, можно сказать, что подражание - это "присвоение" идей, а не формы созданного другим автором произведения, и поэтому результатом подражания является новое самостоятельное произведение, и творец не теряет своей оригинальности.

В этой связи уместно обратить внимание на позицию С.А. Беляцкина, согласно которой "плагиат будет там, где кончается творчество личности и начинается механическая передача чужих идей и чужой формы, так что плагиатор выступает перед обществом... в качестве простого передатчика чужих идей, чужой формы под видом своих" [17, с. 101].

Подытоживая, полагаем, что нельзя признать удачным определение понятия "плагиат" с использованием термина "заимствование", который не имеет в авторском праве точного содержания, что может на практике приводить к ситуации правовой неопределенности.

Вся сложность раскрытия содержания понятия "плагиат" состоит в том, что если бы законодатель не дал определения понятия "плагиат", как он поступил, например, с понятием "исключительное право", но указал бы его признаки в статьях закона, то понятие "плагиат" могло бы быть сложено из этих признаков.

Но этого нет, и по этой причине затруднительно, опираясь на нормы авторского права, дать определение плагиату. Но возможно дать характеристику этому явлению путем выявления его сущностных авторско-правовых признаков.

Смотря на явление плагиата с экономической точки зрения, нам представляется, сущность его состоит в том, что плагиатор, не прикладывая собственного творческого труда, пользуется результатом чужого труда.

Если судить по его наружности, то, видимо, можно говорить о присвоении права авторства. Однако такой взгляд лишь скользит по поверхности, не проникая в сущность явления. Внутренне, существенно, с точки зрения авторского права, плагиат заключается в изложении мыслей (идей) в форме, созданной другим автором, без указания его имени. И значит, его объективными конститутивными признаками являются: 1) изложение мыслей в форме, созданной другим автором, 2) отсутствие указания имени творца.

Кажется, что понятие плагиата нуждается еще в одном признаке - условии об отсутствии творчества в труде плагиатора. На наш взгляд, это необходимое условие подразумевает первый признак. Во-первых, "повторение" формы, бесспорно, не требует творческого труда. Во-вторых, если допустить, что труд плагиатора по "повторению" формы будет творческим, то тогда невозможно, чтобы его результат составил ровно ту же форму (произведение), ранее созданную другим автором. Исходя из этого не думаем, что требуется отдельное указание на такое условие как на отдельный признак плагиата.

Охарактеризовав понятие плагиата посредством этих признаков, представляется возможным дать его предварительное определение: плагиат - это изложение лицом мыслей в объективной форме, созданной другим автором, без указания его имени.

Однако это определение не охватывает тот случай, когда одним автором заимствуется часть (или полностью) произведения, созданного в соавторстве, без указания имени соавтора, поэтому оно требует доработки.

Несомненно, что плагиат будет в случае неуказания одним из авторов произведения, права на которое принадлежат соавторам совместно, другого автора. Такой взгляд поддерживается в литературе. Так, С. Гришаев пишет, что "особая разновидность плагиата - опубликование под своим именем произведения, созданного в соавторстве с другими лицами, без указания их имени" [18, с. 55]. Примеры такой формы плагиата, когда заимствование фрагментов произведения одним из его авторов было сделано из неопубликованной рукописи, предназначенной для совместной монографии, без указания автором своего соавтора, есть в литературе [19, с. 157].

Исходя из этого плагиат должно определить так: плагиат - это изложение лицом мыслей в объективной форме, созданной другим автором (авторами), без указания имени автора (соавтора).

Другими словами, плагиат - это объявление себя автором произведения или его части, созданного другим лицом. Но тогда представляется, что в определении недостает признака "признания себя автором". Думаем, что отдельного указания на это не требуется. Ведь если имя подлинного автора не указано, то из этого следует, что автором считается лицо, которое изложило мысли во внешней форме. Правовым последствием плагиата является нарушение права авторства, также могут быть нарушены его иные личные и имущественные права.

Теперь необходимо ответить на вопрос о том, почему мы отказываемся в определении от ряда признаков, которые в литературе выдвигаются как необходимые при характеристике понятия плагиата.

В литературе высказывается мнение, что обнародование произведения, содержащего фрагменты чужого произведения, является обязательным условием при квалификации плагиата. Бесспорно, что чаще всего плагиат обнаруживается при обнародовании произведений, но является ли это условие необходимым для квалификации плагиата? В качестве довода указывается на то, что иначе невозможно узнать, содержит ли произведение части чужого произведения, а если содержит, то указан ли автор произведения.

