Мудрый Юрист

Полнота и всесторонность расследования как способ преодоления противоречий уголовного права (на примере расследования мошенничества)

Кудрявцев Алексей Вадимович, декан факультета права Владимирского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, профессор кафедры оперативно-разыскной деятельности юридического факультета Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации, доктор юридических наук, доцент.

Ткачук Татьяна Алексеевна, начальник кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор, полковник внутренний службы.

Михайлов Алексей Евгеньевич, доцент кафедры правового обеспечения государственной и муниципальной службы Владимирского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, кандидат юридических наук.

В практике расследования преступлений нередко возникают ситуации неоднозначного толкования и применения норм уголовного права. Это ярко иллюстрирует практика расследования мошенничества, проблематика которой обнаруживается при оценке способа совершения преступления. Разные подходы в понимании соотношения и характера обмана и злоупотребления доверием приводят к разной правовой оценке схожих ситуаций. Данные противоречия не разрешаются в науке уголовного права, где также отсутствует единство точек зрения. Это влечет за собой определенные риски, связанные с потенциальной угрозой затягивания расследования, необходимостью проведения дополнительных следственных действий, дополнительных временных и ресурсных затрат. По мнению авторов, устранить данную проблему в ближайшей перспективе затруднительно. Однако преодолеть данные противоречия можно посредством полного и всестороннего расследования уголовных дел. В рамках раскрытия и расследования мошенничества необходимо заострять внимание на определении точного способа совершения мошенничества. В этой связи авторским коллективом предложены основные направления проведения следственных действий, позволяющих конкретизировать характер и сущность способа мошенничества.

Ключевые слова: мошенничество, обман, злоупотребление доверием, следственные риски, раскрытие и расследование преступлений.

Completeness and comprehensiveness of investigation as a way to overcome the contradictions of criminal law (on the example of fraud investigation)

A.V. Kudryavtsev, T.A. Tkachuk, A.E. Mikhailov

Kudryavtsev Aleksey V., Dean of the Law Faculty of the Vladimir branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, Professor of the Department of Operations and Search Activities of the Law Faculty of the Vladimir Law Institute of the Federal Penitentiary Service of the Russian Federation, Doctor of Law, Assistant Professor.

Tkachuk Tatiana A., Head of the Department of Criminal Procedure and Criminalistics of the Law Faculty of the Vladimir Law Instituteof the Federal Penitentiary Service of the Russian Federation, Doctor of Law, Professor, Colonel of Internal Service.

Mikhailov Aleksey E., Assistant Professor of the Department of Legal Support of State and Municipal Service of the Vladimir Branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, Candidate of Legal Sciences.

The practice of crime investigation often faces the problem of ambiguous interpretation and enforcement of the criminal law. It is clearly revealed in the investigation of fraud, which becomes challenging while defining the way of committing a crime. Various approaches to denote the characteristics and the degree of correlation between fraud and breach of trust result in difference of legal estimation of similar situations. These contradictions cannot be solved in the criminal law, which lacks the unity of viewpoints. This fact raises risks related to the potential threat of delaying the investigation, carrying out extra investigative actions, considering time and resource expenses. According to the authors' view, it might be confusing to settle this problem in the nearest future. However, these contradictions can be solved by means of the complete and full-scale investigation of a criminal case. In the process of investigating and solving fraud, it is necessary to pay attention to the way it has been committed. In this regard, the authors suggest the fundamental principles of investigative actions, which make it possible to define the way and nature of fraud.

Key words: fraud, deception, abuse of trust, the investigative risks, disclosure and investigation of crimes.

Проблематика повышения раскрываемости преступлений имеет важнейшее значение в борьбе с преступностью. При этом в России наблюдается довольно низкий уровень раскрываемости преступлений. На это в марте 2015 г. на расширенном заседании Коллегии МВД России обратил внимание Президент России В.В. Путин, отметив, что повышение уровня раскрываемости требует кардинального перелома, нового качества работы и органов МВД, и всей правоохранительной системы" <1>. Безусловно, подобная принципиальная оценка сложившейся ситуации актуализирует необходимость разработки новых методов противодействия преступности. Вместе с тем следует помнить и о возможностях, открывающихся при совершенствовании существующих методик и рекомендаций. Особое значение при этом, по нашему мнению, имеет направление, связанное с комплексным исследованием знаний материального и процессуального права, практики и науки в целях выявления проблем в правоприменении и выработки эффективных мер по их преодолению.

<1> Расширенное заседание коллегии МВД 2015 г. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/47776.

Одна из таких проблем в правоприменительной практике связана с наличием неопределенности в нормах уголовного закона, приводящей к неоднозначности их толкования. С учетом предмета нашего научного интереса данный вопрос мы рассмотрим на примере преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ "Мошенничество".

Для мошенничества законодатель предусмотрел два способа хищения - обман и злоупотребление доверием. При этом в диспозиции ч. 1 ст. 159 УК РФ между указанными способами мошенничества законодатель установил разделительный союз "или", что, по нашему мнению, при буквальном толковании предполагает их самостоятельную квалификацию.

