Мудрый Юрист

Правовая природа права на исполнение судебных актов

Кузнецов Евгений Николаевич, доцент кафедры гражданского процесса Уральского государственного юридического университета.

В статье рассматриваются основные вопросы соотношения правовых категорий "право на справедливое судебное разбирательство" и "право на исполнение судебных актов". Анализируется соответствующая практика Европейского суда по правам человека.

Ключевые слова: право на исполнение судебного решения, право на справедливое судебное разбирательство.

Legal Nature of the Right to Enforce Judgements

E.N. Kuznetsov

Kuznetsov Evgeniy N., Assistant Professor of the Department of Civil Procedure of the Ural State Law University.

The article covers the main issues of correlation of legal categories "the right to a fair trial" and "the right to execution of judgment". Examines relevant jurisprudence of the European Court of human rights.

Key words: right to execution of judgment, the right to a fair trial.

Право на справедливое судебное разбирательство, закрепленное в статье 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. <1>, предопределяет эффективность права на судебную защиту, выступая в том числе одним из аспектов гарантий реализации последнего.

<1> Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 08.01.2001. N 2. Ст. 163; СПС "КонсультантПлюс".

Российская Федерация является участницей Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вступившей в силу 3 сентября 1953 г. (далее - Конвенция), путем принятия Федерального закона от 30 марта 1998 г. "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" и, соответственно, обязалась тем самым обеспечить каждому находящемуся под ее юрисдикцией права и свободы, определенные в разделе I этой Конвенции, в том числе и право на справедливое судебное разбирательство. Соответственно, Россия автоматически и без специального соглашения признала обязательной юрисдикцию Европейского суда по правам человека (далее - ЕСПЧ, Европейский суд, Суд) по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней. Это означает, что наше государство должно не только исполнять конкретные решения Европейского суда по правам человека, но и в первую очередь обеспечивать соблюдение на территории России прав человека, закрепленных в Конвенции, в том их толковании, которое дается в решениях ЕСПЧ.

Структура права на справедливое судебное разбирательство, исследованию которого в последние годы посвящено существенное количество научных работ, включает в себя различные элементы, одним из которых является право на исполнение судебных актов. Выделение последнего следует из ряда судебных актов ЕСПЧ.

Так, впервые позиция данного Суда по вопросу о необходимости внедрения специальных механизмов реализации и защиты права на исполнение была сформулирована в решении по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece): "34. ...Право (на обращение в суд. - Прим. авт.) было бы иллюзорным, если бы правовая система государства - участника Европейской конвенции допускала, чтобы судебное решение, вступившее в законную силу и обязательное к исполнению, оставалось недействующим в отношении одной стороны в ущерб ее интересам. Немыслимо, чтобы пункт 1 статьи 6 Конвенции, детально описывая процессуальные гарантии сторон - справедливое, публичное и проводимое в разумный срок разбирательство, не предусматривал бы защиты процесса исполнения судебных решений; толкование статьи 6 Конвенции исключительно в рамках обеспечения лишь права на обращение в суд и порядка судебного разбирательства, вероятнее всего, привело бы к ситуациям, несовместимым с принципом верховенства права, который государства - участники Европейской конвенции обязались соблюдать, подписав Конвенцию. Исполнение судебного решения, принятого любым судом, должно, таким образом, рассматриваться как составляющая "судебного разбирательства" по смыслу статьи 6 Конвенции..." <2>.

<2> Постановление ЕСПЧ от 19 марта 1997 г. по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece). URL: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-58020#{%22itemid%22:[%22001-58020%22]}.

При этом право на исполнение судебных актов занимает одно из важнейших мест в правовой системе любого демократического государства, поскольку основной принцип механизма правовой защиты заключается в том, что любое нарушенное право, свобода или охраняемый законом интерес могут быть восстановлены при помощи определенной процедуры. Если же в конкретном государстве отсутствует подобный эффективный механизм, любые права, зафиксированные в законодательстве, носят декларативный характер и не имеют реального содержания.