Так, например, С.А. Судариков, определяя плагиат как "самовольное обнародование некоторым лицом под своим именем произведения, созданного другим автором" [9, с. 268], тем самым считает обнародование одним из признаков, характеризующих это понятие. Похожее определение плагиата содержит Закон Украины "Об авторском праве и смежных правах" в п. "в" ст. 50: "Обнародование полностью или частично чужого произведения под именем лица, не являющегося автором этого произведения".

Напротив, ряд авторов не считают, что обнародование является обязательным для плагиата, указывая на то, что "плагиатор во многих случаях способен достичь своих целей без обнародования произведения-плагиата" [20, с. 36], ввиду того что ознакомление с таким произведением может быть доведено до очень ограниченного круга лиц [20, с. 36]. Как видим, хотя авторы не считают обнародование необходимым условием, но при этом все-таки указывают на необходимость доведения плагиатором сведений об авторстве на чужое произведение до третьих лиц. Мы также полагаем, что обнародование произведения не является признаком плагиата. Но есть сомнение и в самой необходимости ознакомления с произведением плагиатора даже хотя бы некоторым кругом людей.

Вопрос, на наш взгляд, должен быть поставлен следующим образом: является ли необходимым доведение плагиатором до неопределенного круга людей (всеобщего) или хотя бы одному лицу объявления о своем авторстве на чужое произведение?

По закону авторские права признаются на необнародованное произведение. Значит, для признания создателем произведения себя автором нет необходимости публично объявлять о своем авторстве. Общество вообще может не знать о создании произведения, возможно, что произведение и не будет никогда доведено до сведения публики, но автор может признать свое авторство на это произведение.

Тогда почему необходимым признаком плагиата является объявление о "присвоении авторства" публике или кругу лиц? В чем состоит правовое последствие реализации возможности ознакомления с произведением некоторым кругом людей?

Если в этот круг людей не будет входить подлинный автор, а только он может требовать защиты своего права, то из того, что иные люди ознакомятся с произведением и придут к выводу, что оно содержит фрагменты чужого произведения, без указания автора, не следует никаких правовых последствий. Они могут дать только нравственную оценку действиям плагиатора, сказать, например, что "выдавать себя не за то, что ты есть на самом деле, - это... признак душевной низости" (Мольер, "Мещанин во дворянстве").

Ведь по установлению закона они не могут требовать устранения ложного указания авторства на произведение. Поэтому непонятно, в чем состоит сама необходимость доведения произведения плагиатора обществу. Ведь публика, как мы уже заметили, в этом случае бесправна.

В таком случае весь круг людей может быть сведен к одному лицу - автору, который и правомочен требовать от третьих лиц указание его авторства. Тогда мы неминуемо приходим к тому, что квалификация плагиата зависит от осведомленности автора, и если автору неизвестно о покушении на его право авторства, то плагиата и нет.

С таким выводом согласиться невозможно.

По нашему мнению, плагиат не зависит от того, обнародовано или нет произведение, так как действительное нарушение права авторства происходит уже в момент выражения неким лицом мыслей в форме, созданной другим лицом, без указания его авторства. Ведь, если имя подлинного автора не указано, то тем самым по умолчанию предполагается, что произведение создано творческим трудом другого лица, которое и считается автором (ст. 1257 ГК РФ).

Основываясь на этих доводах, мы полагаем, что для характеристики плагиата не является обязательным не только обнародование произведения плагиатора, но и доведение иному лицу (лицам) признания об авторстве на чужое произведение. Поэтому не можем согласиться с тем, что "плагиат - это введение в гражданский оборот чужого произведения или его части под собственным именем" [21, с. 8].

Как право авторства не требует признания от общества творца в качестве автора, так и присвоение авторства плагиатором не нуждается в представлении обществу. Иначе мы должны признать, что закон и слеп, и глух и поэтому нуждается в подсказке публики о нарушении прав автора. Это не так - как только мысли будут изложены в форме, которая создана другим лицом, без указания на него, закон сразу берет под свою защиту права подлинного автора.

Создание плагиатором произведения, содержащего часть произведения другого автора, без указания его имени, - это юридический факт, который вызывает два последствия: 1) возникновение авторских прав на часть произведения, созданную своим самостоятельным трудом, 2) нарушение авторских прав на произведение (часть) другого автора.

Еще один довод против признания публичного характера действия плагиатора, т.е. представления публике себя автором произведения, не им созданного, критерием плагиата, состоит в том, что действие плагиатора направлено не против общества, а против творца, который только и может обратиться к закону за защитой.