Однако на практике весьма распространены факты привлечения лица за совершение мошенничества, совершенного одновременно двумя способами, взаимно дополняющими друг друга. Доля таких уголовных дел в общем массиве мошенничеств составляет примерно 56% <2>. При этом исследование обстоятельств совершенных преступлений позволяет нам согласиться с позицией правоприменителя, поскольку мошенничество зачастую действительно совершается при сочетании и обмана, и злоупотребления доверием.

<2> Нами изучено 75 уголовных дел, находившихся в производстве судов г. Москвы, Московской, Владимирской, Московской, Костромской и Новгородской областей.

Так, например, Т., являясь работником агентства недвижимости, приняла участие в заключении предварительного договора купли-продажи квартиры. Зная, что покупатель квартиры располагает денежными средствами в сумме 800 тыс. рублей, Т. с целью хищения части этой суммы ввела его в заблуждение о необходимости передачи предоплаты. Получив денежные средства, Т. 600 тыс. рублей передала продавцу, а 200 тыс. похитила. Содеянное суд квалифицировал как мошенничество, совершенное путем обмана и злоупотребления доверием <3>. Как мы видим, виновная обманула потерпевшего относительно целей передачи ей денежных средства, сказав, что они необходимы для предоплаты. При этом она злоупотребила доверием потерпевшего, воспользовавшись тем, что занимает должность в агентстве недвижимости, предоставляющего официально подобные услуги.

<3> Приговор Новгородского районного суда Новгородской области от 9 июня 2011 г в отношении Турчаниновой И.А., по ч. 2 ст. 159 УК РФ. URL: https://rospravosudie.com/court-novgorodskij-rajonnyj-sud-novgorodskaya-oblast-s/асИ00746914.

Вместе с тем следует признать, что в ряде случаев правоприменитель не проводит принципиальной разницы между указанными способами либо довольно условно толкует их.

Например, при расследовании уголовного дела о хищении семян подсолнечника, совершенного мошенническим путем, содеянное было квалифицировано как совершенное путем злоупотребления доверием. Хотя материалы дела не в полной мере подтверждают правильность данной квалификации, из материалов дела видно, что виновный познакомился с потерпевшим непосредственно перед совершением преступления и предложил приобрести у него семечки с оплатой товара через неделю, заранее не имея намерений выполнять свои обязательства <4>. На наш взгляд, в данном случае налицо обман, а не злоупотребление доверием, как квалифицировал содеянное суд. При этом суд не ссылается ни на одно доказательство, подтверждающее факт наличия доверия (не доверчивости, а именно доверия, как связи, основанной на уверенности в добросовестности сторон <5>). Лишь то обстоятельство, что виновный признал вину и не занимал активную защитную позицию, позволило избежать возникновения потенциальных рисков, связанных с затягиванием судопроизводства в связи с необходимостью производства следственных действия, ориентированных на установление точного способа совершения преступления (очных ставок между виновным и потерпевшим о характере их взаимоотношений и наличии доверия, допросов по тем же вопросам близких потерпевшего и виновного). В целом же обоснованность приговора суда вызывает, по нашему мнению, некоторые сомнения.

<4> Приговор Астраханского городского суда от 8 сентября 2011 г по уголовному делу N 1-516/2011 в отношении Досаева А.Р. по ч. 4 ст. 159 УК РФ. URL: https://rospravosudie.com/court-sovetskij-rajonnyj-sud-g-astraxani-astraxanskaya-oblast-s/act-100710670.
<5> Теплова Д.О. Злоупотребление доверием как способ совершения мошенничества // Юридический мир. 2013. N 7. С. 52.

Интересно отметить, что наука уголовного права также не дает однозначного ответа на вопросы: как соотносятся между собой способы мошенничества и позволяет ли формулировка диспозиции статьи квалифицировать их одновременно или самостоятельно?

Так, например, в последние годы в науке уголовного права России активно развивается идея о том, что злоупотребление доверием вообще не является самостоятельным способом мошенничества и представляет из себя либо разновидность обмана (пассивная форма обмана) <6>, либо условие обмана <7>. Не вдаваясь в полемику по данному вопросу, отметим, что, на наш взгляд, эта позиция не совсем верна, особенно на фоне практики привлечения к уголовной ответственности за мошенничество, совершенное исключительно путем злоупотребления доверием (доля таких преступлений составляет около 14%).

<6> Волков В.Л. Уголовно-правовые меры борьбы с мошенничеством в сфере оборота недвижимости: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2005. С. 7 - 8.
<7> Петров С.А. Хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана: уголовно-правовая оценка и совершенствование правовой регламентации: Дис. ... канд. юрид. наук. Калининград, 2015. С. 13.