Фактически право на исполнение, являясь логическим продолжением и завершением механизма реализации права на справедливое судебное разбирательство, является гарантом установленных законодательством и судебной практикой положений о защите декларируемых прав, свобод и законных интересов в конкретной правовой системе. Без реально действующего механизма реализации права на исполнение сложно говорить об эффективности органов судебной власти, поскольку вся процедура, установленная законом, используется субъектом права только с одной целью - получить реальное восстановление или защиту его нарушенного права, свободы или охраняемого законом интереса.

Доктринальные работы в современной России, так или иначе касающиеся толкования статьи 6 Европейской конвенции, исследуют различные аспекты права на справедливое судебное разбирательство исключительно в его соотношении с правом на судебную защиту, а правовая категория "право на исполнение" упоминается, причем в крайне незначительном формате, только теми авторами, которые выделяют данное право в рамках права на справедливое судебное разбирательство.

Соответственно, в российской правовой науке по вопросу о месте категории "право на исполнение судебных решений" в системе права фактически сформировались две основные позиции. При этом следует отметить, что в настоящее время отсутствуют какие-либо существенные исследования данной правовой категории.

Сторонники первой позиции, исследуя аспекты справедливого судебного разбирательства, в принципе не выделяют в структуре соответствующего права право на исполнение. Комментирование статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод по рассматриваемому поводу ограничивается, как правило, исследованием вопросов о состязательности, принципа равноправия сторон, права на публичное слушание, специфики справедливости уголовного процесса, мотивированности судебного решения, при этом не затрагиваются в принципе вопросы исполнимости судебного акта и, соответственно, права на исполнение <3>. К числу сторонников данной позиции можно отнести Л.В. Туманову, И.А. Владимирову <4>, Е.Л. Меншутину <5>, И.В. Воронцову <6>, С.В. Васильева <7>, М. Энтина <8> и других.

<3> См., например: Право на справедливый суд в рамках Европейской конвенции о защите прав человека: Руководство для юристов. 2009. Ст. 6. URL: http://www.echr.ru/documents/manuals/Article06/Interights-Art6-manual_RUS.pdf (по состоянию на январь 2008 г.).
<4> Туманова Л.В., Владимирова И.А. Защита семейных прав в Европейском суде по правам человека. 2007. URL: http://pravo.news/semeynoe-pravo-rossii-kniga/chto-takoe-pravo-spravedlivoe-sudebnoe-17261.html.
<5> Гражданские права человека: современные проблемы теории и практики / Под ред. Ф.М. Рудинского. М., 2006. С. 382 - 383 (автор главы - Е.Л. Меншутина).
<6> Воронцова И.В. Справедливость в российском гражданском процессе // Современное право. 2011. N 4. С. 74 - 76.
<7> Васильев С.В. Гражданский процесс: Курс лекций. Харьков: Эспада, 2010.
<8> Энтин М. Справедливое судебное разбирательство по праву Совета Европы и Европейского союза // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. 2003. N 3 (44). С. 95.

Возможно, логика такого подхода заключается в том, что право на справедливое судебное разбирательство должно пониматься в узком смысле, исключительно применительно к судебному процессу. Однако практика ЕСПЧ фактически опровергает такой подход, выделяя право на исполнение судебных актов в рамках права на справедливый судебный процесс. Такого же подхода придерживается Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1998 г. N 53/144 "Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы" <9>, согласно п. 2 ст. 9 которой каждый человек, чьи права или свободы предположительно нарушены, имеет право на принудительное исполнение судебного решения или постановления без неоправданной задержки.

<9> Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1998 г. N 53/144 "Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы" // СПС "КонсультантПлюс".