Признав обнародование необходимым признаком плагиата, мы придем к тому, что если произведение плагиатора, содержащее части произведения другого автора, не обнародовано, то и нарушения права авторства нет. Приведем слова В.Г. Белинского о комедии "Горе от ума" А.С. Грибоедова: "Пример неслыханный: пьеса, которую вся грамотная Россия выучила наизусть еще в рукописных списках более чем за десять лет до появления ее в печати! Стихи Грибоедова обратились в пословицы и поговорки" [16, с. 172]. Разве в том случае, если некое лицо выдавало себя за автора строф из необнародованной комедии, оно не являлось плагиатором? Таким образом, нет оснований считать признаком плагиата публичное объявление лицом в качестве автора чужого произведения.

Резюмируя, должны сказать, что попытка осмыслить правовую природу явления "плагиат" привела нас к следующим выводам:

  1. предложенные в литературе следующие признаки: а) "присвоение авторства", б) "обнародование", в) "незаконное использование", г) "противоправное", д) "умышленное" не должны присутствовать в определении понятия "плагиат", так как каждый из них, либо лишь в отдельности, характеризует особенность определенной формы плагиата, либо вообще не отражает сущности явления, и поэтому они не дают общего понятия как "отрицания частного явления и указание всеобщей идеи" [22];
  2. с точки зрения авторского права объективными признаками плагиата являются: а) изложение мыслей в объективной форме, созданной другим автором (авторами), б) отсутствие указания имени автора (соавтора);
  3. соединяя вместе эти признаки, возможно предложить следующее определение понятия "плагиат": это изложение лицом мыслей в объективной форме, созданной другим автором (авторами), без указания имени автора (соавтора). Такое определение плагиата, на наш взгляд, "обнимает" все его возможные формы.

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Матвеев А.Г. Система авторских прав в России: нормативные и теоретические модели: Дис. ... д. ю. н. М., 2016.
  2. Белов В.А. Гражданское право: Общая и Особенные части: Учебник. М.: АО "Центр "ЮрИнфоР", 2003.
  3. Хохлов В.А. О праве авторства // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 4. С. 55.
  4. Мерзликина Р.А. Право интеллектуальной собственности: Учебник / Р.А. Мерзликина. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Финансы и статистика; Ставрополь: Сервисшкола, 2009. С. 272.
  5. Эртманн П. О структуре субъективных частных прав // Вестник гражданского права. 2007. N 3.
  6. Табашников И.Г. Литературная, музыкальная и художественная собственность с точки зрения науки гражданского права и по постановлениям законодательств: Северной Германии, Австрии, Франции, Англии и России. Т. 1. СПб.: Тип. М.И. Попова, 1878.
  7. Агарков М.М. Право на имя // Сборник статей по гражданскому и торговому праву. Памяти профессора Габриэля Феликсовича Шершеневича. М.: Статут, 2005.
  8. Флейшиц Е.А. Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. 1. М.: Статут, 2015.
  9. Судариков С.А. Право интеллектуальной собственности: Учебник. М.: Проспект, 2010.
  10. Матвеев А.Г. К вопросу о декриминализации плагиата // Криминологический журнал Байкальского гос. университета экономики и права. 2012. N 3.
  11. Шершеневич Г.Ф. Авторское право на литературные произведения. Казань, 1891.
  12. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1911.
  13. Иоффе О.С. Основы авторского права. М.: Знание, 1969.
  14. Денисов С.А., Молчанов А.А. О проблематике защиты авторских и смежных прав в гражданском и уголовном праве // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2012. N 2.
  15. Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. М.: Изд-во АН СССР, 1956.
  16. Белинский В.Г. Избранные философские сочинения. Гос. изд. политической литературы, 1948. Т. 2.
  17. Беляцкин С.А. Новое авторское право в его основных принципах. СПб.: Издание Юридического книжного склада "Право", 1912.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья С.П. Гришаева "Плагиат: вопросы теории и практики" включена в информационный банк.

  1. Гришаев С. Плагиат: вопросы теории и практики // Хозяйство и право. 2013. N 10.
  2. Петраков Н., Ивантер В. Рынок интеллектуального продукта (вместо рецензии) // Вопросы экономики. 1990. N 2.
  3. Бобкова О.В., Давыдов С.А., Ковалева И.А. Плагиат как гражданское правонарушение // Патенты и лицензии. Интеллектуальные права. 2016. N 7.
  4. Анисимов А.П., Козлова М.Ю. Плагиат как феномен современной действительности // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2013. N 9.
  5. Соловьев В.С. Проповедник в пустыне: проповеди о праве (Избранные труды) / Сост. В.И. Лафитский и Е.А. Юртаева. М.: Статут, 2014. С. 293.