Характерным примером является приговор суда, квалифицировавшего деяние В. как совершенное путем злоупотребления доверием. В., являясь почтальоном сельского отдела почтовой связи, по роду своей деятельности принимала от жителей сельского округа коммунальные платежи, которые потом вносила в кассу почтового отделения. Поскольку жители сельского округа, длительное время оплачивая таким образом свои коммунальные расходы, доверяли В., последняя решила похитить передаваемые ей денежные средства. Реализуя свой преступный умысел В., злоупотребив доверием ряда жителей, приняла у них денежные средства для оплаты коммунальных платежей, но в кассу их не внесла, похитив их <8>.

<8> Приговор Кочубеевского районного суда Ставропольского края от 14 марта 2011 года в отношении Скворцовой О.А. по ч. 2 ст. 159, ч. 1 ст. 159, ч. 2 ст. 159 УК РФ. URL: https://rospravosudie.com/court-kochubeevskij-rajonnyj-sud-stavropolskij-kraj-s/act-100645394.

Следует отметить, что неопределенность в теоретическом обосновании уголовно-правовой природы и соотношения обмана и злоупотребления доверием приводит к тому, что правоприменитель не рассматривает злоупотребление доверием в качестве самостоятельного способа мошенничества.

Например, как совершенные путем обмана были квалифицированы действия г-на Д., который попросил у Ф. деньги в сумме 517 тыс. рублей в долг при отсутствии намерения и возможности их вернуть. При этом суд отмечает, что между Д. и потерпевшим имелись сложившиеся длительные дружеские доверительные отношения, которыми воспользовался виновный при хищении денежных средств и в связи с которыми потерпевший передал виновному денежные средства <9>. На наш взгляд, в данном случае обман не просто сочетался со злоупотреблением доверием, а находился по отношению к нему в подчиненном положении. При отсутствии дружеских отношений виновный навряд ли смог рассчитывать на получение в долг такой крупной суммы денег.

<9> Приговор Астраханского городского суда 8 сентября 2011 года.

Как мы видим, наличие различных точек зрения в науке уголовного права затрудняет правоприменительную практику, делая ее неоднозначной и противоречивой, что потенциально несет возможность возникновения криминалистических рисков, проявляющихся в неточной квалификации содеянного, игнорировании производства некоторых следственных действий или выяснения некоторых обстоятельств и, как следствие, в затягивании судопроизводства.

Учитывая очевидную определенность формулировок диспозиции ч. 1 ст. 159 УК РФ и существование при этом различных точек зрения относительно природы и соотношения обмана и злоупотребления доверием и, как следствие, противоречий в квалификации совершенных мошенничеств правоприменителями, представляется, что решить эту проблему в ближайшей перспективе вряд ли удастся.

Сказанное, на наш взгляд, актуализирует необходимость более тщательного изучения при расследовании мошенничеств связей между виновным и потерпевшим, а также мотивационной сферы потерпевшего, что позволит более точно определить способ совершения преступления и свести к минимуму криминалистические риски. Для этого следует обратить внимание на важность сбора характеризующего материала на виновного, особенно в части его навыков и умений, отражающих наличие у него осведомленности относительно сущности и особенностей общественных отношений в той или иной сфере деятельности <10>, указывающих на возможность умышленного формирования доверительных отношений с потерпевшим. Немаловажное значение имеет и изучение характеристик потерпевшего, которые могут указать на факторы, способствующие установлению доверительных отношений между виновным и потерпевшим, например, наличие психических расстройств, увлечений, склонностей потерпевшего.

<10> Грибунов О.П., Трубкина О.В. К вопросу о личности преступника как элементе криминалистической характеристики мошенничества в сфере страхования, совершенного в отношении материальных интересов страховых компаний, в связи с внесением изменений в уголовное законодательство РФ // Российский следователь. 2015. N 8. С. 7.

Специфику взаимоотношений между виновным и потерпевшим можно выявить путем постановки соответствующих вопросов на допросах виновного и потерпевшего и при проведении очной ставки между ними, а также при допросе близких и родственников последних и иных свидетелей преступления.

Полученные в результате производства данных процессуальных действий сведения способствуют определению механизма совершения преступления, поэтому должны быть использованы при квалификации содеянного. Это позволит избежать возможности возникновения криминалистических рисков по затягиванию предварительного расследования и судебного разбирательства в связи с необходимостью конкретизации способа совершенного преступления.

Литература

  1. Петров С.А. Хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана: уголовно-правовая оценка и совершенствование правовой регламентации: Дис. ... канд. юрид. наук. Калининград, 2015. 249 с.
  2. Волков В.Л. Уголовно-правовые меры борьбы с мошенничеством в сфере оборота недвижимости: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2005. 193 с.
  3. Теплова Д.О. Злоупотребление доверием как способ совершения мошенничества // Юридический мир. 2013. N 7. С. 50 - 52.
  4. Грибунов О.П., Трубкина О.В. К вопросу о личности преступника как элементе криминалистической характеристики мошенничества в сфере страхования, совершенного в отношении материальных интересов страховых компаний, в связи с внесением изменений в уголовное законодательство РФ // Российский следователь. 2015. N 8. С. 6 - 10.