Сторонники второй позиции, исследуя право на справедливое судебное разбирательство, выделяют право на исполнение как один из элементов данного права. К их числу следует отнести О.И. Рабцевич <10>, Д.А. Фурсова, И.В. Харламова <11>, М.А. Филатову <12>, С.Ф. Афанасьева <13> и др. При этом последний - один из немногих исследователей данного вопроса, который применительно к праву на исполнение делает крайне важный акцент на том, что право на исполнение судебного решения, вступившего в законную силу, должно быть коррелятивно с принципами реализации исполнительного документа в разумный срок и уважения собственности лица, которому имущество на законном основании присуждено по результатам рассмотрения и разрешения гражданского дела, в противном случае здесь нельзя усматривать эффективное средство правовой защиты по смыслу ст. 13 Европейского международного договора. С одной стороны, указанное право выражается в том, что лицо, в чьих интересах состоялось судебное решение, обладает правомочием требовать его подлинной реализации в разумный срок, с другой - в обязанности государства независимо от выбранной модели принудительного исполнения (публично-правовой, частноправовой либо смешанной) входит обеспечение соответствия между фактическим состоянием отношения заинтересованных лиц и правовым, установленным судом <14>.

<10> Рабцевич О.И. Право на справедливое судебное разбирательство: международное и внутригосударственное правовое регулирование. М.: Лекс-Книга, 2005. С. 4, 90, 136 - 138.
<11> Фурсов Д.А., Харламова И.В. Теория правосудия в кратком трехтомном изложении по гражданским делам. М., 2009. С. 189.
<12> См.: Стандарты справедливого правосудия (международные и национальные практики) / Колл. авторов; под ред. д. ю. н. Т.Г. Морщаковой. М.: Мысль, 2012. С. 175 (автор главы - М.А. Филатова).
<13> Афанасьев С.Ф. Право на справедливое судебное разбирательство: Теоретико-практическое исследование влияния Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод на российское гражданское судопроизводство: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Саратов, 2010. С. 16.
<14> Там же. С. 18.

Представляется, что право на исполнение занимает одно из важнейших мест в системе защиты прав, свобод и законных интересов, являясь необходимым и незаменимым элементом данной системы, позволяющим добиться реальной и эффективной защиты прав, на реализацию которой направлено такое множество международных и внутренних правовых источников начиная с 50-х годов XX века. В противном случае категория "право на справедливое судебное разбирательство" так и останется правовой фикцией, идеей, реализация которой является фактически недостижимой целью в механизме защиты прав, в то время как разработка и внедрение правил эффективности исполнения судебных решений и различных актов юрисдикционных органов позволят цель превратить в процесс ее достижения, придавая правовой категории "право на справедливое судебное разбирательство" завершенный смысл, - ведь сам по себе судебный процесс, как правило, не имеет для носителя нарушенного или оспариваемого права особого смысла, если решение, вынесенное по итогам рассмотренного и разрешенного дела, имеет реальные шансы остаться только на бумаге, не будучи реально исполненным.

Это тем более очевидно, что Европейский суд по правам человека с 1997 года подтверждает, что важнейшим аспектом правовой защиты является не только вынесение судом решения, каким бы правильным и справедливым оно ни было, но и реальная возможность его непосредственного и эффективного исполнения, выступающего в качестве существенного элемента механизма защиты прав, свобод и охраняемых законом интересов.

Литература

  1. Афанасьев С.Ф. Право на справедливое судебное разбирательство: Теоретико-практическое исследование влияния Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод на российское гражданское судопроизводство: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Саратов, 2010.
  2. Воронцова И.В. Справедливость в российском гражданском процессе // Современное право. 2011. N 4. С. 74 - 76.
  3. Гражданские права человека: современные проблемы теории и практики / Под ред. Ф.М. Рудинского. М., 2006. С. 382 - 383 (автор главы - Е.Л. Меншутина).
  4. Рабцевич О.И. Право на справедливое судебное разбирательство: международное и внутригосударственное правовое регулирование. М.: Лекс-Книга, 2005.
  5. Туманова Л.В., Владимирова И.А. Защита семейных прав в Европейском суде по правам человека. 2007. URL: http://pravo.news/semeynoe-pravo-rossii-kniga/chto-takoe-pravo-spravedlivoe-sudebnoe-17261.html.
  6. Энтин М. Справедливое судебное разбирательство по праву Совета Европы и Европейского союза // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. 2003. N 3 (44). С. 95.